Чего нет на российском рынке: 33 бизнес идеи которых нет в России

Содержание

Atos продолжает развивать партнёрство с Dell Technologies на российском рынке

Москва, 11 марта 2021 – Atos, международный лидер в области цифровой трансформации, стал одним из первых партнёров Dell Technologies на российском рынке,  предоставляющих ИТ-продукты компании на Premier Global Portal, благодаря своему статусу Titanium Black Partner.

После подписания локального договора с Dell Technologies в 2020 году Atos приобрёл доступ к самому комплексному в отрасли портфелю решений, что позволило компании предоставлять своим клиентам продукты и сервисы международного класса на самых выгодных условиях. Теперь  заинтересованные в цифровизации компании могут подобрать на портале Dell Technologies ИТ-продукты, которые полностью отвечают потребностям конкретного бизнеса, а затем выбрать Atos в качестве поставщика и интегратора, что сэкономит как время на поиск необходимого решения, так и инвестиции в цифровое преобразование.

«Мы рады, что стремление Atos расширить партнёрскую экосистему на локальном уровне позволяет нашим клиентам на выгодных условиях выбирать лучшие предложения на рынке, одними из которых, несомненно, являются решения

Dell Technologies», – поделился Эдгарс Пузо, генеральный директор Atos в России и странах СНГ.

«Сотрудничество с Dell Technologies не только упрощает процесс цифровизации для наших клиентов, что уже является для Atos неоспоримым преимуществом, но и позволяет другим российским компаниям найти подходящего поставщика решений Dell Technologies на Premier Global Portal. Так, Atos уже успешно провёл несколько крупных сделок с клиентами, которые выбрали нас подрядчиком среди других российских компаний, представленных на портале», – добавил Андрей Неволин, директор по продажам индустрии «Промышленность» Atos в России.

Atos и Dell Technologies уже более 10 лет являются партнёрами на глобальном уровне. В 2020 году компании подписали локальный договор в России, тем самым расширив географию международного сотрудничества.

 

***

О компании

Atos – международный лидер в области цифровой трансформации с годовым оборотом более 11 миллиардов евро и количеством сотрудников 105 000 человек. Atos предоставляет высокотехнологичные комплексные решения в области консалтинга, системной интеграции, управляемых сервисов и аутсорсинга бизнес-процессов, облачных вычислений, безопасности и управления большими данными для всех отраслей в 71 стране мира. Являясь лидером в сфере декарбонизации, Atos стремится обеспечить безопасность и обезуглероживание цифровых технологий для своих клиентов. Atos является международным ИТ-партнером Олимпийских и Паралимпийских игр, а также представлен на Парижском фондовом индексе CAC40. Atos работает под брендами Atos и Atos|Syntel.

Цель Atos – создать цифровое будущее, которое представляет собой неотъемлемую часть прогресса. Широкая экспертиза Atos способствуют развитию знаний и образованности в области цифровизации, приближая наше общество к научно-техническому совершенству.  Atos позволяет своим клиентам, сотрудникам, а также обществу в целом жить, работать и устойчиво развиваться в безопасном и надежном информационном пространстве.

«На российском рынке тому, что предлагаем мы,

Интервью с президентом компании ITV Муратом Алтуевым.

Практически все производители ПО для систем безопасности говорят о том, что начало их деятельности было связано с конкретным проектом, с задачей заказчика, которую нужно было решить. Так ли это в вашем случае? Расскажите о своем первом продукте.

Самое начало нашего бизнеса не было связано с конкретным проектом, ибо создатели компании имели достаточный опыт в отрасли, и — пусть небольшой — но пул ключевых клиентов, проектов было сразу несколько. А значит вряд ли можно говорить о задаче, с которой в буквальном смысле все началось. Однако в активе нашей компании есть особенный проект, заставивший рынок говорить о нашей, тогда еще юной компании и уважать ее. Это проект «Безопасный город Москва», начало реализации которого пришлось на 2002 год. В 9 из 11 районов Центрального административного округа Москвы было установлено около 7000 камер, интегрированных в наш программно-аппаратный комплекс «Интеллект», позволяющий вести комплексное наблюдение за ситуацией в городе. Для молодой компании участие в проекте такого уровня было в каком-то смысле судьбоносным.

Создание ПО для систем безопасности — это зона объединения профессионалов в области программирования и специалистов в области безопасности. Расскажите о структуре работы вашей компании, о том, как формировалась и формируется команда? Каковы корпоративные ценности, существует ли корпоративная культура?

В нашем случае имеют место явные отличия от мирового опыта: там все системы разрабатывались людьми, пришедшими из IT-отрасли и имевшими огромный опыт в построении сложно конфигурированных сетевых систем. Соответственно, свой продукт они ориентировали на IT-специалистов, знакомых с новейшими технологиями и профессиональными интерфейсами. Мы же изначально были ориентированы на «без-опасников». Еще в начале 2000-х это были в основном люди, для которых система видеонаблюдения ассоциировалась в лучшем случае с несколькими аналоговыми камерами, видео с которых записывается на километры пленки. Некоторые вообще не были знакомы с компьютером. Нам предстояло сломать эти представления, аккуратно переведя отечественный рынок систем безопасности на цифровые рельсы, сделав программные решения понятными и удобными для специалистов служб безопасности, чтобы они могли в кратчайшие сроки обучиться настройкам и т.д. Именно поэтому мы огромное внимание уделяли клиенто-ори-ентированности наших продуктов, их usability.

Такими вводными и обусловлено магистральное направление развития нашей компании. При этом у нас есть представительства в России почти во всех крупных городах, и это далеко не только филиалы отдела продаж. Например, у нас есть мощные коллективы разработчиков в Самаре, в Нальчике и даже в украинском Севастополе! Что объединяет команду? Помимо известных прозаических мотивов, я думаю, важную роль играет понимание того, что мы создаем уникальный инновационный продукт, участвуем в мировом соревновании, в гонке, в которой у нас есть все шансы прийти первыми. Я думаю, команда чувствует этот драйв.

В какой момент ваша компания почувствовала себя достаточно сильной для того, чтобы предлагать заказчику не только решение его задач, но ваше видение самих задач, ваши решения с учетом развития рынка и собственных технологий?

Разумеется, поначалу в нас присутствовала определенная неуверенность, я думаю это свойство всех начинающих компаний. Но, реализовав несколько важных проектов, в том числе на государственных, стратегически важных объектах, таких как «Безопасный город Москва», мы поняли, что можем не только слышать заказчика, но и предсказывать его потребности, опираясь на свой опыт и знания. Дело в том, что на российском рынке тому, что предлагаем мы, — нет аналогов. Я имею в виду интеграционные возможности софта, отраслевую специализацию, уникальные аналитические функции и инструменты оптимизации поиска в архиве, а также надежнейшее хранение видеоархива. Все это вместе позволяет создать чрезвычайно эффективную и современную систему безопасности, и неудивительно, что буквально через два-три года работы нашей компании удалось добиться впечатляющих глубины проникновения на рынок и рыночного охвата. Такая позиция позволяла нам быть смелее с заказчиками и сама по себе впечатляла их, они прислушивались.

Кроме того, стало проводиться все больше отраслевых выставок, куда потенциальные заказчики могли прийти и увидеть картину отрасли целиком, и эта картина говорила в нашу пользу, у нас складывалось вполне обоснованное, подкрепленное реальностью мнение о самих себе, что придавало нам еще больше уверенности.

Мир программных решений во всех областях бизнеса меняется очень быстро. Применительно к нашему рынку: каковы задачи вашей компании в части создания новых технологий и в части внедрения передовых идей.

Несмотря на то, что запросы рынка в сфере разработки программных решений для систем безопасности постоянно существуют и быстро меняются, прорывы в этой сфере не всегда дано предугадать. И часто идеи, в результате которых создаются уникальные и востребованные, как оказывается потом, инструменты, появляются не как результат маркетингового запроса, а на программно-инженерном уровне в процессе разработки других инструментов и технологий. Так было и у нас — идею создания собственной базы данных для нашей инновационной системы видеонаблюдения Axxon Next предложили инженеры-программисты в процессе работы над инструментом для моментального поиска в архиве MomentQuest2. Мы внимательно отнеслись к их инициативе, и в итоге теперь в арсенале нашей компании — VMDA — новая, наша собственная файловая система для хранения видеоархива, позволяющая полностью исключить фрагментацию данных. Похожая история создания и у нашей уникальной файловой системы SolidStore.

Таким образом, наши задачи в области разработок — быть чуткими. Слышать «зов» рынка и внимательно относиться ко всем инициативам внутри компании. Ведь в конце концов мы можем позволить себе не только реагировать на запросы рынка, но и формировать их.

Расскажите немного о том пути, который проходит продукт от поиска (или создания) программного алгоритма до внедрения его на рынке безопасности.

Как я уже отметил, идея может родиться спонтанно, и главное — не упустить ее, дать ей ход. То есть необходима ориентация на нетривиальное мышление, открытость ему, отсутствие структурных, бюрократических преград в процедурах компании.

В этом смысле мы не изобретаем велосипед — все эти практики уже внедрены и опробованы такими инноваторами-гиган-тами, как Google и др.

Но одной идеи, как вы понимаете, недостаточно. Нужна технология, позволяющая, с одной стороны, как можно скорее идею преобразовать в реальный инструмент, а с другой, — своевременно исправлять неизбежные ошибки, оптимизировать его, параллельно внедряя уже новую разработку. Чтобы обеспечить инновационную непрерывность, мы выпускаем новую версию наших программных продуктов раз в квартал. Это удается благодаря тому, что мы «запа-раллеливаем» два процесса — подготовку новой версии и активную оптимизацию текущей. Причем тестирование и исправление недочетов, если они обнаруживаются, проводятся без ущерба для работы системы в целом. Это возможно благодаря, во-первых, микромодульнуй архитектуре наших программных систем, а во-вторых, тому, что каждый модуль тестируется отдельно.

Последние несколько лет вы предлагаете свои продукты и на зарубежном рынке, вопреки расхожему мнению, что Россия в области IT очень сильно отстает в своем развитии. В чем секрет: в уникальности ваших решений для CCTV или в особой одаренности российских программистов?

Я бы не согласился с этим «расхожим» мнением. Как раз IT-разработки — сфера, где мы совершенно не уступаем Западу. ABBYY, Лаборатория Касперского, ParaLLeLs, «Яндекс», 1С — все это российские компании глобального уровня. Думаю, что, помимо одаренности российских разработчиков, свою роль здесь играет качественное фундаментальное техническое образование, структура которого заложена, чем бы это ни было обусловлено, в советское время. И таким оно, к счастью, остается и по сей день. Но при этом труд разработчика в России по-прежнему стоит дешевле, чем на Западе.

Другое дело, что в нашей стране, к сожалению, рынок технологий для обеспечения безопасности весьма невелик по сравнению с западными локальными рынками. А значит стартапу сложно быстро нарастить обороты, да и просто выжить. И здесь мы можем с гордостью отметить, что при ограниченности нашего локального рынка, глубина проникновения в него у нашей компании выше, чем соответствующие показатели у зарубежных компаний-аналогов.

По каким критериям компания выбирает своих технологических партнеров? Каковы основные принципы сотрудничества с вендорами и интеграторами?

Еще в самом начале пути нашей компании мы заявили: мы сотрудничаем со всеми, кто в этом заинтересован, открыты всем, не объединяемся ни с кем, чтобы «дружить против кого-то»… Этот подход лег в основу нашей партнерской стратегии, и именно поэтому у ITV так много надежных партнеров среди самых опытных интеграторов и известных вендоров оборудования. Для нас партнерство — это всегда роман с продолжением. Мы не только гарантируем постпродажную поддержку, но и постоянно проводим обучающие семинары для наших интеграторов, которые, кстати, пользуются большой популярностью в наших представительствах по всему миру. Что же касается технологических партнеров, то мы даже запустили отдельную маркетинговую программу — Axxon Universe, руководствуясь девизом: «За каждым достойным решением стоит упорный труд по меньшей мере двух компаний».

Цель программы — объединение наших компетенций для разработки уникальных совместных решений, обладающих важными преимуществами.

Любой рынок переживает взлеты и спады, живет циклически. Когда он находится в ожидании прорывной технологии, способной изменить его облик и расстановку сил на нем, ключевые игроки это чувствуют. Что вы можете сказать об ожиданиях рынка в этом плане и о собственных шагах в направлении прорыва?

В случае с рынком технических средств безопасности можно сказать, что пока он находится, с рядом оговорок, в стадии непрерывного роста, поскольку спрос еще не удовлетворен полностью, и даже до конца не сформирован. Поэтому здесь прорыв может прийти с любой стороны, и главное — быть внимательным, реагировать на запросы рынка моментально, мыслить нетривиально.

Еще недавно мир безопасности был аналоговым, IP камер было мало, покупали их неохотно, производителей можно было пересчитать по пальцам — и они наслаждались мировым лидерством. И что мы видим теперь? Рынок максимально фрагментиро-ван, IP вендоры растут как грибы, а камеры становятся все более умными и функциональными. К этому нужно было быть готовыми. И мы отчасти предвидели такое развитие событий. Именно поэтому в нашу программную платформу для видеонаблюдения Axxon Next уже сейчас интегрировано около 1500 IP камер самых разных производителей со всего мира, и каждые 6 недель мы интегрируем от 50 до 100 новых устройств.

Или возьмем такой маркетинговый запрос, не связанный напрямую с безопасностью, как определение так называемых «тепловых» зон в магазинах — мест скопления покупателей. Анализ таких зон позволит маркетолагам лучше планировать поставки товаров, выкладку и т.д. И вот такой запрос возник, и нужно как можно быстрее удовлетворить его, чем наша компания и занимается, вводя новые инструменты в наше вертикальное решение «POS-Интеллект».

В целом же, если говорить о магистральных направлениях развития отрасли, думаю, что здесь все будет «крутиться» вокруг оптимизации процессов видеонаблюдения и в первую очередь это касается анализа видео и интеллектуального поиска в архиве.

Уже сейчас в Axxon Next есть поиск по критерию «человек/машина». В дальнейшем критериев будет больше, и поиск станет еще более гибким и точным. В нем, например, доступен будет поиск по лицам. Достаточно будет ввести в поисковик запрос — и через несколько секунд вы получите отсортированные по релевантности результаты. Представьте, что все камеры на объекте, в которых хорошо различимы лица, постоянно захватывают их изображения, индексируют и создают базу данных. И потом достаточно будет ввести в систему фотографию или фоторобот — и вы получите отсортированные по степени сходства результаты, а кликнув по любому из них, получите статистику появления лица в поле зрения различных камер. Думаю, нас ожидает «Google для видеонаблюдения», во всяком случае, рынком такой инструмент очень востребован.

Ну, а если говорить о планах нашей компании, то мы продолжим делать то, что делали все эти 10 лет — разрабатывать и внедрять самые инновационные и прорывные, но при этом доступные, технологии, адаптированные под требования реальных бизнесов, компаний и отраслей экономики.

Источник: Журнал «Алгоритм Безопасности» № 5, 2013


Винный брендинг или анализ того, чего нет

Винный рынок, пережив целый ряд потрясений, стремится к «выздоровлению». Объемы продаваемой продукции растут, рынок развивается, но винных брендов в России как не было, так и нет. В чем причина? В специфике потребительских предпочтений, в отсутствии сколько-нибудь значительного рекламного сопровождения, а также в пока еще низкой культуре потребления вина.

Петр Семенихин,
директор брендингового агентства Madison TMB

Российский покупатель ориентирован в большей степени на тип вина (белое, красное, сухое, полусладкое) и на страну-производителя, а не на торговую марку. Как следствие, решающую роль в продвижении вина на российском рынке играет дизайн. Потребитель сегодня покупает «глазами».
Российский винный рынок за последние несколько лет пережил целый ряд «циклопических» потрясений. Запрет на импорт молдавского и грузинского вина, ограничения по импорту в целом, введение системы ЕГАИС — все эти события поменяли винный ландшафт нашей страны до неузнаваемости.
По оценкам самих игроков, на рынке воцарился хаос, который только начал стремиться к тому, чтобы стать порядком.
Новое структурирование рынка происходит на фоне более глубинных изменений — на уровне потребительских предпочтений и стереотипов восприятия вина.
По данным аналитиков, спрос стал постепенно смещаться в сторону более дорогого сегмента. Безусловно, огромную роль в этом сыграло общее повышение платежеспособности российского потребителя.
Как следствие всего вышеперечисленного, возникает главный вопрос — как изменится специфика создания и продвижения винных торговых марок на рынке? Правильный ответ на него гарантирует успех и процветание компании, ошибка — смерти подобна.

ОТСУТСТВУЮЩАЯ СТРУКТУРА

В 2006-2007 гг. структура российского рынка вина несколько раз менялась до неузнаваемости. В начале — ограничения импорта и серьезный рост отечественного производства, потом стагнация и постепенное возвращение импорта, но уже с другими странами-игроками: грузинские и молдавские вина оказались замещены Россией, Болгарией и Испанией. По мнению Николая Королева, директора по маркетингу компании «Аргумент XX», объемы импортируемого в Россию вина начали расти, в целом этот уровень должен прийти к пропорциям прошлых 2005-2006 годов — 60:40. То есть 60% рынка — российское вино (все, что произведено в стране, в том числе и из импортных материалов), 40% — импорт.
Несмотря на все потрясения, российский рынок вина демонстрирует устойчивую тенденцию к росту. Снижение 2006-го объясняется регулирующими действиями правительства. В целом же, согласно мониторингу компании Euromonitor International, начиная с 1999 года, потребление вина в России постоянно растет. Если в 1999 г. оно составляло примерно 620 млн литров, то в 2005 г. этот показатель равнялся 1,2 млрд литров, а в 2006 — 1,02 млрд литров (данное снижение вполне объяснимо с учетом событий 2006 года). И это при том, что показатели по потреблению вина на душу населения еще очень далеки от тех, что были в советские годы. По оценкам исследовательской фирмы «Гортис», потребление вина в России составляет порядка 6 литров на человека, в то время как в 70-х годах XX века эта цифра равнялась примерно 15 литрам. Потребление вина в развитых странах также значительно превосходит российские объемы (более 50 литров на душу населения в год для традиционно «виноориентированных» Франции, Италии, Португалии). Так что потенциал роста данного сегмента в ближайшие годы — колоссальный.

ПРЕДПОЧТЕНИЯ ПОКУПАТЕЛЕЙ

Практически все заинтересованные участники рынка говорят сегодня о тенденциях роста сегмента, но при этом наиболее перспективные категории оцениваются по-разному. «Альфа и омега» успеха новых продуктов, а также удачного продвижения существующих торговых марок будет зависеть от того, насколько верно удастся «угадать» изменения в ожиданиях потребителей.
Российский винный рынок достаточно серьезно отличается от мировых «стандартов». Во-первых, доля потребления красного вина значительно превышает долю белого. Во-вторых, до 80% потребления составляют полусладкие вина. В-третьих, несмотря на то, что вина российского производства составляют значительную долю рынка, потребитель в целом относится к российскому вину с осторожностью, а порой — и с недоверием. Как следствие, сегодня можно наблюдать огромное число проектов по позиционированию вина, произведенного в России, как импортного продукта (иностранное название, соответствующий дизайн и легенда).
Безусловно, у каждого человека есть свои мотивы для выбора того или иного товара, однако исследования российского рынка вина показывают, что в самом общем виде процесс принятия решения состоит в следующем:
подавляющее большинство покупателей принимает решение о покупке конкретной бутылки вина непосредственно в магазине;
покупатель определяет тип вина (красное/белое, сухое/полусладкое) и страну производителя.
А вот дальше начинается самое интересное. Потребитель делает непосредственный выбор в пользу той или иной бутылки и этикетки. Подчеркнем, именно бутылки и этикетки, а не производителя или даже качества вина.

БРЕНД ИЛИ НЕ БРЕНД — ВОТ В ЧЕМ ВОПРОС

Внимательный читатель наверняка заметил, что до этого времени мы старались избежать в статье употребления термина бренд. Вот почему: бренд — это торговая марка национального уровня, приносящая своему производителю значительную добавленную стоимость. Если следовать данному определению, то на винном рынке брендов нет.
Многие владельцы винных торговых марок с нами не согласятся, они-то как раз уверенны в том, что владеют брендами. В чем же проблема? По большому счету, весь вопрос — в определении понятий. Если под брендом понимается торговая марка, то никаких вопросов не возникает. Если же бренд — нечто большее, тогда мы обсуждаем то, чего сейчас в винном сегменте нет.
Главная характеристика бренда — узнаваемость и лояльность покупателей. Бренд — это то, что позволяет выделить конкретный товар из массы аналогов, предлагаемых конкурентами. Николай Королев, компания «Аргумент-XX»: «Узнаваемость винных торговых марок не превышает 30%. Потребительская лояльность же практически не проявлена». Потребитель постоянно ищет что-то новое, пробует продукцию разных производителей. Даже в том случае, если он находит устраивающее его соотношение цены, качества, дизайна, в скором времени поиск возобновляется. Отсутствие винных брендов может быть доказано и на основе простого сравнения номенклатуры двух любых торговых марок — они совпадут процентов на 80. А ведь бренд — это нечто уникальное в глазах целевой аудитории.
Зачем вообще тогда нужна торговая марка?
На винном рынке торговая марка — объединяющий фактор внутренней коммуникации, как с сотрудниками компании-производителя, так и с партнерами: дистрибьюторами, магазинами и т.д. Собственная торговая марка повышает эффективность коммуникации, но чтобы она стала брендом, необходимо значительно повысить ее узнаваемость и лояльность потребителей.

ВИНО — ИСКЛЮЧЕНИЕ ИЗ ПРАВИЛ

«Почему же на других алкогольных рынках бренды есть, а на винном их нет?» — мог бы поинтересоваться любознательный и осведомленный читатель. Попробуем разобраться. Безусловно, среди водочных и пивных торговых марок есть настоящие бренды — перечислять их нет нужды, они общеизвестны.
Наличие водочных брендов объясняется особой национальной спецификой этого продукта: водка есть продукт доверия. Среднестатистический потребитель с большой осторожностью относится к новым водочным продуктам, предпочитая хорошо известные и «проверенные» товарные позиции. Именно так формируется лояльность.
Российские пивные бренды — продукт «маркетингового творчества» иностранных менеджеров пивных компаний. Те стратегии, которые использовались для продвижения пива за рубежом, и были перенесены на отечественную почву, удобренную долговременным владычеством пива «Жигулевское», дали отличные результаты.
Еще одной причиной отсутствия винных брендов является слабая рекламная поддержка. Вино и до 2006 года рекламировалось и продвигалось не слишком активно, а после принятия нового закона «О рекламе» продвижение практически полностью свелось к не слишком активным промомероприятиям. Проблема здесь не только в законодательных ограничениях. Целый ряд дополнительных факторов делает atl-рекламу неэффективной. Здесь следует отметить, прежде всего, ограниченность рекламных бюджетов. Так, например, по оценкам самих производителей, маржа, получаемая с бутылки вина, в среднем в два раза ниже маржи, получаемой с бутылки водки. Если прибавить к этому и гораздо меньшие объемы оборота в абсолютных показателях, то разница в рекламных возможностях становиться более чем заметна.
Что же остается производителям и дистрибьюторам для завоевания своего потребителя?
Дизайн и еще раз дизайн.

ДИЗАЙН ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЕ

Следует признать, что решающее значение дизайна в продвижении вина на российском рынке объясняется просто — тем, что российский покупатель в вине не слишком разбирается. С ростом потребительской способности растет спрос на качественную, а значит, более дорогую продукцию. Если у покупателя нет никаких предпочтений, кроме, может быть, типа вина или страны-производителя, и он не испытывает лояльности с конкретной марке, то его выбор определяется исключительно внешней привлекательность продукта: названием, дизайном этикетки, дизайном бутылки или ПЭТ-пакета.
Важность дизайна в продвижении вина на российском рынке станет более ясной, если учесть ситуацию покупки: в восприятии российского потребителя вино — праздничный напиток. На праздничном столе должна стоять, прежде всего, красивая бутылка.
Особенно важен дизайн при «первичном» выборе вина. Поскольку в большинстве случаев (исключение составляют лишь вина класса премиум) решение по выбору конкретной марки принимается в магазине, то потребитель выбирает «глазами». В данном случае очень важна сама «красота картинки», но и не только.
Для того чтобы создать успешный проект, необходимо ответить на один простой вопрос: почему покупатель из нескольких десятков подобных (по типу, стране-производителю, цене) выберет вино именно вашего производства? А выберет он его в том случае, если поверит в качество продукта и соответствие внешнего вида внутреннему содержанию. Дизайн должен не просто привлечь внимание, но и дать максимальную визуальную информацию о продукте. Если вино на полке, например, французское, покупатель с первого взгляда должен убедиться в том, что оно действительно французское, а не просто похоже на продукт французских виноделов, имеющий европейский дизайн.
Еще одна особенность российского рынка — дизайн импортного вина требует адаптации под предпочтения российских потребителей. Здесь крайне важно не перейти границы. С одной стороны, целевая аудитория должна увидеть на полке качественное импортное вино, с другой — дизайн должен быть обращен к конкретному потребителю: Ивану Ивановичу, живущему в городе N, у которого свои определенные представления о Франции, Италии или Испании. И, хочешь — не хочешь, чтобы продать продукт, его представлениям придется следовать.

ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ ФУТУРОЛОГИЯ

Предсказание будущего — дело неблагодарное, однако мы попробуем.
Российский винный рынок ожидают новые потрясения, но связаны они будут уже не с регулирующей деятельностью правительства (замечу в скобках, что эти изменения предсказать вообще невозможно), а с появлением крупных зарубежных игроков на российском рынке.
Pernod Ricard провел своеобразную разведку боем, но поскольку французская компания ориентирована в большей степени на крепкий алкоголь, то дальше «разведки» дело не пошло. Развитие рынка, увеличение объемов, повышение доли среднего и премиального сегмента — все это сигналы для иностранных компаний. Показательны в этом плане прогнозы Министерства сельского хозяйства США, которое назвало Россию одним из самых привлекательных рынков вина в мире. Сигнал вполне отчетливый.
По мнению экспертов, возможное появление крупных зарубежных игроков и крупных инвестиций может серьезно изменить российский винный рынок. При этом больше всего проблем возникнет у некрупных компаний, большинство из которых, вероятно, исчезнет.
Отсюда извечный вопрос — что делать? И ответ: готовиться к приходу иностранных игроков и встретить их во всеоружии. Главным же оружием предстоящих маркетинговых войн станет брендинг — то, чего пока на российском винном рынке нет. Те компании, которые хотят обеспечить себе спокойное и благополучное будущее, должны уже сейчас всерьез задуматься о необходимости вкладывать значительно больше сил и средств в разработку и продвижение своих торговых марок. Завоевание лояльности — вот основа успешной маркетинговой политики. Поскольку российский потребитель по-прежнему покупает «глазами», дизайн будет играть решающую роль в привлечении целевой аудитории. А вот для того, чтобы удержать позиции, необходимо не только высокое качество продукции, но и более эффективные и массированные средства рекламного продвижения.

идеи, с чего начать, что везти в Россию

Республика Корея или, как ее еще называют, Южная Корея сегодня уверенно выходит в число экономических лидеров. Причем это касается не только азиатского сектора — в некоторых категориях на мировом рынке она может посоревноваться с такими гигантами как Индия, Китай и США. Многие товары корейского производства по качеству сравнимы с европейскими аналогами, но по цене значительно дешевле, что делает импорт очень выгодным даже с учетом затрат на логистику. Не меньший интерес в России вызывают и корейские бизнес-идеи.
В свою очередь, производители Южной Кореи тоже весьма заинтересованы в выходе на российский рынок. Он является одним из приоритетных направлений для крупного бизнеса, а также активно осваивается средними и мелкими компаниями. И единственным существенным препятствием для контакта напрямую является разница в менталитете и особенностях делового этикета. Это главное, на что стоит обратить внимание, планируя, с чего начать бизнес с Южной Кореей (но о деловом этикете расскажем чуть позже).

Как найти бизнес-партнеров из Южной Кореи 

Самостоятельный поиск на бизнес-сайтах — в сети есть немало международных площадок, где посредники (как правило, эмигранты из бывших союзных республик) предлагают подбор бизнес-партнеров или же выкуп и перепродажу конкретных товаров из Южной Кореи. Последний вариант подойдет для мелкого бизнеса — небольших интернет-магазинов, частных предпринимателей и т.д.

Преимуществом этого варианта является его простота, минимальные усилия по организации сотрудничества, небольшие риски, отсутствие языкового или менталитетного барьера. Но есть и два минуса: во-первых, эта схема оптимальна лишь для мелкооптовых партий, а во-вторых, она предполагает неизбежную наценку на товар со стороны посредника. Помимо того, обе стороны не имеют прямых контактов и не могут договориться о взаимовыгодных условиях сделки.

Сотрудничество с помощью КОТRА — как отделение Korea Trade-Investment Promotion Agency в Новосибирске, мы организуем взаимодействие между южнокорейскими и российскими компаниями, заинтересованными в торговом сотрудничестве. Новосибирское отделение КОТRА работает с 2004 года, с одной стороны способствуя продвижению бизнес-идей из Южной Кореи на российском рынке, а с другой — помогая российским компаниям найти подходящих деловых партнеров в Корее.

В числе услуг КОТRА:

  • Организация выставок, торговых миссий и встреч для южнокорейских производителей в России;
  • Содействие российским компаниям, которые хотели бы поучаствовать в деловых мероприятиях в Республике Корея;
  • Поиск партнеров для российских компаний, заинтересованных в импорте корейских бизнес-идей и товаров;
  • Услуги переводчиков во время деловых переговоров и перевод необходимой документации;
  • Организация переговоров между российскими и корейскими бизнесменами (в том числе в онлайн-режиме).

Сложить представление о круге деловых партнеров КОТRА и сфере их деятельности можно, посетив страницу «Партнеры». Здесь же можно заполнить заявку на поиск поставщика нужной вам продукции в Корее.

Для российских предпринимателей наши услуги абсолютно бесплатны. За каждой компанией из числа наших клиентов закрепляется персональный менеджер, который может не только осуществить подбор деловых партнеров, но и проконсультировать относительно того, с чего начать бизнес с Кореей, какие особенности корейского делового этикета стоит учитывать при ведении переговоров и т.д.
Стоит отметить, что для корейских предпринимателей, особенно для крупных компаний, очень важно, чтобы знакомство с новым бизнес-партнером началось с рекомендаций от третьего лица. Нередки случаи, когда попытки российских бизнесменов выйти на прямой контакт с поставщиками раз за разом терпели неудачу. Однако те же компании смогли заключить выгодные контракты, когда их порекомендовал посредник с хорошей репутацией в Южной Корее.

Некоммерческое торговое агентство КОТRА организовывает контакты между российскими и корейскими компаниями с 1988 года и сегодня имеет представительства в 86 странах мира. Мы пользуемся доверием в южнокорейской бизнес-среде, что позволяет нам успешно выполнять свои функции связующего звена между Кореей и Россией.

Встречи face to face — в Сибирском регионе несколько раз в году проводятся деловые встречи для российских и корейских бизнесменов с целью установления бизнес-контактов. Подобные встречи предполагают участие профессиональных переводчиков, поэтому можно не опасаться языкового барьера. Высокий уровень доверия к организации КОТRА со стороны южнокорейского бизнеса делает встречи очень эффективными, практически все они заканчиваются конкретными договоренностями и подписанием контрактов.
В разделе «Делегации» представлена информация об успешных деловых переговорах с южнокорейскими поставщиками, проведенных КОТRА за последние годы. Так, только в 2018 году были организованы 4 торговые делегации, на которых присутствовали официальные поставщики южнокорейской косметики, сельскохозяйственного оборудования, продуктов питания, бытовой химии, металлорежущих инструментов, товаров для дома и т.д. Российские предприниматели могут принять участие в подобных встречах на безвозмездной основе — достаточно отправить заявку.

Что везти в Россию из Кореи   

Среди корейских товаров, которые пользуются выраженным спросом на российском рынке, лидирует уходовая и декоративная косметика. По качеству она не уступает многих европейским и японским брендам, но в закупке намного дешевле. Производители предлагают выгодные оптовые цены, которые даже с учетом доставки и таможенных расходов позволяют сделать розничную стоимость для конечного покупателя не слишком высокой — в сегменте миддл-маркета.

Сегодня крупные косметические бренды Южной Кореи адаптируют свою продукцию с учетом европейского типа кожи, который, как известно, отличается от азиатского. Это существенный довод в пользу того, чтобы при выборе поставщика обращать внимание в первую очередь на крупных, известных игроков этого рынка. Мы помогаем российским предпринимателям разобраться в этих нюансах и наладить контакты с нужными южнокорейскими компаниями. Подробнее о том, с чего начать развитие этого бизнеса, можно прочитать в нашей статье «Как открыть бизнес корейской косметики».

Что еще везти в Россию из Южной Кореи, помимо косметики? На самом деле список товаров, пользующихся выраженным спросом на российском рынке, довольно велик.

Основные товары для импорта из Кореи:

  • косметика,
  • продукты питания,
  • автозапчасти,
  • сельскохозяйственная техника,
  • бытовая техника,
  • оборудование для пищевой промышленности,
  • стоматологические материалы.

Южнокорейская продукция крупных брендов полностью отвечает европейским стандартам качества, имеет международные сертификаты, поэтому она вызывает доверие у конечного потребителя. К примеру, стоматологические клиники охотно закупают дентальные импланты Sewon Medix, а салоны красоты — уходовую косметику MJ Care и BILLIDIAN.

Другим важным фактором является то, что определенная корейская продукция уже успела завоевать доверие у российских потребителей. Так, корейские автомобили Kia, Hyundai, Daewoo пользуются большой популярностью, соответственно, оригинальные автозапчасти были и остаются важным направлением импорта из Кореи.

К числу перспективных можно отнести и корейские бизнес-идеи относительно переработки разных видов мусора, очистки воды, экологичных источников электроэнергии. Последнее направление пока еще находится в начале своего развития в нашей стране, а значит, рынок далек от перенасыщения и есть благоприятные условия для старта.

Деловой этикет

Южнокорейские традиции ведения переговоров существенно отличаются от российского и европейского делового этикета, что обуславливает некоторый процент неудач при попытках наладить контакты с корейскими поставщиками. В Корее большое внимание уделяется возрасту и социальной иерархии — здороваться с присутствующими принято по старшинству, а вести переговоры только с теми, кто равен по социальному статусу (занимает аналогичные позиции в компании).
Также крайне не приветствуются любые проявления развязности, неформальный стиль разговора, сокращение физической дистанции. Даже если речь идет о бизнес-диалоге на фуршете, не стоит приближаться к собеседнику на расстояние менее вытянутой руки.

Особенности корейского делового этикета:
  • Корейцы придают большое значение пунктуальности и соблюдению протокола встречи — перенос даты или опоздания недопустимы.
  • В Корее редко используется рукопожатие в качестве приветствия, но если из уважения к вам партнер протягивает руку, не стоит пожимать ее слишком сильно и тем более встряхивать. Традиционным для Кореи жестом является легкий поклон, придерживая левой рукой правое запястье.
  • Для потенциальных деловых партнеров желательно взять с собой на встречу англоязычные визитные карточки, где будет указано, какую позицию в компании занимает переговорщик.
  • В начале или в конце встречи корейские партнеры могут задавать личные вопросы относительно семьи, здоровья, детей — это проявление вежливости.
  • Для переговоров мужчинам стоит выбрать максимально строгий костюм темных тонов с белой рубашкой и без яркого галстука. Женщинам лучше отдать предпочтение деловому платью или жакету с юбкой (брюки не рекомендуются).
  • На выставках и других деловых мероприятиях оптимально, если российскую компанию представит третье лицо — самостоятельно знакомиться не принято.
  • Стоит помнить, что корейцы серьезно относятся к устным договоренностям и обычно выполняют их с высокой точностью безо всяких напоминаний. Если удалось установить контакт, они проявляют себя, как очень надежные бизнес-партнеры, но взамен требуют такого же отношения.
  • Небольшие сувениры для партнеров повысят шансы на успех в переговорах, если речь идет о первой встрече.

Как видите, российские и корейские особенности делового этикета имеют существенные различия. Международная организация КОТRА ставит своей целью наладить продуктивный диалог между этими странами и взаимовыгодное партнерство. Мы заинтересованы в продвижении бизнес-идей из Кореи и готовы бесплатно помочь российским компаниям найти подходящего поставщика, минуя все «подводные камни». Если в списке наших партнеров нет нужных вам производителей, достаточно заполнить заявку и мы займемся поиском соответствующей компании.

ЦБ заявил об отсутствии на российском рынке «откровенных слабаков» :: Экономика :: РБК

ЦБ начал продажу валюты на фоне обвала цен на нефть

Юдаева отметила, что на стабильность системы повлияло и снижение уровня долга. «Ни у банков, ни у компаний нет сейчас каких-то значительных платежей по долгу, поэтому, в принципе, система достаточно устойчива», — указала она.

Читайте на РБК Pro

По словам первого зампреда, каких-либо проблем с ликвидностью нет, а принятые ЦБ меры, в том числе временный отказ от закупок иностранной валюты и ее продажа, обусловлены «большим комфортом для рынка» и предоставлением «дополнительной гибкости финансовым институтам».

ЦБ отказался от закупок иностранной валюты из-за скачков цен на нефть

6 марта члены заседания ОПЕК, в котором участвовали также представители стран ОПЕК+ (Россия, Казахстан и Азербайджан), не смогли прийти к единому решению о дополнительном сокращении добычи нефти. В итоге сделка распалась. Вслед за этим обрушились нефтяные котировки и подскочили курсы доллара и евро.

Из-за скачков на мировых площадках Центробанк временно отказался от закупок иностранной валюты в рамках бюджетного правила и начал ее продажу. Кроме того, регулятор ввел послабление для кредитов туроператорам и производителям лекарств и медицинской техники. Дополнительные меры поддержки ЦБ принял из-за распространения нового коронавируса.

По мнению экспертов рейтингового агентства НКР, ключевым для банковской системы служит кредитный риск из-за сильного ухудшения финансового положения заемщиков, особенно из тех отраслей, что уже находятся в фазе падения спроса: туриндустрия, авиаперевозки, автомобилестроение. «С учетом этих факторов и в сочетании c сокращением экспорта/импорта и общим спадом экономической активности банковский сектор может столкнуться с ухудшением качества кредитного портфеля. По нашим оценкам, рост доли проблемных кредитов не окажется настолько существенным, как в 2015–2016 годах, поскольку произошедшая за последние годы расчистка банковского сектора вывела из него значительную часть откровенно токсичных активов», — считают эксперты.

Ухудшение качества кредитного портфеля и досоздание резервов приведет к тому, что банки «перейдут в режим крайне осторожного принятия новых рисков и могут даже прибегнуть к сокращению кредитования, особенно в корпоративном секторе». «Мы считаем вероятным некоторый, хотя и не радикальный рост числа дефолтов и отзывов лицензий наиболее слабых либо склонных к принятию повышенных рисков банков по сравнению с ожиданиями начала года», — заявили в НКР.

Автор

Виктория Полякова

Последние пять лет работы на российском рынке нас разочаровали

Несмотря на негативные тренды в российской экономике, слабеющий рубль и падение покупательной способности населения, которые привели к тому, что в 2018 году Санкт-Петербург и его окрестности покинули несколько иностранных компаний, финская Nokian Tyres продолжает вести успешный бизнес на российском рынке. При этом финны не планируют менять свой ассортимент в пользу низкобюджетной продукции даже в случае дальнейшего падения доходов населения. Как следует из отчетности шинопроизводителя, чистые продажи компании в России за прошлый год выросли на 14,7 процентов. В интервью РБК Петербург исполнительный вице-президент концерна и генеральный директор Nokian Tyres Россия Андрей Пантюхов рассказал, как Nokian Tyres адаптируется к изменившейся конъюнктуре российского рынка и какие защитные механизмы компания разработала, чтобы снизить зависимость от колебаний валютных курсов.


Фото www.nokiantyres.ru

Вопрос: Вы около 15 лет руководите крупной иностранной компанией в России, все ли ваши надежды оправдались?

Андрей Пантюхов: Ответ на этот вопрос зависит от того, как далеко в историческую перспективу мы смотрим. Если подводить итоги за 15 лет нашей работы на российском рынке, то надежды оправдались — более того, результат во многом превзошел самые оптимистичные ожидания, которые у нас были в 2004 году. Если же рассматривать более короткий промежуток времени, например, последние пять лет, то, конечно, здесь мы разделяем со многими другими игроками отрасли и потребительского рынка в целом достаточно глубокое разочарование.

Вопрос: С чем связано это разочарование?

Андрей Пантюхов: С тем, что российская экономика фактически не развивается, реальные доходы населения и его покупательная способность продолжают снижаться. Это, конечно, очень серьезная проблема — особенно, если учесть, что предпосылок к какому-то позитивному экономическому будущему для России в обозримой перспективе не видно. В этом смысле последние пять лет работы на российском рынке нас разочаровали.

Вопрос: Как в связи с этими меняется стратегия компании? Пришлось ли вам корректировать ваши первоначальные планы?

Андрей Пантюхов: В 2009 году произошло существенное сокращение рынка шин, потом было быстрое восстановление, начиная уже с 2010 года, но после 2014 года рынок опять стал снижаться вслед за экономикой в целом. Мы зависим от рынка, и такие изменения снижают наши продажи. К тому же мы европейская компания и свою отчетность ведем в евро, а валютный курс рубля за последние четыре года снизился вдвое. С точки зрения концерна и наших акционеров это означает, что привлекательность работы на российском рынке, именно с точки зрения продаж, тоже снизилась. К счастью, мы смогли это в определенной степени компенсировать тем, что за последние 10 лет стали активно развивать экспортное направление и выстроили для себя естественный механизм защиты. При слабом рубле мы теряем в продажах в России, но получаем выгоду от экспорта, поскольку это делает нашу себестоимость более низкой при продаже шин в Европе или Америке. В этом уникальность рыночной позиции Nokian Tyres — ни у одного другого производителя в России такого объема экспорта нет, причем не только на шинном рынке, но и в других отраслях, связанных с потребительскими товарами.


Фото www.nokiantyres.ru

Вопрос: То есть в первоначальных планах компании экспорта не было?

Андрей Пантюхов: Изначально была ставка на российский рынок. Правда, план был — достичь проектной мощности 8 миллионов шин в год, а сейчас мощность завода 17 миллионов. Если сравнивать тот объем, который мы продаем в России с изначально запланированными 8 миллионами, то мы оставляем на локальном рынке более 75 процентов продукции.

Вопрос: Как у вас с экспортом сейчас?

Андрей Пантюхов: Доля экспорта была на пике в 2016 году и составляла порядка 70 процентов. Сейчас она стала снижаться из-за того, что растет российский рынок. Сегодня мы экспортируем чуть более 60 процентов шин, произведенных во Всеволожске. Так происходит, потому что рост продаж на российском рынке за последние два года, опережал рост продаж на других рынках концерна. Если посмотреть нашу отчетность за 2018 год, то у нас продажи в России в евро остались практически на том же уровне, что и годом ранее, но такой показатель, как продажи при неизменных валютных курсах, вырос почти на 15 процентов в 2018 году. Другие рынки росли меньше.

Вопрос: Вы экспортируете преимущественно в Центральную Европу. Не смущает ли ваших клиентов то, что на шинах написано «сделано в России»?

Андрей Пантюхов: Практически никогда не приходилось сталкиваться с таким отношением. Люди первоначально обращают внимание на бренд, на те ценности, которые он в себе несет. Люди в Европе и в Америке давно привыкли к тому, что экономика глобальна, люди ведут свой бизнес глобально по всему миру, и не обращают внимание, где конкретно произведена та или иная продукция. Были отдельные примеры негативного восприятия нашей продукции на Украине и в Польше. В других странах я с таким не сталкивался.

Вопрос: А вас, как поставщика, не беспокоит угроза дальнейших санкций, обострение международных конфликтов?

Андрей Пантюхов: Конечно, беспокоит. То, что санкционная политика, к сожалению, оказывает негативное влияние на экономику и на потребителя, — это факт. Что касается непосредственно новых угроз, то любые ограничения, связанные с импортом и экспортом, тоже являются риском для нас. С другой стороны, мы понимаем, что, если запретят импорт шин из России в Западную Европу, на это может быть ответ в виде запрета на импорт шин из Западной Европы в Россию. Тогда мы просто увеличим продажи нашего российского завода на локальном рынке.


Фото www.nokiantyres.ru

Вопрос: Все-таки основную выручку вы получаете за пределами России. Неужели вы сможете полностью отказаться от этих рынков?

Андрей Пантюхов: Нет, зачем? Мы можем расширить производство в Финляндии. Завод там сейчас работает не на полную мощность. Он производит 3-4 миллиона шин в год, а может производить 6 миллионов. Плюс к 2020 году мы откроем новый завод в Северной Америке. А производство завода во Всеволожске мы сможем переориентировать в большей степени на российский рынок.

Вопрос: Какова ситуация на российском шинном рынке сегодня? Видите ли вы восстановление рынка после кризисного 2015 года?

Андрей Пантюхов: Рынок растет второй год подряд. По итогам 2018 года рост составил почти 10 процентов — это очень хороший показатель. Чуть больше рост в сегменте зимних шин и чуть меньше — в сегменте летних. Правда нужно оговорится, что 10 процентов — это продажи производителей дистрибьютерам, и, в частности, по летним шинам образовался определенный дисбаланс между продажей производителей дистрибьютерам и продажей от дистрибьютеров потребителю. У дистрибьютеров остался запас летних шин, им потребуется как минимум один сезон, чтобы их распродать.

Вопрос: С чем связан рост продаж на 10 процентов?

Андрей Пантюхов: У нас выросли продажи новых автомобилей на 13 процентов. Новые автомобили, как не крути, оказывают непосредственное влияние в первую очередь на продажи зимних шин, и с определенной задержкой — на продажи летних шин. Таким образом, зимние шины были поддержаны ростом продаж новых автомобилей. К тому же, как мы считаем, до сих пор до конца не реализован так называемый отложенный спрос, который накопился, начиная с кризисных 2015-2016 годов. Тогда, в силу случившего экономического кризиса, многие потребители откладывали покупки дорогостоящих товаров длительного пользования и шин в том числе. Теперь этот отложенный спрос постепенно реализовывается и положительно влияет на продажи шин.

Вопрос: Как на практике реализуется этот отложенный спрос?

Андрей Пантюхов: Например, человек мог бы купить новые шины в прошлом году, но посмотрел на свои старые шины и увидел: вроде там уже недостаточная высота протектора, но еще годик на них поездить можно. И решил отложить покупку на следующий сезон. А кто-то вообще не стал после зимы «переобуваться» с зимних шин на летние, чтобы сэкономить. Но на следующий зимний сезон он волей-неволей будет вынужден купить летние шины — это и есть отложенный спрос.

Вопрос: Как на вашу компанию может влиять изменение объема производства автомобилей? Вы же не работаете с автоконцернами.

Андрей Пантюхов: В России практически любой покупатель нового автомобиля должен в течение года купить комплект зимних шин, поэтому продажи новых автомобилей напрямую влияют на рост спроса на зимние шины. По нашей оценке, если взять весь рынок зимних шин, то на сегодня в России примерно треть спроса приходится на новые автомобили.


Фото www.nokiantyres.ru

Вопрос: Как еще корректировались ваши планы с момента открытия завода во Всеволожске?

Андрей Пантюхов: С 2009 года в России начала меняться структура рынка — А-сегмент (премиальный) стал сокращаться, B-сегмент (среднеценовой) и С-сегмент (бюджетный), наоборот, стали расширяться. В 2005-2007 годах мы практически не присутствовали в B-сегменте, а начиная с 2009 года стали активно в него входить. Сейчас большая часть наших шин, представленных на российском рынке, — позиционированы в среднеценовом сегменте. Первоначально планов увеличивать долю этого сегмента не было, но 10 лет назад мы поняли, что в России B-сегмент будет развиваться опережающими темпами. Стало ясно, что если мы не хотим быть узконишевым игроком, который имеет свою долю только в небольшом премиальном сегменте; если мы хотим быть крупным игроком и иметь высокую эффективность производства, большие объемы производства и продаж, то нам нужно активно входить в В-сегмент. Благо, что локальное производство позволяет это делать с высокой степенью рентабельности.

Вопрос: Вы говорите о необходимости увеличивать долю сегмента В, но при этом Nokian Tyres позиционирует свою продукцию как премиальную. Нет ли в этом противоречия?

Андрей Пантюхов: Противоречия в этом мы не видим. В первую очередь мы продвигаем наши премиальные бренды — Hakkapeliitta и Hakka, а что касается бренда Nordman из среднеценового сегмента, то по большому счету он сам себя продает. Шины линейки Nordman, как правило, разрабатываются на основе моделей премиального сегмента прошлого поколения. Это означает, что с точки зрения их характеристик они безусловно уступают нашим флагманским моделям, но все равно в зимних шинах представляют собой хороший технический уровень, и с точки зрения соотношения цены и качества являются сегодня наиболее предпочтительным вариантом для многих потребителей.

Вопрос: Вы по-прежнему не представлены в С-сегменте, который занимает больше половины рынка. Почему?

Андрей Пантюхов: Низкая рентабельность. Нам нет смысла присутствовать в этом сегменте, поскольку присутствие в нем позволяет иметь объемы, но не позволяет зарабатывать прибыль.

Вопрос: Тогда за счет чего вы обеспечиваете рентабельность?

Андрей Пантюхов: Мы обеспечиваем рентабельность за счет A и В-сегмента, где ценовой уровень выше. Потому что себестоимость производства шины, допустим С-сегмента и А-сегмента не прямо пропорциональна разнице в цене. Разница, конечно, есть — произвести Hakkapeliitta 9 стоит дороже, чем какую-то дешевую шину, но между ними может быть разница в цене в два или в три раза, разница в себестоимости, конечно, меньше. Поэтому чем выше себя позиционирует бренд, тем более высокую рентабельность имеет производитель.

Это фактор со стороны ценовой политики. Второй фактор — со стороны производства. Здесь масштаб имеет значение во всех смыслах. Когда мы обладаем самым крупным высокоавтоматизированным заводом в России, в который за все эти годы вложен без малого миллиард евро — это огромное конкурентное преимущество, потому что у нас себестоимость шины самая низкая на рынке просто за счет масштабов производства.

Вопрос: Если ситуация на российском рынке будет ухудшаться, будете ли вы готовы переключиться на производство шин С-сегмента?

Андрей Пантюхов: Таких планов на обозримое будущие у нас нет. Мы считаем, что у нас достаточно инструментов для удовлетворения спроса через расширение B-сегмента.


Фото www.nokiantyres.ru

Вопрос: Опять же не понятно, как в стране, где покупательная способность не растет, вы рассчитываете, что спрос на шины А и B-сегмента будет расти и дальше? Очевидно, что на решение купить шину влияет ее качество. Но если у меня низкий доход, то даже самое высокое качество не заставит меня купить премиальные шины.

Андрей Пантюхов: Вы знаете, здесь нужно, наверное, рассматривать разные категории. Стоило бы разделить летние и зимние шины. Потому что зимние шины — это прежде всего безопасность. Мы продаем и премиальные шины, и шины B-сегмента покупателям автомобилей Lada, например. Потому что, да — у человека нет денег на более дорогой автомобиль, но он понимает, что ему придется на этой машине возить семью зимой в не самых приятных условиях. И он заботится о своей безопасности. Он скорее заплатит на 10-20 процентов дороже, чем купит шину, которая обеспечит ему меньшую безопасность.

Вопрос: На основании чего вы сделали такой вывод?

Андрей Пантюхов: На основании исследований наших аналитиков и маркетологов. Мы глубоко изучаем зависимость спроса от цены, и мы в каждом сегменте находим для себя оптимальный уровень цены, при котором можем максимизировать свою выручку от продаж.

Вопрос: А что с летними шинами?

Андрей Пантюхов: За годы нашего присутствия на российском рынке у многих потребителей развилась стойкая лояльность к бренду Nokian. Когда мы тем потребителям, которые уже в течение многих лет успешно эксплуатировали зимние шины Nokian, предложили хорошие летние шины, то они положительно это восприняли и сказали: «Да, почему нет? Мы верим бренду Nokian и в зимних, и в летних шинах, и готовы на них ездить».

Вопрос: Как ситуация на рынке шин будет развиваться дальше?

Андрей Пантюхов: Сейчас рынок растет и, если не произойдет никаких новых потрясений, внешних шоков — какого-то нового витка санкционных историй, дополнительно к тому, что уже объявлено, то мы ожидаем, что рынок будет продолжать расти, хотя и достаточно умеренными темпами. Где-то в диапазоне от 5 до 10 процентов в год.

Вопрос: Планируете ли в дальнейшем расширение производства во Всеволожске?

Андрей Пантюхов: На данном этапе нет. Это связано с тем, что уже сейчас очень высокая доля объема компании Nokian Tyres в целом сосредоточена во Всеволожске (более 80 процентов от всего объема производства продукции). Это очень высокий страновой риск, учитывая санкционную политику, о которой мы говорили. Поэтому для компании более важно сейчас диверсифицировать свои производственные мощности, чтобы иметь их в разных регионах, в разных странах. Сейчас мы строим завод в Северной Америке, дальше будем смотреть, что делать на следующем этапе.

Я не исключаю, что на одном из этапов мы придем к дальнейшему расширению Всеволожского завода. Для этого есть технические возможности — земельные участки, инфраструктура, но в ближайшие годы это вряд ли произойдет.

Источник: РБК, Виктория Саитова

Компания Xerox объявляет о запуске на российском рынке новых полноцветных ЦПМ – XeroxColor J75 Press и XeroxColor C75 Press

Компания Xerox запустила на российском рынке новые полноцветные цифровые печатные машины: ЦПМ – Xerox Color J75 Press и Xerox  Color C75 Press. Данные ЦПУ обладают следующими отличительными особенностями.

Качество печати: Уникальные системы для контроля качества печати, используемые в этих аппаратах, позволяют автоматически изменять настройки качества изображения без дополнительных временных затрат.

Вне зависимости от тиража производимой продукции аппараты обеспечивают высокое качество полноцветной печати благодаря высокому разрешению 2400х2400 dpi и применению EA-тонера. Xerox Color C75 Press также имеет функцию двухстороннего сканирования, которая позволяет оцифровывать документы со скоростью до 200 изображений в минуту за один проход.

Скорость: Цифровые машины Xerox Color J75 Press и Xerox Color C75 Press способны печатать на материалах плотностью от 64 до 300 г/м2, в том числе и в режиме дуплекса, со скоростью 75 стр./ мин. При этом Xerox Color J75 Press позволяет работать на постоянной скорости во всем диапазоне плотностей. Стабильно высокая скорость печати достигается благодаря модификации тракта провода листа, модуля закрепления и систем охлаждения отпечатка.

НОВОЕ! Функции контроля однородности красочного покрытия: Одним из основных конкурентных преимуществ новых ЦПМ является использование нового пакета функций SimpleImageQualityAdjustment (SIQA) , который автоматизирует настройку совмещения лицо-оборот и однородности красочного покрытия. Это уникальное решение на рынке, аналогов которому нет у конкурирующих моделей данного сегмента. Для сведения лица с оборотом печатнику необходимо оперировать большим количеством настроек: регистрацией по передней и боковой кромкам, перекосом, трапецией, масштабированием по двум осям. Это позволяет добиться отличного результата, но занимает много времени. Система SIQA позволяет автоматизировать эти настройки. Функции контроля однородности красочного покрытия, которые осуществляет SIQA, позволяют сохранять равномерно высокое качество печати.

Функциясохранения узла закрепления: Кроме того, в системах Xerox Color J75 Press и Xerox Color C75 Press применяется новая технология IntelligentFuserTracking. Она помогает продлить срок службы узла закрепления, назначая его для печати на распространенных форматах материалов.

Система автоматического контроля цветовоспроизведения (ACQS): ЦПМ Xerox Color J75 Press оснащена системой автоматического контроля цветовоспроизведения (ACQS) – набором инструментов, включающим встроенный спектрофотометр, который обеспечивает высокую точность цветопередачи. Система ACQS позволяет осуществлять процесс калибровки в автоматическом режиме и создавать пользовательские цветовые профили. При высоких объемах печати в сжатые сроки оператор не всегда располагает временем для калибровки, что отражается на качестве печати. Благодаря системе ACQS все необходимые настройки цвета можно применить нажатием одной кнопки, что существенно экономит время и исключает ошибки оператора.

Использование функций контроля качества в новых цифровых машинах Xerox позволяет заказчикам значительно повысить уровень производимой печатной продукции: персонализированных маркетинговых материалов (открыток, буклетов, календарей), визиток, коротких тиражей книг и методических пособий, фотоальбомов, корпоративных журналов и др.

«Цифровые печатные машины Xerox Color J75 Press и Xerox Color C75 Press являются уникальным предложением в сегменте устройств, ориентированных на небольшие и средние нагрузки. Благодаря высокой производительности и использованию пакета профессиональных решений для управления качеством печати эти решения заинтересуют коммерческие типографии, корпоративные отделы печати и образовательные учреждения», – комментирует запуск новых ЦПМ Алексей Агарков, менеджер по продукту компании Xerox Россия.

Покупка печатных устройств в «СОНЕТ»: Компания «СОНЕТ» является XeroxBusinessPartner и XeroxServicePartner, имеет в своем штате опытных продавцов и сервис-менов по оборудованию Xerox. В нашей компании есть выделенное подразделение, которое специализируется на поставках печатной техники и расходных материалов. Покупка печатной техники Xerox в «СОНЕТ» отличается удобством и надежностью, так как мы отвечаем за весь цикл продажи и сопровождения, от подбора оборудования согласно Вашим задачам до сервисного сопровождения и поставки расходных материалов.

Получить дополнительную информацию, подобрать необходимую печатную технику для нужд Вашего предприятия, а также оформить заказ Вы можете, обратившись по следующим координатам:

Сергей Кулаков — Руководитель направления печатных решений компании «СОНЕТ»
(831) 278 06 68 доб. 225
написать письмо

В поисках российского рынка:

Легко вести бизнес в Руссе

Один из тех, кто сейчас активно выходит на российский рынок, — норвежский бизнесмен Трюгве Биркели. Он сосредоточен на разрушении того, что он называет «мифами».

«Норвежский бизнес в целом характеризуется стереотипными представлениями», — говорит Биркели. Во Владивостоке он возглавляет два крупных норвежских кластера и компании. Global Maritime — нефтесервисная компания из Ставангера, а Gexcon из Бергена — мировой лидер в области безопасности и управления рисками.

«Многие думают, что вести бизнес в России так сложно. Но до тех пор, пока вы понимаете, в каких условиях вы работаете, работать в России просто и выгодно », — говорит бизнесмен Биркели.

«Недостаток знаний и ложное впечатление, создаваемое средствами массовой информации, являются причиной того, что норвежские компании не смотрят на российский рынок с большим аппетитом».

Даже если Триге Биркели много лет работал с Россией и с Россией, компании, которые он представляет на этот раз, только вот-вот начнут выходить на российский рынок.

«Время было правильное уже давно; однако мы говорим о крупных проектах, и мы потратили некоторое время на то, чтобы выяснить, как с этим бороться. Вы не можете просто путешествовать и пытаться продавать то, что мы предлагаем. Должно быть подстрекательство со стороны российских властей, как на центральном, так и на местном уровне. Мы разработали план действий вместе с посольством России в Осло, а затем мы использовали норвежских представителей, чтобы сообщить об этом российским судостроителям и инвесторам, а также, возможно, иностранным или норвежским инвесторам ».

Компании Биркели работают в широком спектре областей, включая нефтегазовый сектор. Ссылаясь на западные санкции против России, он говорит:

«Для наших компаний это означает, что мы должны прочитать и изучить режим санкций и убедиться, что наши руководители не участвуют в деятельности, подпадающей под санкции. Для нас санкции не стали большой проблемой », — говорит Биркели.

Норвежский гигант одежды

Директор Хелена Кристенсен из Берганс также имеет многолетний опыт сотрудничества с Россией.Она — директор компании по производству верхней одежды Bergans, родилась в Ленинграде и выросла в Советском Союзе; toay Санкт-Петербург и Россию.

Хелена Кристиансен соглашается, что российский рынок не особенно сложен в политическом плане. Для нее и Берганса задача больше состоит в том, чтобы заставить русских выйти на улицу.

«Мы начали нашу рыночную инициативу в отношении России в 2012 году и начали поставки в 2013 году, то есть за год до санкций в 2014 году. Это означает, что конечный пользователь уже понял, что качество нашей продукции сильно отличается от того, к чему они привыкли, и, таким образом, они возвращаются, чтобы купить еще.”

Bergans — норвежская компания, продающая высококачественную одежду для спорта и отдыха как на национальном, так и на международном уровне.

Является ли Россия важным рынком для Берганса?

«Берганс начал с производства одежды для норвежцев. Каждый второй норвежец владел предметом одежды Бергана. Мы должны были стать премиальным брендом. Тогда мы решили увеличить экспорт нашей продукции и, возможно, ограничить или сохранить местный рынок на том же уровне. Мы открыли европейский офис в Германии, затем офисы в США и России.К сожалению, мы закрыли офис в США, однако Россия в настоящее время является нашим крупнейшим рынком после Швеции и немецкоязычных стран ».

Вы замечаете политические проблемы в ваших деловых отношениях с Россией?

«Вовсе нет. У Норвегии потрясающая репутация среди россиян. Они доверяют всему норвежскому, и в текстильной промышленности отношения такие же. Вы можете доверять Норвегии в понимании ветра и водонепроницаемости. Также важно, что Норвегия и Россия всегда соревнуются в зимних видах спорта.”

Что это такое и куда он направляется?

Это текст из презентации, подготовленной для программы Конгресса Института Аспена «Отношения США и России», Берлин, 15-21 августа 1999 г.

«Мы застряли на полпути между плановой командной экономикой и нормальной рыночной экономикой. И теперь у нас есть уродливая модель — помесь двух систем ».
— Борис Ельцин, Государственный адрес Союза
, февраль 1999 г.

Прошел год с момента финансового краха России в августе 1998 года.Эти драматические события вызвали существенный сдвиг в мышлении внутри и за пределами России о ближайших перспективах российской экономики. Преувеличенный оптимизм уступил место глубокому пессимизму и цинизму. К сожалению, мы все еще далеки от адекватного осознания масштабов проблемы. Что это за экономика? Является ли это едва реформированной плановой экономикой, полуреформированной экономикой, глубоко несовершенной рыночной экономикой или это нечто иное, чем ее отправная точка — плановая экономика — или ее желаемая конечная точка — развитая рыночная экономика?

Путаница иллюстрируется смесью метафор в цитате Бориса Ельцина справа.Эти метафоры не только смешаны: они несовместимы. Гибрид — это не промежуточный этап эволюции. Он представляет собой отдельную сущность, которая может или не может быть способной к самовоспроизводству. Биологическая метафора хороша для экономического развития России. Россия еще не «на полпути» к рынку. Это даже не на этом треке. Экономика России видоизменилась. Это гибрид, особая экономическая система, а не немонетизированная командная экономика или монетизированная рыночная экономика. Это что-то качественно новое, со своими правилами поведения.Далее я расскажу о природе этой системы и воспользуюсь ею для составления некоторых сценариев на будущее. К сожалению, один сценарий, который я считаю настолько маловероятным, что он не заслуживает рассмотрения, заключается в том, что в России будет «нормальная» рыночная экономика, характеризуемая рыночностью, монетизацией и модернизацией.

Виртуальная экономика

Тезис, который я изложу, — это то, что мы с профессором Барри Икесом из Университета штата Пенсильвания назвали «виртуальной экономикой России.«Наши аргументы начинаются с признания огромного бремени советского прошлого России. Из-за структурного наследия предыдущей системы большинство российских предприятий, особенно в основных производственных секторах, не могут выжить даже на частично конкурентном рынке, и уж тем более на том, который открыт для значительной импортной конкуренции. Рыночная стоимость того, что производят российские предприятия, меньше стоимости того, что необходимо для его производства. И все же крах этих отраслей неприемлем с социальной и политической точек зрения, даже если было бы экономически рационально закрыть и заменить их.Результатом борьбы этих предприятий за выживание — и социального консенсуса в отношении того, что они должны выжить — является своеобразная, новая и, возможно, уникальная экономическая система, сложившаяся в России.

В этой системе предприятия могут продолжать производить свои в основном неконкурентоспособные товары — которые, как правило, представляют собой те же продукты, которые они производили при советской системе, производимые таким же образом, — потому что они избегают использования денег. Избегание денег с помощью механизмов бартера и других форм неденежного обмена позволяет устанавливать произвольные цены на товары.Они завышены, что создает видимость производимой большей стоимости, чем есть на самом деле. Завышение цен на произведенную продукцию, особенно когда она поставляется правительству вместо налогов или сумматорам, в основном поставщикам энергии, вместо оплаты, является основным механизмом для продолжения субсидирования нерентабельной продукции в российской экономике. Этот механизм является наиболее важным мотивом использования бартера и других неденежных обменов. До 70% сделок между промышленными предприятиями в России происходит без использования денег.Точно так же зачета, бартер и тому подобное составляют 80-90 процентов налоговых платежей этих крупных промышленных предприятий. Демонетизация экономики России важна, потому что это механизм, который позволяет уничтожению ценностей продолжаться и скрываться.

Подводя итог, виртуальная экономика имеет два отличительных признака: вычитание ценности и притворство. То есть (1) большая часть экономики не создает стоимость, а разрушает ее, и (2) почти все, кто участвует в системе, делают вид, что этого не происходит.Они вступают в сговор, сохраняя завесу непрозрачности, чтобы защитить притворство, что особенно важно подчеркнуть. Это не просто невинный самообман и принятие желаемого за действительное, это притворство имеет серьезные негативные последствия. Из-за иллюзии, что создается больше стоимости, чем есть на самом деле, существуют преувеличенные требования к производимой стоимости. В частности, это проблема бюджетов России. Результатом являются очевидный низкий уровень сбора налогов со стороны доходов и неспособность правительства выполнить свои обязательства по расходам со стороны расходов, в первую очередь невыплата заработной платы и пенсий.

Помимо неплатежей, правительство также прибегало к займам для покрытия разрыва, вызванного «слишком большим количеством требований по слишком низкой стоимости». Но поскольку заемные средства использовались только для компенсации разрушенной стоимости, а не для создания основы для создания стоимости, долг превратился в пирамиду. Это в значительной степени усугублялось безудержной коррупцией и грабежами в российской экономике. Мы с профессором Икесом назвали это «утечкой стоимости» из виртуальной экономики. Заимствование при уничтожении способности платить гарантировало один результат: долговую ловушку.В этом смысле прошлогодний финансовый крах был неизбежен. Неясно было только время. Это было влияние Азии и падения цен на нефть.

Почему нет реформ: время — враг

Виртуальная экономика консолидировалась, возможно, уже в 1994 году. В результате фундаментальная реформа российской экономики — демонтаж виртуальной экономики — стала почти невозможной. В самом деле, некоторые благие намерения реформировать его на периферии, возможно, даже сделали его более устойчивым.Так будет и в будущем. Хотя в ближайшие месяцы и годы могут появиться новые попытки реформ, они почти наверняка потерпят неудачу. С каждым разом задача будет усложняться. Позвольте мне упомянуть четыре причины этого мрачного вывода о том, что время было и остается врагом реформ в России:

  1. Прежде всего, смысл предыдущих параграфов состоит в том, что система, которую необходимо реформировать, уже не та, что была в 1991-92 годах. Тезис «виртуальной экономики» заключается в том, что российская экономическая система развивалась и адаптировалась как форма институциональной защиты от рыночных реформ и сопротивления им.Со временем в эти институты вовлекались все более крупные части экономики. Таким образом, сопротивление реформе сильнее, чем когда-либо. В результате сегодня любая программа радикальных и всеобъемлющих экономических реформ практически не пользуется популярностью. Перспективы — это годы боли и дислокации с небольшими компенсационными льготами для населения, если таковые вообще будут, за исключением довольно отдаленного будущего. (Это контрастирует с периодом 1991–1992 годов, когда новые реформы предоставили людям большую личную свободу, не только политическую, но и экономическую.)
  2. Во-вторых, консолидация виртуальной экономики отрицательно сказалась на молодом поколении. Вопреки надеждам, молодые люди, чтобы выжить и добиться успеха в этой системе, развивают поведение, соответствующее не рыночной, а виртуальной экономике. Хотя некоторые представители нового поколения, казалось, отказались от старых привычек, они все еще составляли меньшинство. Большинство нет. Молодое поколение не является автоматическим гарантом перемен.
  3. В-третьих, даже в гипотетической ситуации, когда предприятия были готовы измениться, адаптироваться и стать конкурентоспособными на рынке, это стало более сложной технической проблемой, чем это было шесть или семь лет назад.Тогда дела были достаточно плохи. Даже по официальным советским стандартам, огромная часть оборудования в российской промышленности была физически устаревшей, когда в 1992 году началась реформа. Российская экономика нуждалась в масштабной модернизации. У него этого не было. В результате физический завод, который изначально был старым и неконкурентоспособным, теперь на семь лет старше и даже менее конкурентоспособен. Менее радикальной, но все же важной была потеря человеческого капитала. Люди, которые работали в тех неконкурентоспособных отраслях, которые чувствовали, что у них есть шанс в новой рыночной экономике, ушли и попробовали свои возможности там.Люди, которые остались, как правило, наименее продуктивны.
  4. Наконец, существует неуклонно ухудшающийся макроэкономический барьер на пути успешной модернизации российской экономики: перманентная долговая ловушка страны. Россия продолжает наращивать свой долг, а не сокращать его. Это касается не только финансового долга. Это также относится к совокупным неоплаченным нематериальным издержкам общества, особенно к ущербу окружающей среде и подрыву здоровья населения. Это затраты, которые нужно как-то оплачивать через какое-то время.По умолчанию их нельзя стереть.

Итак, суммируя все эти причины: по сравнению с тем, что было шесть или семь лет назад, нынешний процесс реформ — опять же, под этим я подразумеваю достаточно полную маркетинг, монетизацию и модернизацию — был бы (1) более непривлекательным для начала. ; (2) сложнее технически и дороже для успешного завершения; (3) более болезненно для населения терпеть; и (4) больше обременены накопленными прошлыми неоплаченными затратами, прошлой задолженностью в широком смысле.

Как будет выглядеть экономика без реформ?

Возможно, самый простой способ резюмировать, в каком направлении сейчас движутся дела, — это сказать, что все больше и больше в российской экономике будет похоже на сельскохозяйственный сектор.В сельском хозяйстве картина следующая. Очень небольшое количество крупных хозяйств ориентировано на производство продукции для рынка, в то время как остальные производят в основном для себя. Эти фермерские хозяйства практически не взаимодействуют с городской индустриальной экономикой. Они не разносят еду в города; они не получают от них промышленных товаров. Вследствие их оторванности от городской экономики фермерские хозяйства и прилегающие к ним районы практически полностью демонетизированы. Там единственные денежные средства, которые вообще находятся в обращении, происходят от государственных трансфертов, таких как пенсии и пособия на детей.

Частный сектор в сельском хозяйстве не запрещен. Некоторые независимые семейные фермы продолжают бороться, но на них продолжают оказывать давление налоги и нормативные акты, а их доступ на рынок ограничен. В условиях рыночных ограничений и налогов, они становятся все более и более неотличимыми от вездесущих семейных садовых участков. Между тем сами наделы — наиболее примитивная форма земледелия — играют еще большую роль в качестве основного источника пищи для российских домохозяйств.

Эта тенденция, которая сейчас преобладает в сельском хозяйстве, является единственной отраслью, которой будет следовать: субсидирование (открыто или через схему виртуальной экономики) все более ограниченного числа крупных предприятий с отключением большинства более мелких.Однако отрезанные не умирают. Они существуют, но только для удовлетворения самых элементарных потребностей рабочих и общин вокруг заводов. В эти предприятия будет мало инвестиций или вообще не будет. Они будут устойчивыми, но на очень низком уровне.

Последствия и прогнозы

Каковы последствия для экономики России, если она продолжит идти по этому пути? Я рассмотрю четыре из них в порядке возрастания их важности для нас на Западе: (1) вопрос роста; (2) развитие частного сектора; (3) национальная целостность экономики; и (4) способность государственного сектора выполнять свои задачи и обязательства.

  1. Экономический рост

    В виртуальной экономике официальные цифры роста мало что значат. Виртуальные или иллюзорные цены приводят к иллюзорному ВВП. Может показаться, что экономика растет, но на самом деле это не так. Он действительно сжимается. В краткосрочной и среднесрочной перспективе эта система, вероятно, останется стабильной. Но стабильность связана с большими скрытыми издержками, поскольку виртуальная экономика подрывает будущую конкурентоспособность экономики. Он не модернизирует ни свой физический, ни человеческий капитал.Это означает, что экономика продолжает падать. Чем дальше он идет, тем менее конкурентоспособен.

  2. Частный сектор

    Судьба настоящего частного сектора — добавителей стоимости за пределами виртуальной экономики, включая иностранные совместные предприятия — является жизненно важным вопросом для будущего России. У виртуальной экономики любопытное отношение к частному сектору. Он не устранит его, поскольку ему нужен частный сектор, чтобы выжить. Нужны наличные. И ему нужен частный сектор как клапан социальной защиты как для потребителей, так и для рабочих.Но в целом доминирование виртуальной экономики несовместимо с действительно независимым, процветающим частным сектором. Следовательно, малому бизнесу будет разрешено существовать. Но они будут ограничены на рынке, им не будет разрешено поставлять продукцию потребителям из государственного сектора. Им не разрешат развиваться в качестве субподрядчиков для крупных предприятий. Что еще более серьезно, поскольку они, увеличивающие стоимость, производят продукцию для рынка (т.е. продают за наличные), они будут нести тяжелое налоговое бремя. Таким образом, виртуальная экономика будет давить на частный сектор, чтобы получить необходимые ему деньги (налоги), и будет ограничивать частный сектор, чтобы защитить рынок, в котором он нуждается.

  3. Национальная целостность

    Виртуальная экономика имеет естественную тенденцию к фрагментации национальной экономики на более мелкие, автономные местные экономики. Эта тенденция очевидна в России. Бюджеты местных органов власти уже более «виртуализированы» — обезврежены, чем даже федеральный бюджет. Местные органы власти защищают местный рынок в интересах своей местной виртуальной экономики. В период послеавгустовского кризиса региональные и местные власти усилили тенденцию к локализму, введя меры по хранению товаров на местном уровне и запретив экспорт, особенно продуктов питания, даже в другие регионы России.

  4. Государственный сектор

    Государственный сектор будет меньше, демонетизирован и, как указано выше, более локализован. Бюджет федерального правительства является ключевым. Посмотрите на недавнюю запись. В 1997 году федеральное правительство России собирало менее 60% налогов в денежной форме. Его денежные налоговые поступления составили едва ли 23 миллиарда долларов по обменному курсу 1997 года. Даже если мы добавим к этому другие источники денежных доходов — приватизационные продажи, таможенные пошлины, — правительство смогло собрать не более 40 миллиардов долларов.(То есть это то, что оно собирало само по себе, не считая заимствований внутри страны и за рубежом.) Благодаря получившей широкую огласку кампании по сбору налогов в начале 1998 года правительству на какое-то время удалось получить немного больше денег. Но, как и предсказывала модель виртуальной экономики, дополнительные деньги в бюджет поступили за счет остальной экономики и помогли ускорить финансовый крах 17 августа.

    После дефолта сбор налогов в реальном выражении был ниже уровня 1997 года.Но даже если нынешнему правительству каким-то образом удавалось собирать деньги в бюджет в реальном рублевом выражении так же хорошо, как в 1997 году, девальвация рубля по отношению к доллару ставит правительство в гораздо худшее положение с точки зрения выплаты внешнего долга, поскольку долларовая стоимость денежных доходов правительства, вероятно, не превысит 12-14 миллиардов долларов. Этого явно недостаточно, чтобы страна оставалась в курсе своего внешнего долга. (Обязательства федерального правительства по выплате внешнего долга в 1999 году превышают 17 миллиардов долларов.) Это также означает, что правительство будет по-прежнему далеко не предоставлять основные общественные услуги, за которые оно несет ответственность.

    Неспособность адекватно финансировать государственные учреждения на всех уровнях означает, что эти агентства становятся бюрократическими аналогами хозяйств, занимающихся самоокупаемостью. Государственные служащие используют государственные активы (недвижимость и т. Д.) И правительственное время, чтобы заработать достаточно, чтобы выжить. Мало или совсем ничего не осталось для обслуживания публики. Большая часть их времени тратится вообще не на предоставление общественных благ, даже неэффективно.Они тратятся на зарабатывание денег, выращивание продуктов питания и т. Д., Чтобы финансировать само выживание. В случае некоторых государственных служащих, работа которых бесполезна, это может быть приемлемо. Для многих других это наносит ущерб как их собственному здоровью и благополучию, так и гражданам, которым они призваны служить. А для некоторых критических категорий — лучший пример — военные — это может быть катастрофой.

Политическое измерение

Выживание российского сектора домашних хозяйств в этой своеобразной системе достигается за счет государственного (государственного) сектора.Но именно решение о будущем государственного сектора — государства — будет определять будущее России. Рассмотрим следующие сценарии. Они различаются ролями, которые играет правительство.

Первый сценарий — это сегодняшняя Россия. Это «либертарианская» виртуальная экономика, в которую государство вмешивается минимально. Это особенно приводит к минимальному контролю со стороны центрального правительства над регионами. Проблема здесь в том, что ценность будет сохраняться локально. Это означает большие разрывы между регионами, что в конечном итоге угрожает национальной целостности.Вероятно, также будет много утечек (грабежей), потому что правительство играет минимальную роль в их предотвращении. Опасность заключается в несправедливости, еще более уязвимом государственном секторе, а также в продолжающихся грабежах и коррупции.

Этот сценарий вряд ли продолжится, он либо приведет либо к дезинтеграции, либо вызовет обратную реакцию и спрос на рецентрализацию. Теоретически возможно, что сильный и достаточно целеустремленный лидер сможет действовать, чтобы избежать негативных последствий. Такой лидер сконцентрировался бы на сокращении «утечки» (грабежа) системы и на обеспечении большей справедливости за счет более равномерного распределения стоимости.Поскольку это способствовало бы социальному миру и территориальной целостности, такое мирное развитие виртуальной экономики могло бы быть устойчивым в течение довольно долгого времени.

Но может быть неразумным предполагать, что население и региональные лидеры России передадут власть сильному центральному администратору, который сможет остановить чрезмерное грабежи и сможет присвоить ценность могущественным региональным и корпоративным интересам и перераспределить ее для благой цели обеспечения справедливости. К сожалению, как отметили многие наблюдатели, гораздо более вероятным сценарием является возрождение поддержки сильной центральной власти, основанной на реальной или предполагаемой угрозе национальному выживанию.Это сценарий для военизированной виртуальной экономики. Это была бы экономика, в которой определение того, кто является получателем стоимости с помощью механизмов виртуальной экономики, будет осуществляться сверху, на основе национальных приоритетов, а не посредством какой-то жесткой борьбы по принципу выживания наиболее приспособленных ( или лучше всего наделены). Будут приоритетные и неприоритетные отрасли экономики, как в советской системе. Но это отличалось бы от советской системы в отношениях между ними.В советской системе приоритетный сектор эксплуатировал неприоритетный сектор. Принуждение было необходимо. В сегодняшнем варианте большая часть неприоритетной экономики не использовалась бы напрямую. Это было бы для всех намерений и целей за пределами государства. По крайней мере на начальном этапе принуждения было бы меньше, чем в советской системе. Хотя некоторые элементы принудительной реквизиции материалов, несомненно, будут, использование принудительного труда будет менее вероятным.

Эта «военизированная виртуальная экономика» сама по себе является частичным возрождением командной экономики.Но даже это не долгосрочная ситуация. Это не могло продолжаться очень долго. Особенно если будет давление с целью возродить крупномасштабное производство обычных вооружений (в отличие от более ограниченной концентрации, скажем, на ядерном и космическом оружии), оно почти неизбежно превратится в полномасштабную командно-административную экономику. Такая система не может позволить себе упустить какой-либо потенциальный ресурс, и это потребует принуждения.

Заключение

Сценарии, которые я обрисовал, по общему признанию, весьма умозрительны.Они наверняка многим покажутся излишне драматичными. Я думаю, что это отчасти потому, что они пытаются смотреть в будущее не только на ближайшее будущее. Комфортно думать только о том, что может произойти в ближайшие 1-2 года, поскольку вероятность того, что Россия каким-то образом вырвется вперед за это время, действительно очень велика. Что касается политики, мы можем продолжать то же самое, что и сейчас: продолжать выручать Россию, делая ровно столько, чтобы удержать ее над водой, и делать вид, что когда-нибудь каким-то образом страна возобновит свою работу, а затем успешно завершит свое продвижение к рынок.Однако я думаю, что политикам лучше было бы признать, что Россия не движется по пути становления современной рыночной экономикой. Он скорее разработал новую экономическую систему, которую невозможно «реформировать» минимальными усилиями, какими бы настойчивыми они ни были. Его придется демонтировать. Эта задача может быть такой же большой и потребует как внутри, так и за пределами России такой же решимости, как и первоначальная задача по замене командной экономики рыночной экономикой. У нас не должно быть иллюзий, что это будет дешево.

Как Россия не стала рыночной экономикой по JSTOR

Информация о журнале

Русское обозрение — многопрофильный научный журнал, посвященный к истории, литературе, культуре, изобразительному искусству, кино, обществу и политике народов бывшей Российской империи и бывшего Советского Союза. Каждый выпуск содержит оригинальные исследовательские статьи авторитетных и начинающих ученых, а также а также обзоры широкого круга новых публикаций.»Русское обозрение», основанное в 1941 году, является летописью. продолжающейся эволюции области русских / советских исследований на Севере Америка. Его статьи демонстрируют меняющееся понимание России через взлет и закат холодной войны и окончательный крах Советского Союза Союз. «Русское обозрение» — независимый журнал, не связанный с любой национальной, политической или профессиональной ассоциацией. JSTOR предоставляет цифровой архив печатной версии The Russian Рассмотрение.Электронная версия «Русского обозрения» — доступно на http://www.interscience.wiley.com. Авторизованные пользователи могут иметь доступ к полному тексту статей на этом сайте.

Информация для издателя

Wiley — глобальный поставщик контента и решений для рабочих процессов с поддержкой контента в областях научных, технических, медицинских и научных исследований; профессиональное развитие; и образование. Наши основные направления деятельности выпускают научные, технические, медицинские и научные журналы, справочники, книги, услуги баз данных и рекламу; профессиональные книги, продукты по подписке, услуги по сертификации и обучению и онлайн-приложения; образовательный контент и услуги, включая интегрированные онлайн-ресурсы для преподавания и обучения для студентов и аспирантов, а также для учащихся на протяжении всей жизни.Основанная в 1807 году компания John Wiley & Sons, Inc. уже более 200 лет является ценным источником информации и понимания, помогая людям во всем мире удовлетворять свои потребности и воплощать в жизнь их чаяния. Wiley опубликовал работы более 450 лауреатов Нобелевской премии во всех категориях: литература, экономика, физиология и медицина, физика, химия и мир. Wiley поддерживает партнерские отношения со многими ведущими мировыми обществами и ежегодно издает более 1500 рецензируемых журналов и более 1500 новых книг в печатном виде и в Интернете, а также базы данных, основные справочные материалы и лабораторные протоколы по предметам STMS.Благодаря растущему предложению открытого доступа, Wiley стремится к максимально широкому распространению и доступу к публикуемому контенту, а также поддерживает все устойчивые модели доступа. Наша онлайн-платформа, Wiley Online Library (wileyonlinelibrary.com), является одной из самых обширных в мире междисциплинарных коллекций онлайн-ресурсов, охватывающих жизнь, здоровье, социальные и физические науки и гуманитарные науки.

Почему в России не укрепилась рыночная экономика? — Snider Focus

Вкратце Прошло более четверти века с момента распада Советского Союза, но Россия все еще не превратилась в рыночную экономику.Чтобы понять, почему этот переход был таким медленным, необходимо переоценить истинную природу коммунистического эксперимента.

Почему это имеет значение Компаниям, ведущим бизнес в России, необходимо понимать, в какой степени систематическая коррупция продолжает играть ключевую роль в ее экономике.

Вывод Правительство Путина имеет много общего с коммунистическими режимами 1970-х и 1980-х годов.

Глубоко

После распада Советского Союза в декабре 1991 года большинство экспертов предполагало, что новые лидеры России будут стремиться как можно быстрее осуществить переход от коммунизма к капитализму.В конце концов, это то, что они, по их словам, пытались сделать. Как сказал в конце того десятилетия Борис Ельцин, тогдашний президент России: «Мы застряли на полпути в нашем переходе от плановой и командной экономики к нормальной рыночной экономике». Но Сергей Брагинский, уроженец Москвы, который покинул Советский Союз в начале 90-х и сейчас является доцентом Смитской школы Университета Мэриленд, утверждает, что это широко распространенное мнение неверно по двум основным причинам. «Во-первых, переход от плановой экономики начался уже за десятилетия до падения советского режима.А к 1991 году воцарилась коррумпированная параллельная экономика, которую президенты России, от Ельцина до Путина, не проявляли особого интереса к уничтожению », — говорит он. Брагинский конкретизирует эту историю российской экономики за последние шестьдесят пять лет в недавней статье «Взлет и падение плановой экономики и его долгосрочное влияние на переходный период». В этом документе, который Брагинский представил на конференции «100 лет коммунистических экспериментов», состоявшейся прошлой осенью в Колледж-Парке, объясняется, почему почти через три десятилетия после упадка Коммунистической партии в России так и не сложилась рыночная экономика.

По словам Брагинского, каждый из российских правителей следовал своей собственной извращенной логике при разработке стратегии руководства страной. В случае Сталина он разработал плановую экономику как рациональный способ достижения целей его тоталитарной диктатуры. Устраняя рынки капитальных товаров и рабочей силы, коммунистическое правительство отдавало прямые производственные заказы государственным предприятиям (ГП). Но в своем стремлении не отставать от передовых стран в области технологий и производительности сталинский режим, в отличие от своих капиталистических соперников, был вынужден полагаться исключительно на негативные стимулы.Поэтому Советский Союз использовал террор, чтобы гарантировать, что менеджеры, инженеры и рабочие госпредприятий выполняют возложенные на них задачи. Сталинские массовые чистки, охватившие не только потенциальных политических соперников, но и миллионы простых людей, сделали реальную угрозу сурового наказания за невыполнение диктата государства.

После смерти Сталина в 1953 году его преемники отменили массовый террор, но тогда они столкнулись с множеством новых проблем. Чтобы справиться с возрастающей сложностью растущей экономики, лидеры Коммунистической партии предприняли шаги в направлении децентрализации и делегировали больше плановых решений государственным предприятиям.Однако рынки капитальных товаров и рабочей силы по-прежнему были запрещены, поэтому положительных стимулов для выполнения требований правительства по-прежнему не хватало. В результате менеджеры госпредприятий использовали свое вновь обретенное дискреционное право как для накопления неучтенных ресурсов и рабочей силы, так и для производства незарегистрированной продукции. Так возникла параллельная экономика, которую защищала систематическая коррупция коммунистического режима. К концу 1970-х годов эта параллельная экономика, которая поддерживалась альянсом между государственными предприятиями, дилерами черного рынка и высокопоставленными бюрократами, вызывала выстрелы.Из-за различных экономических реформ Михаила Горбачева в конце 1980-х годов плановая экономика уже была мертва к моменту распада Советского Союза.

Как подчеркивает Брагинский, в отличие от Сталина, Владимир Путин, правящий Россией с 2000 года, не тоталитарный диктатор, а диктатор консервной банки. «Сегодняшнее российское правительство, — пишет он, — не очень заботится об идеологическом контроле над своими гражданами … Вместо этого его главная цель — постоянная концентрация богатства в руках Путина и его ближайшего окружения.«Для достижения своих целей, — отмечает он, — правительство Путина только что централизовало параллельную экономику, объединив все разрозненные элементы коррумпированной системы, которая царила при Ельцине, в то, что Брагинский называет« единой государственной мафией ». «Россия, — говорит он, — застряла в процессе перехода к рыночной экономике; мы все еще являемся свидетелями заключительной фазы коммунистического эксперимента, который продолжается в более или менее одинаковой форме в течение нескольких десятилетий ».

Копаем глубже

https: // www.wilsoncenter.org/event/has-vladimir-putin-always-been-corrupt-and-does-it-matter

https://www.fpri.org/2018/03/another-six-years-putin-spells-russias-economy/

http://www.newsweek.com/putin-corruption-crackdown-pre-election-show-830704

https://www.cnn.com/2018/01/27/europe/alexei-navalny-says-putin-regime-is-corrupt-intl/index.html

Состояние российского туристического рынка

Ключ рыночные тенденции, медиапотребление и изменение потребительских предпочтений

Российский рынок претерпевает большие изменения, и с учетом текущих экономических проблем и новых тенденций в сфере выездных путешествий по России интересно взглянуть на сегодняшнюю рыночную конъюнктуру, чтобы понять, что ждет тех, кто сегодня скучает по российским путешественникам.

Сочетание торговых санкций и самых низких цен на нефть за последние 10 лет привело к сокращению российской экономики в 2015 году. Девальвация рубля повлияла на потребительский спрос и привела к снижению спроса на поездки за границу. Основное сокращение произошло на рынке групповых и массовых путешествий, который включает семьи в регионах России и других сегментах, у которых наблюдается существенное снижение доходов, а это означает, что они больше не могут комфортно путешествовать за границу.

Лови день!

Тем не менее, 2016 год может стать интересным годом для туристической индустрии как в России, так и за ее пределами, поскольку Турция и Египет, два из ведущих туристических направлений для россиян, больше не доступны, а это означает, что 7.5 миллионов россиян нужно отправить по другим направлениям. В таких странах, как Израиль, уже наблюдается значительный рост российских туристов, которых перенаправили с египетских курортов Красного моря на Красное море в Израиле. Как рыночные эксперты, мы можем сказать, что некоторые направления могут увидеть рост российского маркетинга этим летом, если они поспешат продвигать себя как разумную альтернативу Египту и Турции.

Пойдут они или останутся?

Самым сложным вопросом для турнаправлений, пытающихся спланировать свои маркетинговые бюджеты и решить, пора ли инвестировать в Россию, будет «что делать путешественникам в России в эти неспокойные времена?»

Ответ прост.Важно направить свое послание на российский рынок и сообщить, что вы рады приветствовать российских путешественников. Будьте умными и открытыми. Не нужно вкладывать деньги в дорогостоящую рекламную кампанию. Убедитесь, что вы на виду и известны как доступное и безопасное место назначения.

Мы уверены, что состоятельные путешественники из премиального сегмента продолжат путешествовать. Итак, если вашу целевую аудиторию можно охарактеризовать как состоятельного российского потребителя, вы можете расслабиться и ждать других обнадеживающих новостей.Однако сегмент большого объема вряд ли продемонстрирует какой-либо рост, и этих индивидуальных путешественников среднего класса будет трудно найти, поскольку они ограничивают свои поездки более короткими поездками и стремятся получить более выгодные предложения.

Оптимизируйте свою стратегию

Международные участники туристической индустрии пытаются определить лучшие каналы для целевой аудитории.

Так как же настроить свою маркетинговую стратегию, чтобы она достигла умы и души русского путешественника? Какие проверенные практики повысят осведомленность и лояльность российского потребителя?

Мы проанализировали данные опроса потребителей, проведенного Deloitte & Touche CIS, и хотим поделиться с вами тем, что, по нашему мнению, лучше всего подойдет нашим российским потребителям.

  1. Медиапотребление в России и лучшие каналы продвижения направления

В течение последних нескольких лет, когда мир признал Интернет как наиболее перспективный медиаканал, Россия показала стабильные темпы роста общего медиапотребления, как и во многих других странах. Однако больше всего (67%) увеличилось потребление Интернета.

По данным Deliotte & Touche CIS, с 2012 по 2015 год общее медиапотребление в России увеличилось на 8%, а в Интернете — на 61%.Печатные СМИ упали на 17%.

Рост медиапотребления

Медиа Темпы роста (%) *

Интернет61 *

Электронные книги31

Видеоигры10

Фильмы7

Театры и концерты3

ТВ-5

Радио-7

Книги печатные-9

Печатные СМИ-17

Источник: «Делойт и Туш, СНГ». * Потребительский опрос 1,6 тыс. Россиян; онлайн-опросы и фокус-группы 16+ в 46 регионах.

Что это означает для советов по туризму и отельеров, которые постоянно вкладывают средства в организацию пресс-поездок и размещение рекламы в глянцевых журналах? Не сдавайся… пока. Журналы до сих пор находятся на полках супермаркетов и на кофейных столиках салонов красоты. Но следите за тенденцией и сосредоточьтесь на онлайн-акциях.

россиян, которых называют «активными интернет-пользователями», более терпимы и ценят любой рекламный контент, чем те, кто не является «интернет-наркоманами».Самым популярным медиа-контентом на сегодняшний день являются новости, отчасти из-за более нестабильной политической и экономической ситуации. Но также интересно увидеть, как разные медиа-каналы также связаны с образом жизни и социальными характеристиками определенной возрастной группы и сегмента.

  1. Работа с аудиторией

Интернет-реклама находится на подъеме, но самые отзывчивые сегменты — это московская и петербургская аудитория. Следует также отметить, что женщины более отзывчивы, чем мужчины.Мужчины в возрасте 30-39 лет — заядлые радиослушатели, вероятно, потому, что много времени проводят в пробках. В результате радио по-прежнему актуально для тактических акций, особенно для деловых радиоканалов, обеспечивающих высокий уровень близости, особенно в Москве и Санкт-Петербурге. 3. Что еще вы хотели бы знать? Ниже приведены некоторые краткие факты из опроса потребителей (источник : Deloitte & Touche, СНГ, ):

  • Ваша реклама достигнет цели с большей вероятностью, если будет соответствовать одному или всем из этих критериев:
    • Видео высокого качества
    • Семантическая корреляция
    • Юмор

Среды, которыми россияне пользуются в рабочий день ( источник: Исследовательский центр «Делойт» в СНГ, ):

  • Интернет 56%
  • ТВ 35%
  • Радио 12%

Несмотря на то, что охват телевидения в России так же велик, как и Интернет, влияние просмотра телевизора значительно ниже, чем влияние онлайн-источников, всего 10% пользователей считают телевидение очень полезным; в качестве медиаисточника.Видеоигры занимают последнее место в рейтинге медиа-полезности (20%).

Базовое использование СМИ респондентами (двухнедельный период) на основе онлайн-опроса (источник : Deloitte & Touche CIS, ):

СМИ / источник информации Доля потребления (%)

Интернет100 **

TV94

Радио61

Печатные СМИ57

Видеоигры53

Печатные книги44

Электронные книги44

Кино37

Театр16

* Опрос потребителей 1,6 тыс. Россиян; онлайн-опросы и фокус-группы 16+ в 46 регионах.

Мы продолжим анализ и поделимся с вами нашим опытом и знаниями о российском рынке и потребителях в следующих публикациях. Посетите веб-сайт TMI Consultancy, чтобы узнать больше о российском рынке http://www.tmiconsultancy.com/.

Локализация вашего бизнеса для российского рынка

Не секрет, что российский рынок — один из крупнейших в мире. Если вы хотите увеличить свою прибыль и развивать свою компанию, вы наверняка захотите получить к ней доступ раньше, чем позже.

Однако нужно иметь в виду, что локализация для российского рынка — непростая задача. Прежде всего, в русском языке используется кириллица, поэтому вам нужно проверить, как это влияет на ваш социальный контент. Русские также используют свои собственные поисковые системы и социальные сети.

Итак, что вам нужно знать о локализации вашего бизнеса для российского рынка? Давайте вместе погрузимся в это.

№1. Русский язык

Одна из самых важных вещей, о которых следует помнить, — это кириллица. Когда вы переводите свой контент на русский язык, текст обычно увеличивается примерно на 15-20%. Это очень важный фактор, если ваш контент ограничен количеством места, например кнопками или призывами к действию на веб-сайте или в программном обеспечении.

Второй важный аспект — это кодирование. Поскольку вы, скорее всего, локализуете свой контент с использованием латинского алфавита, имейте в виду, что кириллица использует другую кодировку. Это очень важно, если вы хотите, чтобы локализованный текст отображался правильно.

Заполнители также очень коварны , если вы локализуете свой контент на русский язык (или любой славянский язык, если на то пошло). Например, если у вас есть строка, которая гласит — {Пользователь} говорит — вы уже создали проблему для русского переводчика.

Причина этого заключается в том, что русские будут использовать мужскую форму глагола , скажем, для существительных мужского рода и женскую форму для женского рода. Это, опять же, означает, что переводчику придется перефразировать строку, вероятно, из-за того, что она будет звучать по-русски неудобно, например, произнеся. Пользователь {User} говорит , чтобы использовать только мужскую форму глагола.

№2. Количество пользователей

Согласно последнему отчету Morgan Stanley об электронной коммерции в России , проникновение Интернета в России составляет 80%. Не сильно отстает проникновение смартфонов — 66%. Это означает, что у того, что вы продаете, есть много потенциальных клиентов, будь то эти продукты или услуги.

Но есть еще несколько вещей, которые следует учитывать, .

№ 3. электронная коммерция

Хотя уровень проникновения Интернета довольно высок (), на долю электронной коммерции приходится всего 3% всей розничной торговли в России. Причин такой ситуации много, но главное, о чем стоит беспокоиться, — это будущее.

Согласно тому же отчету Morgan Stanley , электронная коммерция в России вырастет на 170% в следующие пять лет (!). Это означает, что к 2023 году российская индустрия электронной коммерции, по прогнозам, вырастет до 46 миллиардов евро.

Следовательно, Россия начнет тратить много денег в Интернете , и это идеальный момент для вас, чтобы попытаться выйти на этот рынок. В зависимости от того, являетесь ли вы компанией B2B или B2C, вам также следует иметь в виду, что на вашем пути к успеху есть и другие проблемы, как вы увидите ниже.

№4. B2C

Проблемы особенно актуальны для компаний B2C, по нескольким причинам. Когда мы сказали, что на электронную коммерцию приходится только 3% всей розничной торговли, мы также сказали, что для этого есть несколько причин.Эти причины в основном относятся к компаниям B2C.

В России нет ведущей платформы электронной коммерции. Нет Amazon, как в США, нет Tmall, как в Китае, или чего-то подобного. Однако все меняется, и несколько платформ пытаются заполнить пустоту и дать толчок рынку электронной коммерции, одна из которых — совместное предприятие Alibaba с Mail.ru.

Вы должны знать, что в России одни из самых высоких затрат на логистику в мире. Поскольку население России не так плотно, как в других странах с формирующимся рынком, это приводит к высокой стоимости доставки и длительным срокам доставки.Большинство посылок в России по-прежнему доставляется российской почтовой службой, и нет компаний по доставке, которые бы отслеживали рост рынка.

В прошлом предпочтительным способом оплаты в России была оплата наличными при доставке товаров, что также упоминается в вышеприведенном отчете Morgan Stanley. Однако, согласно исследованию, проведенному PayPal и DataInsight, онлайн-платежи в России теперь воспринимаются наравне с платежами по картам, совершаемыми в обычных магазинах.К такому же выводу пришли результаты исследования, проведенного GfK и Яндексом в 2016 году, как вы можете видеть на диаграмме ниже.

№ 5. Что пользователи покупают в Интернете

Если вы хотите что-то продать в России, вы должны знать, что россияне покупают в Интернете и где они это покупают.

Согласно исследованию GfK / Yandex, россиян в основном покупают в Интернете одежду, обувь, косметику, детские товары и телефоны.Что касается источников, китайская и иностранная электронная коммерция в России сильна для одних категорий товаров, но отсутствует для других.

Оба являются самыми сильными с точки зрения одежды, обуви, телефонов, предметов домашнего обихода, детских товаров, электроники, компьютеров и косметики. Однако они отсутствуют в отношении товаров для здоровья (вероятно, из-за проблем с доверием к иностранным сайтам электронной коммерции), а также продуктов питания и напитков (из-за таможни и штрафов).

№ 6. Маркетинг

Вся эта информация ничего не будет значить, если сейчас не обращать на нее внимания. Во многих отношениях российский рынок очень специфичен. Это верно и при рассмотрении того, как россияне ведут себя в Интернете.

Как и Китай с Baidu, в России есть собственная популярная поисковая система Яндекс.ру. В январе 2019 года Яндекс занимал 53,97% рынка по сравнению с 42,69% у Google. Других поисковых систем практически не существует с совокупной долей рынка менее 3,5%.

Что это значит для вас и вашего бизнеса? Это означает, что ваш веб-сайт и другой контент, например метаданные, а также руководства по продуктам должны быть на русском языке.В противном случае вы не сможете занять достаточно высокое место в Яндексе, чтобы оказать влияние на российский рынок. Это также означает, что вам следует рассматривать онлайн-рекламу в Яндексе (Яндекс.Директ), а не в Google.

Еще одна вещь, которая сильно отличает Россию от других рынков , заключается в том, что Facebook и Instagram не управляют онлайн-ландшафтом в России. В России есть своя популярная социальная сеть ВК или ВКонтакте. 61% населения используют ВКонтакте, по сравнению с 35%, которые находятся в Facebook, или 31% в Instagram.

Это также означает, что вам нужно рассмотреть возможность использования в других социальных сетях, в отличие от Facebook и Instagram, хотя это также зависит от вашей целевой группы. Instagram может быть вам полезен, например, если вы продаете косметику для женщин.

Учитывая все это, становится очевидным, что Россия — это не только огромный, но и диверсифицированный рынок, и эта тенденция сохранится в ближайшие годы. Также очевидно, что это очень специфический рынок как с точки зрения локализации, так и с точки зрения маркетинга.

Совершенно ясно, что веб-сайт только на английском языке не поможет вам выйти на этот рынок. Если вы задумываетесь о выходе на российский рынок, обращайтесь к нам! Наша опытная команда, в состав которой входят носители русского языка, поможет вам локализовать ваш контент, чтобы вы могли сделать первые шаги на растущем российском рынке.

Стратегии и советы по выходу на рынок России

Огромный размер рынка — достаточная причина для швейцарского малого и среднего бизнеса, чтобы внимательнее присмотреться к выходу на рынок в России.Перспективы успеха особенно заметны в производстве потребительских товаров или пищевой промышленности / упаковки — но не только там. Однако компаниям, которые хотят рискнуть в создании предприятия в России, необходимо учитывать несколько основных аспектов.

Логистика — ключ к успеху

Россия — огромная страна, и поэтому логистические проблемы могут показаться большими. Но Майкл Кюн говорит, что это не так: «Россия — огромная страна, но рынок очень централизован. Практически все российские компании, занимающиеся импортным бизнесом, имеют штаб-квартиры либо в Москве, либо в Санкт-Петербурге.И если не их штаб-квартира, то закупочные и сбытовые организации наверняка находятся там. Это относительно упрощает работу швейцарских компаний ». Статистика S-GE подтверждает это: 80% всех опосредованных компаний имеют штаб-квартиры в Москве, 20% — в Санкт-Петербурге.

Беспрепятственное таможенное оформление — правило

Эксперт по России Майкл Кюн не оставляет сомнений в том, что экспорт в Россию сложнее, чем в ЕС. Например, в России есть своя система сертификации; Сертификаты CE, распространенные на Западе, не применяются.По этой причине почти вся продукция должна пройти процесс сертификации или декларирования. Это может стать серьезным препятствием с точки зрения времени и денег. Но Михаэль Кюн настроен оптимистично: «После того, как внесены необходимые разъяснения и собраны все документы, товары обычно пересекают границу без каких-либо заминок. Западные компании не подвергаются дискриминации, а таможенное оформление осуществляется в электронном виде ».

Длительные и дорогостоящие сертификации

В то время как декларации требуют административных усилий в течение нескольких недель и обычно стоят от нескольких сотен до максимум одной тысячи франков, ситуация иная для любых необходимых сертификатов или клинических испытаний.Это может занять много времени и стоить тысячи швейцарских франков, особенно в секторах медицины и машиностроения. Пищевая промышленность также сталкивается с проблемами, потому что в настоящее время не выдаются новые лицензии на импорт молока и мясных продуктов. Хотя существующие импортные лицензии не затронуты (компании, которые уже экспортируют продукты питания в Россию, могут продолжать это делать), все новые заявки попадают в список ожидания. Тем не менее, Майкл Кюн считает, что швейцарские МСП имеют преимущество, потому что, в отличие от ЕС, Швейцария не ввела никаких санкций в отношении России.Швейцарские МСП могут, например, экспортировать определенные продукты питания в Россию, в то время как компаниям из ЕС это не разрешено. Тем не менее, существуют меры, которые не позволяют Швейцарии обойти международные санкции, и они должны строго соблюдаться швейцарскими компаниями. Кроме того, швейцарские компании должны знать, что в таких отраслях, как MEM, часто требуются экспортные лицензии от швейцарских властей. Этот процесс также может задержать или даже полностью предотвратить экспорт. S-GE может помочь в разъяснении, когда требуется экспортная лицензия.

Поиск подходящего экспедитора и делового партнера

Несмотря на электронные процессы и быстрые таможенные процедуры, наш эксперт по России советует всем экспортным компаниям работать с хорошим и опытным экспедитором, чтобы выйти на рынок. «Независимо от того, насколько хорошо вы подготовлены к пересечению границы, если на другой стороне нет надежного партнера, шансы на успех невелики», — говорит Михаэль Кюн. Сотрудничество с российским партнером обязательно, но насколько сложно его найти? «Это непросто, но оно того стоит.«Однако попытаться найти его в одиночку практически невозможно, поэтому S-GE предлагает адресную помощь всем заинтересованным швейцарским компаниям. «Мы знаем, на каких деловых партнеров можно положиться, и поддерживаем МСП в их поисках подходящего партнера, а также в разработке соответствующей стратегии продаж». Найдите подходящего делового партнера в России

Преодоление культурных барьеров

«Я снова и снова вижу, что препятствия изначально довольно высоки. Но как только деловые отношения установлены и швейцарские МСП имеют местное присутствие, они видят, что многие вещи очень похожи на дома », — говорит Майкл Кюн, подводя итог своему опыту работы с российскими деловыми партнерами.Когда дело доходит до разделения мира бизнеса и частной жизни, существует большая разница. В то время как в Западной Европе проводятся четкие границы, он видит, что эта граница исчезает в России: «Повестки дня и структурированные встречи не являются основным направлением в начале; Российские предприниматели в первую очередь хотят построить доверительные отношения. Иногда сюда входят частные мероприятия, такие как семейные вечеринки или рыбалка ».

Деловые переговоры — всегда дело начальника

Швейцарские МСП, заинтересованные в экспорте, также должны осознавать повсеместную бюрократию и тот факт, что российские руководители всегда хотят вести переговоры лицом к лицу со своими партнерами по встречам.«Представитель швейцарского малого и среднего бизнеса в стране или подразделении не может сделать в этом отношении многого. Даже если они обладают всеми необходимыми полномочиями для принятия решений, переговоры с российскими компаниями всегда являются делом их начальника », — поясняет наш эксперт по России.

Для каких отраслей особенно целесообразен шаг в сторону России?

Не все отрасли имеют одинаковые условия выхода на рынок России. В настоящее время ситуация особенно интересна для гражданской авиакосмической и авиационной промышленности.Михаэль Кюн также видит хорошие перспективы для рынка потребительских товаров: «S-GE смогла успешно поддержать несколько интересных проектов швейцарских продуктов питания и косметики и найти хороших российских партнеров по сбыту. Интерес к дорогостоящим товарам, безусловно, есть благодаря все более богатой клиентуре в крупных городах ». Все еще действующие правила, согласно которым государственные российские компании должны работать с продукцией «Сделано в России» на публичных тендерах, часто затрудняют экспорт в Россию.Но Михаэль Кюн знает отрасли и ниши, в которых необходимое российское собственное производство не предусмотрено или даже не существует. «Для швейцарских компаний из сектора упаковки, пищевой промышленности и отчасти из сектора информационных технологий возможности сейчас весьма хороши». Анализ рынка по России

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *