Чем торговать в 2019: Чем торговать на Новый год 2019

Содержание

будем торговать — Российская газета

Россия и Китай поставили амбициозную задачу: за пять лет практически вдвое увеличить объем взаимного товарооборота. Если в 2018 году он только преодолел психологически важную отметку в 100 миллиардов долларов в год, то к 2024 году будет доведен до 200 миллиардов долларов ежегодно. Задача поставлена на высшем уровне, а для ее выполнения будет разработана «дорожная карта» по высококачественному развитию российско-китайской торговли товарами и услугами к 2024 году.

Документ еще не увидел свет, но наблюдатели прогнозируют, что основными «точками роста» двухсторонней торговли в нем будут обозначены традиционные разведка и торговля энергоносителями, такие новые направления, как торговля сельхозпродукцией, а также организация взаимодействия между средними и малыми предприятиями.

Фактически, сторонам в ближайшие пять лет предстоит увеличивать свой товарооборот в среднем на 20 миллиардов долларов ежегодно. «Это вполне реальная цель», — считает руководитель Школы востоковедения НИУ ВШЭ, профессор Алексей Маслов. Он указывает, что мощный импульс физическому росту торговли уже в этом году даст начало поставок российского газа в Китай. Поставки «голубого топлива» стартуют 1 декабря по газопроводу «Сила Сибири». По нему в КНР будет экспортироваться 38 миллиардов кубометров природного газа в течение 30 лет. Сейчас ведутся переговоры по второму — западному — маршруту поставок российского газа, строительство новой газотранспортной ветки мощностью 30 миллиардов кубометров в год может начаться уже в ближайшее время.

Торговля энергоносителями уже традиционно является «локомотивом» роста российско-китайского товарооборота. Так, Россия уже третий год подряд остается крупнейшим поставщиком нефти в Китай, обеспечивая около 15,7% поставок этого углеводородного топлива в КНР. Об этом свидетельствует доклад Китайской ассоциации нефтяных компаний. В минувшем году Россия экспортировала в КНР 71,5 млн тонн «черного золота» с ростом поставок на 19,7%.

Поставки энергоносителей — один из «китов» двустороннего стратегического партнерства. Для России было важно диверсифицировать направления экспорта углеводородного сырья, для Китая — гарантировать стабильность его поставок на фоне растущей зависимости от импорта энергоносителей. По прогнозам аналитиков, зависимость КНР от импорта нефти по итогам 2019 года достигнет 72%. Зависимость Китая от импорта природного газа превысит 50% к 2035 году, прогнозирует Китайская национальная нефтяная корпорация.

Говоря о перспективах сотрудничества в энергетической сфере, премьер Госсовета КНР Ли Кэцян на состоявшейся в сентябре XXIV регулярной встрече глав правительств отметил: «Мы заинтересованы в участии в сфере апстрима — речь идет о разведке и добыче углеводородов в России, которые, я уверен, позволят нам удвоить объем нашего товарооборота». Председатель правительства Российской Федерации Дмитрий Медведев, в свою очередь, назвал перспективным сотрудничество по разработке углеводородных ресурсов в Арктике.

Опыт взаимодействия в этой сфере уже есть. Пионером в этом направлении стал проект «Ямал СПГ», практически 30% акций в котором принадлежит китайской стороне: китайская CNPC владеет 20%, китайский Фонд Шелкового пути — еще 9,9%. Именно в КНР было произведено тяжелое оборудование для проекта: в портовом городе Циндао построили 36 модулей общим весом 180 тысяч тонн. Поставки сжиженного природного газа с «Ямал-СПГ» в Китай начались летом 2018 года. Китайская сторона примет участие и в проекте «Арктик СПГ-2»: сделка по продаже его 20-процентной доли корпорациям CNPC и CNOOC заключена в этом году.

На сегодня торговля энергоносителями обеспечивает до 70% от общего объема российско-китайского товарооборота. Однако энергетическое сотрудничество является далеко не единственной точкой роста в двусторонних торговых отношениях. Перспективным направлением названа торговля сельхозпродукцией. Только в 2018 году экспорт продовольствия из России в Китай увеличился на 42%, значительно превысив общий показатель развития двусторонней торговли в 27,1%. На сентябрьской регулярной встрече глав правительств российский премьер отметил: «У нас хорошие возможности для взаимодействия в сельском хозяйстве: началась реализация Плана сотрудничества по выращиванию и поставкам сои. Аналогичные планы готовятся для животноводства и растениеводства, они предполагают отмену ряда ограничений на взаимные поставки сельхозпродукции».

Россия, в частности, практически вчетверо в ближайшие три-четыре года увеличит поставки сои в Китай, рассказал торговый представитель РФ в КНР Сергей Инюшин. «По итогам минувшего года поставки сои приблизились к миллиону тонн в год. В ближайшие три-четыре года мы намерены довести их объем до 3,7 млн тонн в год», — сообщил он. Инюшин отметил, что новые возможности для поставок российской сои появились на фоне американо-китайского торгового конфликта. «Китай обеспечивает до 90% потребления сои за счет импорта. Поскольку поставки сои из США в КНР проседают, Китай ищет новых партнеров, которые могут заместить американскую продукцию; смотрит в том числе на Россию», — объясняет торгпред.

Наблюдатели при этом уверены: даже при нормализации американо-китайских торговых отношений, спрос на российское продовольствие в КНР не упадет. Во-первых, китайский рынок постоянно растет. Во-вторых, наученный горьким опытом торговых трений с США Китай постарается в будущем максимально диверсифицировать источники импорта продовольствия, в том числе — за счет северного соседа.

Сергей Инюшин также отметил, что Россия постоянно расширяет ассортимент поставок сельхозпродукции в КНР. «В начале года начались поставки замороженного мяса птицы из России в Китай, в том числе для сети «Макдоналдс». В июне подписаны протоколы касательно допуска новых видов сельскохозяйственных культур на китайский рынок: ячменя, кукурузы, рапса. Пошли первые поставки молока. Ведутся активные переговоры по поставкам российской свинины», — рассказал российский торгпред.

Еще одной важной сферой развития российско-китайских торговых отношений эксперты называют организацию взаимодействия между средним и малым бизнесом. «Очень большая возможность для малого и среднего бизнеса — создание совместных производств на территории России, продукция которых пойдет в Китай. Сейчас это заметно стимулируется, ведь наша задача — не только наращивать объем товарооборота, но и диверсифицировать его, сделать более разнообразным», — отметил Алексей Маслов.

Разумеется, для развития взаимодействия между малым и средним бизнесом требуется государственная поддержка, а именно — создание соответствующей транспортной и финансовой инфраструктуры, введение поощрительных административных мер. Работа в этом направлении ведется. Если говорить о транспортной инфраструктуре, то в год 70-летия российско-китайских дипотношений стороны активно «наводят мосты». В этом году состыковано сразу два трансграничных моста через Амур. Стыковка железнодорожного мостового перехода Тунцзян-Нижнеленинское была осуществлена 20 марта. Соединение автомобильного моста Благовещенск-Хэйхэ состоялось 31 мая.

Стороны также активно сотрудничают в транспортном мега-проекте «Европа-Западный Китай». Это автомобильный маршрут протяженностью 8500 километров, по которому доставка грузов будет одной из самых скорых: на путь в Европу уйдет 10 дней, тогда как доставка по Транссибирской магистрали занимает 14 суток, а по морскому пути через Суэцкий канал — 45 суток. Новый прогресс в этом направлении достигнут в сентябре, когда первый вице-премьер РФ Антон Силуанов одобрил строительство двух участков трассы Москва — Казань, которые войдут в коридор «Европа — Западный Китай».

Хорошим подспорьем в дальнейшем развитии торговли станет и отказ от доллара при ее обслуживании. Это позволит сторонам избавиться от возможных последствий санкционного давления США в финансовой сфере. Межправсоглашение о переходе на взаиморасчеты в национальных валютах было заключено 5 июня 2019 года. По мнению советника президента России Сергея Глазьева, после этого Россия и Китай в обслуживании двухсторонней торговли способны полностью отказаться от доллара и перейти на взаиморасчеты в нацвалютах «в ближайшие два-три года».

«Уже сейчас мы наблюдаем быстрое падение доли доллара в наших платежных отношениях. Если говорить о государственном секторе, то мы практически перестали использовать доллар. Остается еще доллар в платежах за китайский импорт — но это инерция китайских бизнесменов, которые пока что продолжают ориентироваться на расчеты в долларах», — отметил высокопоставленный политик в эксклюзивном интервью информслужбе «Россия-Китай: главное».

«Сегодня вес нацвалют во взаиморасчетах составляет примерно четверть во взаимном товарообороте. Место доллара пока занимает евро, — рассказал собеседник информслужбы. — Но это начало пути, который мы пройдем очень быстро. Уверен, что в течении ближайших двух-трех лет мы перейдем в основном на расчеты в национальных валютах. Для этого сегодня уже созданы все необходимые технические условия, вся финансовая инфраструктура в принципе готова».

Разумеется, новые возможности для развития торгово-экономического взаимодействия принесет и работа по сопряжению китайской интеграционной инициативы «Одного пояса, одного пути» с инициированным Россией Евразийским экономическим союзом. Вектор на их взаимное дополнение был определен еще в мае 2014 года в Совместном заявлении РФ и КНР о новом этапе отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия. В документе отмечается: «Россия считает важной инициативу Китая по формированию экономического пояса Шелкового пути и высоко оценивает готовность Китайской Стороны учитывать российские интересы в ходе ее разработки и реализации». Сегодня стороны идут по пути налаживания торгово-экономического сотрудничества КНР и ЕАЭС, а затем предполагается «продвижение к зоне свободной торговли между ЕАЭС и Китаем».

Важным шагом в этом направлении стало создание Китаем 30 августа 2019 года ориентированной на Россию зоны свободной торговли в провинции Хэйлунцзян. Общая площадь ЗСТ составляет 119,85 квадратных километра. Среди ее задач — сотрудничество с Россией в сферах высоких технологий, производства новых материалов, биомедицины, финансов, туризма, энергетики, производства экологически чистой продукции. В соответствии с официальными документами, в течении ближайших трех-пяти лет в новой СЗТ будет сформирован отработанный эффективный механизм обеспечения торговли товарами и услугами, привлечения инвестиций и индустриального сотрудничества. В частности, на территории ЗСТ будет существенно облегчен процесс регистрации иностранного бизнеса, будет разрешено присутствие компаний со 100-процентным иностранным капиталом в сфере коммерческого образования. Администрации ЗСТ будет позволено разрабатывать собственные поощрительные меры для привлечения иностранного капитала. Предполагается также постепенное введение системы возврата или освобождения от налогов при торговле услугами. Будет оптимизирован процесс карантинного контроля при ввозе свежей пищевой и сельхозпродукции. Наконец, будет упрощен процесс и введены меры поддержки трансграничной электронной торговли.

Комментируя большое число знаковых событий в двухстороннем торгово-экономическом взаимодействии в 2019-м году, наблюдатели отмечают: в год 70-летия российско-китайских дипломатических отношений стороны значительно усовершенствовали структуру обеспечения роста взаимной торговли. Премьер Госсовета КНР Ли Кэцян выразил уверенность в долгосрочном укреплении торгового сотрудничества с северным соседом. Напомнив, что Китай уже девять лет подряд сохраняет за собой позицию крупнейшего торгового партнера России, глава китайского правительства подчеркнул: «У России и Китая огромные перспективы взаимодействия. Китайская сторона готова продолжать сопряжение инициативы «Один пояс, один путь» с ЕАЭС, содействовать дальнейшему расширению масштаба и качества двусторонней торговли». Для развития экономических связей он призвал объединить преимущества обеих сторон: «Преимущества Китая в сфере производства, финансирования и рынка могли бы совмещаться с российскими ресурсными, технологичными и кадровыми возможностями в интересах придания дополнительного импульса социально-экономическому развитию двух стран».

Ведение бизнеса 2019

Краткое содержание

«Ведение бизнеса 2019: Тренинг и реформы» является 16-ым выпуском в серии ведущего ежегодного издания Группы Всемирного банка, которое производит оценку правовых норм, способствующих расширению предпринимательской деятельности, а также норм, ограничивающих ее. Исследование «Ведение бизнеса» использует количественные показатели, которые оценивают уровень благоприятности правовых норм для предпринимательской деятельности и защиты прав собственности, а также позволяют сопоставить данные для 190 стран, от Афганистана до Зимбабве, по мере их изменения с течением времени.

«Ведение бизнеса» проводит анализ правовых норм, применяемых в отношении частных предприятий по 11 областям их жизненного цикла. В этом году десять из этих областей были включены в совокупный рейтинг благоприятности условий ведения бизнеса. В их число входят: «Создание предприятий», «Получение разрешений на строительство», «Подключение к системе электроснабжения», «Регистрация собственности», «Получение кредитов», «Защита миноритарных инвесторов», «Налогообложение», «Международная торговля», «Обеспечение исполнения контрактов» и «Разрешение неплатежеспособности». 

«Ведение бизнеса» также измеряет «Регулирование рынка труда» – показатель, который в этом году не входит в рейтинг.

Данные в «Ведение бизнеса 2019» подготовлены по состоянию на 1 мая 2018 года. Эти индикаторы используются для анализа экономических результатов и выявления успешных реформ в сфере регулирования бизнеса, а также для определения где и почему они были эффективны.

Основные результаты
  • Со 2 июня 2017 года по 1 мая 2018 года, 128 стран внедрили рекордные 314 реформ, улучшающих регулирование во всех сферах, измеряемых в «Ведении бизнеса». Краткое содержание (на английском языке).
  • Афганистан, Джибути, Китай, Азербайджан, Индия, Того, Кения, Кот-д’Ивуар, Турция и Руанда входят в число стран, которые достигли наилучших результатов по улучшению показателей в «Ведении бизнеса 2019».
  • Треть всех регуляторных реформ, охваченных «Ведением бизнеса 2019», были проведены в странах Африки к югу от Сахары. С общим количеством в 107 реформ, Африка к югу от Сахары вновь установила рекорд.
  • Страны БРИК – Бразилия, Российская Федерация, Индия и Китай – провели в общей сложности 21 реформу. Подключение к системе электроснабжения и международная торговля были самими распространенными сферами реформирования в данных странах.
  • 10 ведущих стран в рейтинге степени благоприятности условий ведения бизнеса имеют общие характеристики эффективности и качества регулирования, включая обязательные инспекции во время строительства, автоматизированные средства, используемые поставщиками электроэнергии для восстановления питания во время перебоев в электроснабжении, надежные гарантии, доступные кредиторам в процессе разрешения неплатежеспособности, а также автоматизация специализированных коммерческих судов.
  • Возможности обучения для поставщиков услуг и пользователей положительно связаны с показателем благоприятности условий ведения бизнеса. Аналогичным образом, расширение коммуникации между государственным и частным секторами в отношении законодательных изменений и процессов, затрагивающих малые и средние предприятия, связано с большим количеством реформ и более высокими показателями по индикаторам «Ведение бизнеса».
  • См. все тематические кейсы (на английском языке).

 

Стартовал прием заявок на конкурс «Торговля России-2019»

Победители Конкурса будут выявлены в следующих номинациях:
для администраций муниципальных образований Конкурс проводится по номинациям:
«Лучший торговый город»;
«Лучшая торговая улица»;
«Лучшая ярмарка»;
«Лучший розничный рынок»;
для хозяйствующих субъектов, осуществляющих торговую деятельность, Конкурс проводится по номинациям:
«Лучший нестационарный торговый объект»;
«Лучший розничный рынок»;
«Лучший мобильный торговый объект»;
«Лучший магазин»;
«Лучший объект фаст-фуда»;
«Лучший торговый фестиваль»;
«Лучшая ярмарка»;
«Лучший оптовый продовольственный рынок»;
«Лучшая фирменная сеть местного товаропроизводителя».

Заявки принимаются: с 25 февраля 2020 года по 10 апреля 2020 года;
Квалификационный отбор, объявление победителей: до 30 апреля 2020 года;
Церемония награждения победителей: 8 июня 2020 года.
Для участия в Конкурсе необходимо оформить заявку на сайте – торговляроссии.рф и добавить не менее 10 фотографий в личном кабинете на сайте. Обращаем внимание, что к квалификационному отбору будут допущены участники, анкеты которых заполнены корректно, а также добавлены фотографии торговых объектов.
Правила проведения Конкурса и условия участия утверждены приказом Минпромторга России от 17 декабря 2019 года № 4768 «О внесении изменений в приказ Минпромторга России от 7 марта 2018 года № 693 «Об организации работы в Минпромторге России по подготовке и проведению конкурса Торговля России» (размещены по ссылке: https://russiant.org/uploads/4768.pdf).
Торжественная церемония награждения победителей состоится в рамках VI Международного форума бизнеса и власти «Неделя российского ритейла», который пройдет с 8 по 12 июня 2020 года в г. Москве в Центре международной торговли.
Справки также можно получить в отделе потребительского рынка и предпринимательства администрации БМР, каб. 105, тел. 32-39-34.

Отдел потребительского
рынка и предпринимательства

Свежая статистика: международная торговля товарами сокращается, потребительские цены растут, рост населения планеты замедляется

 

В представленном сегодня докладе ЮНКТАД содержатся данные по международной торговле товарами и услугами, по ценам на мировых рынках, морским перевозкам, экономическим тенденциям в целом. В нем также представлена статистика по росту численности населения в разных регионах мира, соотношению числа работающих к иждивенцам и темпам урбанизации.

Темпы роста мировой экономики и торговли

«Согласно целому ряду показателей, развитие мировой экономики замедляется», — сказал глава подразделения статистики и информации ЮНКТАД Стив Макфили в связи с публикацией нового доклада. В прошлом году реальный экономический рост, то есть рост валового внутреннего продукта, составил три процента, а в 2019 году он ожидается на 0,7 процента ниже — на уровне 2,3 процента.

В 2018 году мировая торговля товарами выросла в натуральном выражении на 2,3 процента. Стоимостной же рост подскочил на 9,7 процента, что в значительной степени объясняется увеличением цен на топливо.  В нынешнем году объемы международной торговли товарами по сравнению с 2018 годом, по предварительным оценкам, сократятся на 2,4 процента и составят 19 триллионов долларов.

Фото ООН / М.Уэллс

Одной из главных экспортных креативных продукций остаются товары и услуги, связанные c индустрией моды

Торговля услугами в 2019 году вырастет на 2,7 процента и составит 6 трлн. Для сравнения: в 2018 году этот прирост был гораздо солиднее — 7,7 процента, а в 2017 году — 7,9 процента.

 

Потребительские цены

Что касается статистики по потребительским ценам, то в 2018 году они выросли по всему миру.  Однако особенно высокие темпы инфляции были в центральных и северо-восточных регионах Африки, в странах Центральной Азии, а также в Аргентине, Йемене, Иране и Турции. В наибольшей степени в прошлом году взлетели цены в Венесуэле. В богатых странах заметного подорожания не произошло. В большинстве стран Европы, в Израиле, Японии, Австралии и Новой Зеландии рост цен не превысил и двух процентов.

 

Рост населения планеты

В прошлом году численность населения Земли выросла на 83 миллиона – на 1,1 процент за год — и составила 7,6 млрд человек. Замедление прироста жителей планеты наблюдается с конца 1980-х годов.  В ближайшие десятилетия в этом плане ничего не изменится: к 2050 году темпы годового роста численности населения опустятся ниже 0,5 процента.

Фото ЮНФПА

В мире растет число стран, в которых сокращается население

 

В настоящее время быстрее всего увеличивается население стран Африки, особенно Нигерии, Анголы и Демократической Республики Конго (ДРК). «Но в некоторых странах Восточной и Южной Европы, а также на Кубе, в Венесуэле, в Сирии, Грузии и Японии численность населения сократилась», — отмечается в докладе ЮНКТАД.

Авторы доклада с обеспокоенностью сообщают о росте числа иждивенцев в мировых масштабах. В 2018 году на каждые 100 человек трудоспособного возраста приходилось 53 человека из числа детей и пожилых людей. Эта цифра значительно варьируется между регионами и скорее всего объясняется стремительным старением населения.

 

как может измениться мировая торговля в 2019 году — РТ на русском

В пятницу, 22 февраля, в Вашингтоне завершаются переговоры между США и Китаем по урегулированию затянувшейся торговой войны. Эксперты ВТО подчёркивают, что противостояние двух стран замедляет развитие глобальной торговли. Смогут ли Пекин и Вашингтон прийти к тарифному компромиссу, чтобы повысить общую эффективность мировой экономики, — в материале RT.

На этой неделе в Вашингтоне проходит очередная, уже седьмая встреча представителей США и Китая, на которой на высоком уровне обсуждаются новые условия торговли между двумя государствами. Перед началом очередного раунда переговоров Дональд Трамп заявил, что процесс носит сложный характер, но при этом хорошо продвигается. Президент Соединённых Штатов также допустил продление крайнего срока достижения торгового соглашения, который сейчас установлен на 1 марта 2019 года.

Внешнеторговый конфликт Штатов с КНР развернулся в прошлом году, когда США ввели импортные пошлины на китайский экспорт общим объёмом $250 млрд. Летом вступили в силу 25%-ные пошлины на поставки товаров из КНР на $50 млрд, после чего в сентябре были дополнительно введены 10%-ные пошлины ещё на $200 млрд.

В ответ Пекин ввёл тарифы (от 5% до 10%) на импорт американской продукции на $60 млрд. США же пригрозили дополнительно обложить тарифами китайские товары на $267 млрд. Таким образом, под ограничения может подпасть весь экспорт из КНР в Штаты.

Ожидалось, что с 1 января 2019 года 10%-ные пошлины на китайские товары вырастут до 25%. Однако по итогам встречи глав двух государств на саммите G20 в Аргентине Дональд Трамп заявил, что откладывает повышение. Страны договорились провести переговоры и прийти к компромиссному соглашению до 1 марта 2019 года. Однако если договорённость не будет достигнута, США намерены увеличить тарифы до 25%.

США и Китай обсуждают конкретные аспекты будущей торговой сделки, сообщает Reuters. Речь идёт о подготовке шести меморандумов о взаимопонимании, которые охватывают сферы технологий, услуг, прав на интеллектуальную собственность, а также валютное регулирование и сельское хозяйство.

На фоне противостояния двух крупнейших экономик Всемирная торговая организация (ВТО) сигнализирует о замедлении глобального товарооборота. Индикатор мировой торговли ВТО в I квартале 2019 года снизился до 96,3 пункта — минимального значения с марта 2010 года.

В последние три месяца прошлого года индекс показал 98,6 пункта. Напомним, что значение этого индикатора менее 100 единиц говорит о том, что торговля развивается с отставанием от среднесрочных тенденций.

Примечательно, что из семи индексов, на основании которых рассчитывается индикатор ВТО, шесть уменьшили свои показатели по сравнению с предыдущим кварталом. Самым заметным стало снижение индекса электронных компонентов — с 93,9 до 88,7 пункта. Индекс экспортных заказов в I квартале сократился с 96,6 до 95,3 пункта, индекс международных авиаперевозок — со 100 до 96,8 пункта, индекс сельскохозяйственного сырья — с 97,2 до 94,3 пункта.

Индекс оборота контейнерных грузов в I квартале 2019 года опустился на 0,9 пункта (до 100,3), но остался выше отметки 100 пунктов. Поддержку индексу могли оказать опережающие поставки грузов США и Китая в преддверии возможного повышения тарифов, отмечается в отчёте ВТО.

В свою очередь, индекс производства и продажи автомобилей снизился с 96,9 до 92,5 пункта. Эксперты ВТО полагают, что одной из причин ухудшения этого показателя стали технические проблемы автопрома Германии.

Также по теме

Неконкурентная борьба: смогут ли США заставить Китай принять торговое соглашение на их условиях

Соединённые Штаты и Китай начинают новый раунд переговоров по окончанию торговой войны между двумя странами. В Вашингтоне с 19 февраля…

В прошлом году МВФ оценил рост объёмов мировой торговли на уровне 4% по сравнению с 5,7% в 2017-м. Специалисты организации ожидают, что в 2019 и 2020 годах сохранится 4%-ный показатель.

По прогнозу МВФ, в 2019 году торговля развитых стран может показать небольшой рост — 3,5% по сравнению с 3,2% в 2018-м. Развивающиеся экономики, напротив, ожидает замедление темпов — до 4,8% после 5,4% годом ранее.

Снижение объёмов международной торговли спровоцировало специалистов Всемирного банка понизить прогноз роста мирового ВВП в этом году с 3% до 2,9% и до 2,8% в 2020 и 2021 годах.

Директор института торговой политики НИУ ВШЭ Александр Данильцев в беседе с RT отметил, что в последнее время торговля традиционными товарами в значительной степени замещается сектором услуг, прежде всего финансовых. Туда перемещается экономическая активность, что негативно сказывается на масштабах торговли. Падению объёмов товарооборота в денежном выражении также способствует динамика цен на сырьё, которые держатся на относительно низком уровне.

«В условиях глобализации торговая война Вашингтона и Пекина коснулась всех без исключения. К примеру, компания, производящая оборудование в Китае, взаимодействует с поставщиками компонентов из Южной Кореи, Японии, Европы. В случае сокращения или закрытия производства пострадают все контрагенты и партнёры. Сейчас, например, мы видим стремительное падение экспорта из Японии, притом что иена демонстрирует относительную слабость к остальным мировым валютам», — пояснил RT эксперт по фондовому рынку «БКС Брокер» Константин Карпов.

По его словам, торговые войны привели к формированию тренда на деглобализацию бизнеса. Даже если соглашение между США и Китаем будет достигнуто, компании из разных стран не станут развивать двусторонние отношения на прежнем уровне.

«Приоритет в торговле будет отдаваться местным компаниям. Проблема в том, что за неимением подходящих партнёров бизнес будет развиваться медленно или не развиваться вовсе», — полагает Карпов.

В свою очередь, аналитик ГК «ФИНАМ» Алексей Коренев считает, что Пекин и Вашингтон смогут прийти к компромиссному решению. Однако при этом сторонам придётся пойти на некоторые уступки.

«Стало известно, что одним из основных условий отмены пошлин со стороны Вашингтона является обязательство Китая не девальвировать юань. А ведь именно ослабление китайской валюты, которая в прошлом году подешевела на 5% к доллару, являлось одним из наиболее действенных инструментов нейтрализации негативных последствий от американских ограничений», — отметил Коренев.

Тем временем торговый спор с Вашингтоном негативно влияет на состояние экономики Китая. С таким заявлением выступил глава статистического управления КНР Нин Цзичжэ.

Так, темпы роста ВВП КНР опустились до минимума за последние 28 лет. По данным Государственного статистического управления страны, в 2018 году этот показатель составил 6,6% против 6,8% в 2017-м. Значение оказалось самым низким с 1990 года. 

Агентство Emirates — Мировая торговля медицинскими товарами выросла на 16,3% в 2020 году с 4,7% в 2019 году: ВТО

ЖЕНЕВА, 31 июля 2021 г. (WAM) — Торговля медицинскими товарами продемонстрировала рост на 16,3 процента в 2020 году — по сравнению с ростом на 4,7 процента в 2019 году, когда согласно статистическому обзору мировой торговли 2021 года, опубликованному Всемирной торговой организацией (ВТО), пандемия COVID-19 только начиналась.

Экспорт медицинских товаров, включая лекарства, медицинское оборудование и СИЗ, вырос более чем на 16 процентов, что свидетельствует о том, что торговля была спасательным кругом для доступа к важнейшим товарам во время пандемии после первоначальных сбоев.

Доля товаров медицинского назначения в мировой торговле товарами выросла с 5,3 процента в 2019 году до 6,6 процента в 2020 году. Торговля медицинскими товарами увеличилась значительно в 2020 году, при этом наибольший рост торговли средствами индивидуальной защиты (+47,2%). На медицину приходится 52 процента мирового торговля медицинскими товарами в 2020 году », — отмечается в Обзоре, в котором рассматриваются последние события в мировой торговле с подробным анализом последних тенденции торговли товарами и услугами. Ежегодное ведущее издание ВТО представляет последние тенденции в мировой торговле и стремится предоставить статистическую информацию.

по влиянию на торговлю COVID-19.

Экспорт компьютерных услуг вырос в 2020 году во многих странах и регионах, выражаясь двузначными числами.

зафиксировано в большинстве стран, что резко контрастирует со спадом в других секторах услуг. Спрос на компьютерные услуги был жизнерадостный, отражающий переход к удаленной работе и рост цифровых платформ.

Компьютерные услуги, самый быстрорастущий сектор услуг за последние 10 лет, вырос на 8 процентов в 2020 году.

переходом к удаленной работе и усилением цифровизации.

Экспорт компьютерного программного обеспечения из США увеличился на 13 процентов в 2020 году, в основном предназначенного для ЕС (22 процента), Канада (12,6 процента), Япония (10,9 процента), Великобритания (9,1 процента) и Швейцария (6 процентов).

В 2020 году торговля товарами и услугами резко упала из-за пандемии COVID-19.

Пандемия COVID-19 привела к сокращению торговли товарами на 8 процентов и сокращению торговли коммерческими услугами на 21 процент в годовом исчислении в 2020 году.

Влияние COVID-19 на товары и услуги различалось, причем услуги пострадали сильнее. Услуги сократились на 30 процентов в во втором квартале 2020 года по сравнению с падением товаров на 23 процента за тот же период. В то время как блокировки привели к отмене перелеты, отдых за границей, питание в ресторанах и культурные / развлекательные мероприятия, спрос на товары первой необходимости сохраняется во всех основных экономики.

По мере того как предприятия адаптировались к новым условиям труда и в последнем квартале 2020 года начали внедрять вакцины, торговля товарами сократилась восстановление на 1 процент по сравнению с уровнем до пандемии в 4 квартале 2019 года.

Мировая торговля товарами и услугами в 2020 году составила 22 триллиона долларов США, что на 12 процентов меньше, чем в 2019 году.

На Китай, крупнейший экспортер товарной торговли в 2020 году, приходилось 13 процентов от общего объема мировой торговли (по сравнению с 12 процентами в 2019 году), в сумме 2 233 миллиарда долларов США.

В 2020 году торговля промышленными товарами составила 71 процент мирового товарного экспорта на сумму 12,1 триллиона долларов США. Мировой экспорт промышленных товаров сократилось на 5,2 процента в 2020 году, в то время как общий товарный экспорт в целом снизился на 7,7 процента. Топливо и добыча продукция снизилась на 23,9 процента в 2020 году из-за резкого падения цен на энергоносители и падения спроса. Увеличился экспорт сельхозпродукции на 0,9 процента в 2020 году, поскольку во время кризиса COVID-19 многие страны зависели от экспорта продуктов питания. В связи со спросом на защитные личного оборудования, мировой экспорт текстиля в 2020 году увеличился больше всего среди промышленных товаров, увеличившись на 16,0 процента.

Путешествия, включая туризм и сопутствующие услуги, резко упали в 2020 году из-за введения ограничений на поездки из-за пандемии. Кругосветное путешествие экспорт упал до 549 млрд долларов США по сравнению с 1468 млрд долларов США в 2019 году.

После трех последовательных отрицательных кварталов мировой экспорт промежуточных товаров вырос на 8,5 процента в 4 квартале 2020 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

признак активного восстановления в цепочках поставок. Экспорт полуфабрикатов продуктов питания и напитков увеличился на 16,3 процента в 4 квартале 2020 года в виде поставок продуктов питания,сети оставались устойчивыми и продолжали удовлетворять спрос. Экспорт транспортного оборудования в 4 квартале 2020 года несколько восстановился, увеличившись.

на 0,5 процента в годовом исчислении. Автомобильный сектор серьезно пострадал от COVID-19, что привело к снижению продаж и нарушению цепочки поставок.

Перевод выполнен: Ахмедом Шериф http://wam.ae/en/details/1395302956521

Китай и Польша опередили РФ: Госстат сообщил с кем и чем торговала Украина в 2019 году | Громадское телевидение

С кем торговали?

Более 41% украинской торговли товарами происходил с ЕС. За год Украина экспортировала в ЕС товаров на 20,75 миллиарда долларов, а импортировала оттуда товаров почти на 25 млрд долларов. Однако в разрезе отдельных стран в 2019 году впервые крупнейшим торговым партнером Украины стал Китай.

Так, в КНР украинские экспортеры продали товаров на 3,59 миллиарда долларов. Импорт из Китая составил 9,19 миллиарда долларов. На торговле с Поднебесной Украина «потеряла» 5,6 миллиарда долларов — именно таким оказалось отрицательное торговое сальдо.

Доля Китая в украинском экспорте впервые превысила долю России и составила 7,2%. Доля в украинском импорте составила 15,1%. За последний год экспорт в Китай вырос на 63,3%, а импорт оттуда — почти 21%.

Вторым наиболее популярным направлением экспорта из Украины в 2019 году была Польша. Туда украинцы продали товаров на 3,29 миллиарда долларов (6,6%) всего экспорта. Импортировали из Польши товаров на 4,1 миллиарда долларов (что составило 6,7% импорта).

В Россию Украина продала товаров на 3,24 миллиарда долларов, что составило 6,5% экспорта. В то же время по объемам импорта РФ заняла второе место после Китая — оттуда в Украину завезли товаров на 6,98 миллиарда долларов (11,5% всего импорта).

За последний год объемы торговли с РФ существенно сократились: экспорт упал на 11,2%, а импорт — на 13,6%.

Чем торговали?

В 2019 году крупнейшими статьями украинского экспорта были товары агропромышленного комплекса. В частности, за год Украина продала товаров растениеводства на 12,91 миллиарда долларов — 25,8% всего экспорта. Экспорт зерновых составил 9,63 миллиарда долларов или 19,2% всего экспорта. За последний год Украина повысила экспорт зерновых на треть.

Второй статьей украинского экспорта была металлургия. Недрагоценных металлов и изделий из них украинские компании продали на 10,25 миллиарда долларов, что составило 20,5% всего экспорта. При этом в 2019 году экспорт металлургии упал на 11,8%.

Масла Украина продала на 4,7 миллиарда долларов, что составило 9,5% всего экспорта.

Больше всего импортировали в Украину машинного оборудования. За год объемы импорта машин и механизмов составили 13,3 миллиарда долларов или почти 22% импорта. Минеральных продуктов (руды, угля, нефти и газа) Украина импортировала на 12,98 миллиарда долларов (21,4% импорта), из которых импорт горючего и нефти составил 12,17 миллиарда долларов (1/5 всего импорта).

Также существенными были объемы импорта химической продукции (на 7,4 миллиарда долларов), транспортных средств (на 6,16 миллиарда долларов) и металлургии (на 3,64 миллиарда долларов).

Торговый дефицит США сократился в 2019 году впервые за шесть лет

ВАШИНГТОН (Рейтер) — Торговый дефицит США снизился впервые за шесть лет в 2019 году, поскольку торговая война Белого дома с Китаем ограничила расходы на импорт, поддерживая экономику находится на умеренной траектории роста, несмотря на снижение потребительских расходов и слабые инвестиции в бизнес.

В отчете Министерства торговли в среду также показано, что программа администрации Трампа «Америка прежде всего» сократила поток товаров в прошлом году, причем экспорт снизился впервые с 2016 года.Президент Дональд Трамп, назвавший себя «тарифным менеджером», пообещал сократить дефицит, исключив более несправедливо проданный импорт и пересмотрев соглашения о свободной торговле.

Трамп утверждал, что значительное сокращение торгового дефицита повысит ежегодный экономический рост до 3% на устойчивой основе. Однако экономика не смогла достичь этой отметки: рост на 2,3% в 2019 году был самым медленным за три года после роста на 2,9% в 2018 году.

При напряженности в 19-месячном U.Ослабление торговой войны между Южным Китаем и прошлогоднее сокращение дефицита вряд ли повторится.

«Поскольку все это падение произошло из-за огромного изменения дефицита в Китае, не ожидайте дальнейшего снижения в ближайшие годы», — сказал Джоэл Нарофф, главный экономист Naroff Economic Advisors в Голландии, штат Пенсильвания.

Торговый дефицит упал на 1,7% до 616,8 млрд долларов в прошлом году, снизившись впервые с 2013 года. Это составляет 2,9% ВВП по сравнению с 3,0% в 2018 году.

Импорт товаров упал 1.7% в прошлом году, также первое снижение за три года. Соединенные Штаты импортировали 2,4 миллиарда баррелей сырой нефти — самый низкий показатель с 1992 года, поскольку страна значительно снизила свою зависимость от иностранной нефти на фоне резкого роста добычи и разведки.

Он также импортировал меньше капитала и других товаров. Снижение экспорта на 1,3% было вызвано сокращением поставок капитальных товаров, промышленных товаров и материалов, а также других товаров.

В разгар торговой войны между США и Китаем в прошлом году Вашингтон ввел тарифы на китайские товары на миллиарды долларов, включая потребительские товары, что значительно снизило импорт.

ФОТО В ФАЙЛЕ: Вид с одного из береговых кранов на терминале Wando Welch, эксплуатируемом Управлением портов Южной Каролины в Маунт-Плезант, Южная Каролина, США, 10 мая 2018 г. REUTERS / Randall Hill / File Photo

Дефицит торговли политически чувствительными товарами с Китаем упал на 17,6% до 345,6 млрд долларов в 2019 году.

Белый дом также спорил с другими торговыми партнерами, включая Европейский союз, Бразилию и Аргентину, обвиняя их в девальвации своих валют за счет США. .Производители S. Но эти усилия мало помогли обуздать дефицит товарной торговли с ЕС, который достиг рекордно высокого уровня в 177,9 миллиарда долларов. Дефицит с Мексикой подскочил до рекордного уровня в 101,8 миллиарда долларов.

Вашингтон и Пекин подписали в прошлом месяце торговую сделку по Фазе 1. Однако сделка оставила в силе тарифы США на китайский импорт на сумму 360 миллиардов долларов, что составляет около двух третей от общего объема.

Импорт товаров резко вырос в декабре, увеличив торговый дефицит на 11,9% до 48,9 млрд долларов в том же месяце.Экономисты, опрошенные Reuters, прогнозировали, что дефицит торгового баланса увеличится до 48,2 миллиарда долларов в декабре.

ВРЕМЕННОЕ ПОВЫШЕНИЕ

С поправкой на инфляцию дефицит торгового баланса по товарам увеличился в декабре на 4,3 млрд долларов до 80,5 млрд долларов.

Торговля увеличила рост ВВП почти на 1,5 процентных пункта в четвертом квартале, превысив вклад в 1,20 процентных пункта за счет потребительских расходов, на которые приходится более двух третей экономической активности в США. Экономика выросла на 2.1% годовых в четвертом квартале, что соответствует темпам, достигнутым в период с июля по сентябрь.

Хотя ожидается рост торгового дефицита, экономика, скорее всего, продолжит умеренный рост, при этом другие отчеты в среду показывают рост активности в секторе услуг и частные работодатели, увеличивающие найм в январе.

Институт управления поставками (ISM) сообщил, что его индекс непроизводственной деятельности вырос до 55,5 в прошлом месяце с 54,9 в декабре.Значение выше 50 указывает на расширение сектора услуг, на который приходится более двух третей экономической активности в США.

Этот отчет появился вслед за опросом ISM в понедельник, показывающим, что производство восстановилось в январе после сокращения в течение пяти месяцев подряд.

Кроме того, Национальный отчет ADP о занятости показал, что количество рабочих мест в частном секторе подскочило на 291 000 рабочих мест в январе, что является максимальным с мая 2015 года, после увеличения на 199 000 в декабре. Количество рабочих мест в частном секторе, вероятно, было льстившим из-за необычно мягкой погоды и сезонной нестабильности на фоне признаков замедления общего роста занятости.

Отчет ADP плохо предсказывает частный компонент заработной платы в более полной государственной занятости из-за различий в методологии. Отчет о занятости за январь планируется выпустить в пятницу.

«Мы всегда скептически относимся к точности ADP, и этот скептицизм удваивается каждый январь, потому что фирмы, как правило, вычеркивают имена из платежной ведомости в начале года, даже если эти люди, возможно, не выполняли и не оплачивали работу для этой фирмы в течение нескольких месяцев », — сказал Пол Эшворт, руководитель U.С. экономист в Capital Economics в Торонто.

«Это искажение иногда использовалось для получения очень слабых показаний в начале года, но в этом случае похоже, что ADP мог чрезмерно компенсировать с помощью регулировки».

Доллар вырос по отношению к корзине валют, в то время как цены на казначейские облигации США упали. Акции на Уолл-стрит торговались с повышением.

Рост импорта на 3,2% до семимесячного максимума в 207,5 млрд долларов в декабре произошел после трех месячных падений подряд и отразил 1 доллар.7 млрд. Увеличение импорта сырой нефти. Также на 1,2 млрд долларов увеличился импорт других товаров.

Экономисты считают, что вступивший в силу 1 сентября 15-процентный тариф на китайские товары стоимостью 110 миллиардов долларов оказал давление на импорт в предыдущие месяцы. Они также говорят, что ожидание того, что торговое соглашение по Фазе 1 откатит тарифы, могло побудить компании отказаться от импорта в конце 2019 года.

Экспорт товаров вырос на 0,9% до 137,7 млрд долларов в декабре, поднявшись на 1 доллар.5-миллиардный скачок поставок сырой нефти, а также рост экспорта других товаров на 1,0 миллиард долларов. Экспорт нефти в декабре составил 17,1 миллиарда долларов, что является самым высоким показателем за всю историю наблюдений. Но экспорт автомобилей и запчастей упал на 1,0 млрд долларов до 12,4 млрд долларов, что является самым низким показателем с ноября 2016 года.

Отчет Люсии Мутикани; Редакция Пола Симао

Ключевые статистические данные и тенденции в международной торговле 2019

После восстановления международной торговли в 2017 году и в первой половине 2018 года экономические условия начали ухудшаться во второй половине 2018 года и далее в 2019 году. Причины заключались в торговой напряженности между Соединенными Штатами Америки и Китаем, опасениями по поводу беспорядочного Брексита в Европе и негативных прогнозов мирового производства в целом. Предварительные данные за 2019 год указывают на резкое снижение темпов роста торговли до минус 3 процента. Эта последняя тенденция затруднит достижение цели 17.11 Целей в области устойчивого развития.

Подобно спаду торговли 2015 и 2016 годов, отрицательный рост торговли совпадает с положительным ростом мирового производства.Но прогнозы показывают, что за текущим эпизодом, вызванным продолжительной торговой напряженностью между основными экономиками и, в более общем плане, ослаблением многосторонности, вряд ли последует быстрое восстановление, как это наблюдалось в 2017 и 2018 годах из-за восстановления цен на сырьевые товары и рост объемов благодаря стабильному производству и росту инвестиций.

В отличие от 2019 года, рост торговли в 2018 году был широко распространенным и охватывал большинство секторов товаров и услуг. Торговля товарами показала особенно сильный рост, тогда как рост торговли услугами был более постепенным.Торговля сельскохозяйственными товарами и природными ресурсами показала самый сильный рост стоимости в 2018 году из-за более высоких цен, в то время как рост торговли промышленными товарами был более скромным. Рост торговли в 2018 году также положительно повлиял на все географические регионы. Торговля Юг-Юг превысила уровень 2014 года.

Этот отчет состоит из двух частей.

В первой части представлен обзор состояния международной торговли с использованием предварительной статистики до третьего квартала 2019 года.

Вторая часть содержит иллюстративную статистику международной торговли товарами и услугами за последнее десятилетие. Вторая часть разделена на два раздела. В разделе 1 представлена ​​торговая статистика на различных уровнях агрегирования, иллюстрирующая эволюцию торговли по секторам экономики и географическим регионам.

В разделе 2 представлены некоторые из наиболее часто используемых торговых показателей на уровне страны, чтобы проиллюстрировать показатели торговли между странами.

Дефицит торгового баланса США декабрь 2019 г.

США.Южный торговый дефицит снизился впервые за шесть лет в 2019 году, поскольку торговая война Белого дома с Китаем ограничила расходы на импорт, удерживая экономику на пути умеренного роста, несмотря на замедление потребительских расходов и слабые деловые инвестиции.

Отчет Министерства торговли в среду также показал, что программа администрации Трампа «Америка прежде всего» сократила поток товаров в прошлом году, при этом экспорт упал впервые с 2016 года. Президент Дональд Трамп, который назвал себя «тарифным менеджером» , «пообещал сократить дефицит, исключив более несправедливо проданный импорт и пересмотрев соглашения о свободной торговле.

Трамп утверждал, что значительное сокращение торгового дефицита повысит ежегодный экономический рост до 3% на устойчивой основе. Однако экономика не смогла достичь этой отметки: рост на 2,3% в 2019 году был самым медленным за три года после роста на 2,9% в 2018 году.

Торговый дефицит упал на 1,7% до 616,8 млрд долларов в прошлом году, снизившись за Впервые с 2013 года. Это составило 2,9% ВВП по сравнению с 3,0% в 2018 году. Импорт товаров упал на 1,7% в прошлом году на фоне резкого снижения объемов промышленных материалов и материалов, потребительских товаров и других товаров.Снижение экспорта на 1,3% было вызвано сокращением поставок капитальных товаров, промышленных товаров и материалов, а также других товаров.

В разгар торговой войны между США и Китаем в прошлом году Вашингтон ввел тарифы на миллиарды китайских товаров, включая потребительские товары, что привело к сокращению импорта.

Дефицит торговли политически чувствительными товарами с Китаем упал на 17,6% до 345,6 млрд долларов в 2019 году.

Белый дом также спорил с другими торговыми партнерами, включая Европейский союз, Бразилию и Аргентину, обвиняя их в девальвации своих валют за счет У.Производители S.

Дефицит торговли товарами с Мексикой подскочил до рекордного уровня в 101,8 миллиарда долларов в прошлом году. Дефицит с Европейским союзом также достиг рекордного уровня в 177,9 миллиарда долларов.

Напряженность в 19-месячной торговой войне между США и Китаем снизилась: в прошлом месяце Вашингтон и Пекин подписали торговое соглашение по Фазе 1. Однако сделка оставила в силе тарифы США на китайский импорт на сумму 360 миллиардов долларов, что составляет около двух третей от общего объема.

В результате импорт товаров в декабре резко вырос, что привело к увеличению торгового дефицита 11.На 9% до 48,9 млрд долларов в том же месяце. Данные за ноябрь были пересмотрены, чтобы показать, что разрыв сокращается до 43,7 млрд долларов вместо 43,1 млрд долларов, как сообщалось ранее. Экономисты, опрошенные Reuters, прогнозировали, что дефицит торгового баланса увеличится до 48,2 миллиарда долларов в декабре.

Фьючерсы на фондовые индексы США торговались с повышением, в то время как цены на казначейские облигации США были ниже. Доллар немного укрепился по отношению к корзине валют.

Восстановление импорта в декабре

С поправкой на инфляцию торговый дефицит товаров увеличился на 4 доллара.От 3 млрд до 80,5 млрд долларов в декабре.

Торговля увеличила рост ВВП почти на 1,5 процентных пункта в четвертом квартале, превысив вклад в 1,20 процентных пункта за счет потребительских расходов, на которые приходится более двух третей экономической активности в США.

Экономика росла на 2,1% в годовом исчислении в четвертом квартале, что соответствует темпам, зафиксированным в период с июля по сентябрь.

В декабре импорт товаров вырос на 3,2% до семимесячного максимума в 207,5 млрд долларов после снижения в течение трех месяцев подряд.Импорт товаров был увеличен за счет увеличения импорта сырой нефти на 1,7 млрд долларов, что способствовало скачку импорта промышленных материалов и материалов на 4,0 млрд долларов. Также на 1,2 млрд долларов увеличился импорт других товаров.

Экономисты считают, что вступивший в силу 1 сентября 15-процентный тариф на китайские товары стоимостью 110 миллиардов долларов оказал давление на импорт в предыдущие месяцы. Они также говорят, что ожидание того, что торговое соглашение Фазы 1 откатит тарифы, могло побудить компании отказаться от импорта в конце 2019 года.

Экспорт товаров в декабре вырос на 0,9% до 137,7 млрд долларов. Они были поддержаны скачком поставок сырой нефти на 1,5 миллиарда долларов, а также увеличением экспорта других товаров на 1,0 миллиард долларов. Но экспорт автомобилей и запчастей упал на 1,0 миллиард долларов до 12,4 миллиарда долларов, что является самым низким показателем с ноября 2016 года.

Экспорт нефти в декабре составил 17,1 миллиарда долларов, что стало самым высоким показателем за всю историю наблюдений.

Торговая политика США в Северной Америке, Китае и за ее пределами

В последние десятилетия экономические, политические и технологические барьеры для международной торговли и инвестиций во всем мире рухнули.Эта быстрая глобализация торговли вырвала многих из бедности в развивающихся странах, но отчасти из-за отсутствия значимых трудовых и экологических стандартов и правоприменения она также привела к аутсорсингу производства и рабочих мест, а также к понижающему давлению на работников. реальная заработная плата в развитых странах, таких как США. Ключевые торговые соглашения и международные институты, созданные для управления глобализацией, такие как Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА) и вступление Китая во Всемирную торговую организацию (ВТО), не смогли сбалансировать правила, чтобы позволить глобализации работать от имени всех рабочих — не только в Соединенных Штатах, но и в Мексике, Китае и в более широком смысле.И во многих случаях правила торговли усугубили экономическое давление на многих американских рабочих.

В течение многих лет прогрессивные голоса в Соединенных Штатах призывали к усилиям, чтобы сделать глобализацию более эффективной для работающих семей, сообществ и окружающей среды. Теперь администрация Трампа добивается притязаний на мантию торговой реформы. Однако к этим заявлениям следует отнестись скептически. Республиканский налоговый закон Конгресса 2017 года сократил налоги для корпораций и богатых за ложное обещание повысить заработную плату рабочим. Корпоративные прибыли, обратный выкуп акций, слияния и поглощения — все это резко возросло, но заработная плата рабочего класса практически не изменилась. Международные положения налогового законодательства 2017 г. дополнительно стимулируют операции по офшорингу за счет внутренних инвестиций и поиска поставщиков. Внутренняя экономическая программа администрации Трампа, включающая финансовое дерегулирование, сокращение бюджета и нападения на безопасность на рабочем месте и защиту трудовых прав, просто ухудшит положение работающих семей.

Информация администрации о торговой политике была неоднозначной и в значительной степени непоследовательной.Президент выступил против НАФТА и других торговых соглашений за нанесение вреда рабочим и рабочим местам в США, но пересмотрел новое соглашение НАФТА, которое не обеспечивает действенное соблюдение трудовых и экологических стандартов. Его администрация вводила тарифы как для противников, так и для союзников без особой стратегии — часто во имя национальной безопасности и без устранения коренных причин проблемы. Угрожая дальнейшими тарифами, администрация сейчас ведет переговоры с Китаем по вопросам кражи интеллектуальной собственности, доступа на рынок для иностранных транснациональных корпораций и государственной промышленной стратегии.Президент объявил об отсрочке введения дополнительных тарифов, предполагая, что сделка с Китаем приближается, но уже давно существуют опасения, что администрация может довольствоваться крупными спотовыми продажами американских товаров, при этом фактически позволяя структурным препятствиям и промышленной политике Китая сохраняться. Ценой того, что может оказаться громкой сделкой президента Дональда Трампа с Китаем, могут стать реальные уступки для Соединенных Штатов, в том числе в области технологий и национальной безопасности, без предоставления долгосрочных и надежных выгод в более широком смысле.

Поскольку торговый представитель США Роберт Лайтхайзер впервые появится на этой неделе перед новой Палатой представителей США, администрации Трампа, наконец, придется ответить за свой подход. Вот несколько вопросов, которые Конгресс должен задать, чтобы заставить администрацию быть подотчетной американскому народу.

Почему при пересмотре условий НАФТА администрацией Трампа не были включены строгие трудовые и экологические стандарты и правоприменительные меры, в то время как в него включены усиленные меры защиты интеллектуальной собственности и другие положения о дерегулировании?

Трудовые и экологические стандарты и их соблюдение имеют основополагающее значение для предоставления преимуществ международной торговли и экономического роста работникам и сообществам, а не руководителям и акционерам.Пересмотренная президентом Трампом сделка НАФТА — Соглашение между США, Мексикой и Канадой (USMCA) — удаляет некоторые проблемные положения из старого НАФТА, в частности, главу о разрешении споров между инвесторами и государством в большинстве отраслей. Сделка также обеспечивает обязательства Мексики реформировать свои трудовые права. Тем не менее, он не может обеспечить значимое соблюдение этих трудовых стандартов, в частности, посредством независимого мониторинга и быстрых и определенных инструментов принуждения на границе, таких как торговые пошлины и приказы о запрете. Он также в значительной степени игнорирует, а в некоторых случаях отменяет торговые положения, связанные с экологическими стандартами. Положения, направленные на устранение угрозы изменения климата, вопиюще отсутствуют, в то время как инвесторы в мексиканской нефтегазовой отрасли сохраняют полное разрешение споров между инвесторами и государством из первоначального НАФТА — исключительные права на защиту своих инвестиций в специальных внесудебных арбитражных форумах.

Между тем, особые правила интеллектуальной собственности в USMCA закрепляют монопольную власть корпораций и ограничивают способность внутренних демократических процессов требовать изменений, ориентированных на общественные интересы, таких как более широкий доступ к недорогим лекарствам, отпускаемым по рецепту.Точно так же положения, связанные с сельским хозяйством, ограничивают способность правительств применять меры защиты потребителей и фермеров, включая маркировку страны происхождения. Подобные положения о дерегулировании торговых сделок приносят выгоду крупным, хорошо финансируемым отраслям, но оставляют потребителей, фермеров, окружающую среду, рабочих и широкие общественные интересы без внимания.

Президент Трамп рекламирует это как свое переписывание НАФТА, но этого недостаточно для рабочих семей и окружающей среды, будь то в США, Канаде или Мексике.Ключевые вопросы, которые следует задать:

  • Поддержит ли администрация включение независимого мониторинга и пограничного контроля за соблюдением трудовых и экологических стандартов в новый USMCA?
  • Удалит ли администрация повышенные положения об интеллектуальной собственности, которые сохранят стоимость рецептурных лекарств на высоком уровне в Соединенных Штатах, и будет ли делать то же самое, когда USMCA применяет их в Канаде и Мексике?
  • Обеспечит ли администрация изменения, чтобы фермеры и потребители могли лучше защитить себя с помощью таких инструментов, как маркировка страны происхождения?
  • Будет ли администрация удалять или ограничивать другие разделы о дерегулировании, включая аспекты согласованности регулирования и главы о политике в области конкуренции?
Где трудовые и экологические приоритеты в торговых переговорах Трампа с Китаем?

Широко известный верхний U.Приоритеты С. в торговых переговорах с Китаем включают расширение доступа западных фирм на рынок и усиление защиты интеллектуальной собственности. Они также включают структурные реформы, чтобы остановить использование правительством Китая искажающих нормативных актов, субсидий и создания совместных предприятий, которые вынуждают передавать технологии и иным образом подстегивают конкуренцию в интересах привилегированных, часто принадлежащих государству или контролируемых предприятий. Кроме того, США потребовали от Китая взять на себя обязательства закупать американские товары, в частности сырьевые товары.Между тем строгие трудовые и экологические стандарты и их соблюдение, согласно имеющейся отчетности, функционально не участвуют в переговорах. И все это происходит без особых усилий, чтобы заручиться поддержкой союзников.

В то время как Китай значительно либерализовал свои экономические и торговые режимы за последние три десятилетия, недавно он ввел или продолжает поддерживать ряд государственных политик, которые, как представляется, искажают торговые и инвестиционные потоки и могут представлять значительные риски для экономической и национальной безопасности. .К ним относятся такие методы, как:

  • Кибершпионаж против американских предприятий, профсоюзов и других лиц по экономическим причинам
  • Принудительная передача технологий как условия для доступа на рынок или инвестиций, включая производство для экспорта обратно в США
  • Относительно неэффективная защита прав интеллектуальной собственности
  • Широкое использование субсидий, инвестиционных барьеров, преференций в области закупок и другой промышленной политики в интересах определенных компаний и отраслей, включая государственную поддержку для конкуренции на зарубежных рынках
  • Вмешательства в политику, влияющие на стоимость валюты

Вышеупомянутая промышленная политика Китая в значительной степени влияет на способность U.S. компании для защиты своих деловых интересов. Существуют законные причины, которые вызывают озабоченность по поводу защиты стратегий, ноу-хау и других аспектов конкурентоспособности американских предприятий и обеспечения того, чтобы они не подвергались риску со стороны поддерживаемых государством несправедливых и злоупотреблений в ведении бизнеса. Но результатом стратегии президента Трампа может стать еще большее экономическое связывание стран; если администрации Трампа удастся обеспечить больший доступ к рынку и улучшить защиту интеллектуальной собственности, многим U.S. предприятиям разместить свои операции в Китае — помимо дополнительных экспортных продаж спотовой продукции в Китай.

Для некоторых компаний эти результаты будут означать большую способность продавать товары и услуги, которые поддерживаются работниками из США. Но во многих других случаях относительно небольшое число людей в Соединенных Штатах, помимо руководителей, профессионалов и акционеров, будут затронуты материально. Расширение возможностей роста для бизнеса США является нормальным и приемлемым приоритетом для торговой политики США.Но это не должно быть единственным приоритетом, и его не следует путать с продвижением интереса рабочих к хорошей работе и заработной плате среднего класса. Без достаточных структурных реформ, направленных на повышение трудовых и экологических стандартов в Китае — независимо от того, будут ли они обеспечены посредством торговых переговоров или с помощью других средств — глобализация продолжит приносить выгоду бизнесу, в то время как работающие семьи как в Соединенных Штатах, так и в Китае будут по-прежнему сталкиваться с серьезными препятствиями на пути к успеху. заработная плата и уровень жизни.

Недавний рост заработной платы в Китае, включая повышение минимальной заработной платы во многих городах, приблизил затраты на рабочую силу в Китае к аналогичным показателям в США — с учетом более высокого показателя U.С. Производительность работника. Некоторые рабочие места на производстве в Китае также находятся под угрозой из-за стран с еще более низкой заработной платой и автоматизации. Но средняя заработная плата на производстве в Китае по-прежнему составляла всего около 3,60 доллара в час по состоянию на 2016 год, а экологические издержки и другие факторы остаются значительными.

Существуют политические рычаги, которые могут способствовать еще большему увеличению заработной платы в Китае, тем самым уменьшая нисходящее давление глобализации на работающие семьи США, а также принося пользу китайским работающим домохозяйствам.Необходим ряд структурных реформ для повышения экономической безопасности китайских рабочих, включая: повышение минимальной заработной платы; профсоюзы, которые отвечают перед работниками и их интересами, а не интересами местного бизнеса и коррумпированных влиятельных посредников; способность рабочих добиваться надежно быстрого и некоррумпированного соблюдения трудового законодательства и законодательства об охране окружающей среды; и реальная система социальной защиты для работающих семей. Фактически, политика Китая заключалась в том, чтобы производить ниже нормальных затрат на ведение бизнеса, что делало неприемлемо привлекательным для компаний размещение операций в Китае — результат глубоко несправедливый по отношению к США.С. и китайские рабочие.

Экономическая незащищенность китайских рабочих семей также приводит к целому ряду решений макроэкономической политики в Китае, которые ставят в невыгодное положение как китайских, так и американских рабочих. Очень высокий уровень сбережений домашних хозяйств и сокращение потребления в Китае требует, чтобы макроэкономическая политика Китая была сосредоточена на внутренних инвестициях и профиците текущего счета для поддержки внутреннего спроса и занятости. Другими словами, из-за того, что его работники не защищены, политика Китая ведет к чрезмерным инвестициям, в том числе в производство и экспорт, сокращая количество рабочих мест из Соединенных Штатов — и еще больше снижая уровень U.S. заработная плата — чем было бы в случае более ориентированного на рабочих подхода к экономической политике.

Влияние более низких затрат на рабочую силу и охрану окружающей среды в Китае может быть усилено манипулированием обменным курсом. Имеются веские доказательства того, что правительство Китая использовало официальные финансовые потоки для снижения обменного курса на протяжении большей части десятилетия после его вступления в ВТО, что помогло снизить цену на китайские товары по сравнению с ценами на товары, которые были или могли быть произведены в России. Соединенные Штаты.Совсем недавно, перед лицом 10-процентных тарифов Трампа на почти половину всего китайского импорта, примерно 10-процентное обесценение китайского обменного курса только за последний год служит напоминанием о том, что оценка обменного курса остается важным вопросом политики. Действительно, уровни китайской валюты вернулись к уровням 2008 года, и ряд рыночных и политических факторов может подтолкнуть обменный курс еще ниже. Как сообщается, бывший председатель Федеральной резервной системы Пол Волкер заявил, что «на торговые потоки больше влияют десять минут движения на валютных рынках, чем десять лет… [торговых] переговоров.”

В совокупности полное участие Китая в мировой торговле, начавшееся с момента его вступления в ВТО в начале 2000-х годов, привело к «торговому шоку Китая» для некоторых американских рабочих и сообществ — феномен, который был задокументирован с экономической точки зрения. Шок мог быть — и, если он будет продолжаться, все еще может быть — несколько смягчен другим подходом к торговле и глобализации. Конечно, ответственность лежит не только на китайской стороне. Политика США слишком долго не давала своим работникам инструменты, необходимые для укрепления их экономической безопасности и борьбы с известным понижающим давлением на рабочие места и заработную плату в результате глобальной экономической интеграции.К ним относятся более строгие права на ведение коллективных переговоров, обучение персонала, соблюдение антимонопольного законодательства, поддержка доступного жилья и финансовые вложения.

Это не означает, что Китай полностью лишился прогресса или возможностей в этих областях. Его участие в сделке по Парижскому соглашению стало важным шагом вперед в решении проблемы изменения климата, одной из самых насущных проблем мира. В то же время администрация Трампа отступила от того же соглашения — крайне опасное решение с глобальными последствиями.Таким образом, Конгресс должен потребовать прогресса в этой жизненно важной области.

В конечном счете, торговые переговоры и международные торговые институты должны уделять гораздо больше внимания повышению производительности труда и экологических стандартов; эти приоритеты нельзя оставлять исключительно на усмотрение национальных институтов. В мире открытых, глобально взаимосвязанных рынков фирмы могут взимать с работников реальную угрозу перемещения рабочих мест за границу. Таким образом, торговая политика должна опираться на непреодолимое давление в сфере труда и экологических стандартов.Надзор и подотчетность через независимых наблюдателей вместе с надежными инструментами на границе имеют важное значение для эффективного правоприменения в этих областях. Таким образом, ключевые вопросы включают:

  • В какой степени администрация стремилась к строгим трудовым и экологическим стандартам и их правоприменению на переговорах с Китаем? Если не было приложено никаких усилий, почему бы и нет?
  • Решила ли администрация недостаточность системы социальной защиты рабочих как для американских, так и для китайских рабочих, пострадавших от глобализации, автоматизации и других экономических потрясений?
  • Какова стратегия администрации по устранению последствий движения валюты, которое ненадлежащим образом делает инвестиции в Китай и экспорт из Китая более привлекательными, чем инвестирование и производство в Америке?
  • Как администрация пыталась заручиться поддержкой союзников для достижения каких-либо целей в этих областях?
Если администрации удастся ограничить китайские субсидии компаниям, это будет включать бесплатные раздачи иностранным компаниям, которые стимулируют перевод рабочих мест в другие страны и позволяют U.С. рабочие и налогоплательщики в невыгодном положении?

Одним из главных приоритетов президента Трампа на торговых переговорах является отмена субсидий, поддерживающих промышленную политику Китая, что отражено в плане страны «Сделано в Китае до 2025 года». К ним относятся кредиты и капитал, энергия и другие преференции, предоставляемые китайским государством привилегированным предприятиям, часто тем, которые принадлежат государству или контролируются государством. Якобы цель заключалась в доминировании в передовых технологических секторах с устойчивым составом так называемых национальных победителей, которые могли бы конкурировать с иностранной экономической мощью во всем мире и превосходить ее.Тем не менее, экономика Китая в более широком смысле изобилует субсидиями для предприятий, и полной отчетности никогда не было. Эти субсидии включают предоставление дешевой земли, часто отбираемой у фермеров без справедливой компенсации, а также обучение персонала, жилье для сотрудников и другие льготы, которые, по-видимому, все еще включают некоторые, такие как экспортные субсидии, которые запрещены ВТО. .

Многие из этих субсидий призваны быть очень привлекательными для иностранных инвесторов. Иногда они предлагаются из-за технологий или цепочек поставок, которые нужны Китаю; в других случаях местные чиновники в Китае просто хотят увеличить занятость в своей местности.Результатом является добавление к существующему несправедливому ценовому давлению на предприятия по перемещению производства из США в Китай. Кроме того, сообщества и налогоплательщики США чувствуют давление, чтобы они соответствовали этим субсидиям, даже если их долгосрочная ценность для работников и сообществ ограничена.

Так же, как при недостаточном соблюдении трудовых и экологических требований, подход Китая к субсидиям подрывает как американские, так и китайские рабочие семьи. В этом случае китайские фермеры видят, что их земля отбирается, часто без справедливой компенсации, а у китайских налогоплательщиков мало способов привлечь свои государственные органы к ответственности за коррупционные раздачи.Исправление этих проблем требует усиления верховенства закона и прав собственности в Китае, включая доступ к судам для обычных рабочих и фермеров, а также усиление ответственности налогоплательщиков. Создание в судах специальных обходных решений для инвесторов, таких как те, которые присутствуют в положениях о разрешении споров между инвесторами и государством во многих торговых сделках и двусторонних инвестиционных договорах, не решает проблему — а часто усугубляет ее.

Важно противодействовать субсидиям, которые Китай использует для создания национальных победителей: эти компании могут несправедливо бросать вызов иностранным транснациональным компаниям, работающим в Китае и за рубежом, разжигать коррупцию в Китае и создавать другие риски для США.С. Экономическая и национальная безопасность. Но, как уже говорилось, также важно противодействовать широкому спектру бесплатных подарков, которые получают предприятия в целом, включая предприятия с иностранными инвестициями, в Китае. Таким образом, ключевые вопросы включают:

  • Приоритет ли переговорщиков администрации Трампа отмене субсидий для перевода на периферию? Если да, то как?
  • Указывала ли администрация доступные офшорные субсидии и участвовала ли в обеспечении соблюдения антидемпинговых и компенсационных пошлин или использовала ли другие торговые инструменты для противодействия им?
  • Какую роль, если таковая имеется, сыграло укрепление верховенства закона в переговорах администрации Трампа с Китаем? Обяжет ли администрация не продвигать урегулирование споров между инвесторами и государством в рамках какого-либо соглашения?
Где приоритеты антимонопольной политики и корпоративной ответственности в торговой повестке Трампа?

Торговые переговорщики президента Трампа сделали противодействие возвышению государственных лидеров Китая — и намерение Китая доминировать в передовых отраслях промышленности — одним из своих главных приоритетов.Для этого есть серьезные и важные причины для национальной безопасности, такие как сохранение контроля над жизненно важными технологиями и технологической инфраструктурой. Более того, рост числа китайских государственных чемпионов, похоже, уже оказывает давление на западные страны, заставляя некоторые пытаться ослабить антимонопольное законодательство и разрешить создание собственных поддерживаемых государством чемпионов. Этот момент занял видное место в дебатах вокруг решения европейского комиссара по вопросам конкуренции отрицать на основании независимого антимонопольного анализа слияние лидеров французской и немецкой железнодорожной промышленности.

К сожалению, в широком спектре своей торгово-экономической политики администрация Трампа поместила усиление монопольной власти американских компаний, в том числе за счет снижения их нормативной и налоговой ответственности, в центре внимания. Применение тарифов на широкой основе, в отличие от стратегических и целевых пошлин в контексте принуждения к торговле, имеет тенденцию повышать рыночную силу отечественной промышленности. Например, положения USMCA об интеллектуальной собственности предлагают усилить монопольные права, предоставленные государством, что приведет к повышению или поддержанию высоких цен на рецептурные лекарства.Другие положения USMCA ограничивают применение антимонопольных органов и различные аспекты конкурентной политики.

Администрация Трампа требует, чтобы Китай предоставил более широкий доступ к рынкам внутри страны и охрану интеллектуальной собственности для американских компаний, как раз в то время, когда экономика США становится все более концентрированной и менее конкурентоспособной, в которой доминирует сокращающаяся горстка высокоприбыльных компаний. Количество публичных компаний США упало с максимумов 1996 года и даже с 1975 года; сегодня лишь горстка компаний зарабатывает примерно половину прибыли, полученной всеми компаниями, входящими в индекс S&P 500.Рост крупных, концентрированных иностранных компаний с растущим опытом антиконкурентной практики может заставить китайских политиков, давно обеспокоенных господством иностранных держав и сохранением китайского контроля, в том числе государственного, более неохотно открывать свои рынки.

К сожалению, при этой администрации мало значимого антимонопольного правоприменения или нормотворчества нигде не видно. Антимонопольные агентства администрации Трампа дали зеленый свет слиянию после слияния, но мало что сделали для борьбы со все более очевидными злоупотреблениями со стороны тех, кто обладает доминирующей рыночной властью.Между тем налоговый закон президента Трампа от 2017 года сократил корпоративные налоги, что способствовало рекордному количеству слияний и поглощений, а также необычайному уровню выкупа и выплат руководителям и инвесторам с Уолл-стрит. Слишком многие из этих компаний предпринимают невероятные шаги для защиты своей прибыли в оффшорах, что также усугубляет налоговый закон 2017 года, предоставляя особый режим с низким налогообложением для оффшорных операций.

Снижение концентрации рынка не только потенциально полезно для обеспечения доступа к рынкам за рубежом; это также важно для U.S. экономическая жизнеспособность дома, независимо от того, продолжает ли Китай идти по пути государственного капитализма. Это особенно актуально, если администрация Трампа продолжит попытки оградить Соединенные Штаты от китайских конкурентов и поставщиков, поскольку широкие тарифы часто повышают концентрацию внутреннего рынка. Яркая конкуренция обеспечивает инновации и повышение производительности; предприимчивость и доступ к американской мечте; потребительские преимущества, такие как выбор, цена и качество продукции; и широкое распределение экономической власти, необходимое для функционирования демократии.

Противодействие концентрации рынка также важно для рабочих как в Соединенных Штатах, так и за рубежом. Концентрированная власть оптовых и розничных покупателей может оказывать постоянное и часто несправедливое давление в сторону понижения затрат. В мире слабого верховенства закона, где пострадавшие не имеют возможности подавать коллективные иски, это может привести к плохому обращению с рабочими, разрушению окружающей среды, проблемам с качеством продукции и многому другому. Когда права профсоюзов не защищены в достаточной степени, работники, которые не могут вести коллективные переговоры, чтобы защитить себя, оказываются во власти жестоко несправедливого дисбаланса экономических сил.Это особенно верно во многих развивающихся странах и странах со средним уровнем дохода, включая Мексику и Китай, но также верно и в отношении Соединенных Штатов. Соединенные Штаты должны работать над исправлением пробелов как в своей внутренней, так и в международной торговой политике в этих областях.

Таким образом, ключевые вопросы включают:

  • Наблюдали ли торговые органы за процессом исключения из тарифной политики президента Трампа на предмет признаков высокого уровня концентрации внутреннего рынка США? Если они будут обнаружены, будут ли они переданы в антимонопольные органы для судебного преследования?
  • Учитывая рост концентрации в U.На рынках США и растущего числа свидетельств злоупотребления американскими компаниями доминирующего положения, учитывала ли администрация роль, которую ограничения рыночной концентрации и антимонопольные принципы могут сыграть в поддержке ее усилий по противодействию поддерживаемым государством лидерам в Китае или в обеспечении более широкого доступа к рынкам в Китае. другие рынки, например, в Индии?

Заключение

Начиная с пересмотренного соглашения НАФТА и заканчивая переговорами в Китае, администрация Трампа, похоже, заинтересована в усилении корпоративной власти, не делая при этом практически ничего для работающих семей и планеты — и при этом нанося ущерб важному Соединенному Королевству.С. отношения по всему миру. Гораздо более действенной стратегией сохранения выгод от международной торговли при одновременном устранении ее известных негативных последствий для заработной платы работников является обеспечение строгих трудовых и экологических стандартов и их соблюдения, стремясь заручиться поддержкой союзников и партнеров в этом направлении. И хотя торговые соглашения должны обеспечивать равные условия для американских и международных компаний и работников, они не должны проходить через положения, которые закрепляют монопольную власть корпораций, ограничивают нейтральную внутреннюю регулятивную свободу действий правительств или предоставляют иностранным инвесторам исключительные права и полномочия.Конгресс должен утвердить свой надзор и привлечь администрацию к реальным экономическим приоритетам работающих семей.

Энди Грин — управляющий директор отдела экономической политики Центра американского прогресса. Даниэлла Зессулес — специальный помощник по экономической политике в Центре.

Примечания

Торговая статистика — Пропаганда — Торговая палата Калифорнии

Калифорния — одна из 10 крупнейших экономик мира с валовым государственным продуктом в 3 триллиона долларов.Международная торговля и инвестиции являются основными составляющими нашего экономического двигателя, которые приносят большую пользу предприятиям, сообществам, потребителям и правительству штата. Экономика Калифорнии разнообразна, и процветание штата связано с экспортом и импортом товаров и услуг калифорнийскими компаниями, с экспортом и импортом через транспортные узлы Калифорнии, а также с перемещением человеческих и капитальных ресурсов.

Хотя торговля — это политический вопрос, определяемый на национальном уровне, ее влияние на Калифорнию огромно.В 2020 году Калифорния экспортировала на 227 зарубежных рынков. Торговля дает возможность расширить роль экспорта Калифорнии. В самом широком смысле, торговля может буквально накормить мир и поднять уровень жизни окружающих нас людей.

Статистика торговли за 2020 год доступна
через службу международной торговли
« Trade Stats Express ».
В 2020 году Калифорния экспортировала 156 долларов.1 миллиард в 227 иностранных экономик.
Основными экспортными рынками Калифорнии являются
Мексика, Канада, Китай, Япония и Южная Корея.

Международная деятельность

Факты о мировой торговле

Прогнозируемое население мира к 2020 году составляет 7,8 миллиарда человек. В течение января 2019 года во всем мире каждую секунду ожидается 4,3 рождения и 1,9 смертей. ( Бюро переписи населения США, февраль 2019 г., )

ВТО в своем отчете о мировой торговле за 2020 год, учла глобальную пандемию коронавируса, которая вызвала беспрецедентную международную неопределенность.Мировая торговля пережила самый тяжелый спад с 1930-х годов, при этом прогнозировалось, что в 2020 году объем торговли упадет на 13–32% по сравнению с предыдущим годом.

В отчете подчеркивается важность международного сотрудничества в это время для сохранения открытых рынков для товаров и услуг, а также для защиты здоровья населения и оживления экономической активности во всем мире. Весной 2020 года генеральный директор Роберто Азеведу объявил, что он уйдет в отставку в августе, чтобы позволить избрать нового генерального директора до 12-й министерской конференции в 2021 году.Наряду с этим изменением, ВТО также обсуждает реформу с целью, чтобы в условиях пандемии ВТО была способна внести свой вклад в восстановление экономики всех своих членов.

По состоянию на февраль 2021 года хороший барометр ВТО сигнализировал о сильном восстановлении торговли после того, как торговля резко упала в результате пандемии COVID-19. Согласно барометру, ожидается, что расширение торговли в первой половине 2021 года замедлится. Перспективы на 2021 год неясны из-за появления новых вариантов COVID-19 и эффективности вакцинации.

В марте 2021 года новости оставались хорошими, поскольку, по оценкам ВТО, ожидается, что объем мировой торговли товарами вырастет на 8% в 2021 году после падения на 5,3% в 2020 году. Это улучшило перспективы быстрого восстановления. Затем ожидается, что в 2022 году рост торговли замедлится до 4%. Однако темпы роста все еще ниже, чем докандемический тренд. (Всемирная торговая организация, март 2021 г.)

Статистический обзор мировой торговли 2020

В 2019 году объем мировой торговли товарами составил 19 долларов.05 трлн долларов США, что представляет собой снижение на 3%. В то время как мировая торговля коммерческими услугами составила 5,89 триллиона долларов США, что на 22,1% больше. Торговля промышленными товарами составляет 70% мирового товарного экспорта.

Факты о торговле США

В 2020 году совокупный импорт товаров и услуг составил 2,81 триллиона долларов США, при этом объем импорта товаров и услуг составил 2,35 триллиона долларов США, а услуг — 460,1 миллиарда долларов США по отдельности. Импорт, в первую очередь автомобилей, запчастей и двигателей, снизился на 65 долларов.2 миллиарда, промышленные поставки и импорт материалов снизились на 42,3 миллиарда долларов, а импорт капитальных товаров уменьшился на 31,2 миллиарда долларов. Импорт туристических услуг снизился на 95,3 миллиарда долларов, транспортных услуг — на 35,9 миллиарда долларов.

В 2020 году совокупный экспорт товаров и услуг составил 2,131 триллиона долларов США, экспорт отдельных товаров составил 1,434 триллиона долларов США, а экспорт услуг снизился до 697,1 миллиарда долларов США. В частности, экспорт капитальных товаров, включая гражданские самолеты, снизился на 87 долларов.5 миллиардов долларов, экспорт промышленных материалов и материалов снизился на 59,2 миллиарда долларов, автомобилей и запчастей также снизился на 35,3 миллиарда долларов, а экспорт потребительских товаров снизился на 30,8 миллиарда долларов. Экспорт туристических услуг снизился на 117,2 миллиарда долларов, а экспорт транспортных услуг — на 34,7 миллиарда долларов.

В процентах от валового внутреннего продукта США дефицит товаров и услуг составил 3,2% в 2020 году по сравнению с 2,7% в 2019 году. (Бюро экономического анализа)

Соединенные Штаты — крупнейшая экономика мира с ВВП 20 долларов США.93 трлн, по данным Бюро экономического анализа. Население США по состоянию на март 2021 года составляет около 330 миллионов человек. Со дня переписи населения (1 апреля) 2010 года население выросло на 6,87% по сравнению с мартом 2021 года.

На каждый 1 доллар, выделенный коммерческой службе США в 2016 финансовом году, примерно 192 доллара были возвращены в американскую экономику в виде увеличения экспорта (56,2 миллиарда долларов) и прямых иностранных инвестиций (5,3 миллиарда долларов), которые поддержали примерно 300000 единиц U.С. Джобс.

С 2010 по 2016 год помощь коммерческой службы США сыграла значительную роль в оказании помощи американским компаниям и местностям в достижении более 300 миллиардов долларов экспорта США и более 23 миллиардов долларов прямых иностранных инвестиций, поддерживая примерно 1,7 миллиона американских рабочих мест.

Исследование, проведенное в 2020 году Business Roundtable, показало, что более 40 миллионов рабочих мест, или одна из пяти, в США связаны с международной торговой практикой. Количество рабочих мест в США, зависящих от международной торговли, увеличилось более чем вдвое с момента создания НАФТА в 1992 году, достигнув 20% в 2018 году.

Крупнейшими экспортными рынками для товаров США в 2020 году были Канада (255,149 млрд долларов, снижение на 12,8%), Мексика (212,671 млрд долларов, снижение на 17,1%), Китай (126,648 млрд долларов, рост на 17,09%), Япония (64,097 доллара, 13,8%). %) и Соединенное Королевство (59,009 долл. США, снижение на 14,57%).

В США в 2019 году, по данным Бюро экономического анализа, расходы прямых иностранных инвесторов на приобретение, создание или расширение предприятий в США составили 194,7 млрд долларов, что на 37 долларов меньше.7% по сравнению с 312,5 млрд долларов в 2018 году. По отраслям расходы на новые прямые инвестиции были самыми большими в обрабатывающей промышленности, составив 78,2 млрд долларов и составляя 40,2% от общих расходов. В обрабатывающей промышленности расходы были самыми большими в химической промышленности, первичных фармацевтических препаратах и ​​лекарствах. Также были большие расходы в транспортной, складской и издательской отраслях.

Страна конечного бенефициарного собственника (UBO), крупнейшая страна-инвестор в США.С. была Соединенное Королевство с общим доходом 40,4 миллиарда долларов, за ним следуют Канада с 35,7 миллиардами долларов, Германия с 21,6 миллиардами долларов и Япония с 17,8 миллиардами долларов. По регионам на Европу пришлось более половины новых инвестиций в 2019 году.

По штатам Калифорния получила наибольшие расходы на общую сумму 22,7 миллиарда долларов. ( Бюро экономического анализа)

Статистические данные, опубликованные в ноябре 2019 года, показали, что в филиалах иностранных транснациональных корпораций, принадлежащими США (MOUSA), в США было занято 7,4 миллиона рабочих.S. в 2017 году, что на 2,8% больше, чем в 2016 году. На аффилированные лица в США, принадлежащие большинству, приходилось 5,8% от общей занятости в частном секторе США. Занятость в MOUSA была наибольшей в производственном секторе и в секторах розничной торговли. MOUSA с конечными бенефициарными владельцами в Великобритании, Японии и Германии внесли наибольший вклад в общую занятость в MOUSA. ( Бюро экономического анализа)

Годовой отчет за 2020 год
Источник: Бюро экономического анализа

Факты о торговле в Калифорнии

The U.Министерство торговли США сообщило, что в 2020 году экспорт Калифорнии составил 156,112 миллиарда долларов. Это на 10,29% меньше, чем в 174 миллиарда долларов в 2019 году.

В 2020 году экспорт на рынки FTA составил 40% экспорта Калифорнии. Экспорт Калифорнии партнерам по ЗСТ в 2020 году составил 62,82 миллиарда долларов. (ITA)

Экспорт из Калифорнии составил 10,9% от общего объема экспорта США в 2020 году. Экспорт из Калифорнии обеспечивает высокооплачиваемую работу для более чем 1 миллиона жителей Калифорнии.Международная торговля, включая экспорт и импорт, поддерживает почти 5 миллионов рабочих мест в Калифорнии — это почти каждая четвертая работа.

В 2019 году новые прямые иностранные инвестиции в общие расходы Калифорнии достигли 45,49 миллиарда долларов. Количество занятых в недавно приобретенных, созданных или расширенных компаниях с иностранным участием в 2019 году достигло 44300 человек (Бюро экономического анализа). Основными отраслевыми секторами для прямых иностранных инвестиций в Калифорнии были программное обеспечение и ИТ-услуги, бизнес-услуги, связь, финансовые услуги и промышленное оборудование.Основные источники ПИИ в Калифорнии составляли 20% из Великобритании, 9% из Германии, 8% из Канады, 7% из Японии и 7% из Китая. ( Выберите США )

Ведущие экспортные секторы

Калифорния — крупнейший в стране экспортер компьютеров, электронных товаров, транспортного оборудования, машинного оборудования, за исключением электрического, и различных промышленных товаров. Компьютеры и электронная продукция — основная статья экспорта Калифорнии, на которую в 2020 году придется 24,1% всего экспорта штата.

Согласно исследованию Ассоциации потребительских технологий, в 2017 году в Калифорнии было более трех миллионов рабочих мест, прямо или косвенно связанных с потребительскими технологиями, многие из которых связаны с экспортом потребительских технологий.

Другие основные категории включали транспортное оборудование и неэлектрическое оборудование, составляющие 11,1% и 10,8% от общего объема экспорта, соответственно

Мексика

Мексика продолжает оставаться экспортным рынком №1 Калифорнии.Экспорт из Калифорнии в Мексику в 2020 году составил 24,078 миллиарда долларов. Экспорт снизился на 13,895% по сравнению с 2019 годом. Мексика покупает 15,4% всего экспорта Калифорнии.

Экспорт Калифорнии в Мексику обусловлен компьютерами и электроникой, на которые приходится 22,4% всего экспорта Калифорнии в Мексику. Другие топ-категории включали транспортное оборудование, электрическое оборудование и неэлектрическое оборудование.

Канада

Канада является вторым по величине экспортным рынком Калифорнии, на него приходится 10 покупок.19% всего экспорта Калифорнии. В 2020 году Калифорния экспортировала в Канаду более 15,9 миллиарда долларов.

Компьютеры и электроника оставались крупнейшим экспортом Калифорнии, составляя 28,1% всего экспорта Калифорнии в Канаду.

Азиатско-Тихоокеанский регион

Калифорния является вторым по величине государством-экспортером в Азию после Техаса. В 2020 году Калифорния экспортировала в регион товаров на 105,6 миллиарда долларов.

Большой Китай

Экспорт из Калифорнии в материковый Китай составил 15 долларов.02 млрд в 2020 году. На компьютеры и электронную продукцию пришлось 26,5% экспорта в Китай.

Экспорт в Гонконг составил 6,3 миллиарда долларов в 2020 году, что меньше 8,4 миллиарда долларов в 2019 году, что привело к сокращению экспорта на 8-й по величине экспортный рынок Калифорнии.

Япония

Экспорт из Калифорнии в Японию в 2020 году составил 10,65 миллиарда долларов. На компьютеры и электронную продукцию пришлось 18,9% от общего объема экспорта.

Южная Корея

Южная Корея сохранила позицию No.5, поскольку Калифорния экспортировала в Южную Корею 9,78 млрд долларов в 2020 году. Более 28,8% приходилось на неэлектрическое оборудование.

Европейский Союз

Экспорт Калифорнии в Европейский Союз (27) в 2020 году составил 30,959 миллиарда долларов. Калифорния является крупнейшим государством-экспортером в Европу.

Компьютеры и электроника, транспортное оборудование, химикаты и сельскохозяйственная продукция являются ведущими экспортными отраслями Калифорнии в регион. Страны Евросоюза закупают около 19.8% всего экспорта Калифорнии.

Итого экспорт из Калифорнии

(Источник: ITA TradeStats Express, Министерство торговли США.)

Ежемесячный отчет Бюро экономического анализа о международной торговле товарами и услугами в США можно найти здесь.

Международная торговля штата Техас

Лучшие торговые партнеры

Мексика является крупнейшим экспортным направлением Техаса, за ней следует Канада; В совокупности на эти страны приходилось почти 42 процента экспорта Техаса в 2019 году ( Приложение 4 ).Тем не менее, направления за пределами Северной Америки привели к росту экспорта Техаса в последние годы — особенно в Южной Корее, Великобритании и Индии.

Приложение 4: Основные направления экспорта, Техас и США, 2019 г .; Процентное изменение, 2016-2019 гг.

Цифры отражают округление.
Источник: Управление международной торговли США.

Основные направления экспорта, Техас и США, 2019 г .; Процентное изменение, 2016-2019
Пункты экспорта Техаса Стоимость экспорта (в миллиардах) 2019 г. 2019 Доля в общей сумме Процентное изменение, 2016-2019 гг.
Мексика 108 долларов США.6 32,9% 17,8%
Канада 28,5 8,6% 42,9%
Южная Корея 16,6 5,1% 141,8%
Бразилия $ 13,5 4,1% 87,1%
Нидерланды $ 11,7 3.5% 80,9%
Япония 11,3 долл. США 3,4% 81,2%
Китай $ 11,0 3,3% 1,5%
Соединенное Королевство $ 9,7 2,9% 146,7%
Индия $ 8,7 2,6% 307.7%
Тайвань $ 8,5 2,6% 98,8%
Все остальные 102,2 долл. США 30,9% 41,3%
Весь мир 328,9% 42,0%
Направления экспорта в США Стоимость экспорта (в миллиардах) 2019 г. 2019 Доля в общей сумме Изменение стоимости в процентах, 2016-2019 гг.
Канада 292 долл. США.6 17,8% 9,7%
Мексика 256,6 долл. США 15,6% 11,4%
Китай $ 106,4 6,5% -7,9%
Япония $ 74,4 4,5% 17,6%
Соединенное Королевство 69,1 4.2% 25,1%
Германия $ 60,1 3,7% 21,3%
Южная Корея 56,5 долл. США 3,4% 33,8%
Нидерланды $ 51,1 3,1% 28,9%
Бразилия 42,9 долл. США 2,6% 41.9%
Франция 37,7 2,3% 21,1%
Все остальные $ 595,7 36,3% 13,1%
Весь мир $ 1 643,2 12,9%

Тарифы и торговые сделки

Согласно ITA, экспорт Техаса в Китай упал на 34 процента в период с 2018 по 2019 год, в то время как общий объем экспорта U.Экспорт С. в Китай упал почти на 12 процентов, что отражает продолжающуюся торговую войну. На пике торговой войны в середине 2019 года федеральное правительство ввело 25-процентные тарифы на китайскую продукцию на сумму около 200 миллиардов долларов. Китай ответил тарифами на американские товары на сумму около 75 миллиардов долларов. Средний тариф США на китайские товары вырос с 3 процентов в январе 2018 года до более чем 20 процентов к апрелю 2020 года.

Нынешняя администрация также критически относится к Североамериканскому соглашению о свободной торговле (НАФТА).Реформы к соглашению были внесены в Соглашение между США, Мексикой и Канадой (USMCA), подписанное 29 января 2020 года и вступившее в силу 1 июля 2020 года.

«USMCA принципиально не отличается от NAFTA, — говорит Карл Куйкендалл, заместитель директора компании IHS Markit, предоставляющей информационные услуги. «Это больше укрепляет торговые отношения Северной Америки, чем меняет существующие торговые потоки».

USMCA стимулирует рост производства автомобилей в Северной Америке, требуя, чтобы по крайней мере 75 процентов компонентов любого автомобиля, собираемого в странах-партнерах, были получены от них — по сравнению с 62 в НАФТА.Требование 5 процентов. Он также добавляет новое требование, согласно которому 30 процентов автомобильного контента, производимого в странах-партнерах, должны производиться работниками, зарабатывающими не менее 16 долларов в час, что увеличится до 40 процентов контента за три года. Это положение оказывает давление на мексиканские фабрики, где средняя заработная плата составляет около трети от установленной нормы в 16 долларов в час.

USMCA также модернизирует торговый договор, добавляя положения об электронной коммерции и цифровой торговле — отраслях, которых не существовало на момент введения НАФТА в 1994 году.Это также расширяет защиту труда и окружающей среды и усиливает защиту прав интеллектуальной собственности. Наконец, USMCA увеличивает доступ США на канадский рынок молочных продуктов, что является ключевым приоритетом федеральной администрации.

Сталь и алюминий

Сталь и алюминий являются жизненно важными материалами для производства самых разных товаров, от автомобилей до современных офисных зданий. Только в 2019 году США импортировали около 25,3 миллиона метрических тонн стали (PDF), почти половина из них — из Канады, Мексики и Бразилии, а также около 3.7 миллионов метрических тонн алюминия.

В 2018 году федеральное правительство ввело 25-процентную пошлину на импортную сталь и 10-процентную — на импортный алюминий. Цель заключалась в том, чтобы уменьшить зависимость от импортных металлов при одновременном оживлении деятельности на закрытых металлоконструкциях по всей территории США. Однако тарифы привели к росту цен на металл для отраслей-покупателей.

Техас импортирует больше стали и алюминия, чем любой другой штат, в основном для производства трубопроводов и бурового оборудования для энергетики.Исследование, проведенное в 2017 году по заказу Американского института нефти (PDF), показало, что около 77 процентов стали, используемой в новых трубопроводах, импортируется. Тарифы 2018 года вступили в силу в то время, когда производители энергии в Техасе сталкивались с переизбытком нефти и газа и отчаянно пытались построить больше трубопроводов и хранилищ. Согласно одному исследованию, импорт стали и алюминия Техасом вырос на 22 процента с 2017 по 2019 год.

Некоторые лидеры Техаса, в том числе губернатор Грег Эбботт, предположили, что тарифы и меры защиты для металлургических заводов могут нанести ущерб важным отраслям промышленности, отметив, что в нефтегазовом секторе Техаса занято больше людей, чем на производителях стали и алюминия в стране.

Для дальнейшего развития этих отраслей США в январе 2020 года ввели дополнительные пошлины на импорт изделий из стали и алюминия, таких как гвозди, автомобильные бамперы и проволока. Эти пошлины взимаются по той же ставке, что и тарифы 2018 года на импортируемые металлы: 25 процентов на стальную продукцию и 10 процентов на алюминиевую продукцию. Однако USMCA освобождает импорт этих металлов и изделий из Мексики и Канады от всех тарифов.

НАФТА и Техас

НАФТА, учрежденное в январе 1994 года, стало новаторской торговой сделкой между США.С., Мексика и Канада, которые в значительной степени отменили тарифы на товары, продаваемые между тремя странами. Он включает положения о труде, окружающей среде и интеллектуальной собственности, которые повлияют на успешные торговые сделки по всему миру. НАФТА быстро стало неотъемлемой частью экономики Техаса:

  • На Мексику и Канаду приходится 40 процентов импорта промежуточных товаров Техаса, используемых в обрабатывающей промышленности.
  • Большая часть нефти и газа Пермского бассейна экспортируется для использования на мексиканских нефтеперерабатывающих заводах и газовых электростанциях.Природный газ Техаса производит около четверти электроэнергии Мексики.
  • Экспорт природного газа из США в Мексику почти удвоился с 2015 года и приближается к 2 триллионам кубических футов в год.
  • партнеров НАФТА также поставляют на большие рынки сельское хозяйство Техаса; более 80 процентов экспорта молочных продуктов и птицы Техаса идет в Мексику.

По оценкам Торговой палаты США (PDF), торговля, связанная с НАФТА, поддерживает около 387000 рабочих мест в Техасе.

Торговля в неопределенные времена

USDA ERS — Обзор данных за 2019 год

Опечатка : 28 июля 2021 г. продукт данных по мультипликатору сельскохозяйственной торговли был пересмотрен с целью включения исправленных оценок мультипликатора для сектора этанола, а Обзор данных за 2019 г. был обновлен с учетом этих изменений.

Экспорт сельскохозяйственной продукции США поддерживает производство, занятость, доход и покупательную способность как в сельскохозяйственном, так и в несельскохозяйственном секторах. В 2019 календарном году экспорт сельскохозяйственной продукции США составил 141,2 миллиарда долларов. Модель мультипликатора торговли сельскохозяйственной продукцией (ATM), подготовленная Службой экономических исследований (ERS) Министерства сельского хозяйства США, оценивает, что каждый доллар этого экспорта стимулировал еще 1,14 доллара США в экономической деятельности в США в 2019 году (с использованием модели, которая приближает этот экспорт к 141,6 миллиардам долларов США из-за его включение биодизеля в сельскохозяйственный продукт).Таким образом, экспорт сельскохозяйственной продукции в размере 141,6 миллиарда долларов произвел дополнительную экономическую деятельность на 161,4 миллиарда долларов США, а общий объем производства составил 303,0 миллиарда долларов. На каждый 1 миллиард долларов сельскохозяйственного экспорта США в 2019 году требовалось примерно 7 784 гражданских рабочих места с полной занятостью по всей экономике. На экспорт сельскохозяйственной продукции США в 2019 году потребовалось в общей сложности 1102000 таких рабочих мест, в том числе 607000 рабочих мест в несельскохозяйственном секторе. На этой веб-странице слово «рабочие места» относится к гражданским работникам с полной занятостью, измеряемым в эквиваленте полной занятости (ЭПЗ).FTE — это преобразование количества отработанных часов в эквивалентное количество должностей с полной занятостью; для своей модели банкомата ERS использует соотношение 2080 часов в год на FTE.

Важность сельскохозяйственной торговли

Торговля всегда была важна для фермерских хозяйств и сельской экономики США, с первых колониальных времен, когда табак и хлопок были наиболее важными экспортными товарами, до сегодняшнего разнообразия экспорта по множеству категорий товаров. Зерновые, масличные культуры и продукты животного происхождения в настоящее время являются одними из самых известных категорий продуктов в США.С. Экспорт сельскохозяйственной продукции. Несмотря на то, что сегодня на сельское хозяйство приходится менее 1 процента валового внутреннего продукта (ВВП) США, торговля сельскохозяйственной продукцией в США по-прежнему способствует экономической активности США в других секторах, помимо сельского хозяйства, с последствиями, ощущаемыми во всем мире. Наряду с повышением производительности и более высокими доходами торговые соглашения расширили торговлю сельскохозяйственной продукцией как с развитыми, так и с развивающимися странами и, в свою очередь, создали возможности роста для сельского хозяйства США. Торговые соглашения, снижающие барьеры для торговли сельскохозяйственной продукцией, потенциально создают спрос на U.С. Сельскохозяйственные товары на внешних рынках. Этот спрос будет удовлетворен за счет роста покупательной способности в этих странах, частично обусловленного способностью зарубежных стран увеличивать продажи своей продукции на рынке США.

Один из способов, которым торговля сельскохозяйственной продукцией имеет важное значение, заключается в том, что она создает рабочие места не только для фермеров, владельцев ранчо и фермеров. Работа многих других зависит от торговли сельскохозяйственной продукцией, включая людей, которые обрабатывают, транспортируют и продают сельскохозяйственную продукцию, а также тех, кто производит, транспортирует и продает ресурсы, используемые в сельском хозяйстве.Количество рабочих мест, поддерживаемых сельскохозяйственным экспортом США, зависит от различных факторов, таких как количество продукции, проданной за границу, и количество рабочей силы, необходимой для производства, обработки, сбыта и транспортировки этой продукции. В свою очередь, эти количества частично зависят от цен на экспортируемую продукцию. Объем поставки на экспорт и количество требуемой рабочей силы имеют тенденцию расти вместе с ценой продукта, а объем спроса на экспорт имеет тенденцию падать, когда растет цена на него. Количество сельскохозяйственной продукции можно измерить в единицах массы (метрические тонны), объема (литры) или числа (например, поголовье крупного рогатого скота), но модель банкомата ERS измеряет экспорт и импорт в стоимостном выражении (в долларах).

Соединенные Штаты экспортируют разнообразные сельскохозяйственные товары. Тем не менее, восемь товарных групп составляют почти три пятых всего сельскохозяйственного экспорта США в стоимостном выражении: 1) соевые бобы и соевые продукты; 2) кукуруза и кукурузные продукты; 3) древесные орехи; 4) крупный рогатый скот, говядина и продукты из говядины; 5) свинина, свинина и продукты из нее; 6) живая птица, мясо птицы, яйца и продукты; 7) пшеница и пшеничные продукты; и 8) хлопок и хлопковые изделия (см. рисунок «Состав стоимости США»).экспорт сельскохозяйственной продукции по отдельным видам продукции (2019 г.) »). Рабочая сила, необходимая для производства, обработки, сбыта и транспортировки экспортной сельскохозяйственной продукции, зависит от продукта. Например, каждый экспорт сои на 1 миллиард долларов в 2019 году поддержал около 5700 рабочих мест, в то время как каждый экспорт говядины на 1 миллиард долларов поддержал около 11700 рабочих мест.

Воздействие торговли сельскохозяйственной продукцией в 2019 году

Влияние торговли сельскохозяйственной продукцией на США.С. Экономика меняется от года к году. Факторы, выходящие за рамки общей стоимости экспорта, влияют на оценки ERS торговых мультипликаторов. Изменения в составе экспортной корзины сельскохозяйственной продукции оказывают различное прямое и косвенное воздействие на экономику. Рост производительности имеет тенденцию к уменьшению размера торговых мультипликаторов — увеличение производительности труда подразумевает, что тот же самый выпуск может быть произведен с использованием меньшего количества рабочей силы или что больше продукции может быть произведено с помощью того же размера рабочей силы. В структуре U.Экономика С. также меняется с течением времени, влияя на внутренние последствия экспорта сельскохозяйственной продукции. Индексы производительности, а также стоимостной и товарный состав сельскохозяйственного экспорта обновляются каждый год, когда разрабатываются годовые оценки торговых мультипликаторов. Напротив, информация об изменяющейся структуре экономики США недоступна на ежегодной основе; например, подробные отчеты о затратах-выпусках публикуются каждые пять лет.

С публикацией отчетов U.Бюро экономического анализа (BEA) Министерства торговли США в ноябре 2018 года модель банкомата ERS была переработана, чтобы включить последний доступный набор взаимосвязей между различными секторами экономики США. Полученная новая модель банкомата впервые используется для оценки торговых мультипликаторов на 2019 календарный год и для переоценки мультипликаторов для 2018 календарного года.

Новая модель банкомата

ERS основана на определении сельскохозяйственных продуктов, используемом Всемирной торговой организацией (ВТО).Сельскохозяйственные продукты — это продукты, перечисленные в главах 1-24 Гармонизированной системы описания и кодирования товаров (ГС), за вычетом рыбы и рыбных продуктов, а также некоторые продукты в других главах, такие как хлопок, эфирные масла, шкуры и кожи. Министерство сельского хозяйства США приняло определение сельскохозяйственной продукции ВТО в качестве стандартного определения для отчетности о торговле сельскохозяйственной продукцией в начале 2021 календарного года (см. Министерство сельского хозяйства США, Зарубежная сельскохозяйственная служба, «Обновленное определение« Сельскохозяйственные продукты »для торговой отчетности»).Кроме того, мы включаем биодизель как сельскохозяйственный продукт, учитывая использование соевого масла и других сельскохозяйственных продуктов в качестве сырья для производства биодизеля в США. Это включение сделано, несмотря на то, что биодизель не классифицируется ВТО или USDA как сельскохозяйственный продукт. Включение биодизеля — это новая особенность модели банкоматов ERS, которая добавит около 380 миллионов долларов к сельскохозяйственному экспорту США в 2019 году.

Таблица «США. экономическая активность, поддерживаемая торговлей сельскохозяйственной продукцией, 2018-2019 гг. »сообщает о результатах работы новой модели банкоматов за 2018 и 2019 календарные годы.Из-за округления числа в тексте не обязательно совпадают с числами в таблице, а отдельные числа в таблице не обязательно суммируются с показанными итогами. Результаты за 2018 год (обсуждаемые ниже) получены с использованием новой модели банкомата. Следовательно, они отличаются от результатов, представленных за 2018 год в феврале 2020 года, когда использовалась предыдущая модель банкомата (см. Обзор данных за 2018 год).

В 2019 календарном году экспорт сельскохозяйственной продукции США в размере 141,6 млрд долларов (строка 6) произвел дополнительно 161 доллар США.4 млрд (строка 9) экономической деятельности на общую сумму 303,0 млрд долларов США экономического производства (строка 1). Цифра в размере 141,6 миллиарда долларов в экспорте — это фрахт на борту (f.o.b.), что означает, что общая стоимость экспорта включает торговую и транспортную наценку, добавленную к производственным или сельскохозяйственным затратам, чтобы доставить продукт в экспортный порт для отправки. Экспорт сельскохозяйственной продукции в 2019 году поддержал 1 102 000 рабочих мест для гражданских лиц с полной занятостью — 495 000 рабочих мест в сельскохозяйственном секторе и 607 000 рабочих мест в несельскохозяйственном секторе (строки 16-18). В сельскохозяйственном секторе эти рабочие места включали рабочую силу, предоставляемую операторами ферм, членами их семей, наемными сельскохозяйственными рабочими и подрядчиками.В несельскохозяйственном секторе закупки фермерами топлива, удобрений и других ресурсов для производства товаров на экспорт стимулировали экономическую активность в обрабатывающей промышленности, торговле и транспорте. (Для получения информации о том, как получены данные, см. Документацию.)

.
Экономическая деятельность в США, поддерживаемая торговлей сельскохозяйственной продукцией, 2018-2019 гг .: сельское хозяйство, пищевая промышленность, другие обрабатывающие производства, а также секторы услуг, торговли и транспорта
Линия Товар 2018 всего 2018 оптом 2018 без наливных товаров 2019 всего 2019 оптом 2019 без наливных товаров
1 Экономическая деятельность, обусловленная экспортом сельскохозяйственной продукции 311.3 93,1 218,2 303,0 85,5 217,5
2 Ферма 83,5 43,0 40,5 80,3 39,9 40,74
3 Пищевая промышленность 80,7 1,2 79,5 80,8 1,3 79,5
4 Производство прочих 32.8 9,1 23,7 31,4 8,2 23,2
5 Услуги, торговля и перевозки 114,3 39,9 75,5 110,5 36,1 74,3
6 Экспорт сельскохозяйственной продукции 145,1 47,1 98,0 141,6 43,8 97,8
7 Импорт сельскохозяйственной продукции 138.6 10,1 128,5 142,1 9,5 132,6
8 Конкурентоспособный импорт сельскохозяйственной продукции (импорт сельскохозяйственной продукции за вычетом импорта неконкурентоспособной сельскохозяйственной продукции) 127,8 4,8 123,0 131,3 4,3 127,0
9 Вспомогательные мероприятия 166,3 46,1 120,2 161,4 41.7 119,7
10 Ферма 31,9 3,0 28,9 31,3 2,9 28,4
11 Пищевая промышленность 14,3 0,2 14,1 14,5 0,2 14,4
12 Производство прочих 27,7 9,1 18,6 26,6 8.2 18,4
13 Услуги, торговля и перевозки 92,4 33,8 58,7 89,0 30,5 58,5
14 Несельскохозяйственная доля вспомогательной деятельности 80,8 93,4 76,0 80,6 93,1 76,3
15 Экспортный мультипликатор (дополнительная деловая активность, вызванная экспортом на 1 доллар США) 1.15 0,98 1,23 1,14 0,95 1,22
16 Занятость за счет экспорта сельскохозяйственной продукции 1,168 372 797 1 102 324 778
17 Ферма 541 200 341 495 167 328
18 Несельскохозяйственное 628 172 456 607 156 450
19 Пищевая промышленность 139 2 137 138 2 137
20 Производство прочих 55 14 41 52 12 39
21 Услуги, торговля и перевозки 434 156 278 417 142 275
22 Занятость на миллиард долларов сельскохозяйственного экспорта 8 054 7 891 8 133 7 784 7 386 7 962
23 Внутренний эквивалент экономической деятельности за счет конкурентоспособного импорта сельскохозяйственной продукции 263.9 9,5 254,4 270,8 8,5 262,3
24 Ферма 45,3 3,7 41,6 46,9 3,2 43,8
25 Пищевая промышленность 89,2 0,8 88,4 91,5 0,9 90,6
26 Производство прочих 32.1 0,9 31,2 32,4 0,8 31,7
27 Услуги, торговля и перевозки 97,3 4,2 93,1 100,0 3,7 96,3
28 Чистый внутренний эквивалент прироста или убытка от общего объема производства по сравнению с конкурентоспособным импортом сельскохозяйственной продукции 47,4 83,7 -36,2 32,2 77.1 -44,9
29 Ферма 38,2 39,3 -1,1 33,3 36,8 -3,4
30 Пищевая промышленность -8,5 0,5 -9,0 -10,6 0,4 -11,1
31 Производство прочих 0,7 8,2 -7,5 -1,0 7.4 -8,4
32 Услуги, торговля и перевозки 17,1 35,7 -18,6 10,5 32,4 -21,9
33 Чистая прямая выгода от экспорта -3,4 5,3 -8,7 -4,8 4,9 -9,7
34 Чистый рост выпуска за счет экспорта 17.8 43,9 -26,1 9,5 39,8 -30,4
35 Доля фермерских хозяйств в общем доходе от экспорта 25,3 39,5 18,3 25,5 41,0 18,4
36 Доля торговли и транспорта в общих доходах от экспорта 24,1 18,5 26,9 24,2 18.1 27,0

Примечание. Конкурентоспособный импорт сельскохозяйственной продукции определяется как общий объем импорта сельскохозяйственной продукции за вычетом импорта неконкурентоспособной сельскохозяйственной продукции. Неконкурентоспособный импорт сельскохозяйственной продукции — это продукты, которые, как предполагается, не могут конкурировать с сельскохозяйственным производством США, поскольку они не выращиваются американскими фермерами в больших количествах для коммерческих целей; этот импорт включает бананы, бананы, ананасы, какао-бобы, кофе, пальмовое масло и текилу.

Источник: Министерство сельского хозяйства США, Служба экономических исследований, Мультипликаторы торговли сельскохозяйственной продукцией, обновлено в апреле 2021 года.

Поддерживающая или косвенная деятельность в размере 161,4 миллиарда долларов, вызванная экспортом сельскохозяйственной продукции в 2019 году, включает не только деятельность в сельскохозяйственном секторе (т.е. растениеводство и животноводство), пищевой промышленности и других секторах обрабатывающей промышленности, но также и деятельность, необходимую для перемещения экспорт до конечного пункта назначения. Эти виды деятельности включают компьютерные и финансовые услуги, складирование и распространение, упаковку и дополнительную обработку. Результаты 2019 года подчеркивают важность экспорта сельскохозяйственной продукции для секторов услуг, транспорта и торговли, на которые приходится 89 долларов США.0 миллиардов (строка 13) из 161,4 миллиардов долларов косвенной деятельности. Поддержка деятельности в сельскохозяйственном секторе оценивается в 31,3 миллиарда долларов (строка 10). Производство сельскохозяйственного сектора в размере 80,3 миллиарда долларов, связанное с экспортом сельскохозяйственной продукции (строка 2), представляет собой сумму экспортированной сырой сельскохозяйственной продукции (49,0 миллиарда долларов, не показано в таблице) и стоимости поддерживающей деятельности в сельскохозяйственном секторе (31,3 миллиарда долларов). В целом доля сельскохозяйственного сектора в доходах, поддерживаемых экспортом сельскохозяйственной продукции, составляет 25,5 процента (строка 35), тогда как доля сектора услуг, торговли и транспорта составляет 24 процента.2 процента (строка 36).

Что касается общего сельскохозяйственного экспорта, каждый доллар экспорта произвел дополнительную предпринимательскую деятельность на 1,14 доллара (строка 15). Этот мультипликатор экспорта равен отношению экономической стоимости деятельности, поддерживаемой экспортом сельскохозяйственной продукции (161,4 млрд долларов США), к экспорту сельскохозяйственной продукции США (141,6 млрд долларов США).

В своей схеме классификации, ориентированной на массовый промежуточный потребитель (BICO), Министерство сельского хозяйства США делит торговлю сельскохозяйственной продукцией на три широкие категории продуктов: массовые, промежуточные и ориентированные на потребителя.Последние две из этих категорий составляют не массовые товары. Общий объем экспорта в модели мультипликатора (43,8 миллиарда долларов) несколько отличается от общего объема, указанного в статистике торговли сельскохозяйственной продукцией США, из-за того, что в модели биодизель рассматривается как сельскохозяйственный продукт. Последние статистические данные о торговле сельскохозяйственной продукцией в США, а также полный список продуктов в каждой категории BICO можно найти в базе данных Глобальной статистики торговли сельскохозяйственной продукцией (GATS) Министерства сельского хозяйства США.

Массовый экспорт (определяется как соевые бобы, прочие масличные культуры, кукуруза, сорго, прочие кормовые зерна, хлопок, пшеница, рис, табак, бобовые.какао-бобы и кофе; оценивается в 43,8 миллиарда долларов в модели мультипликатора) произвела дополнительные 41,7 миллиарда долларов на поддержку деловой активности (то есть каждый доллар оптового экспорта генерировал 0,95 доллара дополнительного производства). Не массовый экспорт (весь экспорт сельскохозяйственной продукции, кроме оптового; оценивается в 97,8 млрд долларов в модели) стимулировал дополнительно 119,7 млрд долларов на поддержку деловой активности (т.е. каждый доллар не массового экспорта генерировал 1,22 доллара дополнительной продукции).

Массовый экспорт оказывает пропорционально большее влияние на несельскохозяйственную экономику, чем не массовый экспорт.Что касается оптового экспорта, 93,1 процента (38,9 миллиарда долларов) дополнительной деловой активности приходилось на несельскохозяйственную экономику, включая 30,5 миллиарда долларов в секторах услуг, торговли и транспорта. Для сравнения, 76,3 процента (91,3 миллиарда долларов США) дополнительной деловой активности в результате неоптового экспорта приходятся на несельскохозяйственную экономику, включая 58,5 миллиарда долларов в сфере услуг, торговли и транспорта.

В относительном выражении, однако, доля сельскохозяйственного сектора в общем доходе, поддерживаемом сельскохозяйственным экспортом, больше для оптового экспорта (41.0 процентов), чем для не массового экспорта (18,4 процента). Такой результат имеет смысл, потому что переработка этого оптового экспорта, а также маркетинг и розничная продажа конечных продуктов в основном происходят за границей. Доли общего дохода, полученные от секторов услуг, торговли и транспорта, составляют 49,3 процента для оптового экспорта и 49,6 процента для не оптового экспорта.

Учет воздействия импорта сельскохозяйственной продукции

Для оценок мультипликатора импорт интерпретируется как вычитание из экономической активности, которая имела бы место в Соединенных Штатах в отсутствие этого импорта.Это упрощающее допущение сделано из-за ограничений данных, которые не позволяют нам точно оценить влияние импорта так же, как мы оцениваем экспорт. В настоящее время невозможно измерить общую экономическую активность, связанную с импортом, поскольку отсутствуют данные о конечном использовании импорта. Когда импортные товары поступают в США, их стоимость регистрируется. После этого они больше не отслеживаются.

Конечное использование продукта определяет его мультипликативный эффект. Импорт может быть помещен в инвентарь (почти незначительный множитель) или использован в продукте с высокой степенью переработки (очень большой множитель).Таким образом, без данных о конечном использовании косвенное или поддерживающее воздействие фактического импорта сельскохозяйственной продукции не может быть измерено с точки зрения объема производства, занятости или добавленной стоимости — или в качестве мультипликатора. Можно определить только стоимость импорта, измеренную при въезде в Соединенные Штаты (прямые эффекты).

Чтобы проиллюстрировать это, рассмотрим случай с какао. Почти все какао, потребляемое в США, импортируется. Если бы были доступны надежные статистические данные о потребительском спросе на какао и его многочисленных сферах применения, можно было бы измерить вспомогательную деятельность, необходимую для поставки импортного какао.Однако это будет лишь частью вклада импортируемого какао в экономику США, поскольку какао используется в качестве сырья для различных продуктов (например, какао-порошка, какао-масла и различных видов шоколада). Некоторые из этих продуктов служат промежуточными ресурсами для производства других продуктов; Примеры включают плитки шоколада, порошкообразные смеси для напитков, конфеты, выпечку, лекарственные препараты, средства по уходу за кожей, мази и суппозитории. Чтобы полностью измерить экономическую активность США, поддерживаемую импортом какао, также необходимо отличать влияние импортных какао-продуктов от какао-продуктов, производимых внутри страны.Данных для проведения этого различия не существует.

Влияние импорта сельскохозяйственной продукции на производство в США

Импорт сельскохозяйственной продукции в США в 2019 году составил около 146,4 миллиарда долларов, а в модели банкоматов ERS — около 142,1 миллиарда долларов из-за некоторой неточности в сопоставлении кодов продуктов для торговых данных с секторами экономики в модели. Неконкурентоспособный импорт — это продукция, которая, как предполагается, не заменяет внутреннее производство. В отличие от предыдущей модели банкомата ERS, новая модель банкомата рассматривает определенные сельскохозяйственные продукты, которые в основном выращиваются или производятся в тропических регионах, как неконкурентоспособные с U.S. production (поскольку в США отсутствуют обширные тропические климатические зоны, необходимые для производства этих товаров в больших количествах для коммерческих целей). Этот неконкурентоспособный импорт включает: бананы, бананы, ананасы, какао-бобы, кофе, пальмовое масло и текилу. Все другие импортируемые сельскохозяйственные продукты рассматриваются как потенциально конкурентоспособные с производством в США. Из общего объема импорта сельскохозяйственной продукции США в размере 142,1 миллиарда долларов 10,8 миллиарда долларов считаются неконкурентоспособным импортом, а 131 доллар США.3 миллиарда считаются конкурентоспособным импортом.

Если бы конкурентоспособный импорт производился внутри страны, эффект на внутреннее производство составил бы около 270,8 миллиарда долларов. Как и в случае с экспортом, перемещение импортируемых продуктов к потребителям поддерживает рабочие места в секторах обработки данных, финансов, права, управления, администрирования, маркетинга и транспорта. На каждый доллар, потраченный на импорт сельскохозяйственной продукции в 2019 году, потребовалось бы еще 1,06 доллара на поддержку товаров и услуг, если бы эти импортные товары были произведены внутри страны.Этот мультипликатор импорта (1,06) представляет собой отношение экономической стоимости поддерживающих видов деятельности, которые, как предполагается, замещаются импортом (270,8 млрд долларов США), к стоимости конкурентоспособного импорта сельскохозяйственной продукции (131,3 млрд долларов США), минус один.

Общее влияние торговли сельскохозяйственной продукцией

Торговля сельскохозяйственной продукцией США (экспорт и импорт) в 2019 году оказала положительное влияние на все секторы экономики. В сельскохозяйственном секторе производство на сумму 80,3 миллиарда долларов было прямо или косвенно связано с экспортом сельскохозяйственной продукции.Это число более чем компенсирует примерный объем производства внутренней экономики в 46,9 миллиарда долларов, связанный с конкурентоспособным импортом сельскохозяйственной продукции, если бы этот импорт производился внутри страны. Таким образом, чистая прибыль сельскохозяйственного сектора от торговли сельскохозяйственной продукцией составила 33,3 миллиарда долларов. Для всех секторов экономики чистая экономическая активность, полученная от импорта сельскохозяйственной продукции США (после теоретических потерь от конкурентоспособного импорта сельскохозяйственной продукции), составила 32,2 миллиарда долларов. Это число немного меньше, чем чистая экономическая деятельность, полученная от импорта сельскохозяйственной продукции сельскохозяйственным сектором, в первую очередь потому, что многие виды импорта сельскохозяйственной продукции включают деятельность по переработке пищевых продуктов, осуществляемую за рубежом.Если рассматривать как экспорт, так и конкурентоспособный импорт, торговля оптовыми сельскохозяйственными продуктами была связана с чистым приростом экономической деятельности в размере 77,1 млрд долларов США, в то время как торговля не массовыми сельскохозяйственными продуктами была связана с чистыми убытками в размере 44,9 млрд долларов США. На секторы услуг, торговли и транспорта приходилось 42,1 процента чистого прироста экономической деятельности, полученного от оптового импорта сельскохозяйственной продукции, и 48,9 процента чистого убытка от экономической активности в результате не оптового импорта сельскохозяйственной продукции.

Количество рабочих мест, поддерживаемых экспортом сельскохозяйственной продукции из США, сократилось на 5,7 процента в период с 2018 по 2019 год

Чтобы сравнить количество рабочих мест, поддерживаемых сельскохозяйственным экспортом США в 2019 году, с количеством, поддерживаемым в предыдущем году, мы применили новую модель банкоматов ERS к экономическим данным за 2018 год. Мы сравнили эти результаты с результатами из модели 2019 года (см. Таблицу «США»). экономическая деятельность, поддерживаемая торговлей сельскохозяйственной продукцией, 2018-2019 гг. »). Это упражнение показывает, что общее количество рабочих мест, поддерживаемых U.Экспорт сельскохозяйственной продукции S. снизился на 5,7 процента в период с 2018 по 2019 год, с 1168000 до 1102000. Количество рабочих мест, необходимых на один миллиард долларов сельскохозяйственного экспорта, снизилось на 3,3 процента, с 8 054 до 7 784.

Экспорт сельскохозяйственной продукции США также снизился в 2019 году, что помогает объяснить, почему общее количество рабочих мест, поддерживаемых сельскохозяйственным экспортом США, сократилось. В период с 2018 по 2019 год общий объем экспорта сельскохозяйственной продукции США снизился со 144,7 млрд долларов до 141,2 млрд долларов в стоимостном выражении (снижение на 2.4 процента) и с 219,7 миллиона метрических тонн до 199,5 миллиона метрических тонн (снижение на 9,2 процента) по приблизительной массе. В результате на каждый миллиард долларов сельскохозяйственного экспорта в 2019 году приходилось в среднем меньшее количество продукции, что требовало меньше труда.

Более значительное снижение приблизительной массы, чем стоимости, предполагает, что снижение общей стоимости сельскохозяйственного экспорта США в 2019 году было вызвано скорее сокращением объемов экспорта, чем падением цен на экспортируемую продукцию.Индексы, рассчитываемые Национальной службой сельскохозяйственной статистики (NASS) Министерства сельского хозяйства США для цен, полученных фермерами, также подтверждают этот вывод. В период с 2018 по 2019 год среднемесячный индекс цен, полученных фермерами на сельскохозяйственную продукцию, не изменился и составил 90,6 (базовый 2011 год = 100). Среднегодовой индекс цен на продукцию растениеводства снизился с 86,2 до 85,9 (0,3 процента), а средний показатель для продукции животноводства увеличился с 94,3 до 97,1 (3.0 процентов).

На уровне продуктов в 2019 году экспорт некоторых сельскохозяйственных товаров США снизился либо по объему, либо по стоимости (если не обоим сразу), в то время как для других наблюдался рост (см. Таблицу «Изменение экспорта отдельных сельскохозяйственных товаров США, 2019 г. по сравнению с 2018 г.»). По кукурузе в годовом исчислении наблюдалось особенно резкое сокращение как объема экспорта (40,4 процента), так и стоимости экспорта (38,6 процента), отчасти из-за того, что урожай кукурузы в США в 2018 году (экспортированный в основном в течение календарного 2019 года) был меньше, чем в предыдущем году. годовой урожай.Экспорт двух побочных продуктов производства этанола на основе кукурузы — сушеного зерна с растворимыми веществами (DDGS) и топливного этанола — также значительно снизился из года в год. Экспорт этих трех продуктов снизился в общей сложности на 5,3 миллиарда долларов США. 2018 и 2019.

Изменение объема экспорта отдельных сельскохозяйственных товаров США, 2019 г. по сравнению с 2018 г.
Стоимость 2018 г., млрд долл. 2018 объем, млн метрических тонн 2018 Стоимость единицы, долларов за килограмм Стоимость 2019 г., млрд долл. 2019 объем, млн метрических тонн 2019 Стоимость единицы, долларов за килограмм Изменение стоимости в процентах с 2019 по 2018 год Изменение объема в процентах с 2019 по 2018 год Изменение стоимости единицы в процентах с 2019 по 2018 год
Общий объем экспорта сельскохозяйственной продукции 144.7 141,2 -2,4
Соевые бобы 17,1 46,2 0,37 18,7 52,3 0,36 9,4 13,2 -3,3
Шрот соевый 5,1 12,9 0,39 4,4 12,1 0,36 -13.9 -5,8 -8,6
Кукуруза 12,5 69,7 0,18 7,7 41,4 0,18 -38,6 -40,5 3,3
Дистилляторы сушеные зерна с растворимыми веществами 2,5 11,8 0,21 2,2 10,8 0,21 -9,2 -8,4 -0,9
Топливный этанол (1) 2.5 5 923,1 0,41 2,2 5 209,9 0,41 -12,2 -12,0 -0,2
Говядина и различные сорта говядины 8,4 1,4 6,18 8,1 1,3 6,13 -3,1 -2,4 -0,8
Хлопок, без пуха 6,5 3,6 1,83 6.1 3,6 1,72 -6,2 -0,4 -5,9
Свинина и разные сорта свинины 6,0 2,4 2,53 6,6 2,6 2,53 9,5 9,4 0,1
Пшеница немолотая 5,4 22,2 0,24 6,2 26,9 0,23 15,7 21.1 -4,5
Миндаль 4,5 0,8 5,96 4,9 0,8 6,09 8,2 5,8 2,2
Цыпленок, свежий или замороженный 2,9 3,1 0,94 3,0 3,1 0,96 3,4 0,8 2,6
Вся прочая сельскохозяйственная продукция 71.4 71,1 -0,4

(1) Объем измеряется в миллионах литров, а стоимость единицы измеряется в долларах за литр.

Источник: Данные Бюро переписи Министерства торговли США, составленные Министерством сельского хозяйства США, Иностранной сельскохозяйственной службой, Статистика мировой торговли сельскохозяйственной продукцией.

Исторический анализ

Из-за округления цифры в тексте не всегда совпадают с цифрами в таблице, а цифры в таблице не всегда в точности совпадают с их итогами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.