Новинки китайского рынка товаров 2018: новинки из Китая | Как начать свой бизнес с Китаем

Содержание

США опубликовали новый список попадающих под пошлины китайских товаров на $200 млрд

Список китайских импортных товаров на $200 млрд, на которые будут распространяться новые пошлины в 10%, опубликован на сайте торгового представительства США. В ближайшие дни он будет напечатан в правительственном вестнике Federal Register. Сами пошлины могут быть введены через два месяца. Это время отводится на общественное обсуждение инициативы Белого дома.

Под новые пошлины попадут около 6000 товарных позиций. В их числе китайские табачные изделия, химикаты, уголь, сталь и алюминий, автомобильные шины, сумки и чемоданы, бейсбольные перчатки и мешки для гольфа, корма для животных, косметика и туалетная бумага.

В заявлении торгового представительства США приводятся пояснения его руководителя Роберта Лайтхазера. По словам торгпреда, новые пошлины являются «надлежащим ответом в соответствии с разделом 301 Торгового акта для устранения вреда от промышленной политики Китая». 6 июля США ввели 25%-ные пошлины на импортные товары из Китая на $34 млрд (список товаров будет расширен еще на $16 млрд и доведен до $50 млрд). Пекин ответил аналогичными мерами «без каких-либо международно-правовых оснований», уверен Лайтхазер. Новые пошлины США, по его словам, станут своеобразным «возмездием» в адрес Китая.

Расследование против торговой политики Китая в США было начато по распоряжению президента Дональда Трампа в августе 2017 г. Его итогом стал 200-страничный документ, из которого следовало, что действия Пекина привели к хищению у американцев интеллектуальной собственности в ущерб экономике США. «Китайское правительство спонсирует прямую кражу технологий США ради коммерческой выгоды. Эти практики представляют собой экзистенциальную угрозу критическим преимуществам Америки», — напомнил торгпред США. Призывы Вашингтона прекратить эту практику и открыть китайский рынок для американской продукции, чтобы «участвовать в настоящей рыночной конкуренции», Пекин не услышал. Вместо того чтобы понять «наши законные опасения», Китай «начал возмездие» против продукции США, и «этому нет оправдания», резюмировал Лайтхазер. Дефицит в торговле с Китаем США оценивают в $500 млрд.

В сообщении торгпредства о введении новых пошлин приводятся и сроки обсуждения инициативы. До 27 июля должны быть поданы заявки на публичные слушания, которые состоятся 20-23 августа в Комиссии по международной торговле США. До 30 августа могут быть представлены заявки на повторные слушания.

В запасе у Белого дома есть план по введению пошлин еще на $300 млрд, о чем ранее заявлял Трамп. В этом случае под пошлинами кажется практически весь китайский импорт товаров, который в 2017 г. составил $505,5 млрд.

Сделано в России, куплено в Китае

Объем экспорта российских товаров в Китай, который уже несколько лет является основным торговым партнером России, впервые с 2005 года превысил объем импорта, следует из данных ФТС за 2018 год.

Товарооборот с Китаем превысил 108 миллиардов долларов (плюс 24,5 процента к уровню 2017 года), на 8 миллиардов больше целевого показателя, выйти на который договаривались лидеры двух стран — Владимир Путин и Си Цзиньпин. Для сравнения, товарооборот с Китаем у России вдвое выше, чем с Германией, которая находится на втором месте в списке крупнейших экономических партнеров страны. С 2005 года он вырос более чем в 5 раз.

Еще в 2017 году объем импорта на 9,1 миллиарда долларов превышал объем экспорта. В 2018-м ситуацию удалось развернуть в пользу России: экспорт превысил импорт на 3,8 миллиарда, отчасти благодаря выросшим ценам на нефть, отчасти — благодаря росту спроса Китая на российскую продукцию высокого передела.

В структуре российского экспорта по-прежнему преобладают нефть и нефтепродукты (их доля превышает 50 процентов), тем не менее, постепенно растут объемы несырьевого неэнергетического экспорта — по итогам 2018 года они составили 12,2 миллиарда долларов, это на 0,85 миллиарда больше, чем в 2017-м.

По данным Российского экспортного центра (РЭЦ), из этой группы товаров в 2018 году Россия больше всего поставляла в Китай продукции лесопромышленного комплекса (3,7 миллиарда долларов), машиностроения (2,9 миллиарда), а также продовольствия (2,4 миллиарда). Кроме того, Россия продает в Китай продукцию химпрома (1,6 миллиарда), металлы и изделия из них (1,3 миллиарда). Менее значительны поставки драгоценных металлов и камней, текстиля, одежды и обуви. В 2018 году по сравнению с 2017-м объемы поставок металлопродукции, леса и продовольствия выросли примерно на 0,7 миллиарда долларов по каждой категории, а вот экспорт машиностроения, наоборот, упал на 1,1 миллиарда.

Россия нацелилась на увеличение объемов экспорта продовольствия в Китай в 2019 году. Так, уже достигнута договоренность о том, что 23 российских производителя мяса птицы будут поставлять куриные субпродукты в Поднебесную. «В основном в Китай будут поставляться куриные лапы в различных степенях обработки и некоторые части крыла, — рассказал «РГ» директор по экспорту компании «Черкизово» Андрей Терехин. — Открытие этого рынка не повлияет на потребительскую картину в России, зато даст возможность нашим производителям выйти на очень крупный рынок сбыта с продукцией, которая востребована там и почти не пользуется спросом здесь».

Драйверы несырьевого экспорта в Китай — лес, металлы и продовольствие, но падают поставки машин и оборудования

Кроме того, в ближайшие полгода должны стартовать поставки российской молочной продукции в Китай. Пока речь идет о десяти российских производителях, которых одобрила китайская сторона. Это предприятия из Саратовской, Белгородской, Ленинградской, Воронежской, Калининградской, Пензенской, Московской областей, Удмуртии и Башкортостана, сообщил «РГ» директор департамента по связям с общественностью и государственными органами Национального союза производителей молока Мария Жебит.

Для поддержки экспортеров продовольствия РЭЦ компенсирует половину затрат на транспортировку продуктов в Китай железнодорожным транспортом.

«В прошлом году запущены экспортные железнодорожные маршруты в Китай: из Ворсино в Ченду и Далянь, — сказал «РГ» генеральный директор РЭЦ Андрей Слепнев. — С их появлением экспортеры получили возможность доставлять грузы быстрее и дешевле. Сейчас маршрут из Ворсино работает на регулярной основе, наблюдается увеличение номенклатуры товаров, которые по нему перевозятся. Еще одной точкой, откуда экспортные поезда отправляются в Ченду, стал Краснодарский край».

Кроме того, Россия пытается выходить на рынок китайской интернет-торговли. Так, на Первой Китайской международной выставке импортных товаров была достигнута договоренность о появлении российского виртуального павильона на интернет-платформе Tmall.com — второй по популярности в Китае.

Как отмечают в Ассоциации компаний интернет-торговли (АКИТ), российским поставщикам, работающим на розничном рынке, невыгодно продавать товары в Китай. «В Китае действует заградительная политика в отношении наших посылок: налоги на входе достигают 60 процентов от их стоимости. Поэтому продавать товары в Китай сейчас могут только оптовики, а это классический экспорт. К российским интернет-магазинам он никакого отношения не имеет», — прокомментировал «РГ» президент АКИТ Артем Соколов.

Инфографика «РГ»: Леонид Кулешов/ Надежда Толстоухова

больше, чем торговая война — ECONS.

ONLINE

Встреча президента США Дональда Трампа и президента Китая Си Цзиньпина на саммите G20 в Осаке 29 июня не привела к прорывам в отношениях двух супердержав. Стороны договорились возобновить переговоры, но Вашингтон отказался снять уже введенные против КНР импортные тарифы (хотя Трамп пообещал не вводить новые). Очевидно, что торговая война продолжается, несмотря на временное перемирие.

Предыстория конфликта: интеграция Китая в западную экономику

Экономики США и Китая – крупнейшие в мире (если не считать за единое целое страны еврозоны). С начала века они вместе были ответственны за треть мирового роста ВВП. И их взаимозависимость резко выросла за последние два десятилетия.

Важной отправной точкой интеграции Китая в мировые производственные цепочки стало вступление страны в ВТО в 2001 г. Этому событию предшествовало более десяти лет тяжелых переговоров. При этом китайская сторона отмечала, что КНР при вступлении приняла на себя множество асимметричных и несправедливых требований со стороны действующих членов ВТО.

Например, такими считаются пункты 15 и 16 протокола о вступлении в ВТО: пункт 15 де-факто признает за Китаем статус нерыночной экономики в случае расследования демпинга, пункт 16 вводит специальные ограничительные механизмы для китайских товаров. В свою очередь, США начиная с 2005 г. постоянно подают иски против Китая в ВТО (всего 17), в основном против применения скрытых субсидий либо нарушения авторских прав.

С момента вступления Китая в ВТО США открыли для него свой потребительский рынок и дали стране возможности для экспортно ориентированного роста, точно так же, как ранее для Японии, Южной Кореи и Тайваня. Рост торговли оказался беспрецедентным – в 2001 г. объем товарного китайского импорта в США составлял $102 млрд, а по итогам прошлого года он увеличился до почти $540 млрд. При этом дефицит США в торговле с Китаем также вырос более чем в пять раз – с $83 млрд в 2001 г. до $419 млрд в 2018 г. (см. график).

Западные партнеры отводили Китаю роль мировой фабрики. Он удовлетворял спрос развитых стран (прежде всего США и Европы) на товары конечного потребления и развивал свою промышленность за счет переноса производства глобальных корпораций, а также абсорбировал дефицит торгового баланса в основном все тех же США (путем увеличения международных резервов). Но этот дефицит не стоит понимать как некое зло – в случае Америки он является естественным побочным эффектом статуса доллара как мировой резервной валюты.

Улыбка добавленной стоимости

Концепция «улыбки добавленной стоимости» (smile curve) впервые была использована основателем IT- компании Acer Inc. Стэном Ши в 1992 г. в применении к индустрии персональных компьютеров: он заметил, что в цепочке создания их стоимости два конца – концепция и маркетинг – имеют больший вес, чем середина – производство. В 2015 г. исследователи из Японии и Китая

применили эту концепцию к межстрановому анализу создания цепочек добавленной стоимости.

Экспортно ориентированные китайские заводы и фабрики интегрировались в глобальные цепочки добавленной стоимости. В существенной степени это была сборка или процессинг импортированных промежуточных компонентов, что статистически отражалось в значительной разнице между объемом экспорта и добавленной стоимостью этого экспорта, произведенной в стране.

Простое сборочное промышленное производство в современной экономике в основном находится на дне «улыбки добавленной стоимости». Чаще всего создание высокой добавленной стоимости идет в начальной и конечной точках производства: научные исследования и разработки, а также дизайн, с одной стороны, маркетинг, логистика и послепродажное обслуживание – с другой. Между этими высокими точками на кривой – провал «улыбки», это собственно процесс промышленной сборки, как правило, с низкой добавленной стоимостью. Но создание высокой добавленной стоимости может идти в производстве высококачественных кастомизированных и/или нишевых продуктов – т.

н. инвертированная «улыбка добавленной стоимости». Германская и японская автоиндустрии – среди немногочисленных примеров такой инвертированной «улыбки».

Во многом неизбежная изначальная ориентация на сборочное производство из-за ограниченности доступных ресурсов поставила Китай в относительно невыгодное положение на «улыбке добавленной стоимости», однако позволила накопить опыт и знания. Индустриальное развитие страны на этом этапе сопровождалось активным государственным вмешательством в экономику и различными протекционистскими мерами, прежде всего огромными скрытыми и явными субсидиями для промышленного сектора, ориентированного на экспорт. Государственное вмешательство прямо или косвенно поддерживало высочайшую долю инвестиций в ВВП, что в итоге выливалось в высокие темпы экономического роста, хотя и за счет потерь для роста благосостояния. Аналогичный процесс происходил ранее и в других успешно индустриализировавшихся странах Восточной Азии, прежде всего в Южной Корее и на Тайване.

Торговля США с Китаем (товары), $, млрд

Китай вступил в ВТО

Глобальный финансовый кризис

Торговый

дефицит

Все данные – в номинальном значении.

Источник: U.S. Census Bureau

Китай вступил

в ВТО

Глобальный финансовый кризис

Торговый

дефицит

Все данные – в номинальном значении.

Источник: U.S. Census Bureau

Китай вступил

в ВТО

Глобальный финансовый кризис

Торговый

дефицит

Все данные – в номинальном значении.

Источник: U.S. Census Bureau


Прогресс Китая как вызов США

После глобального финансового кризиса 2008–2009 гг. Китай начал постепенно отходить от модели экспортной ориентации и в большей степени рассчитывать на внутреннее инфраструктурное развитие, совмещая последнее все с теми же протекционистскими мерами. Привлеченные растущим китайским рынком западные компании сталкивались с жесткими ограничениями для ведения бизнеса в стране, часто последнее обусловливалось той или иной формой передачи технологий китайским партнерам (либо в форме создания совместных предприятий, либо в требованиях по локализации производства, либо другими методами).

Такая протекционистская политика стала поводом для жалоб транснациональных корпораций собственным правительствам, которые, в свою очередь, подавали жалобы в ВТО. Однако масштаб китайского рынка заставлял идти на компромисс – риск лишиться доли на столь гигантском рынке часто перевешивал риск потери ноу-хау. Вообще, в исследованиях о росте Китая за последние 40 лет эффект умножения протекционистско-девелопменталистской модели на масштаб экономики является явно недооцененным, хотя некоторые свежие исследования анализируют этот вопрос (например, книга экономиста Дика Нанто China’s Dance with the Foreign Devils).

Какой бы сложносоставной ни была модель роста Китая, сейчас США стало понятно, что КНР не хочет более мириться с ролью вечного младшего партнера. Цели глобального доминирования очевидны – Китай открыто заявляет, что в относительно близком будущем хочет стать глобальным лидером. Во всяком случае, именно так можно интерпретировать целую серию амбициозных проектов, заявленных Пекином в последние годы: например, «Один пояс, один путь» и «Сделано в Китае – 2025». Кроме этих известных мегапроектов есть и множество других секторальных научно-технических программ развития – например, принятая еще в 1986 г. Программа 863 о стимулировании исследований и разработок в высокотехнологичных секторах или Программа 973 от 1997 г. о фундаментальных исследованиях, которые оказались не менее важными для экономического роста страны.

В отличие от многих стран, принявших правило невмешательства государства в экономику, Китай активно проводит промышленную политику и успешно добивается поставленных целей развития. Китай продвинулся не только в сборке товаров для рынков развитых стран, но и в копировании технологий и теперь производит и часто успешно экспортирует товары класса medium-high technology (см. график). То есть постепенно улучшает свои позиции на «улыбке добавленной стоимости». За последнее десятилетие заметно выросла доля КНР в экспорте таких товаров, как LCD- и LED-панели, бульдозеры, локомотивы, танкеры, солнечные панели, кондиционеры, турбогенераторы, дизельные генераторы и т.п. В последние годы доля «сборочного» китайского экспорта с высокой долей высокотехнологичных компонентов из Японии, Южной Кореи и Тайваня и стран Запада устойчиво падает.

Доля средне- и высокотехнологичного экспорта в экспорте промышленных товаров, %

Источник: Всемирный банк

Источник: Всемирный банк

Источник: Всемирный банк

Параллельно растет и импорт хай-тек-компонентов в КНР, но он, скорее всего, может быть снижен, как только китайские компании освоят/скопируют технологии. Например, число китайских поставщиков для Apple выросло с семи в 2012 г. до 19 сейчас (или до 28, если считать Гонконг). Часть китайских поставщиков вытесняет иностранных по мере овладения технологиями: Герман Саймон, специалист по компаниям, доминирующим на нишевых рынках (так называемые «скрытые чемпионы»), отмечает, что китайские предприятия стали сильными конкурентами для нишевых производителей с высокой добавленной стоимостью в Германии, в особенности в области бытовой техники и металлургии.

В тех областях промышленности, где китайские компании не могут по тем или иным причинам составить конкуренцию западным производителям, например в автопроме, где преимущество германских и японских производителей в области материаловедения и двигателестроения пока незыблемо, китайские власти инвестируют гигантские деньги (около $135 млрд) в развитие альтернативных технологий, в частности в создание электромобилей.

В итоге США обвиняют Китай в присвоении интеллектуальной собственности и неприкрытом протекционизме. Но многие промышленно развитые страны на том или ином этапе своего развития скрыто или явно занимались ровно тем же самым – вводили защитные меры в пользу своих производителей, давали субсидии будущим «национальным чемпионам», присваивали интеллектуальную собственность и т.п.

Экономические успехи Китая, как и прежде «азиатских тигров», ведут к переосмыслению роли промышленной политики. Например, в недавнем исследовании The Return of the Policy That Shall Not Be Named: Principles of Industrial Policy экономисты МВФ отметили, что «азиатское чудо» основано на «направляющей руке государства» и что протекционизм в отношении экспортно ориентированных отраслей может быть вполне оправдан.

Разумеется, бездумный протекционизм или промышленная политика столь же опасны, как и эксперименты незрелых экономик с laissez-faire, отмечают исследователи из МВФ. Промышленная политика, не ориентированная на экспорт и жесткую внутреннюю и внешнюю конкуренцию, может привести к технонационализму и консервации отсталости, примером чего может служить ряд стран Латинской Америки в ХХ веке или современная Белоруссия. Но все же протекционизм дает некий шанс на развитие, который может быть или реализован, или нет.

Китай в каком-то смысле реализовал этот шанс, хотя и не без многочисленных издержек, включая построение исключительно несбалансированной экономики. Но сейчас он является объектом атаки со стороны более развитых стран, желающих защитить свою технологическую ренту от возможного посягательства.

За господство интеллекта

Происходящий промышленный подъем Китая, судя по всему, начал всерьез беспокоить США. И, видимо, цель США в текущей торговой войне гораздо масштабнее, чем просто устранение дисбалансов в торговле с КНР: затруднить, а по возможности прервать овладение Китаем современными высокими технологиями. Введение тарифных ограничений на китайский импорт – лишь часть общей картины: США последовательно вводят торговые ограничения на высокотехнологичные компании из КНР.

Кейс Huawei – одной из самых технологически продвинутых компаний КНР, в отношении которой Вашингтон ввел санкции, оправдывая эти действия угрозами национальной безопасности, – лишь эпизод этого противостояния, хотя и самый известный. Например, в конце июня США ввели санкции против четырех китайских хай-тек-компаний и одного исследовательского института – Higon, Sugon, Chengdu Haiguang Integrated Circuit, Chengdu Haiguang Microelectronics Technology, Wuxi Jiangnan Institute of Computing Technology. Теперь последние не смогут покупать продукцию американских фирм-поставщиков.

Wuxi Jiangnan Institute был разработчиком микропроцессоров Sunway, на основе которых был создан китайский суперкомпьютер Sunway TaihuLight (третий в текущем списке топ-500 суперкомпьютеров мира). Предполагается, что суперкомпьютеры в будущем смогут решать целый комплекс проблем, актуальных для развития наиболее технологически сложных отраслей современной экономики: искусственный интеллект, фармацевтика, высокоточная электроника и т.п. Для этого разрабатывается технология производства суперкомпьютеров со скоростью в экзафлопс (квинтиллион) операций в секунду: о таких разработках сообщили Intel, а также Китай, уже превзошедший США по общему количеству суперкомпьютеров.

Ловушка Фукидида

Противостояние с Китаем становится одной из основных тем экономических и политических дискуссий в США, причем их охват гораздо шире простого торгового противостояния. Например, широко обсуждается недавно опубликованная книга историка Грэма Эллисона Destined for War: Can America and China Escape Thucydides’s Trap? «Ловушка Фукидида» из книги – это ситуация, описанная древнегреческим историком Фукидидом в «Истории Пелопоннесской войны», когда обе стороны конфликта, Делосский союз (Афины) и Пелопоннесский союз (Спарта), оказались заложниками неизбежной войны, вызванной ростом Афинского могущества и страхом Спарты перед усилением Афин. Другими словами, супердержавы не любят, когда кто-то посягает на их место, и кончается это, судя по историческим прецедентам, конфликтом.

В прессе активно обсуждаются и другие китайские хай-тек-компании – кандидаты на попадание в санкционный список (прежде всего это Hikvision, Zhejiang Dahua Technology и ZTE). Кроме того, США рассматривают возможность ограничения экспорта в Китай продуктов и комплектующих, связанных с высокими технологиями (например, в области искусственного интеллекта, роботостроения, 3D-печати). Также может быть введен запрет на трудоустройство иностранных граждан в технологические компании (с целью недопущения утечки ноу-хау).

Другой прагматической целью торговой войны со стороны США может являться разрыв производственных цепочек, сделавших многие американские фирмы зависимыми от китайской промышленности. Для этого как раз подходят высокие тарифы на импорт китайских товаров в США. При прочих равных тарифные барьеры будут стимулировать компании, расположившие производство в Китае, переместить его в другие страны. Для низкотехнологичного производства актуален перенос производства из Китая в небогатые страны Юго-Восточной Азии, для более технологичного – не исключен перевод предприятий ближе к потребителю в США или в другие развитые страны. Высокие тарифы на китайский импорт только подтолкнут этот процесс.

Усиливается американская поддержка стран, с озабоченностью наблюдающих за растущими геополитическими амбициями КНР (прежде всего Тайваня, Японии и Южной Кореи). Америка все в большей степени вмешивается в территориальный конфликт в Южно-Китайском море.

Чем ответит Китай?

Позиции КНР в этом противостоянии пока представляются более уязвимыми. Несмотря на огромные успехи, Китай все еще существенно отстает от стран Запада в целом и от США в частности в ряде прорывных отраслей (искусственный интеллект, высокоточная электроника, атомная энергетика, квантовые компьютеры и т.п.).

К примеру, сегодняшний Китай зависит от импорта полупроводников больше, чем от импорта нефти (объем импорта полупроводников в прошлом году составил $210 млрд, а нефти – $170 млрд). Причем значительная доля этого импорта – либо полупроводники, произведенные непосредственно в США, либо по американским патентам. Эта технологическая уязвимость Китая, вероятно, самая серьезная наряду с двумя другими – зависимостью от поставок углеводородов и, самое главное, зависимостью от американского доллара как глобальной резервной и торговой валюты. На избавление от этих зависимостей уйдут годы, а скорее, десятилетия.

Опции китайской стороны в торговой и технологической войне с США пока ограниченны. Без всякого сомнения, он пока является более слабой стороной в текущем противостоянии. Китай, в отличие от тех же США, которые благодаря сланцевой революции сильно снизили в последние годы свою зависимость от импорта углеводородов, наоборот, резко ее увеличил.

В области контроля над стратегически важными для США товарами у Китая практически нет козырей. Чуть ли не единственный рычаг давления – ограничение на экспорт редкоземельных металлов. Фактически КНР является монополистом на этом рынке, контролируя 85% мирового производства. Редкоземельные металлы являются стратегически важным сырьем для электроники (аккумуляторы, магниты, смартфоны, каталитические конвертеры и т.д.) и других хай-тек-отраслей, включая ВПК (оборудование для GPS, ночного видения, точного наведения и т.д.).

Ограничение экспорта китайских редкоземельных металлов в США может подорвать технологические цепочки во многих отраслях. Вероятно, США уже готовятся к такому варианту, так как единственный крупный некитайский производитель – австралийская компания Lynas (до 10% мирового рынка) недавно объявила о строительстве обогатительной фабрики на территории США.

Пекин уже использовал ограничения на экспорт редкоземельных металлов в качестве политического инструмента в 2010 г., когда на короткое время сократил их поставки в Японию в ответ на столкновение китайского судна с японским в спорных водах Южно-Китайского моря. В случае обострения торгового конфликта с США он может использовать эту уже опробованную ранее опцию. Американские компании смогут найти альтернативных поставщиков, но это займет значительное время и вызовет временные разрывы во многих производственных цепочках.

Внутренний раскол

Впрочем, как это часто бывает в истории, внешне более слабый соперник может иметь преимущество из-за внутреннего раскола в рядах соперника более сильного. Несмотря на постоянную рефлексию американской элиты по поводу Китая, в США все же не существует какой-то единой стратегии по отношению к КНР. Демократы, как правило, высказываются против торговой войны с Китаем (например, нобелевский лауреат Пол Кругман). Хотя в настоящий момент для них практически все, что делает Трамп, является раздражающим фактором. «Либеральное» крыло трамповской администрации (Ларри Кадлоу, Стивен Мнучин, Джаред Кушнер, отчасти даже Майк Помпео) также настроено в большей степени на заключение нового торгового соглашения с КНР. Ориентированное на противостояние «ястребиное» крыло (глава государственного торгового совета Питер Наварро, торговый представитель США Роберт Лайтхайзер и советник президента по национальной безопасности Джон Болтон) в последние месяцы несколько ослабло, так как Трамп явно разочаровался в пока неудачных «кавалерийских наскоках» на Венесуэлу.

Все это увеличивает шансы Пекина на то, что США не пойдут на серьезное обострение отношений с Китаем из-за внутренних проблем и опасения охлаждения экономики накануне президентских выборов в 2020 г. Взгляд из Пекина может оказаться верным – США переживают беспрецедентный за всю послевоенную историю политический раскол, что может не позволить им проводить политику сколько-нибудь болезненную для избирателей. А каждый год отсрочки увеличивает шансы Пекина в итоге выйти из противостояния победителем.

Блог

За прошедший месяц в ряде ведущих западных изданий, включая Washington Post, New York Times и других, вышли статьи, в которых сообщалось, что американская администрация изучает возможность введения ряда экономических мер против Китая. Это обосновывается якобы сокрытием фактов распространения коронавируса в Китае и преуменьшением китайским правительством рисков этого заболевания. В частности, идет обсуждение новых торговых ограничениях против Китая, спустя менее чем полгода после сделки, ознаменовавшей окончание предыдущей торговый войны. Сейчас эти события заслонены идущей пандемией коронавируса, эффект от которой, как ожидается, будет более разрушительным для мировой экономики, чем прошедшие торговые разногласия. Они официально завершились с торговой сделкой, заключенной в декабре 2019 года, сейчас идет постепенная отмена наложенных в ходе войны ограничений. Однако, как мы видим, риски повторения подобных событий сохраняются как сейчас, на фоне поиска в разных странах внешних виновников кризиса, спровоцированного пандемией, так и в будущем. В связи с этим актуальна оценка событий недавнего времени, с точки зрения влияния таможенных ограничений на международную торговлю. Разумеется, нас интересует химический рынок.

На уровне механики начавшаяся в 2017 году торговая война проходила как последовательное введение США и Китаем пошлин против импорта групп товаров из страны-оппонента. В промежутках между введением следующих ограничений стороны в основном обвиняли друг друга и пытались договариваться о мире.

Таблица 1. Этапы торговой войны США vs Китай.

 Хронология    

Импорт в США из Китая

Импорт в Китай из США

    Этап    

Пошлина

 Объем торговли, $   

    Этап    

Пошлина

 Объем торговли, $      

06. 07.18

List 1

+25%

34 млрд

List 1

+25%

34 млрд

08.08.18

List 2

+25%

16 млрд

List 2

+25%

16 млрд

13. 05.19

List 3

+25%

200 млрд

List 3

+(5-25)%

60 млрд

01.09.19

List 4A

+15%

300 млрд

List 4_1

+(2,5-5)%

75 млрд

15. 12.19

List 4B

 +15%, не вводился    

List 4_2

 не вводился    


Суммарно США в 2017 году импортировали из Китая товаров на $525 млрд из общих $2,4 трлн, а Китай из США – $155 млрд из 1,84 трлн. С точки зрения введения пошлин у США было преимущество в силу очевидного дисбаланса – оно, как мы видим, и сработало уже на третьем этапе, когда Штаты обложили пошлинами товары на сумму, превышающую весь китайский импорт. Но как это на самом деле повлияло на перераспределение торговых потоков — попробуем оценить.

List 1.

Основу американского List 1 составляли продукты машиностроительной отрасли — двигатели, компоненты, оборудование, а также электроника, железнодорожный транспорт, оптическое и прецезионное оборудование и тд. Химические продукты список практически не затрагивал. Под пошлины попал ввоз нерадиоактивных изотопов, а также некоторые виды шин для самолетов.

Китайский List 1 включал в первую очередь сельскохозяйственные продукты и продукцию автомобилестроения – машины и автокомпоненты, в чистом виде не затрагивая химические продукты. Косвенно полимерные изделия попали под ограничения «в составе автомобилей». Однако если оценить сокращение экспорта машин из США в Китай в 80 тыс. автомобилей за последующий год (основная часть американских машин, продаваемых в Китае производится на его территории, а не завозится), то итоговое влияние пошлин на поставки полимеров окажется не слишком значительным на фоне общих объемов торговли полимерами – порядка 15 тыс. тонн. Таким образом, первый раунд торговой войны не оказал существенного влияния на химический рынок.

List 2. USA.

На втором этапе скромность была потеряна, и с обеих сторон под ограничения попало довольно много химии. Первыми озвучили список Соединенные Штаты. Основу «химической» части списка составили полимеры и базовые изделия из них (сокращенно будем называть эту группу полимеры). Также под «огонь» попали некоторые виды смазочных материалов, но в этой группе поставки из Китая занимают несущественную долю, так что ими пренебрежем. Отметим, что под санкциями оказались некоторые виды сельскохозяйственной техники и мотоциклов, а, соответственно, снизился и косвенный импорт полимеров в составе этих групп, но здесь объемы также незначительны.

Рассмотрим подробнее структуру полимерного импорта из Китая в США в предсанкционный период – с III квартала 2017 по II квартал 2018 года. Всего импорт полимеров в США — $58,35 млрд, Китай – крупнейший поставщик с долей в 32%. Для китайской торговли в целом характерен импорт сырья и полуфабрикатов и экспорт потребительских товаров, случай с химическим экспортом в США – не исключение.


Рис. 1. Импорт полимеров и изделий из Китая в США за предсанкционный период 2017Q3 – 2018Q2, млрд $. Цветом выделены группы, попавшие под пошлины. Незатронутые пошлинами группы вынесены от центра гистограммы и выделены «текстурой».

Сразу бросается в глаза, что крупнейшие импортные группы, а это «прочие изделия» (канцелярия, пластиковые элементы одежды, мебели и тд), столовые приборы, упаковочные товары, покрытия для пола и строительные детали, пошлинами не затронуты, также как сантехнические изделия, к дефициту которых американская общественность, похоже, не готова.

Такой избирательный подход, вероятно, связан с существенной долей Китая в импорте и невозможностью его оперативно заместить. Для этих групп она превышает 30%, для полимерных покрытий пола, например, – более 75%. Забежим вперед – покрытия не попали «под раздачу» даже в более суровые грядущие дни. При более детальном рассмотрении групп, затронутых пошлинами, также обнаружим избирательный подход (Рис. 2).


Рис. 2. Импорт полимеров и изделий из Китая в США, попавших под увеличение пошлин, за предсанкционный период 2017Q3 – 2018Q2, млрд $. Не отображены группы товаров с импортом менее $50 млн — ПП, пластиковые отходы, ПВА, ПА и целлюлоза.

Так, пошлины частично не распространялись на гибкие трубы, комбинированные пленки, поли-МДИ (группа 3909), клейкие ленты (3919). Логика у этих исключений вероятно та же – высокая доля китайских поставок. В подтверждение тезиса о безальтернативности поставок можно вспомнить, как в 2017 году из-за остановок по миру нескольких изоцианатных производств, в том числе в Китае, цены отреагировали ростом на 70%.

Каким же образом таможенные ограничения повлияли на поставки? Перейдем от ценовых категорий к весовым и рассмотрим группы отдельно. 


Рис. 3. Импорт полимеров и изделий из Китая в США, попавших под увеличение пошлин, за предсанкционный 2017Q3 – 2018Q2 и постсанкционный период 2018Q4 – 2019Q3, тыс. тонн. «Другое» в группе 3921 – это комбинированные материалы и другие вспененные полимеры.

В среднем доля китайского импорта по этим группам до санкций колебалась от 10 до 30%. Наряду с китайцами ключевыми экспортерами в Штаты, что логично для товарных групп труб и вспененных полимеров, являются их соседи и партнеры по NAFTA – Канада и Мексика. После введения санкций импорт всех этих товарных позиций просел. Интересное исключение здесь составляют пластиковые фитинги, поставки которых в весовом выражении не изменились, хотя не сказать, что Китай является монополистом при доле в 25%.

Для детального рассмотрения интересны также довольно крупные и разнородные группы импорта – 3907 и 3911.


Рис. 4. Импорт полимеров и изделий из Китая в США, попавших под увеличение пошлин, за предсанкционный 2017Q3 – 2018Q2 и постсанкционный период 2018Q4 – 2019Q3, тыс. тонн.

В этих группах соблюдается закономерность — чем меньше доля Китая в поставках, тем легче ее заместить. В полиацетальной группе суммарная доля – 5%, а в смолах, терпенах и серосодержащих пластиках — около 20%, и их импорт более устойчив. В абсолютных значениях наибольшее снижение в этих группах показали насыщенные полиэфиры – в основном это полибутилентерефталат и в меньшей степени — жидкокристаллические ароматические полиэфиры. Исходя из таможенной статистики, ПБТ был замещен ростом поставок по традиционным направлениям – из Тайваня, Германии, Кореи и новым поставщиком – Саудовской Аравией, где в 2018 было введено соответствующее производство.


Рис. 5. Импорт полимеров и изделий из Китая в США, попавших под увеличение пошлин, за предсанкционный 2017Q3 – 2018Q2 и постсанкционный период 2018Q4 – 2019Q3, тыс. тонн.

В группе полиакрилатов Китай является ключевым поставщиком ПММА с долей в 30%, и в этом сегменте падение импорта незначительно. Аналогичная ситуация в природных полимерах – доля более 40% и не наблюдается снижения. В целом сегмент ПЭ не сузился, однако тут доля китайского полимера на американском рынке пренебрежительно мала – менее 1%, так что это колебания в районе нуля.

Импорт всех остальных товаров показал существенное снижение, для самоклеящихся лент менее, чем для других групп, что также можно связать с высокой долей Китая (порядка 40%). С химической точки зрения эта группа состоит из электроизоляционных (ПВХ, полиимиды, ПП, полиэфиры, силикон), филаментных (пэт, пп), прозрачных (ПЭТ, ПП) и других лент.

Показателен пример с упавшим на 30% импортом ПТФЭ (в группе с ПВХ 3904). Поставки в существенной степени были замещены Индией, синхронно нарастившей закупки китайского полимера. Кризис для одного – время возможностей для кого-то другого.

Импорт базовых пластиков (ПС, ПВХ, ПП, ПЭТФ) из Китая сильно снизился в относительных величинах, но они явно не являются значимыми статьями китайского экспорта.

Итого:

·        Суммарно американские пошлины на втором этапе затронули китайский химический импорт на общую сумму в $2,5 млрд или 800 тыс. тонн.

·        Ограничения не коснулись наиболее массовых китайских товаров, а также секторов с высокой зависимостью от китайского импорта. Пошлины на этом этапе вводятся аккуратно, игнорируя основные статьи китайского экспорта – пластиковые потребтовары, и воздействуя на второстепенные.

·        За несколькими довольно интересными исключениями – фитингами, ПММА, пошлины привели к существенному снижению импорта.

·        Годовой импорт продуктов, затронутых пошлинами, снизился на 36% (масс). В значительной степени это снижение обусловлено введенными пошлинами.

·        Для большинства товаров соблюдается закономерность – чем меньше доля в поставках, тем проще ее заместить.

Стоит отметить, что, хотя пошлины привели к снижению китайского экспорта в США, за исключением некоторых позиций суммарный китайский экспорт полимеров продолжил расти. Доля США в китайских поставках санкционных товаров в среднем составляет порядка 5-15% и ее снижение было скомпенсировано перенаправлением торговых потоков и общим ростом экспорта. В итоге на этом этапе американские пошлины смогли разве что затормозить рост китайского экспорта.

Чем же ответил Китай? to be continued…

RUPEC в Twitter, в Telegram, на Facebook

Сергей Инюшин: в Китае покупать российские продукты престижно

https://ria.ru/20181227/1548781618.html

Сергей Инюшин: в Китае покупать российские продукты престижно

Сергей Инюшин: в Китае покупать российские продукты престижно — РИА Новости, 27.12.2018

Сергей Инюшин: в Китае покупать российские продукты престижно

Объем двустороннего товарооборота России и Китая в уходящем году впервые в истории превысит психологическую отметку в 100 миллиардов долларов. Несмотря на… РИА Новости, 27.12.2018

2018-12-27T11:30

2018-12-27T11:30

2018-12-27T11:30

интервью — авторы

китай

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/154877/92/1548779253_0:95:1280:815_1920x0_80_0_0_5a9ef5b21551ca7efbd694b2ebdd8463.jpg

Объем двустороннего товарооборота России и Китая в уходящем году впервые в истории превысит психологическую отметку в 100 миллиардов долларов. Несмотря на позитивную динамику и высокий уровень политических отношений, в торгово-экономическом взаимодействии есть немало трудностей, часть из которых стали следствием санкционной политики США. О влиянии торговой войны Китая и США, может ли в КНР наконец-то открыться российский банк, а также о том, когда на полках китайских магазинов появится молоко из России – обо всем этом в интервью корреспонденту РИА Новости Жанне Манукян рассказал торговый представитель РФ в КНР Сергей Инюшин. — Расскажите о результатах торгово-экономических отношений уходящего года? Какие события были самыми значимыми? Какие ожидаются в следующем году? — Год 2018-й с точки зрения российско-китайской внешнеторговой деятельности достаточно знаковый. Во-первых, ожидается, что по итогам года взаимный товарооборот превысит 100 миллиардов долларов. Мы в торгпредстве ожидаем, что это будет около 105 миллиардов долларов. Конечно, преодоление этой психологической отметки в 100 миллиардов – важный момент. Как раз на фоне этого успеха во время встречи премьер-министров было озвучено, что две страны нацеливаются на достижение показателя взаимного товарооборота в 200 миллиардов долларов. Судя по динамике, эта цифра выглядит вполне достижимой. Сейчас уже стоит задача проработки конкретных направлений по достижению этой цели. С точки зрения знаковых событий, которые произошли, наверное, самое главное – проведение первого импортного ЭКСПО. Я бы выделил это событие особняком. Проведение на самом высоком уровне такой ярмарки говорит всем партнерам Китая о его готовности не только экспортировать свои товары, но и о его возрастающем интересе к закупке товаров. Вот этот момент я бы выделил особо. — Вы не могли бы подробнее остановится на итогах импортного ЭКСПО? Какие российские товары, которые до этого не проникали на китайский рынок, удалось на него вывести?— Я бы хотел еще добавить к ответу на предыдущий вопрос, что кроме положительного сальдо в торговле одним из позитивных моментов для нас стал темп роста двустороннего товарооборота, такого давно не было. Если посмотреть, как рос товарооборот Китая со всеми партнерами, то это порядка 16%, в то время как с Россией этот рост превысил 25%. Мы с точки зрения партнерских отношений двигаемся опережающими темпами.Возвращаясь к вопросу импортного ЭКСПО, хочу сказать, что я бы не торопился. Прошло чуть больше одного месяца, и, конечно, это короткий срок для того, чтобы какой-то товар из России уже вышел на китайский рынок. Что касается импорта Китаем товаров из России, то это в основном наша сельскохозяйственная и пищевая продукция. Китай испытывает к ней большой интерес, и она является одним из драйверов роста нашего общего товарооборота. Вне всякого сомнения, эффект от импортного ЭКСПО будет очень большой, но его можно будет наблюдать уже в 2019 году.Отдельно отмечу результаты регулярной встречи глав правительств России и Китая, проходившей одновременно с ЭКСПО. По итогам заседания были подписаны протоколы поставок молока и замороженного мяса птицы. Фактически было открыто два новых направления. Это не значит, что поставки уже пошли, но это значит, что теперь компании – как российские, так и китайские – получили взаимную возможность контрактования поставок данных видов продукции. Вот это мы и рассматриваем как главный результат, но он должен воплотиться в конкретику, в то, чтобы мы на полках магазинов в Китае смогли увидеть российское молоко. Первая пачка российского молока будет стоять на полке китайского магазина, и это будет сделано при непосредственном участии нашего торгпредства. Достижение такого результата мы включаем в наш KPI. И соответствующее событие будет знаковым для нас. — Есть какие-то временные рамки? — Когда мы можем это сделать? Мы хотим, чтобы это было исполнено к третьему кварталу.— К третьему кварталу 2019 года? — Конечно. Но нужно понимать, что выход на рынок Китая обладает спецификой – он сложный, так как достаточно внимательно регулируется. Кроме того, нужно свести российского экспортера с китайским импортером, который будет заинтересован в этом виде продукции.— В уходящем году многие российские компании жаловались на проблемы с банковскими переводами, со счетами из-за трактовки американских санкций. Какая сейчас обстановка? Торгпредство каким-то образом занималось этим вопросом? — Вообще, по этой тематике можно было наблюдать постоянный информационный фон, в который мы не хотели бы так глобально вторгаться. На эту тему много говорил представитель Центрального банка РФ. Единственное, что я хочу сказать, — торгпредство является непосредственным участником этих событий. Мы мониторим ситуацию, встречаемся с компаниями, которые испытывают проблемы, и получаем обращения, в том числе от физических лиц. Мы участвуем в консультациях как с китайской стороной, так и с российскими заинтересованными лицами. Я думаю, что в неких оценках первенство должность оставаться за банковским сообществом, но хочу высказать следующее. Проблема остается, по нашему мнению. Занимаются ли ее решением? Занимаются. Остается ли проблема? Остается. Насколько она будет продолжительной, сказать трудно. Я бы все-таки акцентировал внимание на другом аспекте. У торгпредства и у меня лично есть своя позиция по поводу решения данного вопроса. Сейчас мы находимся в ситуации, когда практически все расчеты, все операции в Китае наши компании-экспортеры вынуждены проводить через китайские банки. И понятно, что любая трактовка, любое веяние, которое проходит, бывает, больно бьет по нашим деловым кругам, а иногда даже и по физическим лицам. Мы, например, наблюдали, как студенты не могли открыть банковские карты. Мы считаем, что Россия должна иметь в Китае полноценный банковский институт. Так же, как Китай имеет в любой стране присутствия как минимум несколько банков. Как правило, это китайские банки из большой четверки, которые полноценно оказывают услуги, проводят операции, расчеты. Весь китайский бизнес работает через китайские банки, которые действуют на территории стран присутствия. У нас сейчас ситуация следующая. В Китае функционируют несколько представительств российских банков. Единственный банк, который имеет лицензию, это ВТБ. Но его лицензия не покрывает все виды операций, и в силу территориальной, лицензионной ограниченности банк не может выступать как полноценный расчетный банк для российского бизнеса. Мы считаем, что наличие нормального полноценного дочернего банка одного из крупных российских банков в значительной степени могло бы решить эту проблему на институциональном уровне. Мы остаемся при этом мнении и призываем банковское сообщество прислушаться к этой позиции. — Насколько китайское законодательство это позволяет? Насколько это реально? — Китайское законодательство в последние пару лет в части банковского регулирования было либерализовано. Вообще, это достаточно жесткое законодательство, оно всегда было жестким. Банкам всегда очень трудно было открываться и работать в Китае. Мы изучаем вопрос, и мы видим его развитие следующим образом: можно сказать, что сейчас наметились определенные шаги, которые позволяют говорить о возможности получения российским банком полноценной лицензии.Это вопрос, который требует проработки, связанной с нормативами достаточности капитала, выполнением регуляторных требований. Но наша оценка заключается в том, что в настоящее время создание такого института вполне возможно при наличии соответствующей инициативы на российской стороне.— Какой-то из банков уже высказывал такое пожелание? — Мы пока высказали предложение, причем мы его озвучиваем достаточно настойчиво. — Каковы перспективы расчетов в национальных валютах между Россией и Китаем? — Перспективы хорошие, есть практика такого рода расчетов. Мне кажется, что это все-таки больше зависит от конкретных договоренностей хозяйствующих субъектов. В настоящий момент мы не видим каких-либо препятствий для расчетов в национальных валютах. Более того, считаем, что расчет в национальных валютах больше соответствует страновым интересам. Поэтому здесь исключительно должна быть позиция контрагентов, которые заключают договор. От нас тут не требуется каких-то действий. — Вы сказали, что товарооборот в 200 миллиардов долларов реален. Какие сферы могли бы внести наибольший вклад и какие отрасли сейчас являются лидерами по доле? — Структура товарооборота достаточно понятна. Большую часть в российском экспорте занимают углеводороды, поставки нефти. Ожидается, что со следующего года начнутся поставки природного газа. Скорее всего, эта статья останется основной, лидирующей, по ней налажено взаимодействие. Сложно говорить о ней как о драйвере, но это большая статья, по которой две страны взаимодействуют. Сотрудничество в этой сфере хорошо налажено, и мы не видим необходимости параллельно вести какие-то отдельные проекты на уровне торгпредства. Второй важной статьей в российском экспорте являются лесоматериалы. Это крупная статья, важная, но мы считаем необходимым переходить к экспорту продукции более глубокой переработки. Переход к поставкам изделий должен стать основным драйвером, в том числе роста стоимостного выражения этой статьи, так как изделия – это продукция с более высокой добавленной стоимостью.Третья статья, которая для нас самая интересная и самая перспективная, это поставка сельскохозяйственной и пищевой продукции. Уже сейчас мы видим динамику по этой статье. Если товарооборот с Китаем в первые девять месяцев вырос примерно на 25%, а российский экспорт – на 40%, то эта статья росла на 48%. Она уже является драйвером, это номер три в структуре наших поставок. И мы видим очень хорошие перспективы. Отдельным очень важным аспектом является то, что российские продукты питания имеют очень высокую репутацию, потому что Россия является страной, свободной от ГМО. Все, что выращено в России, это, как правило, продукт очень высокого качества с экологической точки зрения. И в Китае это является известным фактом. В общем, эта имиджевая составляющая уже генерирует спрос на российские продукты, формирует соответствующий ориентир на них. Повторю, что эта имиджевая составляющая соответствует действительности. Потреблять российские продукты – престижно. Понятно, что это создает очень хорошие возможности для расширения поставок. Я уже говорил, еще раз повторю. Подписаны протоколы по молоку и по замороженному мясу птицы, это открывает новые направления. Все это в совокупности говорит о том, что поставка сельскохозяйственной, пищевой продукции будет являться драйвером. Россия, на наш взгляд, обладает хорошим потенциалом для увеличения производства по данной линейке.— Вы только что сказали о высокой репутации, которой пользуются российские продукты в Китае. Но эти продукты часто подделываются в Китае, они могут быть невысокого качества, это бьют по репутации российских производителей, и порой с этим ничего нельзя сделать. Занимается ли торгпредство решением этой проблемы? — Да, здесь я бы хотел сказать следующее. Любая российская компания-экспортер, которая планирует всерьез и надолго выходить на рынок Китая, в первую очередь должна озаботиться регистрацией своего товарного знака именно в соответствии с законодательством Китая. Защита своего товарного знака на внутрикитайском рынке должна стать первым шагом для игрока, который хочет выйти на этот рынок всерьез и надолго. Это первый момент, на которой я хотел бы обратить внимание.Второй момент заключается в том, что зачастую выход на рынок Китая осуществляется через приграничную торговлю. Мы считаем, что в плане развития нашего взаимного товарооборота наиболее перспективна не приграничная торговля, а работа с крупными компаниями, торговыми сетями, ассоциациями китайских импортеров, у которых есть репутация, солидный вес, которые были бы заинтересованы в том, чтобы продукт был качественным. Если на полках своих магазинов они выставляют российский продукт, это само по себе должно быть гарантией того, что этот продукт куплен по прямому контракту с российским производителем. Здесь крайне важно нашим компаниям не работать с кем попало, выбирать себе партнера, чья репутация будет служить защитой. Мы считаем перспективным и более правильным переориентирование от приграничной торговли к центру и югу Китая, потому что зачастую наши товары, которые заходят через приграничную торговлю и становятся известны на севере, совершенно неизвестны потребителям на юге. Мы в последнее время совершили ряд поездок на юг страны, установили, например, хорошие отношения с Ассоциацией импортеров города Гуанчжоу, а это 450 крупных компаний, которые готовы покупать российскую продукцию, проявляют высокий интерес к ней. Однако в силу территориальной удаленности они не имеют каких-то постоянных контактов, не могут найти достойных партнеров на российской стороне. И мы видим миссию торгпредства как раз в соединении российских экспортеров с такими серьезными игроками. Хорошо, если это будут игроки из центральных или южных регионов Китая, потому что экономический потенциал там выше. Таким образом, мы сможем уйти от озвученной вами проблемы. Я считаю, что это будет хороший выход для нас. — В чем специфика работы в Гонконге? Что там происходит с поставщиками российских товаров и насколько российские компании испытывают интерес к гонконгской бирже?— Я бы сказал так: нас пока там мало. Из-за удаленности традиционно сложилось, что это территория, где очень хорошо представлены английский и американский бизнес. Но мы видим там перспективы. У нас сейчас это одно из направлений развития. Даже если абстрагироваться от пищевой тематики, там есть очень интересные направления работы. Например, Гонконг – это крупнейший азиатский рынок маломерных судов для личного пользования, судов для развлекательных целей. Гонконгский образ жизни коренным образом отличается от образа жизни в основной части Китая. В последнее время у нас было две командировки в Гонконг. Пока мы изучаем рынок, но видим хороший потенциал, особенно для кораблей на подводных крыльях, осуществляющих пассажирские перевозки. Для Гонконга это один из видов транспорта, это связи с материком, связи с Макао. Там ходят паромы. И отдельное направление – это композитное кораблестроение. В России есть, например, компания во Владивостоке, которая производит композитные катамараны, которые при сопоставимом качестве предлагает цены в полтора-два раза ниже, чем у западных производителей. И на этот фактор нельзя не обратить внимание. Этот рынок поделенный, закрытый, но когда мы начинаем продвигать наши компании и сравнивать предложения именно с ценовой точки зрения, то мы видим очень большой интерес к нашей продукции. Поэтому одна из задач у нас – это продвижение российского кораблестроения, в основном маломерного, и мы видим, что тут крайне интересен как раз рынок Гонконга.Понятно, что на рынок тяжело выходить, но тем не менее у нас есть интерес и есть конкурентные преимущества. В том числе наша продукция при сопоставимом качестве может конкурировать с западными аналогами по цене. Это направление я считаю также одним из эмоциональных драйверов, не только экономических. Ведь таким образом мы создаем некий имидж России, продвигаем новое и открываем территорию с интересной продукцией. — В ближайшее время ожидается открытие двух мостов через Амур на границе. Как вы думаете, сколько нужно мостов, какой инфраструктуры не хватает, насколько это тормозит сотрудничество? — Любое транспортное решение, которое позволяет сократить расстояние и транспортные издержки, надо приветствовать. Но если говорить о том, сколько надо, я бы сказал так: давайте откроем эти два моста, это уже будет большой шаг вперед, который существенно улучшит логистику. Это очень крупные инвестиционные, инфраструктурные проекты, поэтому важно завершить начатое и потом уже двигаться дальше. Абсолютно точно завершение этих проектов поможет в продвижении российских интересов. В первую очередь оно, несомненно, даст положительный эффект для Амурской области. — На фоне торговой войны, разворачивающейся между Китаем и США, что с китайской, что с российской стороны говорили, что это большой шанс для наших компаний выйти со своей сельхозпродукцией на рынок Китая. Действительно ли это может быть драйвером увеличения поставок с российской стороны?— Есть какие-то краткосрочные события, в частности, китайско-американские трения. Сейчас мы видим, что вроде каким-то образом напряжение снято. Я бы предложил абстрагироваться от какого-то конъюнктурного влияния и посмотреть на ситуацию в более долгосрочной перспективе. И в более долгосрочной перспективе мы видим, что Китай в силу численности населения представляет собой колоссальный рынок, что растет благосостояние китайского населения, вне зависимости ни от чего, а это значит, что резерв роста внутреннего спроса очень большой. И вот на этом рынке для Китая актуален поиск дополнительных источников, какие бы ни были у него отношения с США. Это необходимость. Поэтому я считаю, что независимо от того, что называют торговой войной, у России есть очень хорошие перспективы начать существенное наращивание своих поставок. Это обусловлено не сиюминутными колебаниями, а скорее геополитикой, особенностями наших экономик – у России огромная территория, запасы пресной воды и пахотных земель, которые как раз можно использовать для производства высококачественных продуктов питания. У Китая есть дефицит, и там нацелены на то, что соответствующая продукция будет поступать извне. И темпы роста поставок нашей сельскохозяйственной продукции на фоне общего роста товарооборота России и Китая как раз нам об этом говорят. Поэтому мой прогноз позитивный. Так что нам надо работать на долгосрочную перспективу. Какие бы ни были сейчас флуктуации, они могут сказываться лишь в краткосрочной перспективе, в долгосрочной же перспективе у нас партнерство, которое имеет все шансы на успех.— В первой половине декабря китайская таможня выпустила указания по трансграничной электронной торговле. Это может повлиять на торговлю между Китаем и Россией?— Если сейчас посмотреть на совокупную российско-китайскую электронную торговлю, то 99% идет из Китая в Россию через Alibaba, поэтому что бы в Китае ни происходило, нас, наверное, это мало будет задевать, поскольку мы почти ничего сюда не везем. Вот если бы была обратная картина, если бы 99% шло из России в Китай, это на нас могло бы сказаться. Один из способов, как мы могли бы организовать канал продвижения российской продукции, это выстраивание диалога с крупными китайскими игроками электронной торговли с целью сделать канал поставок, который сейчас работает в одну сторону, двусторонним. Крупные китайские компании в сфере электронной коммерции обладают всей необходимой инфраструктурой, складскими помещениями, логистическими решениями, и более того, они прекрасно понимают рынок Китая, так как весь Китай работает через Taobao и прочие платформы. Этим компаниям не надо с нуля придумывать, как доходить до китайского потребителя. Все, что им надо, это выстроить модель, при которой товар российского малого или среднего бизнеса будет приниматься на российской территории и доставляться в Китай. Продукты питания и прочие товары, на которые есть высокий спрос в Китае, могут начать по этому каналу уходить, и это могло бы быть решением для малого бизнеса. — Кто мог бы быть таким оператором – Почта России или какая-то частная компания?— Есть Alibaba Russia, почему бы ей не работать по поставкам из России в Китай. Для малого бизнеса это должна быть хорошая возможность – прийти, передать свой товар оператору, и все, потом получить за это деньги. — Ожидается ли в ближайшее время смягчение регулирующих правил по молоку, по мясу?— Протоколы подписаны уже, надо доходить до конкретных поставок. Если говорить про другие виды мяса, то работа ведется. Поставки говядины со временем, скорее всего, тоже будут разрешены.

https://ria.ru/20181221/1548383601.html

https://radiosputnik.ria.ru/20181213/1547917809.html

https://ria.ru/20181204/1542620685.html

https://ria.ru/20181211/1547754144.html

https://ria.ru/20181205/1543519549.html

https://ria.ru/20181224/1548546755.html

https://ria.ru/20181202/1536990501.html

https://ria.ru/20181129/1533745862.html

https://realty.ria.ru/20181204/1542274683.html

китай

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2018

РИА Новости

[email protected] ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/154877/92/1548779253_65:0:1202:853_1920x0_80_0_0_53243d9c17412f975bebf020367aa1d0.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

интервью — авторы, китай

Объем двустороннего товарооборота России и Китая в уходящем году впервые в истории превысит психологическую отметку в 100 миллиардов долларов. Несмотря на позитивную динамику и высокий уровень политических отношений, в торгово-экономическом взаимодействии есть немало трудностей, часть из которых стали следствием санкционной политики США. О влиянии торговой войны Китая и США, может ли в КНР наконец-то открыться российский банк, а также о том, когда на полках китайских магазинов появится молоко из России – обо всем этом в интервью корреспонденту РИА Новости Жанне Манукян рассказал торговый представитель РФ в КНР Сергей Инюшин.

— Расскажите о результатах торгово-экономических отношений уходящего года? Какие события были самыми значимыми? Какие ожидаются в следующем году?

— Год 2018-й с точки зрения российско-китайской внешнеторговой деятельности достаточно знаковый. Во-первых, ожидается, что по итогам года взаимный товарооборот превысит 100 миллиардов долларов. Мы в торгпредстве ожидаем, что это будет около 105 миллиардов долларов. Конечно, преодоление этой психологической отметки в 100 миллиардов – важный момент. Как раз на фоне этого успеха во время встречи премьер-министров было озвучено, что две страны нацеливаются на достижение показателя взаимного товарооборота в 200 миллиардов долларов. Судя по динамике, эта цифра выглядит вполне достижимой. Сейчас уже стоит задача проработки конкретных направлений по достижению этой цели.

С точки зрения знаковых событий, которые произошли, наверное, самое главное – проведение первого импортного ЭКСПО. Я бы выделил это событие особняком. Проведение на самом высоком уровне такой ярмарки говорит всем партнерам Китая о его готовности не только экспортировать свои товары, но и о его возрастающем интересе к закупке товаров. Вот этот момент я бы выделил особо.

— Вы не могли бы подробнее остановится на итогах импортного ЭКСПО? Какие российские товары, которые до этого не проникали на китайский рынок, удалось на него вывести?

— Я бы хотел еще добавить к ответу на предыдущий вопрос, что кроме положительного сальдо в торговле одним из позитивных моментов для нас стал темп роста двустороннего товарооборота, такого давно не было. Если посмотреть, как рос товарооборот Китая со всеми партнерами, то это порядка 16%, в то время как с Россией этот рост превысил 25%. Мы с точки зрения партнерских отношений двигаемся опережающими темпами.

Возвращаясь к вопросу импортного ЭКСПО, хочу сказать, что я бы не торопился. Прошло чуть больше одного месяца, и, конечно, это короткий срок для того, чтобы какой-то товар из России уже вышел на китайский рынок. Что касается импорта Китаем товаров из России, то это в основном наша сельскохозяйственная и пищевая продукция. Китай испытывает к ней большой интерес, и она является одним из драйверов роста нашего общего товарооборота. Вне всякого сомнения, эффект от импортного ЭКСПО будет очень большой, но его можно будет наблюдать уже в 2019 году.

21 декабря 2018, 10:58

Россия готова увеличить поставки сои в Китай, заявил Патрушев

Отдельно отмечу результаты регулярной встречи глав правительств России и Китая, проходившей одновременно с ЭКСПО. По итогам заседания были подписаны протоколы поставок молока и замороженного мяса птицы. Фактически было открыто два новых направления. Это не значит, что поставки уже пошли, но это значит, что теперь компании – как российские, так и китайские – получили взаимную возможность контрактования поставок данных видов продукции. Вот это мы и рассматриваем как главный результат, но он должен воплотиться в конкретику, в то, чтобы мы на полках магазинов в Китае смогли увидеть российское молоко. Первая пачка российского молока будет стоять на полке китайского магазина, и это будет сделано при непосредственном участии нашего торгпредства. Достижение такого результата мы включаем в наш KPI. И соответствующее событие будет знаковым для нас.

— Есть какие-то временные рамки?

— Когда мы можем это сделать? Мы хотим, чтобы это было исполнено к третьему кварталу.

— К третьему кварталу 2019 года?

Конечно. Но нужно понимать, что выход на рынок Китая обладает спецификой – он сложный, так как достаточно внимательно регулируется. Кроме того, нужно свести российского экспортера с китайским импортером, который будет заинтересован в этом виде продукции.

— В уходящем году многие российские компании жаловались на проблемы с банковскими переводами, со счетами из-за трактовки американских санкций. Какая сейчас обстановка? Торгпредство каким-то образом занималось этим вопросом?

— Вообще, по этой тематике можно было наблюдать постоянный информационный фон, в который мы не хотели бы так глобально вторгаться. На эту тему много говорил представитель Центрального банка РФ. Единственное, что я хочу сказать, — торгпредство является непосредственным участником этих событий. Мы мониторим ситуацию, встречаемся с компаниями, которые испытывают проблемы, и получаем обращения, в том числе от физических лиц. Мы участвуем в консультациях как с китайской стороной, так и с российскими заинтересованными лицами. Я думаю, что в неких оценках первенство должность оставаться за банковским сообществом, но хочу высказать следующее.

13 декабря 2018, 12:07Сказано в эфиреЭксперт: Россия и Китай – «катастрофа» для мира? Примитивные рассужденияСкандально известный антироссийской позицией американский журналист Том Роган утверждает, что усиление России и Китая станет катастрофой для человечества. Это заявление прокомментировал в эфире радио Sputnik эксперт Владимир Оленченко.

Проблема остается, по нашему мнению. Занимаются ли ее решением? Занимаются. Остается ли проблема? Остается. Насколько она будет продолжительной, сказать трудно. Я бы все-таки акцентировал внимание на другом аспекте. У торгпредства и у меня лично есть своя позиция по поводу решения данного вопроса. Сейчас мы находимся в ситуации, когда практически все расчеты, все операции в Китае наши компании-экспортеры вынуждены проводить через китайские банки. И понятно, что любая трактовка, любое веяние, которое проходит, бывает, больно бьет по нашим деловым кругам, а иногда даже и по физическим лицам.

Мы, например, наблюдали, как студенты не могли открыть банковские карты. Мы считаем, что Россия должна иметь в Китае полноценный банковский институт. Так же, как Китай имеет в любой стране присутствия как минимум несколько банков. Как правило, это китайские банки из большой четверки, которые полноценно оказывают услуги, проводят операции, расчеты. Весь китайский бизнес работает через китайские банки, которые действуют на территории стран присутствия. У нас сейчас ситуация следующая. В Китае функционируют несколько представительств российских банков. Единственный банк, который имеет лицензию, это ВТБ. Но его лицензия не покрывает все виды операций, и в силу территориальной, лицензионной ограниченности банк не может выступать как полноценный расчетный банк для российского бизнеса. Мы считаем, что наличие нормального полноценного дочернего банка одного из крупных российских банков в значительной степени могло бы решить эту проблему на институциональном уровне. Мы остаемся при этом мнении и призываем банковское сообщество прислушаться к этой позиции.

4 декабря 2018, 12:53Россия-Китай: ГлавноеИмпорт нефти по нефтепроводу «Россия — Китай» за 10 месяцев вырос на 71%

— Насколько китайское законодательство это позволяет? Насколько это реально?

— Китайское законодательство в последние пару лет в части банковского регулирования было либерализовано. Вообще, это достаточно жесткое законодательство, оно всегда было жестким. Банкам всегда очень трудно было открываться и работать в Китае. Мы изучаем вопрос, и мы видим его развитие следующим образом: можно сказать, что сейчас наметились определенные шаги, которые позволяют говорить о возможности получения российским банком полноценной лицензии.

Это вопрос, который требует проработки, связанной с нормативами достаточности капитала, выполнением регуляторных требований. Но наша оценка заключается в том, что в настоящее время создание такого института вполне возможно при наличии соответствующей инициативы на российской стороне.

— Какой-то из банков уже высказывал такое пожелание?

— Мы пока высказали предложение, причем мы его озвучиваем достаточно настойчиво.

— Каковы перспективы расчетов в национальных валютах между Россией и Китаем?

— Перспективы хорошие, есть практика такого рода расчетов. Мне кажется, что это все-таки больше зависит от конкретных договоренностей хозяйствующих субъектов. В настоящий момент мы не видим каких-либо препятствий для расчетов в национальных валютах. Более того, считаем, что расчет в национальных валютах больше соответствует страновым интересам. Поэтому здесь исключительно должна быть позиция контрагентов, которые заключают договор. От нас тут не требуется каких-то действий.

11 декабря 2018, 08:00

«Я что-то нажал — и все пропало»: Трамп подарил России торговлю с Китаем

— Вы сказали, что товарооборот в 200 миллиардов долларов реален. Какие сферы могли бы внести наибольший вклад и какие отрасли сейчас являются лидерами по доле?

— Структура товарооборота достаточно понятна. Большую часть в российском экспорте занимают углеводороды, поставки нефти. Ожидается, что со следующего года начнутся поставки природного газа. Скорее всего, эта статья останется основной, лидирующей, по ней налажено взаимодействие. Сложно говорить о ней как о драйвере, но это большая статья, по которой две страны взаимодействуют. Сотрудничество в этой сфере хорошо налажено, и мы не видим необходимости параллельно вести какие-то отдельные проекты на уровне торгпредства.

Второй важной статьей в российском экспорте являются лесоматериалы. Это крупная статья, важная, но мы считаем необходимым переходить к экспорту продукции более глубокой переработки. Переход к поставкам изделий должен стать основным драйвером, в том числе роста стоимостного выражения этой статьи, так как изделия – это продукция с более высокой добавленной стоимостью.

Третья статья, которая для нас самая интересная и самая перспективная, это поставка сельскохозяйственной и пищевой продукции. Уже сейчас мы видим динамику по этой статье. Если товарооборот с Китаем в первые девять месяцев вырос примерно на 25%, а российский экспорт – на 40%, то эта статья росла на 48%. Она уже является драйвером, это номер три в структуре наших поставок. И мы видим очень хорошие перспективы.

5 декабря 2018, 13:59Россия-Китай: ГлавноеКитай остается крупнейшим импортером продуктов из России

Отдельным очень важным аспектом является то, что российские продукты питания имеют очень высокую репутацию, потому что Россия является страной, свободной от ГМО. Все, что выращено в России, это, как правило, продукт очень высокого качества с экологической точки зрения. И в Китае это является известным фактом.

В общем, эта имиджевая составляющая уже генерирует спрос на российские продукты, формирует соответствующий ориентир на них. Повторю, что эта имиджевая составляющая соответствует действительности. Потреблять российские продукты – престижно. Понятно, что это создает очень хорошие возможности для расширения поставок. Я уже говорил, еще раз повторю. Подписаны протоколы по молоку и по замороженному мясу птицы, это открывает новые направления. Все это в совокупности говорит о том, что поставка сельскохозяйственной, пищевой продукции будет являться драйвером. Россия, на наш взгляд, обладает хорошим потенциалом для увеличения производства по данной линейке.

— Вы только что сказали о высокой репутации, которой пользуются российские продукты в Китае. Но эти продукты часто подделываются в Китае, они могут быть невысокого качества, это бьют по репутации российских производителей, и порой с этим ничего нельзя сделать. Занимается ли торгпредство решением этой проблемы?

— Да, здесь я бы хотел сказать следующее. Любая российская компания-экспортер, которая планирует всерьез и надолго выходить на рынок Китая, в первую очередь должна озаботиться регистрацией своего товарного знака именно в соответствии с законодательством Китая. Защита своего товарного знака на внутрикитайском рынке должна стать первым шагом для игрока, который хочет выйти на этот рынок всерьез и надолго. Это первый момент, на которой я хотел бы обратить внимание.

Второй момент заключается в том, что зачастую выход на рынок Китая осуществляется через приграничную торговлю. Мы считаем, что в плане развития нашего взаимного товарооборота наиболее перспективна не приграничная торговля, а работа с крупными компаниями, торговыми сетями, ассоциациями китайских импортеров, у которых есть репутация, солидный вес, которые были бы заинтересованы в том, чтобы продукт был качественным. Если на полках своих магазинов они выставляют российский продукт, это само по себе должно быть гарантией того, что этот продукт куплен по прямому контракту с российским производителем. Здесь крайне важно нашим компаниям не работать с кем попало, выбирать себе партнера, чья репутация будет служить защитой.

24 декабря 2018, 11:34НаукаХимики из России и Китая раскрыли секрет «магических» наночастиц

Мы считаем перспективным и более правильным переориентирование от приграничной торговли к центру и югу Китая, потому что зачастую наши товары, которые заходят через приграничную торговлю и становятся известны на севере, совершенно неизвестны потребителям на юге. Мы в последнее время совершили ряд поездок на юг страны, установили, например, хорошие отношения с Ассоциацией импортеров города Гуанчжоу, а это 450 крупных компаний, которые готовы покупать российскую продукцию, проявляют высокий интерес к ней. Однако в силу территориальной удаленности они не имеют каких-то постоянных контактов, не могут найти достойных партнеров на российской стороне. И мы видим миссию торгпредства как раз в соединении российских экспортеров с такими серьезными игроками. Хорошо, если это будут игроки из центральных или южных регионов Китая, потому что экономический потенциал там выше. Таким образом, мы сможем уйти от озвученной вами проблемы. Я считаю, что это будет хороший выход для нас.

— В чем специфика работы в Гонконге? Что там происходит с поставщиками российских товаров и насколько российские компании испытывают интерес к гонконгской бирже?

— Я бы сказал так: нас пока там мало. Из-за удаленности традиционно сложилось, что это территория, где очень хорошо представлены английский и американский бизнес. Но мы видим там перспективы. У нас сейчас это одно из направлений развития. Даже если абстрагироваться от пищевой тематики, там есть очень интересные направления работы. Например, Гонконг – это крупнейший азиатский рынок маломерных судов для личного пользования, судов для развлекательных целей. Гонконгский образ жизни коренным образом отличается от образа жизни в основной части Китая. В последнее время у нас было две командировки в Гонконг. Пока мы изучаем рынок, но видим хороший потенциал, особенно для кораблей на подводных крыльях, осуществляющих пассажирские перевозки. Для Гонконга это один из видов транспорта, это связи с материком, связи с Макао. Там ходят паромы.

2 декабря 2018, 15:14

Лавров рассказал, что объединяет Россию, Индию и Китай

И отдельное направление – это композитное кораблестроение. В России есть, например, компания во Владивостоке, которая производит композитные катамараны, которые при сопоставимом качестве предлагает цены в полтора-два раза ниже, чем у западных производителей. И на этот фактор нельзя не обратить внимание. Этот рынок поделенный, закрытый, но когда мы начинаем продвигать наши компании и сравнивать предложения именно с ценовой точки зрения, то мы видим очень большой интерес к нашей продукции. Поэтому одна из задач у нас – это продвижение российского кораблестроения, в основном маломерного, и мы видим, что тут крайне интересен как раз рынок Гонконга.

Понятно, что на рынок тяжело выходить, но тем не менее у нас есть интерес и есть конкурентные преимущества. В том числе наша продукция при сопоставимом качестве может конкурировать с западными аналогами по цене. Это направление я считаю также одним из эмоциональных драйверов, не только экономических. Ведь таким образом мы создаем некий имидж России, продвигаем новое и открываем территорию с интересной продукцией.

— В ближайшее время ожидается открытие двух мостов через Амур на границе. Как вы думаете, сколько нужно мостов, какой инфраструктуры не хватает, насколько это тормозит сотрудничество?

— Любое транспортное решение, которое позволяет сократить расстояние и транспортные издержки, надо приветствовать. Но если говорить о том, сколько надо, я бы сказал так: давайте откроем эти два моста, это уже будет большой шаг вперед, который существенно улучшит логистику. Это очень крупные инвестиционные, инфраструктурные проекты, поэтому важно завершить начатое и потом уже двигаться дальше. Абсолютно точно завершение этих проектов поможет в продвижении российских интересов. В первую очередь оно, несомненно, даст положительный эффект для Амурской области.

— На фоне торговой войны, разворачивающейся между Китаем и США, что с китайской, что с российской стороны говорили, что это большой шанс для наших компаний выйти со своей сельхозпродукцией на рынок Китая. Действительно ли это может быть драйвером увеличения поставок с российской стороны?

— Есть какие-то краткосрочные события, в частности, китайско-американские трения. Сейчас мы видим, что вроде каким-то образом напряжение снято. Я бы предложил абстрагироваться от какого-то конъюнктурного влияния и посмотреть на ситуацию в более долгосрочной перспективе. И в более долгосрочной перспективе мы видим, что Китай в силу численности населения представляет собой колоссальный рынок, что растет благосостояние китайского населения, вне зависимости ни от чего, а это значит, что резерв роста внутреннего спроса очень большой. И вот на этом рынке для Китая актуален поиск дополнительных источников, какие бы ни были у него отношения с США. Это необходимость.

29 ноября 2018, 06:10

Путин оценил партнерство России с Китаем

Поэтому я считаю, что независимо от того, что называют торговой войной, у России есть очень хорошие перспективы начать существенное наращивание своих поставок. Это обусловлено не сиюминутными колебаниями, а скорее геополитикой, особенностями наших экономик – у России огромная территория, запасы пресной воды и пахотных земель, которые как раз можно использовать для производства высококачественных продуктов питания. У Китая есть дефицит, и там нацелены на то, что соответствующая продукция будет поступать извне. И темпы роста поставок нашей сельскохозяйственной продукции на фоне общего роста товарооборота России и Китая как раз нам об этом говорят. Поэтому мой прогноз позитивный. Так что нам надо работать на долгосрочную перспективу. Какие бы ни были сейчас флуктуации, они могут сказываться лишь в краткосрочной перспективе, в долгосрочной же перспективе у нас партнерство, которое имеет все шансы на успех.

— В первой половине декабря китайская таможня выпустила указания по трансграничной электронной торговле. Это может повлиять на торговлю между Китаем и Россией?

— Если сейчас посмотреть на совокупную российско-китайскую электронную торговлю, то 99% идет из Китая в Россию через Alibaba, поэтому что бы в Китае ни происходило, нас, наверное, это мало будет задевать, поскольку мы почти ничего сюда не везем. Вот если бы была обратная картина, если бы 99% шло из России в Китай, это на нас могло бы сказаться.

Один из способов, как мы могли бы организовать канал продвижения российской продукции, это выстраивание диалога с крупными китайскими игроками электронной торговли с целью сделать канал поставок, который сейчас работает в одну сторону, двусторонним. Крупные китайские компании в сфере электронной коммерции обладают всей необходимой инфраструктурой, складскими помещениями, логистическими решениями, и более того, они прекрасно понимают рынок Китая, так как весь Китай работает через Taobao и прочие платформы.

4 декабря 2018, 10:56

Россия предлагает Китаю развивать сотрудничество в сфере строительстваРоссия предлагает Китаю активнее сотрудничать в сфере строительства жилья, а также развивать индустрию гостеприимства, сообщил во вторник уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей, председатель российско-китайского комитета мира, дружбы и развития Борис Титов.

Этим компаниям не надо с нуля придумывать, как доходить до китайского потребителя. Все, что им надо, это выстроить модель, при которой товар российского малого или среднего бизнеса будет приниматься на российской территории и доставляться в Китай. Продукты питания и прочие товары, на которые есть высокий спрос в Китае, могут начать по этому каналу уходить, и это могло бы быть решением для малого бизнеса.

— Кто мог бы быть таким оператором – Почта России или какая-то частная компания?

— Есть Alibaba Russia, почему бы ей не работать по поставкам из России в Китай. Для малого бизнеса это должна быть хорошая возможность – прийти, передать свой товар оператору, и все, потом получить за это деньги.

— Ожидается ли в ближайшее время смягчение регулирующих правил по молоку, по мясу?

— Протоколы подписаны уже, надо доходить до конкретных поставок. Если говорить про другие виды мяса, то работа ведется. Поставки говядины со временем, скорее всего, тоже будут разрешены.

Китай бойкотирует Dolce & Gabbana из-за рекламы с палочками. Модельеры просят прощения

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Туфли с каблуками в виде Доминико Долче (слева) и Стефано Габбана в витрине магазина в Пекине, 22 ноября 2018 года

Китайские торговые интернет-сайты сняли с продажи товары Dolce & Gabbana из-за скандала, разразившегося по поводу рекламы фирмы, которую многие в Китае посчитали расистской и оскорбительной.

На этой неделе итальянский модный дом запустил рекламный ролик, в котором китайская модель с большим трудом пытается есть палочками традиционную итальянскую еду — пасту и пиццу.

По замыслу авторов реклама должна была быть смешной, но их тут же обвинили в издевательстве над китайской культурой и насаждении уничижительных стереотипов.

Китайские знаменитости призывают бойкотировать этот бренд. Разгневанные китайцы замечают, что палочки для еды — часть традиции, насчитывающей четыре тысячи лет, и утверждают, что комическая по замыслу сценка неподобающим образом уничижает древнюю культуру.

В результате Dolce & Gabbana рискует потерять один из крупнейших мировых рынков.

Ситуация еще более усугубилась, когда в «Инстаграме» были опубликованы оскорбительные высказывания в адрес Китая и китайцев, якобы сделанные основателем фирмы Стефано Габбаной. Они вызвали бурю возмущения в Китае.

Компания тут же заявила, что ничего подобного Габбана не говорил, а инстаграм-аккаунты Dolce & Gabbana были взломаны, и извинилась за несанкционированные посты.

«Мы испытываем к Китаю и народу Китая только лишь уважение», — говорится в официальном заявлении модного дома.

В опубликованном в пятницу видеообращении Стефано Габбана и сооснователь модного дома Доменико Долче заявили, что серьезно обдумали случившееся и были глубоко опечалены эффектом, который произвели их слова.

«В свете этого культурного недоразумения мы надеемся, что сможем заслужить ваше прощение», — говорит в видеоролике Долче на итальянском, сидя рядом со своим партнером.

Полутораминутное видео было опубликовано в социальной сети Weibo — китайском аналоге «Твиттера».

Габбана также попросил прощения и принес официальные извинения китайцам, живущим по всему миру.

В конце ролика оба модельера просят простить их на китайском языке.

«Мы никогда не забудем того, что произошло, и преподанного нам урока. Подобное больше никогда не повторится», — заверяет зрителей Габбана.

Ближе к народу

Dolce & Gabbana пришлось отложить на неопределенный срок показ в Шанхае, который был запланирован на 21 ноября. Но этого оказалось недостаточно: розничные торговцы отказались продавать продукцию фирмы.

В «черную пятницу» купить товары Dolce & Gabbana будет невозможно на крупнейших торговых интернет-площадках Китая Taobao и JD.com, а также на более мелких по китайским масштабам, но тоже популярных сайтах Kaola и Secoo.

Алина Ма, помощник директора фирмы Mintel, занимающейся исследованием рынков, говорит, что реклама итальянского модного дома вызвала у покупателей недоумение и продемонстрировала, что руководство бренда не понимает местного менталитета.

«Китайцы хотят бренд, который понимает их особенности, который дает им почувствовать себя важными клиентами», — говорит Ма.

Китай — очень важный рынок для ведущих модных брендов. В 2018 году консалтинговая компания Bain & Company предсказала, что спрос на товары класса люкс в материковом Китае в ближайшее время возрастет еще на 22%.

«Китайские потребители продолжают играть ключевую роль в развитии этой индустрии», — говорится в докладе Bain & Company.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Магазин Dolce & Gabbana в Пекине, ноябрь 2018

Скандальная ситуация в Китае в короткой перспективе может болезненно отразиться на бизнесе итальянского модного дома, но будет ли это иметь далеко идущие последствия, целиком зависит от того, как компания поведет себя в ближайшие дни, считают эксперты.

«Если они смогут продемонстрировать искреннее желание ближе узнать китайского потребителя, изучить особенности китайского рынка, тогда все еще может встать на свои места», — говорит аналитик Алина Ма.

«Сандалии раба»

Dolce & Gabbana не впервые допускает оплошность и оказывается в щекотливой ситуации.

В апреле прошлого года бренд разместил на крупнейшем в Китае сайте микроблогов Weibo фотографии, на которых модели в одежде и аксессуарах Dolce & Gabbana позировали рядом с весьма скромно одетыми людьми в самых бедных районах Пекина.

Фотографии подверглись критике за эксплуатацию стереотипов и устаревшего представления о Китае как об отсталой и бедной стране.

Китайцам не понравилось, что свою рекламную кампанию модный дом построил на изображениях старых частей города, в то время как в Пекине есть ультрасовременные и развитые районы.

Другая маркетинговая неудача постигла компанию в 2016 году, когда одну из моделей обуви своей летней коллекции Dolce & Gabbana назвала «сандалиями раба».

почему Китай и США возобновили торговый диалог

  • По оценкам АКРА, США и Китай могут урегулировать торговые противоречия, но не раньше лета текущего года. В ходе переговоров Пекин и Вашингтон неоднократно высказывали надежду на нормализацию торговых отношений, но пока никаких конкретных шагов, помимо временного отказа от дальнейшего ужесточения ввозных пошлин, сделано не было. В случае разрешения конфликта вероятно постепенное взаимное снижение тарифов по большинству товаров в течение 2019 года.
  • Введение Китаем дополнительных тарифных сборов средневзвешенной величиной 10 п. п. привело к снижению доли США в его импорте с 16,3% до 12,4% в 2018 году, а также к сокращению темпов роста импорта страны на 3,65% за указанный период. Уменьшение доли США обусловлено снижением закупок Китаем американских энергоресурсов и продукции АПК. Сокращение импортных поставок из США в Китай открывает возможности для других стран-экспортеров занять образовавшуюся нишу.
  • Вместе с тем в ряде отраслей значительный рост цен импортеров сопровождался повышением спроса на зарубежную продукцию в Китае. Это касается таких секторов, как животноводство, транспорт, пищевая промышленность, полезные ископаемые и химия, и обусловлено рядом неценовых причин. Издержки импортеров, которым не удалось заменить поставки из США, выросли, что отрицательно сказалось на их финансовых результатах и потребовало государственной поддержки.
  • Ослабление юаня на 4,5% в четвертом квартале 2018 года по сравнению с аналогичным периодом 2017 года стало дополнительным фактором роста цен на импортные товары (в среднем увеличились на 6%). Вероятно, удешевление юаня также стало причиной существенного сокращения темпов роста импорта за указанный период.

Развитие торгового конфликта Китая и США

Торговая война невыгодна США, поскольку американские экспортеры (в основном АПК и сектор энергетики) теряют огромный рынок сбыта и поэтому заинтересованы в скорейшем прекращении торгового конфликта. Китайские импортеры и экспортеры столкнулись с повышением финансовой нагрузки, что привело к снижению роста промпроизводства и дополнительному бюджетному дефициту — правительство КНР понизило НДС и требования по социальным выплатам.

Еще во время президентской кампании 2016 года Дональд Трамп обвинил Китай в ведении «хищнической» торговой политики, несоблюдении прав интеллектуальной собственности и несанкционированном заимствовании иностранных технологий. От слов к действиям президент США перешел в 2018 году. Так, 22 марта 2018-го Трамп подписал меморандум о торговых мерах против Китая, поручив торговому представителю США составить список китайских товаров для обложения их пошлинами и начать разбирательство во Всемирной торговой организации (ВТО) за нарушения КНР международных правил торговли, а министру финансов — подготовить предложения по ограничению китайских инвестиций в компании США. Впоследствии между двумя странами разгорелась торговая война, потенциально угрожающая стабильности мировой экономики и потому являющаяся одной из наиболее актуальных тем глобальной повестки. На сегодняшний день дополнительные тарифы, заявленные США и Китаем в прошлом году, не были введены. Более того, наметилась некоторая тенденция к разрешению торгового конфликта.

Рисунок 1. Хронология торгового конфликта Китая и США

Источник: China Briefing — The US-China Trade War: A Timeline

Запланированная на конец марта встреча между Трампом и председателем КНР Си Цзиньпином в Мар-а-Лаго, штат Флорида, была отложена. Однако вполне вероятно, что уже в ближайшем будущем будет назначена другая, на которой стороны могут прийти к консенсусу, учитывая важность торговой сделки для экономики двух стран и мировых рынков. Из-за отсутствия на сегодняшний день официальных конкретных договоренностей относительно будущего ввозных пошлин неопределенность в этом вопросе сохраняется.

Тем не менее есть основания полагать, что и Китай, и США заинтересованы в скорейшем снятии дополнительных пошлин. Американские экспортеры, особенно в сфере АПК и энергетики, теряют огромный рынок сбыта, поэтому они вполне могут попытаться пролоббировать торговые уступки со стороны администрации Трампа. На китайские компании, в свою очередь, ложится дополнительная финансовая нагрузка, которая в конечном итоге перекладывается на государство, вынужденное их поддерживать, что приводит к увеличению бюджетного дефицита страны. Следовательно, у правительства КНР есть интерес в налаживании торговых отношений с США. При этом основным препятствием на этом пути для лидеров двух стран является необходимость сохранить лицо в ходе переговорного процесса и не уступить больше, чем получить взамен. Таким образом, ожидать одномоментного снятия дополнительных тарифных барьеров, вероятно, не стоит, — оно будет происходить поэтапно.

Если же введенные ранее дополнительные ввозные пошлины будут отменены сразу, то физический объем суммарного импорта Китая может дополнительно вырасти максимум на 3,65% за счет восстановления торговли с США — именно такое влияние на темпы роста китайского импорта, по оценке АКРА, оказало установление дополнительных тарифов в 2018 году.

При сохранении пошлин ущерб росту экономики Китая в 2019 году может составить 0,2–1 п. п. Кроме того, продолжение торговой войны может привести к дальнейшему падению импорта из США, например, по тем категориям товаров, где возможно замещение альтернативными источниками поставок. Это не может не представлять интерес для потенциальных поставщиков из других стран, в частности российских (прежде всего в таких отраслях как АПК, металлургия и транспорт).

Если Вашингтон и Пекин не смогут уладить торговые противоречия, то, по мнению АКРА, можно говорить о потенциальном увеличении китайского рынка по таким категориям товаров, как мясо и съедобные потроха (17,5%), фрукты и орехи (15,9%), масличные семена и плоды (25,4%), злаки (8,4%), продукты животноводства, не учтенные в других статьях (8,3%), отходы пищевой промышленности и готовый корм для животных (8,9%), алюминий и изделия из него (16,2%), средства наземного транспорта и запчасти (16,2%).

Наибольшее снижение доли США в общем импорте Китая пришлось на продукцию АПК и полезные ископаемые

Из-за повышения тарифных сборов на американские товары, происходившего в четыре этапа в 2018 году, доля США в общей структуре импорта полезных ископаемых в Китай резко снизилась (с 3,4 до 0,4 п. п.). В частности, поставки нефти из США в Китай упали на 85% в четвертом квартале 2018 года, тогда как экспорт сырья из России, Саудовской Аравии и Ирака вырос на 70%, 74% и 94% соответственно. Кроме того, Китай существенно сократил импорт американского СПГ (80%) и сжиженного пропана (100%). Похожая ситуация наблюдалась и в структуре импорта руды цветных металлов: КНР сократила закупки из США на 89% за аналогичный период, нарастив импорт из Бразилии (+25%), а также Австралии, Чили и ряда других стран.

Что касается животноводческой и минеральной продукции, на которую распространяется самая высокая дополнительная тарифная ставка в 10–35 п. п. (см. рис. 2), то китайские импортеры переключились на поставщиков с более привлекательными условиями.

Торговые трения также затронули импорт продукции растительного происхождения: поставки соевых бобов из США в Китай в четвертом квартале 2018 года снизились на 98,8% по сравнению с аналогичным периодом 2017-го (в годовом выражении импорт сократился на 50%). На этом фоне Китай увеличил закупки у Бразилии (+38% за 2018 год), однако суммарный физический объем импорта овощной продукции в целом существенно снизился.

В то же время доля США в импорте КНР таких категорий товаров, как древесина, металлы и текстиль, в 2018 году сократилась не так существенно по сравнению с предыдущим годом, а в транспортной отрасли даже возросла, невзирая на дополнительные тарифы.

Это, вероятно, связано с более высокими издержками импорта из других стран. На поставки остальных категорий американских товаров в Китай повышение ввозных пошлин повлияло незначительно, так как их величина (4–8 п. п.) и доля США в импорте данных товаров сравнительно низкие.

Рисунок 2. Дополнительные тарифы на американские товары наиболее сильно повлияли на импорт продукции животноводства и растениеводства

Источник: ITC Trade Map, Center for Agricultural and Rural Development, Iowa State University

Максимальный рост цен в связи с дополнительными тарифами наблюдался в транспортной отрасли

Введение Китаем ответных пошлин на продукцию из США в отдельных отраслях достаточно сильно отразилось на ценах импортеров, которые и приняли на себя дополнительную финансовую нагрузку. Наибольшее давление испытал транспортный сектор, чуть меньший негативный эффект наблюдался в животноводстве и деревообрабатывающей промышленности (см. рис. 3). При этом важно учитывать, что на рост цен в большинстве отраслей также повлияло падение курса юаня (на 4,5%).

В то же время последствия дополнительных тарифов для таких категорий, как полезные ископаемые, овощная продукция и машиностроение, были практически минимальными в 2018 году за счет низкой доли импорта из США или переключения на альтернативных поставщиков.

Рисунок 3. Изменения цен иностранных экспортеров и китайских импортеров в 2018 году по сравнению с 2017-м


Источник: The Wind Economic Database, расчеты АКРА

Китайский импорт по-разному отреагировал на повышение цен импортеров в четвертом квартале 2018 года

Под ценами экспортеров понимаются цены иностранных поставщиков до обложения тарифами, а под ценами китайских импортеров — цены после обложения тарифами. Поскольку в данном случае речь идет об изменении цен в четвертом квартале 2018 года по сравнению с 2017-м, то разница между ними обусловлена дополнительной тарифной ставкой на американскую продукцию и долей США в китайском импорте по категориям товаров в 2018 году.

Изменения цен импортеров с учетом дополнительных торговых пошлин по-разному отразились на объемах импорта в зависимости от сектора (см. рис. 4). В ряде отраслей, например, машиностроении, металлургии и деревообработке, наблюдается отрицательная взаимосвязь, что вполне закономерно, — с ростом цен снижается потребление и наоборот. Тем не менее в таких категориях, как минеральные продукты, транспорт, пищевая продукция, животноводство и химия, сложилась иная ситуация — импорт увеличился за счет хорошего внутреннего спроса, невзирая на рост цен.

Рисунок 4. В пяти отраслях спрос на импорт увеличился, несмотря на рост цен

Источник: The Wind Economic Database

По оценкам АКРА, данную ситуацию можно объяснить рядом причин неценового характера, основные из которых приведены ниже в табл. 1 с разбивкой по отраслям.

Таблица 1. Неценовые причины увеличения импорта в Китай

Пищевая продукция

С ростом благосостояния китайские потребители все чаще предпочитают продукцию иностранных производителей, считая ее более безопасной, в частности, это касается детских товаров.

Полезные ископаемые, химия и сопутствующие сектора

Рост китайской экономики сопровождается увеличением спроса на наиболее важные и широко используемые материалы и сырье. Так, спрос на нефть в Китае в 2018 году вырос в годовом выражении на 3,7%, на газ — на 34%, несмотря на подъем мировых цен (+27,7% и +9,5% соответственно). Это можно объяснить как общими запросами растущей экономики, так и активным переходом китайской энергетики с угля на газ при стремлении правительства иметь достаточные запасы данного ресурса внутри страны.

Животноводческая продукция

Рост спроса, прежде всего на говядину, а также на свинину и прочую продукцию в Китае за счет увеличения благосостояния граждан, опасения китайских импортеров насчет введения дополнительных тарифов в 2019 году, а также сокращение поголовья свиней (на 0,9 млн в 2018 году) в стране из-за африканской чумы свиней.

Транспорт

Китай в четвертом квартале 2018 года увеличил закупки летательных аппаратов на 60% по сравнению с аналогичным периодом 2017-го, а также нарастил импорт других транспортных средств, что можно связать со страхами китайских импортеров относительно введения новых тарифов в 2019 году при отсутствии доступных альтернатив.

Источник: расчеты АКРА

Китайские компании, не сумевшие перенести на потребителей возросшие из-за дополнительных тарифов издержки, столкнулись с финансовыми сложностями. Дополнительное давление оказало ослабление юаня. На этом фоне правительство Китая в 2019 году предприняло дополнительные меры по стимулированию экономики в целом и производственного сектора в частности, снизив ставки налога на добавленную стоимость и требования по социальным выплатам компаний (с 1 апреля 2019 года). По оценкам АКРА, данные меры потенциально достаточно сильны, чтобы поддержать кредитоспособность упомянутых компаний.

Однако меры поддержки экономики приводят к увеличению структурного дефицита бюджета Китая примерно на 0,4–0,8 п. п. В 2018 году совокупный дефицит составил 2,6% ВВП, а целевой уровень, обозначенный властями на 2019-й, предполагает рост до 2,8%. Кроме того, темпы роста ВВП Китая в 2018 году замедлились до 6,6% по сравнению с предыдущим годом, а в 2019-м возможно дальнейшее снижение до уровня, близкого к 6%. Если стороны не смогут разрешить торговые противоречия и торговая война, которая давит на китайских экспортеров как минимум в той же степени, что и на импортеров, продолжится, то это может отрицательно сказаться на кредитоспособности Китая.

Методика произведенных расчетов и источники данных

АКРА использовало данные International Trade Center по объемам импорта из США и общемировым, а также ценовые индексы и объемы из китайской базы данных WIND. Значения сравнивались для четвертых кварталов 2017 и 2018 годов (до и после введения дополнительных тарифных сборов) на уровне товарных групп, а затем были агрегированы на уровне отраслей в зависимости от их веса в импорте по товарным категориям.

Указанные тарифы на уровне отраслей (общим числом 15), введенные на импорт из США, агрегировались исходя из доли объема соответствующих товарных групп (соответствует HS 2 в рамках международной классификации) в рамках той или иной отрасли, на которые были наложены дополнительные пошлины. Соответствующие данные на уровне шестизначных HS кодов были взяты из Center for Agricultural and Rural Development, Iowa State University.

Оценка влияния новых тарифов на физические объемы импорта была произведена из эконометрического уравнения, где в качестве зависимой переменной использовалось изменение объема импорта за четвертый квартал 2018 года по сравнению с аналогичным периодом 2017-го, а в качестве независимых переменных были рассмотрены изменение цены за тот же период, произведение доли импорта из США в четвертом квартале 2017-го и кумулятивной дополнительной тарифной ставки, введенной Китаем на товары из США в 2018 году, среднегодовой прирост за 2012–2017 годы и дополнительный прирост промпроизводства в 2017–2018 годах, а также факт наличия высокого спроса на те или иные товарные группы (например, мясо, продукция пищевой промышленности, энергоресурсы и т. д.).

Полный список товаров США, на которые Китай планирует ввести пошлины.

В среду Китай объявил о дополнительных тарифах на 106 товаров из США, что, вероятно, усилит глобальную обеспокоенность по поводу торговой войны между крупнейшими экономиками мира.

Фактическая дата начала новых сборов будет объявлена ​​позже, хотя министерство торговли Китая заявило, что тарифы рассчитаны на продукцию США на сумму до 50 миллиардов долларов в год.

Ниже приведен полный список товаров, на которые будут распространяться пошлины.

  1. Желтая соя
  2. Черная соя
  3. Кукуруза
  4. Кукурузная мука
  5. Нечесанный хлопок
  6. Хлопковый пух
  7. Сорго
  8. Пивоваренные или дистилляционные отходы и отходы
  9. Прочая смешанная пшеница твердых сортов и пшеница цельнозерновая
  10. на полголовы свежая и холодная говядина
  11. свежая и холодная говядина с костями
  12. свежая и холодная говядина без костей
  13. замороженная говядина с костями
  14. замороженная бескостная говядина
  15. замороженная бескостная говядина
  16. прочие замороженные говяжьи отбивные
  17. сушеная клюква
  18. замороженная апельсиновый сок
  19. Незамороженный апельсиновый сок
  20. Виски
  21. Табак дымовой сушки без стеблей
  22. Другой немолотый табак
  23. Табак дымовой сушки частично или полностью удален
  24. Частично или полностью уничтожены стебли табака
  25. Отходы табака
  26. Сигары табака
  27. Сигареты табачные
  28. 90 009 Сигары и сигареты, заменители табака
  29. Табак для кальяна
  30. Другой табак для курения
  31. Восстановленный табак
  32. Прочие табачные изделия и заменители табака
  33. Внедорожники с пропускной способностью 2.От 5L до 3L
  34. Другие автомобили, оснащенные двигателем внутреннего сгорания с возвратно-поступательным движением поршня и приводным двигателем, который может заряжаться от внешнего источника питания. Рабочий объем цилиндра превышает 2500 мл, но не превышает 3000 мл для внедорожников (полноприводные)
  35. Транспортные средства с объемом разгрузки от 1,5 л до 2 л
  36. Другие автомобили, оборудованные поршневым двигателем внутреннего сгорания с воспламенением от поршня и приводным двигателем, который может заряжаться подключение внешнего источника питания.Объем цилиндра, превышающий 1000 мл, но не более 1500 мл для внедорожников (полноприводный)
  37. Легковые автомобили с объемом разгрузки от 1,5 до 2 литров, 9 мест или менее
  38. Прочие транспортные средства, оборудованные поршневым двигателем внутреннего сгорания с воспламенением и приводом которые можно заряжать, подключив внешний источник питания. Объем цилиндра, превышающий 1000 мл, но не более 1500 мл для 9 легковых автомобилей и менее
  39. Легковые автомобили с объемом разгрузки от 3 до 4 литров, 9 мест или менее
  40. Прочие транспортные средства, оборудованные поршневым двигателем внутреннего сгорания с воспламенением и приводным двигателем, который можно заряжать от внешнего источника питания.Объем цилиндра смещения превышает 3000 мл, но не превышает 4000 мл для 9 легковых автомобилей и менее
  41. Внедорожники с объемом разгрузки от 2 до 2,5 л
  42. Другие автомобили, оснащенные поршневым двигателем внутреннего сгорания с воспламенением и приводным двигателем, который может быть заряжается от внешнего источника питания. Объем цилиндра более 2000 мл, но не более 2500 мл для внедорожников
  43. Легковые автомобили с объемом от 2 л до 2.5 л, 9 мест или менее
  44. Другие транспортные средства, оборудованные двигателем внутреннего сгорания с возвратно-поступательным движением поршня и приводным двигателем, который может заряжаться от внешнего источника питания. Рабочий объем цилиндра превышает 2000 мл, но не превышает 2500 мл для 9 легковых автомобилей и менее
  45. Внедорожники с объемом разгрузки от 3 до 4 литров
  46. Другие автомобили, оборудованные поршневым двигателем внутреннего сгорания с воспламенением и подзарядкой подключив внешний источник питания.Объем цилиндров смещения превышает 3000 мл, но не превышает 4000 мл для внедорожников
  47. Дизельные внедорожники с объемом от 2,5 л до 3 л
  48. Прочие автомобили, оснащенные поршневым двигателем внутреннего сгорания с воспламенением и приводным двигателем, который можно заряжать от внешнего источника питания. Объем цилиндра более 2500 мл, но не более 3000 мл для дизельных внедорожников
  49. Легковые автомобили с емкостью разряда 2.5–3 л, 9 мест или менее
  50. Другие транспортные средства, оборудованные двигателем внутреннего сгорания с возвратно-поступательным движением поршня и приводным двигателем, который может заряжаться от внешнего источника питания. Рабочий объем цилиндра превышает 2500 мл, но не превышает 3000 мл для 9 легковых автомобилей и менее
  51. Внедорожники с разрядной емкостью менее 4 л
  52. Другие автомобили, оснащенные поршневым двигателем внутреннего сгорания с воспламенением от поршня и приводным двигателем, который может заряжаться подключив внешний источник питания.Объем цилиндров, не превышающий 4000 мл для внедорожников
  53. Другие автомобили, которые оснащены поршневым двигателем внутреннего сгорания с воспламенением и приводом и могут заряжаться от внешнего источника питания
  54. Другие автомобили, оборудованные Двигатель внутреннего сгорания с воспламенением от сжатия (дизельный или полудизельный) и приводной двигатель, кроме транспортных средств, которые могут заряжаться от внешнего источника энергии
  55. Другие транспортные средства, оборудованные поршневым двигателем внутреннего сгорания с воспламенением и приводом двигатель и может заряжаться путем подключения внешнего источника питания
  56. Другие транспортные средства, оснащенные поршневым двигателем внутреннего сгорания с воспламенением от сжатия и приводным двигателем, который может заряжаться путем подключения внешнего источника питания
  57. Другие автомобили, которые только привод двигателя
  58. Другая техника
  59. Другие бензиновозы менее 5 тонн
  60. Трансмиссии и части для автомобилей, не классифицируемые
  61. Пропан сжиженный
  62. Первичный поликарбонат
  63. Катализаторы на носителях с активными активными благородными металлами и их соединениями
  64. Диагностические или экспериментальные реагенты на подложках, за исключением тарифных товаров строки 32.02, 32.06
  65. Химические продукты и препараты для химической промышленности и смежных отраслей, в другом месте не поименованные
  66. Продукты, содержащие ПФОС и его соли, перфтороктанилсульфонамид или перфтороктановый сульфонилхлорид, указанные в примечании 3 данной группы
  67. Позиции, перечисленные в примечании 3 данной группы Группа, содержащая четыре, пять, шесть, семь или октабромдифениловые эфиры
  68. Содержит 1,2,3,4,5,6-ГХГ (6,6,6) (ISO), включая линдан (ISO, INN)
  69. Производство в основном диметил (5-этил-2-метил-2-оксо-1,3,2-диоксафосфорин-5-ил) метилфосфоната и двойной [(5-b Смеси и продукты 2-метил-2-оксо-1,3,2 -диоксафосфорин-5-ил) метил] метилфосфонат (FRC-1)
  70. 38248600a изделия, перечисленные в примечании 3 к данной группе, содержащие ПеХБ (ISO) или гексахлорбензол (ISO)
  71. Содержащие альдрин (ISO), токсафен (ISO), хлордан (ISO), хлордекон (ISO), ДДТ (ISO) [диптрикс (INN), 1,1,1-трихлор-2, 2-бис (4-хлорфенил) этан], дильдрин (ISO, INN), Эндосульфан (ISO), эндрин (ISO), гептахлор (ISO) или мирекс (ISO).Товары, перечисленные в примечании 3 данной группы
  72. Прочие катализаторы-носители
  73. Прочие полиэфиры
  74. Инициаторы реакций, ускорители, в другом месте не поименованные
  75. Полиэтилен с удельным весом первичной формы менее 0,94
  76. Акрилонитрил
  77. Смазочные материалы (без нефти или нефть, извлеченная из битуминозных минералов)
  78. Реагенты для диагностических или экспериментальных составов, прикрепленные или не прикрепленные к подложкам, кроме указанных в товарной позиции 32.02, 32.06
  79. Смазочные добавки для масел, не содержащих нефть или извлеченных из битуминозных минералов
  80. Первичная формованная эпоксидная смола
  81. Полиэтилентерефталатная пленочная пленка Полосы фольги
  82. Прочие самоклеящиеся пластиковые пластины, листы, пленки и другие материалы
  83. Прочие пластмассы непенопластовые листы
  84. Прочие пластмассовые изделия
  85. Прочие первичные виниловые полимеры
  86. Прочие сополимеры этилена и α-олефина с удельным весом менее 0.94
  87. Прочие первичные формы акриловых полимеров
  88. Прочие первичные формы из чистого поливинилхлорида
  89. Полисилоксан в первичной форме
  90. Прочие первичные полисульфиды, полисульфоны и другие тарифные номера, указанные в примечании 3 к группе 39, не перечислены.
  91. Пластиковые пластины, листы, пленки, пленки и полосы, в другом месте не поименованные
  92. 1,2-дихлорэтан (ISO)
  93. Листы, ленты из галогенированного бутилкаучука
  94. Прочие гетероциклические соединения
  95. Клеи на основе других каучуков или пластмасс
  96. Полиамид-6,6 ломтики
  97. Полиэфиры первичной формы прочие
  98. Непластифицированный ацетат целлюлозы первичной формы
  99. Ароматические полиамиды и их сополимеры
  100. Полуароматические полиамиды и их сополимеры
  101. Полиамиды первичной формы прочие
  102. Пластины виниловых полимеров прочие , листы, полосы
  103. Неионные органические поверхностно-активные вещества
  104. Смазочные материалы (содержащие масло или масло, извлеченное из битумных минералов и составляющее менее 70% по весу)
  105. Самолеты и другие летательные аппараты с пустой массой более 15000 кг, но не более 45000 кг

— Этот список был переведен CNBC и Google Translate.

— Юнис Юн из CNBC внесла свой вклад в этот отчет.

Почему торговый дефицит США и Китая настолько велик: вот все товары, которые Америка импортирует

Продолжающаяся торговая война между США и Китаем вынудила обе стороны поднять тарифы, но однобокие торговые отношения между двумя странами означают, что наибольшее влияние это окажет на китайских производителей и американских потребителей и фермеров.

США импортировали рекордные 539 долларов.5 миллиардов товаров из Китая в 2018 году. США являются нетто-импортером из Китая в большинстве рыночных сегментов, таких как бытовая электроника, одежда, мебель и промышленные товары. Одно главное исключение: сельское хозяйство.

Напротив, США в прошлом году отправили в Китай товаров на сумму меньше 120,3 миллиарда долларов, как показали данные переписи населения.

Экспорт в Китай упал с почти 130 миллиардов долларов в 2017 году, поскольку покупатели избегали американской сои и кукурузы. Экспорт сельскохозяйственной продукции из США в Китай упал до 5 долларов.9 миллиардов долларов в 2018 году по сравнению с 15,9 миллиардами долларов в предыдущем году.

Президент Трамп поднял или увеличивает тарифы практически на все товары, импортируемые из Китая, потому что переговоры по разрешению споров по поводу более справедливых торговых правил зашли в тупик. Тем не менее, на этой неделе президент встретится с китайским лидером Си Цзиньпином, и в сообщениях прессы говорится, что может быть объявлено временное перемирие.

Вспышка потрясений потрясла Уолл-стрит в прошлом месяце, но с тех пор акции восстановились. Промышленный индекс Доу-Джонса DJIA, +0.50% и S&P 500 SPX, + 0,72% оба близки к рекордным максимумам.

Читать: Столкновение монстров между США и Китаем из-за торговли затмевает все другие проблемы экономики

Тарифы США на импорт Китая в размере 200 миллиардов долларов недавно были увеличены с 10% до 25%.

Трамп также заявил, что США начнут процесс применения 25-процентного тарифа еще к 325 миллиардам долларов импорта, которые пока не учитываются. Однако для их вступления в силу может потребоваться несколько месяцев или больше, и это даст двум странам больше времени для переговоров.

Домохозяйства и компании могли бы платить больше за различные потребительские товары или товары для бизнеса. США импортируют тысячи товаров из Китая, начиная от телевизоров и мобильных телефонов и заканчивая одеждой и сумками, промышленными химикатами и редкими металлами.

США уже много лет испытывают большой дефицит в отношениях с Китаем и в некоторых случаях больше не производят определенные товары, такие как бытовая электроника, популярные среди американцев. В ближайшее время будет непросто, а может быть, и невозможно значительно сократить разрыв.

Ожидается, что США сохранят большой профицит услуг с Китаем, который в 2018 году составил 40,5 млрд долларов. Этот профицит в значительной степени отражает расходы китайских туристов и студентов по обмену.

Пока торговый спор нанес больше вреда Китаю, чем США. Однако экономисты, руководители предприятий и инвесторы обеспокоены тем, что длительное противостояние между двумя крупнейшими экономиками мира может привести к длительному ущербу для мировой экономики, если оно будет иметь метастазы.

Связано: Поскольку Трамп угрожает затянуть торговые гайки, вот посмотрите, что сделали тарифы до сих пор

Тарифы на торговую войну между США и Китаем: обновленный график

Реализация 14 февраля 2020 года первой фазы сделки между США и Китаем установила новые тарифы США на импорт из Китая в обозримом будущем.Средние тарифы США на импорт из Китая остаются повышенными на уровне 19,3 процента. Эти тарифы более чем в шесть раз выше, чем до начала торговой войны в 2018 году. Эти тарифы покрывают 66,4 процента китайского экспорта в США.

Средние китайские тарифы на импорт из США также остаются повышенными в среднем на 20,7 процента. Ответные пошлины Китая по-прежнему покрывают 58,3% экспорта США в Китай. 17 февраля 2020 года правительство Китая объявило о процессе исключения, в соответствии с которым китайские компании могут подать заявку на временное освобождение от ответных тарифов.Тем не менее, остаются вопросы о том, сможет ли Китай выполнить обязательство по приобретению дополнительных товаров и услуг США на 200 миллиардов долларов в течение 2020 и 2021 годов, как описано в юридическом соглашении, подписанном 15 января 2020 года.

В целом торговая война в период с 2018 по 2021 год проходила в пять этапов. Первые шесть месяцев 2018 года характеризовались лишь умеренным ростом тарифов. С июля по сентябрь 2018 г. произошло резкое повышение тарифов с обеих сторон: средние тарифы в США выросли с 3.С 8% до 12,0%, а средние тарифы в Китае увеличились с 7,2% до 18,3%. На третьем этапе был 8-месячный период (с 25 сентября 2018 г. по июнь 2019 г.) незначительных изменений тарифов. С июня по сентябрь 2019 года началось еще одно повышение тарифов. На текущем пятом этапе и, несмотря на соглашение первого этапа, тарифы между двумя странами остаются повышенными и являются новой нормой.

В этот же период Китай снизил тарифы на импорт из остального мира.Средние тарифы Китая в отношении этих экспортеров снизились с 8,0 процента в начале 2018 года до 6,1 процента к началу 2021 года. Соединенные Штаты повысили свои средние тарифы на импорт из остального мира с 2,2 процента до 3,0 процента за тот же период.

Эта диаграмма была адаптирована на основе данных, имеющихся в рабочем документе Чада П. Боуна «Торговая война между США и Китаем и соглашение о первом этапе». Информацию о временных исключениях продуктов из тарифов, которые каждая сторона предоставила в 2018–2020 годах, см. В документе.

Надвигающаяся торговая акция в Китае разделяет промышленность и рождает рынки

«Поскольку нам так повезло, что Америка кормит мир, мы также первая отрасль, которая сталкивается с трудностями в торговле между США и другими странами», — Дениз Боде, координатор Американской коалиции переработчиков и производителей фруктов и овощей.

«Американские фермеры, кажется, являются первыми жертвами эскалации торговой войны», — сказал Макс Бокус, бывший сенатор-демократ от Монтаны и председатель группы под названием «Фермеры за свободную торговлю».«Поскольку доходы фермерских хозяйств уже снижаются, фермеры полагаются на экспортные рынки, чтобы оставаться на плаву. Эти новые тарифы ограничивают их способность сводить концы с концами ».

С тех пор, как г-н Трамп объявил о мерах в Китае 22 марта, американские официальные лица, в том числе министр финансов Стивен Мнучин и торговый представитель США Роберт Лайтхайзер, вели переговоры с китайцами о способах урегулирования разногласий. По словам людей, знакомых с ходом переговоров, стороны обсудили уступки, такие как снижение тарифов Китая на американские автомобили, открытие его рынка финансовых услуг и закупка большего количества полупроводников или природного газа.

Однако аналитики и компании, работающие в Китае, заявили, что эти меры вряд ли смогут должным образом разрешить американские опасения по поводу давних посягательств Китая на американскую интеллектуальную собственность.

Компании с нетерпением ждут, когда на этой неделе администрация опубликует список китайских продуктов, на которые будут распространяться тарифы — скорее всего, это те высокотехнологичные продукты, в нацеливании на которые администрация обвинила Китай. Отрасль розничной торговли, которая лоббировала администрацию и Конгресс против раннего плана по введению тарифов на одежду и обувь китайского производства, теперь осторожно оптимистично настроена в отношении того, что ее продукция будет освобождена от уплаты налогов.

Ожидается, что в ближайшие недели будут введены ограничения на китайские инвестиции. Представители администрации заявили, что эти правила будут направлены на восстановление взаимности с китайцами, хотя неясно, дойдут ли Соединенные Штаты до того, чтобы запретить китайским компаниям инвестировать в те же отрасли, которые Китай ограничивает. Белый дом также рассматривает возможность использования закона о чрезвычайной экономике, который позволил бы ограничить китайские инвестиции.

Эти меры дополняют предложенный Конгрессом закон о расширении полномочий Комитета по иностранным инвестициям в Соединенных Штатах, который рассматривает иностранные сделки с точки зрения национальной безопасности.В прошлом месяце комитет приостановил враждебное поглощение Qualcomm, калифорнийского производителя микросхем, сингапурской компанией, в основном из-за опасений по поводу уступки производства полупроводников Китаю.

Одежда Shein превосходит Amazon по загрузкам приложений после выхода из торговой войны Трампа

17 мая Shein — произносится как «she-in» — завершила 152-дневную серию Amazon как самого загружаемого приложения для покупок в США, что является выдающимся подвигом для любого семилетнего бренда одежды, не говоря уже о том, что большинство американцев старше 30 лет. до сих пор не слышал.

А вот дети повсюду. Как и во многих других явлениях в Интернете, поколение Z и молодые покупатели из поколения в поколение способствовали росту Шеина, будучи пленником бесконечного, постоянно меняющегося каталога одежды по ценам, превышающим даже самые скудные средства.

В один из недавних четверг приложение представило 6 239 новых предметов, в том числе топ без шнуровки с цветочным рисунком на спине (5 долларов), фиолетовые пижамы с принтом динозавров (10 долларов) и идеально подходящее для выпускного вечера платье с рукавами-бабочками с жемчужной отделкой (22 доллара). Ранее в этом году U.Блогер К. кричала, что она заплатила всего 100 фунтов стерлингов за более 30 бикини Shein — явно непрактичное количество купальников, пока вы не вспомните, что аудитория социальных сетей требует новизны прежде всего.

Все, что вы хотите, по таким низким ценам, что вы можете позволить себе два (или 30). Для большинства людей, особенно для подростков с ограниченными финансовыми возможностями, такая спешка приближается к свободе. Их энтузиазм сделал Шеин первым большим успехом в моде из Китая, хотя его истоки нигде не указаны в приложении.По последним данным Euromonitor, после удвоения в 2019 году его годовые продажи резко выросли во время пандемии, увеличившись более чем втрое в прошлом году, что сделало Shein крупнейшим в мире модным брендом, работающим только в Интернете.

Глобальные инвесторы, такие как IDG и Sequoia, уже вложились в него. Человек, знакомый с его финансированием, говорит, что Shein оценивается в 30 миллиардов долларов, и в прошлом году он нанял Goldman Sachs Group Inc., Bank of America Corp. и JPMorgan Chase. & Co. в качестве консультантов по потенциальному первичному публичному размещению акций, по словам других лиц, знакомых с ее планами.Сама компания расплывчата, заявляя, что сообщения о ней «часто неверны», и оценивает ее стоимость в «несколько миллиардов долларов» в прошлом году. Пресс-секретарь сообщила Bloomberg 28 мая, что в краткосрочной перспективе планов IPO нет.

У Шеина иногда появляются всплывающие окна, как это было в Лондоне в 2019 году, но нет постоянных физических магазинов.

Фотограф: Дэвид М. Бенетт / Getty Images

Ясно одно: у Шеина есть амбиции. В январе он был одним из претендентов на покупку культового британского ритейлера одежды Topshop, и, хотя он проиграл предложению Asos Plc в размере 295 миллионов фунтов стерлингов, этот шаг был «красным сигналом для существующих брендов», — сказал Джонатан Рейнольдс, академический директор Оксфордского университета. Институт управления розничной торговлей в бизнес-школе Саида.

Таким образом, Shein переворачивает индустрию с оборотом в 36 миллиардов долларов, обыгрывая Zara из Inditex SA и Hennes & Mauritz AB в их собственной игре, усиливая феномен быстрой моды, который они изобрели (и подверглись резкой критике). Для этого он использует, казалось бы, гениальное сочетание хитрости в цепочке поставок, дизайна одежды на основе данных и, что самое интригующее, налоговых лазеек в США и Китае, которые проявились во время торговой войны. Само наступление, направленное на обуздание китайского господства, вместо этого помогло создать гиганта.

Гигант быстрой моды в Китае видит рост продаж в условиях пандемии

В Китае нет такой мировой модной одежды, как в Италии, Франции или Японии, и это одна из причин, по которой Шейн почти ничего не сообщает покупателям о своем происхождении. Любой, кому интересно узнать больше — где, скажем, Шеин получает свои материалы, как можно получить там работу или даже где «есть», — попадает в один тупик за другим в своем прекрасном приложении.Один ключ к разгадке его географии скрыт внизу раздела «Логистика и транспортировка» на странице «О нас» на его веб-сайте, на изображении складской погрузочной платформы. Логотип на припаркованном там грузовике написан на английском и китайском языках.

Но Шеин обязан своим успехом Китаю. В частности, изменение налогового кодекса Китая в эпоху торговой войны, которое резко снижает затраты для компании и ее поставщиков, позволяя им сокращать свою глобальную конкуренцию, продавая одну пару велошорт за 4 доллара за раз.

В 2018 году, когда торговые отношения между двумя крупнейшими экономиками мира ухудшались, Китай отреагировал на новый раунд тарифов США, фактически отказавшись от экспортных пошлин для компаний, осуществляющих прямые поставки потребителям. Поскольку компания Shein отгружает большинство заказов со своих складов в Китае, она уже занимала хорошие позиции в США, где посылки стоимостью менее 800 долларов могли беспошлинно ввозиться в страну с 2016 года. Китайские товары более дорогие, мелкие поставки остались освобожденными.

По мнению Шейна, налоговая поддержка Китая поверх лазейки США была похожа на добавление Mentos в Diet Coke. С 2018 по 2019 год продажи компании почти удвоились, согласно презентации Шеина для инвесторов, рассмотренной Bloomberg. В следующем году продажи снова подскочили. Благодаря дополнительному росту числа покупателей, застрявших дома из-за вируса, продажи Shein выросли на 250% в годовом исчислении до ошеломляющих 10 миллиардов долларов, по словам людей, знакомых с его деятельностью, что намного опережает то, что Zara принесла через свои онлайн-каналы в прошлом году. год.

Одетые, чтобы оставаться в покое

Продажи Шеина в США увеличивались каждый месяц более чем вдвое во время пандемии

Источник: Bloomberg Second Measure

Сегодня Shein не платит ни экспортных пошлин на большую часть своей продукции, ни, в случае США, налогов на импорт — преимущество, которое сильно меняет правила игры против ее конкурентов, особенно когда потребители переключаются на Интернет и остаются в сети.Это также не единственный китайский ритейлер, выигравший от торговой войны, и не последний. Согласно данным китайской таможни, благодаря поддержке правительства экспорт розничной онлайн-торговли Китая, известный как «трансграничная электронная торговля», в 2018 году подскочил на 67%. Этот сектор превысил 265 миллиардов долларов и растет быстрее, чем до нападения бывшего президента Дональда Трампа.

В настоящее время конкуренция между международными конкурентами практически невозможна, — сказал Майкл Горовиц, ранее занимавший должность старшего исполнительного директора Global Brands Group Holding Ltd., дочерняя компания Fung Group, специализирующаяся на торговле и цепочках поставок в Гонконге. Технически любая компания, желающая зарегистрировать дочернюю компанию в Китае и отправлять товары напрямую потребителям в США в небольших упаковках, может получить те же налоговые преимущества, что и Shein. Но это вряд ли произойдет, сказал он.

«Если вы Zara, вы не сможете обойтись без импортных пошлин США, потому что вы не доставляете товары физическим лицам, вы продаете в магазины и импортируете оптом», — сказал Горовиц, теперь партнер Retail ROI Ltd., консалтинговая фирма из Гонконга. «У них слишком много физического присутствия — им это не сойдет с рук».

Согласно одному из редких пресс-релизов компании, Shein был основан Сюй Янтянем в 2008 году. Также известный как Крис или Скай, Сюй начал свою карьеру не в моде или розничной торговле, а в поисковой оптимизации в цифровом маркетинге. консалтинг, работающий с экспортерами. Первоначально он называл свой сайт Sheinside, затем в 2014 году сократил его и переименовал в Shein.Сюй отклонил неоднократные просьбы Bloomberg об интервью.

Годы, предшествовавшие запуску Shein, были болезненными для китайских брендов одежды, чьи амбиции выходили за рамки их границ. Компания спортивной одежды Li Ning Co. открыла флагманский магазин в Портленде, штат Орегон, в 2010 году, но через два года закрыла его. В Лондоне производитель пуховиков Bosideng International Holdings Ltd. открыл торговый центр Mayfair в 2012 году, но в течение пяти лет он тоже отступил на внутренний рынок.

В отличие от этих брендов, Shein изначально не была популярной в Китае.На самом деле его одежды там вообще нет. Клиенты Шеина всегда были где-то еще, их привлекала сеть влиятельных лиц и связи со знаменитостями. Кэти Перри и Lil Nas X озаглавили виртуальный концерт бренда в первые дни пандемии. Инстаграммеры теперь используют множество хэштегов; около 850 000 сообщений отмечены тегами #sheingals. В его приложении фотографии продуктов стилизованы под селфи из социальных сетей с неопределенным фоном. Как компания, она кажется такой же естественной для Интернета, как и ее клиенты.

«Это сделано специально», — сказал Чарльз Шен, основатель шанхайской компании Meetsocial, которая занимается маркетингом Шейна в социальных сетях. «Чтобы показать, откуда вы родом, нужна национальная уверенность, — сказал Шен. «Конкурентоспособность имиджа китайского бренда или способность создавать бренд по-прежнему отсутствуют».

Ничто в приложении Shein не выдает китайского происхождения компании.

Фотограф: Джастин Чин / Bloomberg

Но компания максимально использует свою близость к самой обширной и хорошо развитой цепочке поставок в мире.Согласно документам компании, с которыми ознакомился Bloomberg, Shein требует, чтобы производители, с которыми заключен контракт, производили ее одежду, не более чем в пяти часах езды от ее центра снабжения в городе Гуанчжоу на юге Китая. Поставщики также должны иметь возможность завершить процесс проектирования и производства примерно за 10 дней, что быстрее, чем знаменитые трехнедельные сроки выполнения заказа Zara, и значительно быстрее, чем время выполнения заказа от трех до шести месяцев, которое обычно требуется традиционным производителям одежды.

Shein также разработал запатентованную технологию, которая собирает данные поиска клиентов из приложения и делится ими с поставщиками, чтобы помочь принимать решения о дизайне, мощности и производстве.Он дает рекомендации по сырью и местам его приобретения, а также дает поставщикам доступ к обширной базе данных дизайнов для вдохновения. Со своей стороны, производители одежды стремятся сотрудничать с компанией, которая имеет репутацию компании, которая оплачивает счета чаще и быстрее, чем это принято в отрасли.

Все это — плюс отсутствие необходимости беспокоиться о складских запасах — означает, что Шеин может почти немедленно реагировать на предпочтения покупателей — процесс, который в одном информационном бюллетене для бизнеса окрестили «модой в реальном времени».

«Если что-то работает, вы очень быстро узнаете об этом», — сказал Горовиц, специалист по цепочке поставок. «Если что-то выйдет из строя, у вас будет всего пара сотен единиц, так сколько же вы действительно пострадаете?»

В результате налоговых льгот, предоставленных Китаем в 2018 году, власти перестали требовать фапяо — официальные счета-фактуры поставщиков , которые правительство использует для документирования и сбора налогов на добавленную стоимость — для интернет-магазинов. Это эффективно устранило до 13% налогов на любую посылку, которую Shein или любой другой экспортер отправлял за границу, что привело к более быстрому росту, чем до начала торговой войны.

Пандемия стала еще одним бумом для Шеина, поскольку домашние потребители устремились в компании электронной коммерции всех видов. Компания смогла максимально удовлетворить новый спрос отчасти потому, что ее материнская компания зарегистрирована в Гонконге, которая не облагает налогом доход, полученный где-либо еще.

отправлено из Китая

Китайские экспортеры набирают популярность у зарубежных покупателей

Источник: Essence Securities

Как частное лицо, Shein не обязана публиковать свою финансовую отчетность.В заявлении для Bloomberg указано, что Китай «поощряет трансграничные компании, подобные нашей», добавив, что фирма соблюдает местные налоговые правила на всех своих рынках.

Но есть несколько листинговых китайских компаний, которые используют аналогичные стратегии, и их публичные документы подчеркивают, насколько низкими могут быть их налоговые счета. Например, его коллега по интернет-магазину Lightinthebox также отправляет свои продукты напрямую потребителям со складов в Китае и управляет своей выручкой через дочерние компании в Гонконге.За последние два года шанхайская компания впервые после IPO в 2013 году зафиксировала прибыль. Согласно финансовой отчетности, в первом квартале 2021 года налоговый счет Lightinthebox составлял 0,5% от прибыли.

Американские конкуренты ничего не могут поделать с китайской практикой фапяо или налоговым режимом Гонконга, но они приходят в ярость по поводу освобождения от налога на импорт в размере 800 долларов. Ежедневно в США прибывает более 2 миллионов отправлений ниже этого порога, написал Ким Глас, президент и генеральный директор Национального совета текстильных организаций, в апрельском письме, обращенном к США.Правительство С. предпримет смягчающие меры. В письме Глас говорится, что американские производители текстиля, одежды и других потребительских товаров «все чаще обнаруживают, что их рынки и рабочая сила находятся под угрозой из-за этого уклонения от тарифов».

«Шейн обыгрывал систему, и они сделали это очень хорошо», — сказал Рик Хельфенбейн, бывший глава Американской ассоциации одежды и обуви в Вашингтоне. Согласно действующим правилам, обычная хлопковая футболка освобождается от стандартной импортной пошлины в размере 16,5% и 7.5% тариф для Китая.

«Вы говорите о том, что Шейн может подрезать кого-то примерно на 24%», — сказал Хельфенбейн, ныне специальный советник консалтинговой фирмы Sorini, Samet & Associates из Вашингтона, округ Колумбия. «Это огромное конкурентное преимущество».

Относительно недавний успех Шеина выводит его на неизведанную территорию. Неясно, сможет ли он продолжать расти, поскольку ослабление пандемии снова дает людям возможность совершать покупки в обычных магазинах, и сохранит ли он свою привлекательность, когда его основные потребители состариваются с кропами за 5 долларов.

Интерес компании к Topshop может указывать на то, что компания видит ограничения в своей онлайн-модели, но приобретение обычной сети имеет свои собственные проблемы. И если США снизят порог в 800 долларов для беспошлинного импорта, как отечественная текстильная промышленность подталкивает к этому президента Джо Байдена, Shein может потерять часть своего преимущества в ценообразовании.

Сама отрасль, которую он стремится доминировать, также находится в центре внимания: быстрая мода подверглась критике за ее воздействие на окружающую среду и трудовые практики.Судя по успеху Шеина у потребителей — и некоторых ведущих венчурных капиталистов мира — эти опасения еще не подорвали привлекательность сверхнизких цен и бесконечного разнообразия. Скорее всего, в конечном итоге это изменится, поскольку самые большие поклонники компании приобретут более высокие цены, а инвесторам станет труднее игнорировать экологические, социальные и корпоративные вопросы управления.

Между тем, сосредоточение Шеина на количестве, управляемом алгоритмами, привело к некоторым заметным ошибкам. Компания, которая сделала заявления о корпоративной солидарности с Black Lives Matter, недавно извинилась за продажу чехла для телефона, на котором мелом был обведен чернокожий человек в наручниках.В прошлом году компания отказалась от ожерелья с буддийской свастикой и извинилась за то, что продала мусульманские молитвенные коврики в качестве домашнего декора.

Кэти Перри выступает на виртуальном фестивале Shein Together в мае 2020 года.

Источник: Getty Images для Shein

Именно на этом фронте статус Shein как китайского бренда может стать его ахиллесовой пятой, вне зависимости от того, насколько сильно ее происхождение. затемненный. Отношения между Китаем и США достигли нового минимума даже после ухода Трампа.Западные потребители также все больше осознают возражения против хлопка из китайского региона Синьцзян, который, по мнению наблюдателей за соблюдением прав человека и некоторых правительств, полагается на принудительный труд.

Ясмин Прайс, 18-летняя студентка из Лондона, сказала, что безуспешно пыталась выяснить, откуда взялся хлопок, используемый в одежде Шеина. «На их сайте буквально ничего нет», — сказала она. «Однажды мы попытались посмотреть, кому они принадлежат, и искали минут десять, а это долгое время, чтобы искать что-то в Интернете.”

Год назад 20 индийских солдат погибли в столкновениях с китайскими войсками в спорном приграничном районе на Тибетском плато. В ответ Индия внесла в черный список 59 китайских приложений, включая Shein. Запрет застал врасплох крупнейший азиатский рынок компании.

«Я и мои друзья были в ужасе», — сказал Сунанда Гурупрасад, старшеклассник из Бангалора. Гурупрасад был в «фазе балахона», — сказала она, надеясь добавить еще несколько вещей в свою коллекцию, когда узнала, что Шеин закрыли.

«Я была удивлена, — сказала она. «Они не звучали по-китайски. Они не были похожи на китайцев… Я начал получать удовольствие от покупок на Шеине. До этого я не был большим покупателем ».

Теперь она делает покупки офлайн или просматривает H&M или Forever21. Даже после того, как Шеин был заблокирован, она несколько раз проверила сайт и попыталась перезагрузить приложение, на всякий случай, если еще можно было заключить сделку.

— С помощью Сарита Рай, Виниси Чан, Донг Као, Джулия Фиоретти, Дейдре Хипвелл, Мэтью Таунсенд, Лулу Илун Чен и София Орта Э. Коста

Все, что Alibaba делает по-другому — и лучше

Вкратце об идее
Новая бизнес-модель

Alibaba — это пример «умного бизнеса» завтрашнего дня: технологическая платформа, координирующая деятельность нескольких бизнес-игроков в экосистеме.

Как это работает

Участники экосистемы обмениваются данными и применяют технологии машинного обучения для выявления и лучшего удовлетворения потребностей потребителей.

Как это построить

Автоматизация принятия решений с помощью:

• убедиться, что каждое взаимодействие дает как можно больше данных

• обеспечение того, чтобы все бизнес-операции осуществлялись с помощью программного обеспечения

• использование API и других интерфейсных протоколов для обеспечения беспрепятственного взаимодействия между программными системами

• применение машинного обучения для анализа данных в реальном времени

Alibaba попала в заголовки газет благодаря крупнейшему в мире IPO в сентябре 2014 года.Сегодня компания входит в топ-10 мировых лидеров по рыночной капитализации, превзошла Walmart по глобальным продажам и расширилась на все основные рынки мира. Имя основателя Джек Ма стало нарицательным.

С момента своего основания в 1999 году платформа электронной коммерции Alibaba продемонстрировала значительный рост. Тем не менее, это все еще не выглядело как победитель мирового уровня в 2007 году, когда команда менеджеров, к которой я присоединился на постоянной основе годом ранее, собралась для обсуждения стратегии за пределами офиса в сером приморском отеле в Нинбо, провинция Чжэцзян.В ходе встречи наши разрозненные наблюдения и идеи о тенденциях в области электронной коммерции начали сливаться в более широкий взгляд на будущее, и к концу мы пришли к соглашению о видении. Мы будем «способствовать развитию открытой, скоординированной и процветающей экосистемы электронной коммерции». Вот тогда-то и начался путь Alibaba.

Особое новшество

Alibaba, как мы поняли, заключалось в том, что мы действительно строили экосистему: сообщество организмов (предприятий и потребителей многих типов), взаимодействующих друг с другом и окружающей средой (онлайн-платформа и более крупные автономные физические элементы).Нашей стратегической задачей было убедиться, что платформа предоставляет все ресурсы или доступ к ресурсам, которые потребуются онлайн-бизнесу для успеха, и, следовательно, поддерживает эволюцию экосистемы.

Созданная нами экосистема сначала была простой: мы связали покупателей и продавцов товаров. По мере развития технологий в Интернет переместилось все больше бизнес-функций, включая уже существующие, такие как реклама, маркетинг, логистика и финансы, и новые, такие как партнерский маркетинг, рекомендации по продуктам и влиятельные лица в социальных сетях.И поскольку мы расширили нашу экосистему, чтобы приспособить эти инновации, мы помогли создать новые типы онлайн-бизнеса, полностью переосмыслив розничный сектор Китая.

Alibaba сегодня — это не просто компания, занимающаяся онлайн-торговлей. Это то, что вы получите, если возьмете все функции, связанные с розничной торговлей, и скоординируете их в режиме онлайн в разветвленную, управляемую данными сеть продавцов, маркетологов, поставщиков услуг, логистических компаний и производителей. Другими словами, Alibaba делает то же самое, что Amazon, eBay, PayPal, Google, FedEx, оптовые торговцы и значительная часть производителей в Соединенных Штатах, с хорошей помощью финансовых услуг для украшения.

Из 10 самых ценных компаний мира сегодня семь являются интернет-компаниями с бизнес-моделями, аналогичными нашей. Пятерым из них — Amazon, Google и Facebook в США, а также Alibaba и Tencent в Китае — почти 20 лет. Почему так быстро возникли такие ценности и рыночная власть? Благодаря новым возможностям в области сетевой координации и анализа данных, которые используют все эти компании. Экосистемы, которыми они управляют, намного более экономически эффективны и ориентированы на клиента, чем традиционные отрасли.Эти фирмы следуют подходу, который я называю умным бизнесом, и я считаю, что он представляет собой доминирующую бизнес-логику будущего.

Что такое умный бизнес?

Умный бизнес возникает, когда все участники, участвующие в достижении общей бизнес-цели — например, розничной торговли или совместного использования автомобилей — координируются в онлайн-сети и используют технологию машинного обучения для эффективного использования данных в режиме реального времени. Эта технологичная модель, в которой большинство операционных решений принимаются машинами, позволяет компаниям динамично и быстро адаптироваться к меняющимся рыночным условиям и предпочтениям клиентов, получая огромное конкурентное преимущество перед традиционными предприятиями.

Большая вычислительная мощность и цифровые данные, конечно же, являются топливом для машинного обучения. Чем больше данных и чем больше итераций проходит алгоритмический движок, тем лучше его результат. Специалисты по обработке данных придумывают модели вероятностного прогнозирования для конкретных действий, а затем алгоритм обрабатывает множество данных, чтобы принимать лучшие решения в режиме реального времени с каждой итерацией. Эти модели прогнозирования становятся основой для большинства бизнес-решений. Таким образом, машинное обучение — это больше, чем технологическая инновация; это изменит способ ведения бизнеса, поскольку человеческие решения все чаще заменяются алгоритмическими выводами.

Ant Microloans — яркий пример того, как будет выглядеть это будущее. Когда Alibaba запустила Ant в 2012 году, типичный кредит, предоставляемый крупными банками Китая, составлял миллионы долларов. Минимальная сумма кредита — около 6 миллионов юаней или чуть менее 1 миллиона долларов — значительно превышала суммы, необходимые большинству малых и средних предприятий (МСП). Банки неохотно обслуживали компании, у которых не было какой-либо кредитной истории или даже надлежащей документации о своей коммерческой деятельности.Как следствие, десятки миллионов предприятий в Китае испытывали реальные трудности с получением денег, необходимых для развития своей деятельности.

В Alibaba мы поняли, что у нас есть ингредиент для создания высокофункционального, масштабируемого и прибыльного бизнеса по кредитованию малого и среднего бизнеса: огромное количество данных о транзакциях, генерируемых множеством малых предприятий, использующих нашу платформу. Поэтому в 2010 году мы запустили новаторский бизнес по предоставлению микрозаймов на основе данных, предлагая предприятиям ссуды на сумму не более 1 миллиона юаней (около 160 000 долларов США).За семь лет работы компания ссудила более 87 миллиардов юаней (13,4 миллиарда долларов) почти трем миллионам малых и средних предприятий. Средний размер кредита составляет 8000 юаней или около 1200 долларов. В 2012 году мы объединили эту кредитную операцию с Alipay, нашим очень успешным платежным бизнесом, чтобы создать Ant Financial Services. Мы дали новому предприятию такое название, чтобы отразить идею о том, что мы помогаем всем маленьким, но трудолюбивым компаниям, похожим на муравьев.

Сегодня Ant может легко обрабатывать ссуды от нескольких сотен юаней (около 50 долларов США) за несколько минут.Как это возможно? Столкнувшись с потенциальными заемщиками, кредитным организациям необходимо ответить только на три основных вопроса: должны ли мы давать им ссуды, сколько мы должны ссудить и под какую процентную ставку? После того, как продавцы на наших платформах разрешили нам анализировать свои данные, мы были готовы ответить на эти вопросы. Наши алгоритмы могут просматривать данные о транзакциях, чтобы оценить, насколько хорошо работает бизнес, насколько конкурентоспособны его предложения на рынке, имеют ли партнеры высокие кредитные рейтинги и т. Д.

Ant использует эти данные для сравнения хороших заемщиков (тех, кто платит вовремя) с плохими (тех, кто этого не делает), чтобы выделить черты, общие для обеих групп. Затем эти черты используются для расчета кредитных рейтингов. Конечно, все кредитные организации делают это тем или иным образом, но в Ant анализ выполняется автоматически по всем заемщикам и по всем их поведенческим данным в режиме реального времени. Каждая транзакция, каждое общение между продавцом и покупателем, каждое соединение с другими услугами, доступными в Alibaba, каждое действие, предпринимаемое на нашей платформе, влияет на кредитный рейтинг компании.В то же время алгоритмы, которые вычисляют оценки, сами развиваются в реальном времени, улучшая качество принятия решений с каждой итерацией.

Для определения того, сколько ссудить и сколько процентов взимать, требуется анализ многих типов данных, генерируемых внутри сети Alibaba, таких как валовая прибыль и оборачиваемость запасов, а также менее математически точная информация, такая как жизненные циклы продуктов и качество социальные и деловые отношения продавца.Алгоритмы могут, например, анализировать частоту, продолжительность и тип сообщений (обмен мгновенными сообщениями, электронная почта или другие методы, распространенные в Китае) для оценки качества взаимоотношений.

Специалисты по обработке данных Alibaba играют важную роль в определении и тестировании точек данных, обеспечивающих нужную им информацию, а затем в разработке алгоритмов для анализа данных. Эта работа требует как глубокого понимания бизнеса, так и опыта в алгоритмах машинного обучения. Снова рассмотрим Ant Financial.Если продавец с плохой кредитной историей возвращает свою ссуду вовремя или продавец с отличной кредитной историей катастрофически не выполняет свои обязательства, алгоритм явно нуждается в доработке. Инженеры могут быстро и легко проверить свои предположения. Какие параметры нужно добавить или удалить? Какому поведению пользователей следует уделять больше внимания?

По мере того, как перекалиброванные алгоритмы производят все более точные прогнозы, риски и затраты Ant неуклонно снижаются, а заемщики получают нужные им деньги, когда они им нужны, по приемлемой процентной ставке.В результате получается очень успешный бизнес: по микрокредитованию уровень дефолтов составляет около 1%, что намного ниже оценки Всемирного банка в 2016 году в среднем в 4% по всему миру.

Так как же создать такой бизнес?

Автоматизация всех операционных решений

Чтобы стать умным бизнесом, ваша компания должна позволять принимать как можно больше операционных решений машинами, работающими на оперативных данных, а не людьми, поддерживаемыми собственным анализом данных. Подобное преобразование процесса принятия решений — это четырехэтапный процесс.

Шаг 1: «Datafy» при каждом обмене клиентами.

Ant посчастливилось получить доступ к большому количеству данных о потенциальных заемщиках, чтобы ответить на вопросы, присущие его кредитному бизнесу. Для многих предприятий процесс сбора данных будет более сложным. Но живые данные необходимы для создания петель обратной связи, которые являются основой машинного обучения.

Рассмотрим бизнес по аренде велосипедов. Китайские стартапы использовали мобильную телефонию, Интернет вещей (в виде умных замков для велосипедов) и существующие системы мобильных платежей и кредитования для сбора данных всего процесса аренды.

Аренда велосипеда традиционно включала посещение пункта проката, внесение залога, получение кем-то велосипеда, использование велосипеда, его возврат и затем оплату аренды наличными или кредитной картой. Несколько конкурирующих китайских компаний размещают все это в Интернете, интегрируя различные новые технологии с существующими. Важнейшим нововведением стало сочетание QR-кодов и электронных замков, которые умело автоматизировали процесс оформления заказа. Открыв приложение для обмена велосипедами, гонщик может увидеть доступные велосипеды и зарезервировать один поблизости.Как только гонщик подъезжает к велосипеду, он или она использует приложение для сканирования QR-кода на велосипеде. Если у человека есть деньги на счету и он соответствует критериям аренды, QR-код откроет электронный замок велосипеда. Приложение может даже проверить кредитную историю человека с помощью Sesame Credit, нового онлайн-продукта Ant Financial для оценки потребительского кредитования, что позволяет пассажиру не вносить залог, что еще больше ускоряет процесс. Когда велосипед возвращается, закрытие замка завершает транзакцию.Процесс прост, интуитивно понятен и обычно занимает всего несколько секунд.

Данные о процессе аренды значительно улучшают качество обслуживания клиентов. На основе данных в реальном времени компании отправляют грузовики, чтобы переместить велосипеды туда, где они нужны пользователям. Они также могут предупреждать обычных пользователей о наличии поблизости велосипедов. Во многом благодаря этим нововведениям стоимость аренды велосипедов в Китае упала до нескольких центов в час.

Большинство предприятий, которые стремятся больше ориентироваться на данные, обычно собирают и анализируют информацию для создания причинно-следственной модели.Затем модель изолирует критические точки данных от массы доступной информации. Умные компании используют данные не так. Вместо этого они собирают всю информацию, генерируемую во время обмена и общения с клиентами и другими участниками сети в процессе работы бизнеса, а затем позволяют алгоритмам определять, какие данные имеют отношение к делу.

Шаг 2: «Программное обеспечение» для каждого действия.

В умном бизнесе все действия — не только управление знаниями и отношения с клиентами — настраиваются с помощью программного обеспечения, так что решения, влияющие на них, можно автоматизировать.Это не означает, что фирме необходимо покупать или создавать программное обеспечение ERP или его эквивалент для управления своим бизнесом — как раз наоборот. Традиционное программное обеспечение делает процессы и потоки решений более жесткими и часто становится смирительной рубашкой. Напротив, доминирующая логика умного бизнеса — это реакция в реальном времени. Первый шаг — построить модель того, как люди в настоящее время принимают решения, и найти способы воспроизвести более простые элементы этого процесса с помощью программного обеспечения, что не всегда легко, учитывая, что многие человеческие решения основываются на здравом смысле или даже на подсознательной неврологической активности.

Рост Taobao, внутреннего веб-сайта розничной торговли Alibaba Group, обусловлен постоянным программным обеспечением процесса розничной торговли. Одним из первых крупных программных инструментов, созданных на Taobao, был инструмент мгновенных сообщений под названием Wangwang, с помощью которого покупатели и продавцы могли легко общаться друг с другом. С помощью этого инструмента продавцы приветствуют покупателей, представляют товары, обсуждают цены и т. Д., Как это делают люди в традиционном розничном магазине. Alibaba также разработала набор программных инструментов, которые помогают продавцам разрабатывать и запускать разнообразные сложные витрины интернет-магазинов.Когда интернет-магазины запущены и работают, продавцы могут получить доступ к другим программным продуктам для выдачи купонов, предложения скидок, запуска программ лояльности и выполнения других действий по взаимодействию с клиентами, которые координируются друг с другом.

Поскольку большая часть программного обеспечения сегодня запускается в режиме онлайн как услуга, важным преимуществом программного обеспечения бизнес-деятельности является то, что оперативные данные могут собираться естественным образом как часть бизнес-процесса, создавая основу для применения технологий машинного обучения.

Шаг 3: Получите поток данных.

В экосистемах с множеством взаимосвязанных игроков бизнес-решения требуют сложной координации. Например, рекомендательные системы Taobao должны работать с системами управления запасами продавцов и с системами профилирования потребителей различных платформ социальных сетей. Его системы транзакций должны работать с предложениями скидок и программами лояльности, а также входить в нашу логистическую сеть.

Стандарты связи

, такие как TCP / IP, и интерфейсы прикладного программирования (API) имеют решающее значение для передачи данных между несколькими игроками, обеспечивая при этом строгий контроль над тем, кто может получать доступ и редактировать данные в экосистеме.API-интерфейсы, набор инструментов, позволяющих различным программным системам «общаться» и координировать друг друга в режиме онлайн, занимают центральное место в развитии Taobao. Поскольку платформа выросла из форума, где покупатели и продавцы могли встречаться и продавать товары, чтобы стать доминирующим веб-сайтом электронной коммерции в Китае, продавцы на этом сайте нуждались во все большей и большей поддержке сторонних разработчиков. Новое программное обеспечение должно было иметь широкую функциональную совместимость со всем другим программным обеспечением на платформе, чтобы иметь какую-либо ценность. Поэтому в 2009 году Taobao начала разрабатывать API-интерфейсы для использования независимыми поставщиками программного обеспечения.Сегодня продавцы на Taobao подписываются в среднем на более чем 100 программных модулей, а услуги передачи данных в реальном времени, которые они предоставляют, резко снижают затраты торговцев на ведение бизнеса.

Правильная техническая инфраструктура — это только начало. Нам потребовались огромные усилия, чтобы создать общий стандарт, чтобы данные можно было одинаково использовать и интерпретировать во всех бизнес-подразделениях Alibaba. Кроме того, поиск правильных структур стимулов, чтобы убедить компании делиться имеющимися у них данными, является важной и постоянной задачей.Требуется гораздо больше работы. Конечно, степень, в которой компании могут внедрять инновации в этой области, будет частично зависеть от правил, регулирующих обмен данными в странах, в которых они работают. Но направление очень ясно: чем больше данных передается по сети, тем умнее бизнес становится, и тем большую ценность создает экосистема.

Шаг 4: Примените алгоритмы.

После того, как все операции компании будут подключены к сети, она испытает поток данных. Чтобы ассимилировать, интерпретировать и использовать данные в своих интересах, фирма должна создавать модели и алгоритмы, которые четко раскрывают логику базового продукта или динамику рынка, которые бизнес пытается оптимизировать.Это огромное творческое начинание, требующее множества новых навыков, отсюда и огромный спрос на специалистов по анализу данных и экономистов. Их задача состоит в том, чтобы указать, какую работу они хотят, чтобы машина выполняла, и они должны четко понимать, что представляет собой хорошо выполненная работа в конкретных условиях бизнеса.

С самого начала нашей целью для Taobao было адаптировать его к потребностям каждого человека. Это было бы невозможно без достижений в области машинного обучения. Сегодня, когда клиенты входят в систему, они видят настроенную веб-страницу с выбором продуктов из миллиардов, предлагаемых миллионами наших продавцов.Выбор производится автоматически мощной системой рекомендаций Taobao. Его алгоритмы, разработанные для оптимизации коэффициента конверсии при каждом посещении, позволяют получать данные об оттоке, сгенерированные на платформе Taobao, от операций до обслуживания клиентов и безопасности.

Вехой в росте Taobao в 2009 году стал переход от простого просмотра, который работал достаточно хорошо, когда у платформы было намного меньше посещений и продуктов, которые нужно обрабатывать, до поисковой системы, основанной на алгоритмах машинного обучения и способной обрабатывать огромные объемы запросы.Taobao также экспериментирует с поисковыми алгоритмами с оптическим распознаванием, которые могут сфотографировать желаемый товар, поставляемый клиентом, и сопоставить его с доступными продуктами на платформе. Хотя мы все еще находимся на начальных этапах использования этой технологии для увеличения продаж, эта функция оказалась очень популярной среди клиентов, обеспечивая 10 миллионов уникальных посещений в день.

В 2016 году Alibaba представила чат-бота на базе искусственного интеллекта, который помогает выполнять запросы клиентов. Он отличается от знакомых большинству людей поставщиков механических услуг, которые запрограммированы на сопоставление запросов клиентов с ответами из своего репертуара.Чат-ботов Alibaba «обучают» опытные представители продавцов Taobao. Они знают все о продуктах в своих категориях и хорошо разбираются в механизмах платформ Alibaba — правилах возврата, стоимости доставки, способах внесения изменений в заказ — и других общих вопросах, которые задают клиенты. Используя различные технологии машинного обучения, такие как семантическое понимание, контекстные диалоги, графы знаний, интеллектуальный анализ данных и глубокое обучение, чат-боты быстро улучшают свою способность автоматически диагностировать и устранять проблемы клиентов, а не просто возвращать статические ответы, которые подсказывают потребителю, чтобы предпринять дальнейшие действия.Они подтверждают с заказчиком, что представленное решение приемлемо, а затем исполняют его. Никаких человеческих действий со стороны Alibaba или продавца не происходит.

Чат-боты также могут внести значительный вклад в выручку продавца. Например, бренд одежды Senma начал использовать его год назад и обнаружил, что продажи бота в 26 раз выше, чем у продавца-консультанта продавца.

Для решения сложных или личных вопросов всегда будут нужны представители клиентов-людей, но возможность обрабатывать рутинные запросы через чат-бота очень полезна, особенно в дни большого объема или специальных акций.Раньше большинство крупных продавцов на нашей платформе нанимали временных работников для обработки запросов потребителей во время крупных мероприятий. Уже нет. Во время самого большого дня продаж Alibaba в 2017 году чат-бот обработал более 95% вопросов клиентов, отвечая примерно на 3,5 миллиона потребителей.

Эти четыре шага являются основой для создания умного бизнеса: займитесь творческой обработкой данных, чтобы обогатить пул данных, которые использует бизнес, чтобы стать умнее; программное обеспечение для размещения рабочих процессов и основных участников в сети; устанавливать стандарты и API для обеспечения потока данных и координации в реальном времени; и применять алгоритмы машинного обучения для выработки «умных» бизнес-решений.Все действия, связанные с четырьмя этапами, являются важными новыми компетенциями, требующими нового типа лидерства.

Роль лидера

В своем курсе «Умный бизнес» в Школе предпринимательства Хупань я показываю слайд с изображением 10 бизнес-лидеров и прошу студентов назвать их. Они легко могут выбрать Джека Ма, Илона Маска и Стива Джобса. Но практически никто не может идентифицировать генерального директора CitiGroup, Toyota или General Electric.

Для этого есть причина. В отличие от GE, Toyota и CitiGroup, которые поставляют продукты или услуги через оптимизированные цепочки поставок, цифровые компании должны мобилизовать сеть для реализации своего видения.Для этого их лидеры должны вдохновлять сотрудников, партнеров и клиентов, составляющих эту сеть. Они должны быть провидцами и проповедниками, откровенными, в отличие от лидеров традиционных компаний.

На самом высоком уровне сторонники цифровых технологий должны понимать, каким будет будущее и как их отрасли будут развиваться в ответ на социальные, экономические и технологические изменения. Они не могут описать конкретные шаги по реализации целей своей компании, потому что среда слишком изменчива, а возможности, которые им потребуются, неизвестны.Вместо этого они должны определить, чего фирма стремится достичь, и создать среду, в которой работники могут быстро объединить экспериментальные продукты и услуги, протестировать рынок и масштабировать идеи, вызывающие положительный отклик. Цифровые лидеры больше не управляют; скорее, они позволяют работникам вводить новшества и облегчают основную обратную связь реакции пользователей на решения и исполнение фирмы.

В интеллектуальной бизнес-модели алгоритмы машинного обучения берут на себя большую часть бремени постепенных улучшений, автоматически внося корректировки, повышающие эффективность всей системы.Таким образом, самая важная задача лидеров — развивать творческие способности. Их задача — повысить успешность инноваций, а не повысить эффективность работы.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Цифровые компании, такие как Alibaba, имеют преимущество в том, что они рождаются онлайн и готовы к работе с данными, поэтому их переход к интеллектуальному бизнесу вполне естественен. Теперь, когда они доказали, что модель работает и трансформируют старую индустриальную экономику, всем компаниям пора понять и применить эту новую бизнес-логику.Это может выглядеть устрашающе с технической точки зрения, но становится все более и более осуществимым. Коммерциализация облачных вычислений и технологий искусственного интеллекта сделала крупномасштабные вычислительные мощности и аналитические возможности доступными для всех. Действительно, стоимость хранения и обработки больших объемов данных за последнее десятилетие резко упала. Это означает, что приложения машинного обучения в реальном времени теперь возможны и доступны во все большем количестве сред. Быстрое развитие технологии Интернета вещей приведет к дальнейшей оцифровке нашего физического окружения, предоставив все больше данных.По мере того, как эти инновации будут накапливаться в ближайшие десятилетия, победителями станут компании, которые станут умнее конкурентов.

Версия этой статьи появилась в выпуске журнала Harvard Business Review за сентябрь – октябрь 2018 г. (стр. 88–96).

Что движет китайским рынком предметов роскоши?

Рынок предметов роскоши в Китае развивается неплохо: второй год подряд в 2018 году он вырос на 20% (см. Диаграмму 1). Думайте об этом как о мощной машине с четырьмя двигателями, работающими в идеальном положении.

Двигатель 1: Репатриация

Снижение китайским правительством импортных пошлин и более строгий контроль над серыми рынками — в сочетании с усилиями брендов по сокращению разрыва в ценах с зарубежными рынками — побудили больше китайских потребителей покупать предметы роскоши в Китае, вместо того, чтобы путешествовать в места, где раньше были выгодные покупки, такие как как Гонконг, Сеул, Токио и города Европы.Китайские потребители сделали 27% своих покупок предметов роскоши в Китае в 2018 году по сравнению с 23% в 2015 году, и мы ожидаем, что эта доля увеличится до 50% к 2025 году (см. Рисунок 2). Но это не означает, что китайские потребители меньше покупают за границей. Расходы китайских покупателей на предметы роскоши в настоящее время составляют 33% мирового рынка (см. Рисунок 3).

Двигатель 2: Миллениалы

Потребители в возрасте от 23 до 38 лет готовы тратить деньги на люксовые бренды и имеют финансовые возможности для этого.По данным исследования HSBC Beyond the Bricks , проведенного HSBC, согласно исследованию Beyond the Bricks , около 70% китайских миллениалов владеют собственными домами — вдвое больше, чем миллениалы в США (см. Рис. 4). И они могут получить финансирование от своих родителей, если захотят покупать предметы роскоши. Более того, эти молодые потребители хорошо осведомлены о роскоши и стремятся приобщиться к инновационным тенденциям, таким как конвергенция высокой моды и спортивной одежды. Миллениалы — крупный рынок роскошной спортивной одежды, такой как кроссовки Triple S от Balenciaga, которые были представлены в 2017 году и сохраняли свою популярность на протяжении всего 2018 года, а также аксессуары, созданные совместно Louis Vuitton и Supreme, модным брендом, уходящим корнями в скейтбординг.

В отличие от старшего поколения, миллениалы в большей степени зависят от того, что они считают крутым, чем от торговых марок или цен на продукты. Они ценят новизну больше, чем скидки. Они полагаются на социальные сети и свободно делятся своим мнением в Интернете. Как и их сверстники во всех возрастных группах, женщины-миллениалы покупают больше предметов роскоши, чем мужчины. Например, косметика, традиционно женская категория, выросла более чем на 25% в 2018 году, в то время как часы, преимущественно мужская категория, выросли менее чем на 10%.

Двигатель 3: Цифровизация

Третья движущая сила продаж предметов роскоши в Китае — цифровизация, охватывающая как электронную коммерцию, так и взаимодействие с потребителями с помощью цифровых платформ. Был достигнут значительный прогресс в привлечении клиентов, но незначительный прогресс в области электронной коммерции (несмотря на большую активность). Продажи предметов роскоши в Интернете увеличились на 27% в 2018 году и достигли 10% от общего объема продаж предметов роскоши (см. Рисунок 5), но этот рост по-прежнему обусловлен косметикой, в то время как проникновение онлайн в другие категории остается очень низким.

На внутреннем рынке предметов роскоши активно действуют четыре типа онлайн-каналов (см. Диаграмму 6). Принадлежащие брендам каналов, такие как Hermes.com.cn (мы называем их «бренд.com»), предоставляют компаниям полный контроль и возможность взимать полную цену. Cooperator каналов, таких как флагманские магазины Tmall и коммерция WeChat, дают брендам некоторый контроль, позволяя им извлекать выгоду из стабильного потока трафика платформы. Агрегаторы , такие как Toplife от JD.com и Luxury Pavilion от Tmall, позволяют брендам передавать на аутсорсинг создание и управление каналами с высокой посещаемостью. Наконец, роскошных вертикальных сайтов , таких как Secoo и Mei.com, позволяют перемещать товары со скидкой.

В 2018 году все больше брендов искали способы расширить свое присутствие в Интернете за счет сотрудничества с ведущими платформами электронной коммерции, в то время как другие продолжали сосредоточивать внимание на своем бренде.com.

Это был также год активной деятельности, включая следующие основные моменты:

  • Инвестиции JD.com и Л. Каттертона в размере 175 миллионов долларов в Secoo
  • Приобретение Richemont компании Yoox Net-a-Porter (YNAP)
  • Стратегическое партнерство YNAP и Alibaba Group
  • Слияние Toplife JD.com с Farfetch

В результате интенсивных сделок мы видим три типа экосистем: те, что сосредоточены вокруг brand.com, и те, которые созданы в сотрудничестве с Alibaba Group или JD.com (см. рисунок 7).

В конце концов, это омниканальный мир. С каждым годом люксовые бренды узнают больше о том, как интегрировать онлайн- и офлайн-продажи, как использовать кампании цифрового взаимодействия для привлечения покупателей в свои магазины и как улучшить качество обслуживания в магазинах. Успешные бренды принимают эти уроки многоканальности близко к сердцу. Например, они вдумчиво корректируют свое физическое присутствие, уделяя все больше внимания более крупным магазинам и аналогичному росту.Мероприятие «Silk Mix» от Hermès в Пекине стало отличным примером настоящей омниканальной инициативы: инновационная комбинация всплывающего магазина с мини-программой WeChat, которая увеличила посещаемость официального аккаунта Hermès и привлекла тысячи гостей в мероприятие.

Двигатель 4: быстрорастущий средний класс

Согласно исследованию, проведенному Bain & Company для Всемирного экономического форума, к 2027 году потребители среднего класса будут составлять примерно 65% всех китайских домохозяйств.Все признаки указывают на продолжающийся рост среднего дохода на душу населения среди городского населения Китая. Этот растущий средний класс продолжает привлекать новых покупателей предметов роскоши.

Почему некоторые люксовые бренды не празднуют

Хотя продажи предметов роскоши в Китае высоки, не каждый руководитель бренда испытывает эйфорию. По мере роста их доходов и увеличения расходов на предметы роскоши китайские потребители становятся все более разборчивыми. Некоторые бренды более успешны, чем другие, в удовлетворении этих потребностей, что приводит к отчетливой поляризации в показателях люксовых брендов, аналогичной той, что мы наблюдали в 2017 году.

Реальность такова, что некоторые бренды второй год подряд добиваются лучших результатов, а другие — хуже. Насколько драматично это разделение? Рассмотрим 20 лучших брендов роскошной моды и стиля жизни по размеру выручки. На каждый бренд, который вырос более чем на 25% в 2018 году, приходилось два бренда, которые выросли менее чем на 10% (см. Рисунок 8).

Мы глубже изучили результаты производительности, чтобы определить, почему одни компании достигают таких успехов, а другие отстают.Среди наших выводов: победители стремятся расширить свой доступ к потребителям с помощью цифрового и влиятельного маркетинга, часто привлекая миллениалов с помощью более молодых и более повседневных коллекций. С 2015 года 40 ведущих люксовых брендов Китая почти удвоили часть своего маркетингового бюджета, посвященную цифровым технологиям, потратив от 40% до 70% этого бюджета на WeChat (см. Рисунок 9). Эти ведущие бренды используют WeChat для выявления и нацеливания на потребителей для онлайн- и офлайн-продаж (см. Рисунок 10). Например, потребители Estée Lauder могут использовать WeChat для бронирования процедур для лица, а Coach позволяет потребителям получать доступ к купонам и управлять своими членскими картами в повсеместно распространенной платформе социальных сетей.

Вторая тема, которую мы определили среди победителей, — это акцент на ускорении выпуска продуктов и изменениях в визуальном мерчандайзинге, действиях, направленных на удовлетворение потребности миллениалов в новинках.

И был последний отличительный признак: многие более крупные и устоявшиеся бренды извлекли выгоду из своего преимущества в масштабе.В связи с тем, что все, от аренды до заработной платы до маркетинговых мероприятий и привлечения ключевых лидеров общественного мнения, становится все дороже, стоимость ведения бизнеса в Китае растет. В 2018 году эта тенденция была в пользу более крупных брендов.

Взгляд вперед

Двигатели с турбонаддувом неизбежно теряют пар. Экономический рост Китая замедляется, хотя и контролируемым образом. Цены на недвижимость, вероятно, выровняются, что снизит положительное влияние на благосостояние китайских домохозяйств.

Тем не менее, люксовые бренды могут ожидать многообещающий год в Китае.Продажи предметов роскоши останутся на хорошем уровне, хотя вряд ли они поспеют за 20% -ным ростом. В 2019 году рост среди подростков младшего и среднего возраста представляется более вероятным.

Это расширение будет результатом тех же позитивных сил, которые сделали 2017 и 2018 такими сильными. Ожидается, что правительство Китая продолжит корректировку импортных пошлин для стимулирования внутреннего потребления, а также снизит ставку НДС. Также, вероятно, продолжится строгий контроль за пассажирами и посылками на таможне, а также более тщательный контроль над армией «агентов дайгоу», которые закупают за границей для местных потребителей.И бренды продолжат сокращать ценовой разрыв с зарубежными рынками.

Миллениалы Китая не потеряют ни вкуса к предметам роскоши, ни желания покупать. Недавний опрос UBS показал, что 71% миллениалов имеют позитивные финансовые перспективы, а 81% ожидают увеличения их доходов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *