Рентабелен это: Рентабельно — это… Что такое Рентабельно?

Содержание

Центр розничного и малого бизнеса АО «Россельхозбанк» научит запускать и вести рентабельный и устойчивый фермерский бизнес

17 июля 2020

В год своего двадцатилетия Россельхозбанк откроет собственную программу теоретического и практического обучения, которая позволит не только строить эффективный фермерский бизнес «с нуля», но и повысить квалификацию уже начавшим свое дело предпринимателям. 

«В современном российском агропромышленном комплексе роль крестьянско-фермерских хозяйств стабильно растет. С 2010 года вклад фермеров в производство товарной массы продукции АПК практически удвоился. Помимо поддержки действующих хозяйств, наша цель – способствовать созданию новых финансово устойчивых и рентабельных КФХ и тем самым придать качественный импульс фермерскому движению. Для этого нужны специализированные знания и профессиональные навыки, и РСХБ обладает уникальной отраслевой экспертизой. Банк запускает собственную школу фермеров на базе ведущих аграрных вузов и действующих предприятий. Слушатели, которые успешно завершат теоретическое, практическое обучение и представят работающий бизнес-план, смогут получить специальный кредитный продукт «Стань фермером» для запуска собственного дела. Благодаря этой программе в регионах будут создаваться новые КФХ, которые могут стать основным элементом товаропроизводящей цепочки в качестве поставщиков для крупных предприятий. «Школа фермера» — это уникальный проект для каждого региона, в результате которого будут созданы новые рабочие места, новые бренды качественной фермерской продукции. Содействие занятости сейчас особенно актуально в связи с вызванной коронавирусным кризисом потерей рабочих мест», – рассказала Первый заместитель Председателя Правления РСХБ Ирина Жачкина. 

В качестве пилотных регионов выбраны Республика Башкортостан, Ставропольский край, Московская и Новосибирская области. Обучение первой группы общей численностью 100 слушателей в пилотных регионах будет совершенно бесплатным, все расходы за организацию программ обучения и привлечение участников возьмет на себя Банк. Набор в группы начнется в ближайшее время, а сами занятия – 1 сентября 2020 года. 
Принять участие в образовательной программе приглашаются все желающие развить навыки ведения фермерского предпринимательства на селе и получить новые знания в отраслях сектора АПК: предприниматели без опыта ведения агробизнеса, начинающие фермеры, владельцы личных подсобных хозяйств, студенты агровузов и т.д. 

Учебный курс состоит из теоретической и практической частей общей продолжительностью обучения до 2-х календарных месяцев. Выпускники получат документы государственного образца по направлению сельского хозяйства необходимые для получения грантовой поддержки. 

Теория включает в себя посещение занятий на базе высших учебных заведений в регионе, которые будут вести преподаватели, а также специалисты Россельхозбанка. Занятия направлены на обучение методам ведения рентабельного фермерского хозяйства, повышение финансовой грамотности и получение практических навыков по конкретным направлениям. В каждом регионе выбраны наиболее востребованные и перспективные на рынке направления сельского хозяйства: в Ставропольском крае это овцеводство и овощеводство, в Новосибирской области – мясное скотоводство, в Московской области – молочное скотоводство и овощеводство, а в Башкортостане – мясное скотоводство и производство сыра.  

Практические занятия позволят обучающимся лично принять участие в ведении агробизнеса и перенять передовой опыт сельскохозяйственных производителей. Своими знаниями поделятся региональные представители крупного бизнеса, амбассадоры фермерства, лидеры мнений с историями успеха, зарекомендовавшие себя в регионе на протяжении многих лет. 

Желающим стать участниками проекта необходимо в срок до 1 августа предоставить эссе, презентацию или видеоролик по направлениям «пчеловодство», «мелкий рогатый скот», «растениеводство» на электронный адрес [email protected]

«Данный проект – это отличная стартовая площадка для тех, кто давно мечтал реализовать себя в сельскохозяйственной отрасли», — прокомментировал эксперт проекта Владимир Голичков, глава КФХ «Пчела».  

Как создавать рентабельный бизнес в сельском хозяйстве

В последний день апреля завершился второй поток проекта «Школа фермера» Россельхозбанка в Новосибирской области. По окончании обучения, которое началось 24 февраля и продлилось почти десять недель, все слушатели защитили разработанные ими бизнес-планы перед аттестационной комиссией и получили дипломы. В этом сезоне меня приятно удивил уровень проработки проектов. Это дает основания ожидать увеличения количества эффективных бизнесов в этой сфере и, как следствие, развития агропромышленного комплекса региона.

Во втором потоке «Школы фермера», помимо Новосибирской области приняли участие 14 регионов России. При этом на этапе конкурсного отбора было подано 67 заявлений. Первоначально планировалось взять 20 человек, но поскольку желающих было очень много, было решено довести эту цифру до 25. Таким образом, конкурс составил 2,7 человека на место. Помимо слушателей, в рамках школы прошли обучение два будущих сельхозтоваропроизводителя из Замбии — молодые участницы пока учатся в Аграрном университете.

В Новосибирске стартовал второй поток «Школы фермера»

Одной из задач, которую мы закладывали в проект «Школа фермера»  – научить создавать и вести рентабельный бизнес в сельском хозяйстве. Специализацией второго потока стала «Переработка и механизмы реализации продукции. Оптимизация затрат через кооперацию». Слушатели второго потока познакомились с современными технологиями содержания крупного рогатого скота, переработки молока, преимуществами, которые даёт кооперация, получили информацию по организации сбыта и логистики продукции.

Программа обучения была рассчитана на 290 часов и включала четыре дисциплины – кооперация, сбыт и логистика, переработка продукции животного и растительного происхождения и скотоводство. Важно отметить, что программа оказалась очень плотной, и тем не менее, нам удалось вписаться в 27 учебных дней, которые были разделены на 4 образовательных модуля. В программе обучения, которое проходило на базе Новосибирского государственного аграрного университета, приняли участие 36 преподавателей, было прослушано 176 часов лекционных и семинарских занятий, из них треть была отведена на практические занятия, в том числе выездные.

Одной из задач «Школы фермера» от Россельхозбанка стало продвижение продукции в том числе на внешнем рынке

За это время слушатели прошли два мастер-класса, побывали в трех действующих хозяйствах Новосибирской области и на двух предприятиях. Исколесили почти 1 150 км дорог города Новосибирска и Новосибирской области, а также провели четыре дегустации продукции собственного производства. И через 10 недель после старта нашего проекта мы добрались до итоговой аттестации и успешно защитили свои бизнес-планы и планы развития кооперативов.

Сами проекты, которые принимали участие в «Школе фермера», были совершенно разными. Например, «Создание СПоК Искитимского района по переработке молока и реализации молочной продукции», «Развитие социальной инфраструктуры в рамках устойчивого развития экономики села», «Развитие потребительского кооператива в Тогучинском районе».

Общей темой этого потока была кооперация. На сегодня это не самое сильное место Новосибирской области. Поэтому очень рад, что именно в рамках «Школы фермера» уже появились новые кооперативы. Всех выпускников «Школы фермера» мы были бы рады видеть в банке, и все проекты, на мой взгляд, достойны поддержки. Лучших из них мы решили дополнительно поощрить со стороны банка. Какие именно проекты получат такую поддержку – мы сейчас решаем.

Россельхозбанк запустил в Новосибирской области проект «Школа фермера»

Приятно, что все участники успешно защитили свои проекты. Не люблю сравнивать, потому что любое сравнение порождает конфликты, но тем не менее, мне больше понравились работы последнего потока. Они были насыщенными по содержанию и являлись результатами командной работы, то есть делались силами коллективов. Когда мы запускали первую «Школу фермера» и набирали участников, были определенные сомнения — проект каждого фермера мы разбирали и принимали решение, утверждать его, или нет. Был риск – пойдет проект или не пойдет. Когда мы набирали второй поток и проводили большое совещание в правительстве, то ситуация была иной. Мы около двух часов сидели и разбирали проекты. Для тех, кто не попал в нашу школу в сентябре, будет третий запуск.

В заключение хотел бы пожелать удачи и успехов нашим участникам. Все большие молодцы. Благодаря таким проектам и развивается наша отрасль.


«Школа фермера» – первая в России площадка, объединившая возможности Министерства сельского хозяйства РФ, Россельхозбанка, регионов, вузов, крупного бизнеса и фермеров в подготовке профессиональных кадров для сельского хозяйства.
Проект стартовал 1 сентября 2020 года в четырех пилотных субъектах РФ, один из которых – Новосибирская область. Соорганизатором проекта в регионе выступило Правительство Новосибирской области.
В 2021 году Россельхозбанк принял решение ввести формат онлайн-обучения в проекте «Школа фермера» и расширить перечень регионов, участвующих в программе.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту [email protected] или через нашу группу в ВКонтакте Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Рекордно дорогой газ делает рентабельным выработку электроэнергии даже из нефти

Продолжающийся рост цен на газ в Европе и Азии усилил экономические стимулы для перехода с газа на нефть в производстве электроэнергии, говорится в отчете норвежской аналитической компании Rystad Energy. По оценке экспертов компании, если разрыв между ценами на сжиженный природный газ (СПГ) и нефть сохранится на значительном уровне, то азиатские страны увеличат спрос на нефть в среднем на 400 000 баррелей в сутки. Такая ситуация продлится до конца I квартала 2022 г.

По прогнозу Rystad Energy, для роста спроса на нефть на 400 000 баррелей в сутки необходимо, чтобы этой зимой цены на СПГ в Азии были значительно выше $20 за MBTU (миллион британских тепловых единиц, около $714 за 1000 куб. м газа). Основной объем (более 300 000 баррелей в сутки) придется на Японию, а остальной спрос – на Индонезию (58 000 баррелей в сутки), Тайвань, Бангладеш (по 39 000 баррелей в сутки) и Пакистан (33 000 баррелей в сутки). «С точки зрения глобального нефтяного рынка такое увеличение потребления нефти окажет поддержку нынешнему росту цен на нее», – отмечает старший вице-президент команды Rystad Energy Клаудио Галимберти.

Авторы исследования напоминают, что за последние 10 лет нефтяная электрогенерация в странах АТР снизилась, но эти мощности все еще составляют около 100 ГВт. Прежде всего речь идет о Японии, Тайване, Индонезии, Бангладеш и Пакистане. Сейчас в азиатских странах электроэнергетика ежесуточно потребляет около 900 000 баррелей нефти. Неиспользуемые и доступные нефтяные энергомощности несколько превышают 550 000 баррелей в сутки.

По данным платформы Refinitiv, на голландском хабе TTF цена газа 29 сентября достигала $1045 за 1000 куб. м. Нефть марки Brent торговалась на уровне $79,29 за баррель. По данным азиатского спотового индекса PLATTS и расчетам «Ведомостей», цена на газ в Азии составила $1047 за 1000 куб. м. По оценке консультанта Vygon Consulting Ивана Тимонина, существенных предпосылок для снижения цен на газ до конца 2021 г. нет. Эксперт отметил, что резкий рост цен на газ в Европе привел к некоторому сокращению «азиатской премии» (превышение цен на СПГ в странах Азии над европейскими котировками. – «Ведомости»), величина которой в настоящее время составляет около $55 за 1000 куб. м ($1,6 за MBTU) против почти $140 за 1000 куб. м ($3,8 за MBTU) на прошлой неделе.

Угольная и газовая генерация – крупнейшие источники вырабатываемой электроэнергии в мире (37 и 24% соответственно), поэтому между собой коррелируют цены на уголь и газ, замечает старший директор группы по природным ресурсам Fitch Ratings Дмитрий Маринченко. За счет нефти и нефтепродуктов вырабатывается только 3% электроэнергии, в основном на Ближнем Востоке, в Азии и Латинской Америке. «Но текущая ситуация уникальна тем, что цены на газ уж слишком высоки и риск его дефицита зимой может вынудить отдельные страны увеличить загрузку электростанций, работающих на нефти и нефтепродуктах. В итоге спрос на нефть может вырасти как минимум на несколько сотен тысяч баррелей в сутки – это один из факторов, который толкает цены на нефть вверх», – поясняет Маринченко.

«Тренд по переходу с газа на мазут будет особенно сильно проявляться в странах с высокой долей газовой генерации, поскольку такие ТЭС могут работать как на газе, так и на мазуте, – говорит источник «Ведомостей» на энергорынке. – Но перевод газовой станции на мазут резко повышает степень износа оборудования и не может быть долгосрочным решением». При этом сейчас с экономической точки зрения такой перевод, по его словам, более чем обоснован: цены на газ в нефтяном эквиваленте составляют почти $150 за баррель при нефти по $80.

Прогнозы перехода на электрогенерацию из нефтепродуктов предполагают дополнительное потребление в 0,5–1 млн баррелей в сутки, считает управляющий активами «БКС мир инвестиций» Виталий Громадин. По словам эксперта, это существенное прибавление на фоне уже наблюдаемого дефицита на нефтяном рынке. Он добавил, что риски распространения нового опасного штамма коронавируса заставляют страны ОПЕК+ быть более осторожными в темпах возвращения добычи на рынок. «Поэтому рост цен на нефть до $90 за баррель до конца года выглядит вполне вероятным», – заключил Громадин.

Старший аналитик по рынку нефти и газа Альфа-банка Никита Блохин, напротив, считает, что цены на нефть могут начать снижение уже на следующей неделе. По оценке эксперта, взлет нефтяных котировок вызван скорее позитивными настроениями на глобальных сырьевых рынках, чем фундаментальными факторами. Эксперт напоминает, что около 16% добывающих мощностей в Мексиканском заливе в США сейчас остановлены после ураганов, что стало причиной значительного снижения запасов бензина и дистиллятов в стране в течение предыдущих недель. Как только эти объемы вернутся на американский рынок, что может случиться уже в ближайшие недели наряду с плановым повышением добычи странами – членами сделки ОПЕК+ в октябре, рынок может охладить свой пыл в отношении нефтяных активов, считает Блохин.

Уже 29 сентября минэнерго США сообщило, что на прошедшей неделе запасы бензина и дистиллятов подросли на 193 000 и 384 000 баррелей соответственно.

По оценке Блохина, в текущей конъюнктуре рынка справедливый уровень цен на нефть марки Brent находится в диапазоне $74–76 за баррель. «Если цены на нефть пойдут существенно выше отметки $80 за баррель, это может оказать негативное влияние на спрос, о чем неоднократно публично напоминали крупнейшие потребители нефти с Ближнего Востока, такие как Индия и США», – заключил аналитик.

Моральный императив на пути к рентабельности, Тоби Орд · Давать то, что мы можем

Это эссе Тоби Орда было опубликовано в марте 2013 года в Центре глобального развития, а затем в октябре 2019 года в журнале «Эффективный альтруизм: философские вопросы».

В этом эссе исследуется моральное значение экономической эффективности, основного инструмента для определения взаимосвязи между ресурсами и результатами, путем иллюстрации того, что теряется в моральном плане для глобального здравоохранения, когда экономическая эффективность игнорируется.

Полное эссе

Экономическая эффективность является одним из самых морально важных вопросов в глобальном здравоохранении. Это утверждение многих удивит, поскольку разговоры об этике глобального здравоохранения обычно сосредоточены на более традиционных моральных вопросах, таких как справедливость, равенство и свобода. Хотя эти вопросы также важны, их часто затмевает экономическая эффективность. В этой заметке я объясню, как это происходит и что это означает для глобального здравоохранения.

Экономическая эффективность в глобальном здравоохранении

Важность экономической эффективности обусловлена ​​тем фактом, что она сильно различается между различными вмешательствами.Давайте начнем с упрощенного примера, чтобы показать, как это становится моральным соображением. Предположим, у нас есть бюджет в 40 000 долларов, который мы можем потратить на борьбу со слепотой. Мы могли бы предоставить собак-поводырей слепым людям в Соединенных Штатах, чтобы помочь им справиться с инвалидностью. Это стоит около 40 000 долларов из-за обучения, необходимого для собаки и ее получателя.

Другой вариант — оплатить операции по устранению последствий трахомы в Африке. Это стоит менее 20 долларов за вылеченного пациента.Есть много других вариантов, но для простоты рассмотрим только эти два.

Таким образом, мы могли бы использовать весь наш бюджет, чтобы обеспечить одну собаку-поводыря, помогающую одному человеку преодолеть проблемы слепоты, или мы могли бы использовать ее, чтобы вылечить более 2000 человек от слепоты. Если считать, что люди имеют одинаковую моральную ценность, то второй вариант более чем в 2000 раз лучше первого. Иными словами, при первом варианте теряется около 99,95% ценности, которую мы могли бы произвести.Этот пример иллюстрирует основную мысль, но он также нереалистичен по нескольким причинам. Во-первых, лечение в Соединенных Штатах редко уступает лечению в других странах. Бюджет здравоохранения обычно более ограничен, чем это, с ограничением, что он расходуется только на людей в конкретной богатой стране или только на людей в определенной категории бедных стран. Во-вторых, у нас часто есть спектр вариантов. В-третьих, и это наиболее важно, класс рассматриваемых вмешательств часто бывает достаточно широким, чтобы было трудно провести прямое сравнение эффектов двух вмешательств по принципу «яблоки с яблоками».

Экономисты в области здравоохранения и философы-моралисты знают ответ на третий из этих вопросов. Они используют меры пользы для здоровья, которые достаточно сильны, чтобы иметь возможность сравнивать значения любых двух преимуществ для здоровья. Стандартным показателем в глобальном здравоохранении является год жизни с поправкой на инвалидность (DALY). Он измеряет обесценивание состояния здоровья с точки зрения количества лет жизни, потерянных из-за этого состояния, плюс количество лет, прожитых с инвалидностью, умноженное на число, представляющее тяжесть инвалидности.Например, состояние, из-за которого человек умер на 5 лет раньше срока и прожил последние 10 лет с глухотой, будет оцениваться как 5 + (10 x 33,3%) = 8,33 DALY.

Существует ряд сложностей и вариантов, касающихся расчета DALY, которые привели к появлению нескольких слегка различающихся версий DALY и тесно связанных единиц, называемых QALY. Главным среди них является вопрос о размере весовых коэффициентов, отражающих, насколько тяжело в среднем страдать от конкретной инвалидности.Есть также соображения о ставках дисконтирования и взвешивании по возрасту. Различные разумные варианты выбора этих параметров могут изменить количество DALY из-за состояния на несколько процентов или даже в два раза. Таким образом, DALY следует рассматривать только как приблизительную меру обесценивания различных условий. Может показаться, что от такой грубой меры мало толку. Это было бы верно, если бы разница в экономической эффективности между вмешательствами также была примерно в два раза, но поскольку она часто составляет сто или более раз, грубая оценка вполне подходит для проведения ключевых сравнений.

Давайте теперь рассмотрим все три проблемы, взглянув на реальный пример финансирования профилактики или лечения ВИЧ и СПИДа. Давайте рассмотрим четыре типа вмешательства: хирургическое лечение саркомы Капоши (заболевание, определяющее СПИД), антиретровирусную терапию для борьбы с вирусом у инфицированных людей, профилактику передачи ВИЧ от матери ребенку во время беременности, раздачу презервативов для предотвращения передачи в целом и образование для групп высокого риска, таких как секс-работники.Первоначально очень неясно, какое из этих вмешательств лучше всего финансировать, и можно предположить, что они примерно равны по важности. Однако наиболее полный сборник по экономической эффективности в глобальном здравоохранении, «Приоритеты борьбы с болезнями в развивающихся странах, 2-е издание» (далее DCP2), приводит следующую оценку их экономической эффективности:

Обратите внимание на большие расхождения между эффективностью каждого типа вмешательства. Лечение саркомы Капоши нельзя увидеть на диаграмме в этом масштабе, но это больше говорит о том, что другие вмешательства являются хорошими, чем о том, что это лечение плохое: лечение саркомы Капоши считается рентабельным в условиях богатой страны.По оценкам, антиретровирусная терапия в 50 раз эффективнее лечения саркомы Капоши; профилактика передачи во время беременности в 5 раз эффективнее; раздача презервативов примерно в два раза эффективнее; а образование для групп высокого риска снова примерно в два раза эффективнее. В целом, лучшие из этих вмешательств, по оценкам, в 1400 раз более рентабельны, чем наименее хорошие, или более чем в 1400 раз лучше, чем это необходимо для финансирования в богатых странах.

Это расхождение становится еще больше, если мы проводим сравнение между вмешательствами, направленными на различные типы заболеваний. DCP2 включает оценки экономической эффективности для 108 медицинских вмешательств, которые представлены на диаграмме ниже, от наименее эффективных к наиболее эффективным.

Эта большая выборка вмешательств еще более несопоставима с точки зрения экономической эффективности. Наименее эффективным из проанализированных вмешательств по-прежнему остается лечение саркомы Капоши, но есть и вмешательства, до десяти раз более рентабельные, чем обучение групп высокого риска.В целом вмешательства распределены по более чем четырем порядкам, в диапазоне от 0,02 до 300 DALY на 1000 долларов США, со средним значением 5. Таким образом, перемещение денег от наименее эффективного вмешательства к наиболее эффективному принесет примерно в 15 000 раз больше пользы. , и даже перемещение его из срединного вмешательства в наиболее эффективное даст примерно в 60 раз больше пользы. Также видно, что из-за асимметричного распределения наиболее эффективные вмешательства приносят непропорционально большую пользу.Согласно данным DCP2, если бы мы финансировали все эти вмешательства поровну, 80 % пользы было бы получено за счет 20 % лучших вмешательств.

Следует отметить, что это всего лишь оценки рентабельности, и между реальными базовыми значениями рентабельности может быть меньше расхождений. Однако, даже если самые эффективные вмешательства в 10 раз менее эффективны, чем предполагают эти цифры, а наименее эффективные в десять раз лучше, чем кажутся, между ними все равно будет коэффициент 150.

Более того, существуют медицинские вмешательства, которые даже более эффективны, чем любые из изученных в DCP2. Например, рассмотрим прогресс, достигнутый в спасении жизней, потерянных из-за предотвратимых с помощью иммунизации болезней, диареи, малярии и оспы, представленный в следующей таблице:

год. Чтобы помочь читателю понять масштаб этих достижений, я добавил последнюю полосу, показывающую среднее количество смертей в год из-за войны и геноцида вместе взятых в течение 20-го века (2.3 миллиона). Таким образом, в каждой из этих четырех областей болезней наши медицинские вмешательства спасают больше жизней, чем было бы спасено прочным миром во всем мире.

Более того, эти выгоды были достигнуты очень дешево. Например, в случае оспы общая стоимость ликвидации составила около 400 миллионов долларов. Поскольку на сегодняшний день было спасено более 100 миллионов жизней, это составляет менее 4 долларов США за спасенную жизнь, что значительно превышает все вмешательства в DCP2. Кроме того, искоренение также сэкономило значительные суммы денег.Около 70 миллионов долларов в год тратится в развивающихся странах на рутинную вакцинацию и лечение оспы, и более 1 миллиарда долларов ежегодно теряется из-за снижения производительности. Даже только в Соединенных Штатах вакцинация против оспы и бдительность обходятся в 150 миллионов долларов в год до ее искоренения. Таким образом, программа искоренения за год спасла больше жизней, чем погибло в результате войны, сэкономив при этом деньги как донорам, так и получателям, окупая все свои затраты каждые несколько месяцев. Это служит прекрасным доказательством того, насколько рентабельным может быть глобальное здравоохранение.

Моральное дело

В этих примерах мы увидели, насколько невероятно изменчивой может быть экономическая эффективность в глобальном здравоохранении. Наименее эффективное вмешательство в случае ВИЧ/СПИДа дает менее 0,1% стоимости наиболее эффективного, а если мы хотим рассмотреть различные виды заболеваний, эта доля падает до менее 0,01%. Таким образом, игнорирование экономической эффективности не означает потери 10 или 20% потенциальной ценности, которую мог бы получить бюджет здравоохранения, но легко может означать потерю 99% или более.Даже выбор срединного вмешательства может привести к потере 85% потенциальной ценности. На практике это может означать сотни, тысячи или миллионы дополнительных смертей из-за неспособности расставить приоритеты. В контексте, не связанном со спасением жизни, это означает тысячи или миллионы людей с невылеченными инвалидизирующими состояниями.

Даже когда другие этические проблемы глобального здравоохранения очень важны в абсолютном выражении, они, как правило, намного меньше, чем эта. Например, с точки зрения справедливости может быть хуже лечить миллион человек в относительно богатом городе, чем лечить такое же количество людей, разбросанных между городом и относительно гораздо более бедными сельскими районами.Тем не менее, это не намного хуже — не настолько плохо, чтобы 99% стоимости было потеряно. Научиться правильно учитывать эти другие этические вопросы при принятии решений — важная и трудная проблема, но в настоящее время мы не решаем гораздо более фундаментальную, более очевидную и более важную проблему: выбираем помощь большему количеству людей, а не меньшему количеству людей, чтобы принести большую пользу для здоровья, а не меньшую.

Решенные проблемы

Некоторые люди вообще не рассматривают экономическую эффективность как этический вопрос, поскольку он настолько упрощен, что кажется простым вопросом реализации.Это ошибочно. Люди, которые решают, как расходовать бюджеты на здравоохранение, держат в своих руках жизнь или средства к существованию многих других людей. Они буквально принимают решения о жизни и смерти. Большинство решений такого рода совершенно недостаточно учитывают экономическую эффективность. В результате умирают тысячи или миллионы людей, которые в противном случае остались бы живы. Немногие спасаются за счет многих. Как правило, это делается из-за незнания важности ландшафта экономической эффективности, а не из-за предубеждений, но последствия столь же серьезны.

Некоторые возражают, что важны не только последствия. Например, некоторые люди думают, что добродетельные поступки или недопущение нарушения прав тоже имеют значение. Однако все правдоподобные этические теории утверждают, что последствия являются важным вкладом в принятие моральных решений, особенно при рассмотрении ситуаций жизни и смерти или тех, которые затрагивают тысячи людей. На самом деле это именно те случаи, когда люди думают, что может даже стать допустимым нарушение прав.Однако в рассматриваемых случаях нет даже конфликта между производством гораздо большего блага и добродетельными действиями или недопущением нарушения прав людей. Таким образом, последствия имеют большое моральное значение, и никакие серьезные моральные факторы не учитываются в противоположном направлении. Поэтому сторонники всех этических теорий должны согласиться с моральной важностью финансирования наиболее рентабельных вмешательств.

Людей также может волновать конкретный выбор, связанный с оценкой преимуществ различных медицинских вмешательств.Например, они могут расходиться во мнениях относительно конкретных весовых коэффициентов инвалидности, или метода получения этих весовых коэффициентов, или дисконтирования пособий по здоровью, или взвешивания пособий в зависимости от возраста получателей, или необходимости учитывать другие вопросы, такие как равенство. Однако ничто из этого не противоречит сути этой заметки. Действительно, у меня лично есть многие из тех же опасений, но, как упоминалось ранее, практический выбор, с которым мы сталкиваемся, часто включает в себя десять или более раз между различными вмешательствами, поэтому ни одна из упомянутых здесь модификаций не сильно изменит ранжирование.Людям, которых волнуют детали измерения рентабельности, следует присоединиться к сообществу экономистов и улучшить эти меры, а не выплескивать вместе с водой ребенка и приводить к тысячам ненужных смертей.

Еще одна причина, по которой люди могут изначально с подозрением относиться к расстановке приоритетов на основе экономической эффективности, заключается в том, что они путают ее с анализом затрат и результатов (CBA). Последний представляет собой экономический метод расстановки приоритетов, который включает в себя определение выгод для каждого человека с точки зрения того, сколько долларов они были бы готовы заплатить, сложение их, а затем деление на общие затраты для получения соотношения выгод и затрат в единиц долларов за доллар.Этот метод вызывает сомнения с этической точки зрения, поскольку он считает, что выгоды для богатых людей (или групп) стоят больше, чем сопоставимые выгоды для более бедных людей (или групп), поскольку богатые готовы платить больше за данную выгоду.

Тем не менее, экономическая эффективность, о которой я говорил в этой заметке, очень отличается и представляет собой тип анализа, известный как анализ экономической эффективности (CEA). Это не конвертирует выгоды в доллары, а просто дает необработанную оценку выгод в таких единицах, как DALY на доллар или спасенные жизни на доллар.Таким образом, богатство получателей не является входом для анализа и не дискриминирует вмешательства в пользу богатых.

Люди могут с подозрением относиться к экономической эффективности, поскольку она устанавливает связь между долларами и здоровьем (или даже самой жизнью). Поиск компромисса между так называемыми священными ценностями, такими как жизнь, и несвященными ценностями, такими как деньги, кажется многим людям морально проблематичным. Однако при анализе эффективности затрат такой компромисс не делается. Вместо этого существует бюджетное ограничение в виде некоторого фиксированного количества долларов.Коэффициенты эффективности затрат помогают увидеть, какую выгоду можно было бы причинно получить, если бы эти деньги были потрачены на различные вмешательства, например, на спасение тысячи жизней или спасение десяти тысяч жизней. Единственное сравнение, которое делается, — это между этими преимуществами. Вопрос о том, стоит ли тратить бюджет на спасение десяти тысяч жизней, не является частью анализа.

Выводы

Во многих случаях игнорирование экономической эффективности в глобальном здравоохранении означает потерю почти всей ценности, которую мы могли бы создать.Таким образом, существует моральный долг финансировать наиболее рентабельные вмешательства. Это не просто означает внедрение текущих мероприятий наиболее экономически эффективным способом, поскольку улучшения, которые можно получить в рамках одного вмешательства, довольно малы по сравнению с ними. Это также означает не только проведение ретроспективных измерений экономической эффективности вмешательств, которые вы финансируете в рамках оценки программы. Наоборот, это означает активный поиск среди вмешательств, которые вам разрешено финансировать, и перенаправление основной части средств на самые лучшие вмешательства.В идеале это также означает расширение области рассматриваемых вмешательств, включив в нее все те, которые были проанализированы.

Основным результатом понимания морального императива экономической эффективности является расходование наших бюджетов таким образом, чтобы принести больше пользы для здоровья, спасти гораздо больше жизней и предотвратить или вылечить больше инвалидизирующих состояний. Однако это также показывает очень интересный факт о глобальном финансировании здравоохранения. Если мы можем спасти тысячу жизней с помощью одного вмешательства и десять тысяч с помощью другого по равной цене, то простое перемещение нашего финансирования с первого на второе спасет девять тысяч жизней.Таким образом, простое перераспределение финансирования от одного вмешательства к более рентабельному может принести почти такую ​​же пользу, как и добавление такого же объема дополнительного финансирования. Это неинтуитивно, поскольку это не тот случай, когда один вариант просто на 10% или 30% лучше другого. Однако, когда один вариант в 10 или 100 раз лучше, как это часто бывает в глобальном здравоохранении, перенаправление финансирования настолько важно, что это почти так же хорошо, как добавление нового финансирования непосредственно на более эффективное вмешательство. Во времена глобальной жесткой экономии и сокращения бюджетов полезно знать, насколько больше можно сделать в рамках существующих.

Ссылки

  • Джозеф Кук и др. 2006. «Потеря зрения и слуха» Jamison et al. (ред.), 2006. Frank Fenner, et al. 1988. Оспа и ее искоренение (Женева: Всемирная организация здравоохранения).
  • Дин Джеймисон и др. (ред.), 2006 г. Приоритеты борьбы с болезнями в развивающихся странах, 2-е изд. (Оксфорд и Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета).
  • Prabhat Jha et al., 2004. «Здоровье и экономические преимущества ускоренной программы исследований по борьбе с глобальными инфекционными заболеваниями», Журнал Канадской медицинской ассоциации 171:1203–8.
  • Милтон Лейтенберг, 2006 г. «Смерти в войнах и конфликтах в 20-м веке (3-е изд.)», Случайная статья № 29, Программа изучения мира Корнельского университета (Итака: Корнельский университет).

Публикация

  • Статья: Моральный императив К рентабельное глобального здравоохранения
  • Автор: Toby Ord
  • Публикация: Эффективное Альтруизм: Философская Проблемы
  • Редакторы: Хилари Гривз и Терон Pummer
  • DOI: 10,1093 / осо /9780198841364.003.0002
  • Дата публикации в печатном виде: 2019 г.
  • ISBN-13 в печатном виде: 9780198841364
  • Опубликовано в Oxford Scholarship Online: октябрь 2019 г.

Экономически эффективные ресурсы — AWS Well-Architected Framework1

Использование подходящих экземпляров и ресурсов для вашей рабочей нагрузки ключ к экономии средств. Например, процесс отчетности может занять пять часов для работы на меньшем сервере и один час для работы на более крупный сервер, который в два раза дороже.Оба сервера дают вам тот же результат, но меньший сервер требует больше затрат, чем время.

Хорошо организованная рабочая нагрузка использует наиболее экономичные ресурсы, которые могут оказать значительное и положительное экономическое влияние. У вас также есть возможность использовать управляемые услуги для сократить расходы. Например, вместо обслуживания серверов для доставки электронной почты, вы можете использовать услугу, которая взимает плату за каждое сообщение основа.

AWS предлагает различные гибкие и экономичные цены. варианты приобретения инстансов из Amazon EC2 и других сервисов в способ, который лучше всего соответствует вашим потребностям. По запросу Инстансы позволяют платить за вычислительные ресурсы производительность в час, без каких-либо минимальных обязательств. Предложение Saving Plans и зарезервированных инстансов экономия до 75% по сравнению с ценами по требованию. Спотовые инстансы, вы можете использовать неиспользуемые ресурсы Amazon EC2 и сэкономить до 90% от цены по запросу. Пятно Экземпляры уместны там, где система может допустить использование парка серверов, где отдельные серверы могут приходить и уходить динамически, например веб-серверы без сохранения состояния, пакетная обработка или при использовании высокопроизводительных вычислений и больших данных.

Правильный выбор услуг также может сократить использование и затраты; таких как CloudFront, чтобы свести к минимуму передачу данных, или полностью сократить расходы, например, на использование Amazon Aurora на RDS для устранить дорогостоящие расходы на лицензирование баз данных.

Следующие вопросы сосредоточены на этих соображениях относительно стоимости оптимизация.

СТОИМОСТЬ 5. Как вы оцениваете стоимость при выборе услуг?
Amazon EC2, Amazon EBS и Amazon S3 — это стандартные сервисы AWS.Управляемые службы, такие как Amazon RDS и Amazon DynamoDB, являются сервисами AWS более высокого уровня или уровня приложений. Выбрав соответствующие стандартные блоки и управляемые службы, вы можете оптимизировать эту рабочую нагрузку по стоимости. Например, с помощью управляемых служб вы можете сократить или устранить большую часть ваших административных и операционных накладных расходов, освободив вас для работы над приложениями и бизнес-деятельности.
СТОИМОСТЬ 6. Как вы достигаете целевых показателей затрат при выборе типа ресурса, размера и количество?
Убедитесь, что вы выбрали подходящий размер и количество ресурсов для поставленной задачи.Вы минимизируете отходы, выбирая наиболее экономичные тип, размер и количество.
СТОИМОСТЬ 7. Как вы используете модели ценообразования для снижения затрат?
Используйте модель ценообразования, наиболее подходящую для ваших ресурсов, чтобы свести к минимуму расход.
СТОИМОСТЬ 8. Как вы планируете оплату за передачу данных?
Убедитесь, что вы планируете и контролируете расходы на передачу данных, чтобы вы могли архитектурные решения для минимизации затрат.Небольшой, но эффектный архитектурный изменения могут значительно сократить ваши эксплуатационные расходы с течением времени.

Учет стоимости при выборе услуги и использование инструментов таких как Cost Explorer и AWS Trusted Advisor, чтобы регулярно просматривать использования AWS, вы можете активно отслеживать использование и соответствующим образом скорректируйте свои развертывания.

Анализ экономической эффективности – Центр научных решений в области здравоохранения

См. рекомендуемые анализы, проведенные сообществом нашего центра и его коллегами.

Рекомендуемый ресурс: Руководящие принципы CEA

Вторая комиссия по рентабельности в здравоохранении и медицине выпустила новые рекомендации по улучшению качества и сопоставимости анализов экономической эффективности.

ЧАСТО ЗАДАВАЕМЫЕ ВОПРОСЫ

Чем отличаются анализ эффективности затрат и анализ выгод и затрат?

Анализ экономической эффективности и анализ выгод и затрат являются формами экономической оценки, которые служат основой для принятия решений в области общественного здравоохранения как внутри системы здравоохранения, так и за ее пределами.Оба включают сравнение дополнительных затрат и выгод альтернативных вмешательств. Однако при анализе экономической эффективности выгоды оцениваются в натуральных единицах, таких как прибавленные годы жизни или предотвращенные случаи заболевания, или в единицах, объединяющих воздействие на здоровье и продолжительность жизни, таких как годы жизни с поправкой на качество (QALY) или инвалидность. скорректированные годы жизни (DALY). При анализе затрат и выгод как польза для здоровья, так и польза, не связанная со здоровьем, оценивается в денежном выражении.

В чем разница между экономичностью и доступностью?

Рентабельность, измеряемая значением — сколько пользы достигается на каждую единицу затрат.Доступность — это то, сколько вы можете купить на любые доступные средства. Таким образом, экономическая эффективность не зависит от бюджета, тогда как доступность зависит от бюджета.

Например, билет на поезд может быть рентабельным, если альтернативой является езда на собственной машине, потребляющей бензин, но он может быть не по карману, если его покупка стоит 200 долларов, тогда как в вашем автомобиле в данный момент полный бак бензина.

Является ли анализ воздействия на бюджет анализом экономической эффективности?

Нет, анализ влияния на бюджет отвечает на вопрос о доступности — имеются ли ресурсы для его приобретения с учетом бюджетного ограничения.Анализ экономической эффективности отвечает на вопрос, сколько выгод получается на каждую единицу затрат. Что-то может быть рентабельным, но не доступным, и наоборот. Анализ воздействия на бюджет часто используется в сочетании с анализом эффективности затрат, чтобы определить, является ли что-то хорошим соотношением цены и качества и существуют ли деньги для его приобретения.

Анализ экономической эффективности

Пособие для учащихся по анализу затрат и выгод природных ресурсов

&nbsp

Урок 11 — Стоимость Анализ эффективности

&nbsp

&nbsp &nbsp

Экономичность анализ (CEA) является альтернативой анализу затрат и результатов (CBA).СЕА это полезно, когда аналитики сталкиваются с ограничениями, которые мешают им проводить CBA. Наиболее распространенным ограничением является неспособность или нежелание аналитиков монетизировать преимущества.

&nbsp

В то время как CEA имеет широко применялись для анализа проектов, были большие различия в способ применения; анализу CEA часто не хватает согласованности. Так же качество исследований CEA часто низкое. Это отличается от CBA, который хорошо определен как в теории, так и на практике.

&nbsp

СЕА обычно сравнивает ряд взаимоисключающих альтернативных проектов. Стоимость монетизировано. Стоимость проекта обычно измеряются как фактические расходы, а не альтернативные издержки. Например, расходы могут включать стоимость рабочих, но не взимать плату за возможность стоимость их времени в пути.

&nbsp

Однако, льготы не монетизируются. Вместо этого единая количественная физическая мера делается основной вывод проекта.Например, на выходе может быть количество спасенных жизней или тонны осадок на акр предотвращения, или миль дороги с твердым покрытием.

&nbsp

Меры CEA затраты в долларах и эффективность в физических единицах. Потому что эти двое несоизмеримы, их нельзя сложить или вычесть для получения единого критериальная мера (отсюда и причина, по которой невозможно определить, В>С). Можно только рассчитать соотношение затрат и эффективности в следующими способами:

1) Соотношение CE = Ci/Ei

2) Соотношение ЕС = Ei/Ci

где: Ci = стоимость альтернативы i, в долларов; и, Ei = эффективность альтернативы i, в физических единицах

&nbsp

Уравнение 1 представляет стоимость на единицу эффективности (т.грамм. долларов/т почвы). Проекты можно ранжировать по соотношению CE от самого низкого до самого высокого. Самый экономичный проект имеет самый низкий коэффициент CE.

&nbsp

Уравнение 2 эффективность на единицу затрат (например, тонн почвы/доллар). Проекты должны быть ранжированы от самого высокого до самого низкого отношения EC. Соотношения CE и EC равны меры технической, а не экономической эффективности. Таким образом, они бедны или наименее сомнительные меры аллокационной эффективности.

&nbsp

CEA и выбор проекта

A. Когда масштабы проекта (т. е. затраты) идентичны, использовать коэффициенты CE или EC или просто показатель эффективности (например, количество жизней сохранено) для выбора лучшего проекта. В виде пример см. в следующей таблице:

 

Стоимость и эффективность

Проект

А

Проект

Б

Проект

С*

 

Бюджет стоимость

 

10 миллионов долларов

 

10 миллионов долларов

 

10 миллионов долларов

 

Эффективность мера, спасенные жизни

 

5

 

10

 

15

 

н.э. соотношение, стоимость/сэкономленная жизнь

 

2 доллара.0М

 

1,0 млн долларов

 

0,67 млн ​​долларов

 

ЕС коэффициент, спасенных жизней/млн$

 

.5 жизнь

 

1 жизнь

 

1.5 жизней

* C лучше всего проект

&nbsp

B. Если масштабы (т.е. стоимость) проектов сравниваемые неравны, но показатели эффективности равны, выберите проект с наименьшими затратами, самый низкий коэффициент CE или самый высокий коэффициент EC (все одинаковы). Это, по сути, проблема минимизации затрат. См. таблицу ниже:

&nbsp

Стоимость/эффективность

Проект А*

Проект Б

Проект С

 

Стоимость мера

 

5 миллионов долларов

 

10 миллионов долларов

 

15 миллионов долларов

 

Эффективность мера, спасенные жизни

 

10

 

10

 

10

 

н.э. соотношение, стоимость/жизнь

 

$.5М

 

1 миллион долларов

 

1,5 миллиона долларов

 

ЕС отношение спасенных жизней/

млн долл. США

 

2

 

1

 

.66

* А лучше всего проект

&nbsp

C. CEA в качестве проблема оптимизации:

Для облегчения принятия решений, мы можем определить CEA как задачу оптимизации в нескольких пути:

&nbsp

1. Цель функция: Минимальная стоимость

С.Т. Ограничение:

Эффективность мера > установленный минимальный уровень эффективности

Результат: минимальная стоимость

&nbsp

2.Целевая функция: минимальное соотношение CE

С.Т. Ограничение:

Эффективность мера > установленный минимальный уровень эффективности

Результат: более высокая эффективность, чем № 1, но более высокая стоимость

&nbsp

3. Целевая функция: максимальная эффективность мера

С.Т. ограничение:

Стоимость < указанный максимальный уровень стоимости

Результат: игнорирует возможности снижения стоимости

&nbsp

4.Целевая функция: минимальное соотношение CE

С.Т. ограничение: Стоимость < указанного максимального уровня стоимости

Результат: подчеркивает снижение затрат

&nbsp

[Ссылка: рентабельность Анализ: концепции и практика Бордмана, Гринберга, Вининга и Веймера, 1996, Прентис-Холл. Ч. 13]

&nbsp &nbsp &nbsp &nbsp

Ссылки:

&nbsp

Перейти к предыдущему Тема

&nbsp

Вернуться на главную Страница

Повышение эффективности и рентабельности ИТ

В жизни и бизнесе бывают моменты, когда есть смысл инвестировать, экспериментировать, рисковать.Для большинства компаний период социальных потрясений и экономической неопределенности — с неизвестными волновыми эффектами — не является одним из таких периодов.

Бесчисленное множество организаций пытаются найти способы затянуть свой пресловутый пояс и сохранить устойчивость в сегодняшнем сложном деловом климате. И многие из них сокращают свои ИТ-бюджеты. По данным Gartner, расходы на ИТ сократятся на 8% в 2020 году по сравнению с 2019 годом, и сокращение может быть еще больше в 2021 году и далее.

Чтобы избежать кадровых чисток и массовых изменений, многие организации работают над повышением эффективности и рентабельности своих ИТ-операций.Они делают это по:

  • Согласование инфраструктуры центра обработки данных с облачными средами, филиалами и пограничными средами.
  • Обеспечение согласованности за счет централизованного управления, управления на основе политик и программно определяемой автоматизации.
  • Использование передовых технологий и искусственного интеллекта для оптимизации емкости и производительности инфраструктурных систем.
  • Поиск способов сократить расходы на лицензирование.

Компания Penske Australia смогла достичь всех этих целей, упростив и обновив инфраструктуру своего центра обработки данных.

Компания развернула пятиузловые кластеры Cisco HyperFlex в своих основных и резервных центрах обработки данных, которые поддерживают девять фирменных единиц. Гиперконвергентная инфраструктура (HCI) сократила накладные расходы и затраты компании на технологии, уменьшив число единиц оборудования в стойке с 56 до 24. А передовые технологии, такие как Cisco Intersight и Cisco Workload Optimization Manager, не только улучшили видимость, управление и автоматизацию ИТ, но и также помогло минимизировать затраты на лицензирование предприятия.

«Cisco Intersight основана на облаке и управляется искусственным интеллектом и позволяет нам видеть всю нашу среду, охватывающую оба центра обработки данных, — сказал Бобби Стойцески, менеджер по технологиям и безопасности Penske Australia.«Cisco Workload Optimization Manager автоматически балансирует наши серверы между хостами, чтобы постоянно корректировать размер среды, а также позволяет нам избежать корпоративного лицензирования VMware».

Новая инфраструктура Penske Australia оказалась жизненно важной, когда разразилась глобальная пандемия. Менее чем за неделю компания смогла развернуть среду удаленного рабочего стола, которая позволила одной трети ее сотрудников работать из дома.

«Нам было бы очень больно, если бы мы не установили Cisco HyperFlex до пандемии, — сказал Стойчески.«Поскольку у нас была подходящая платформа, мы смогли перевести около 300 человек на удаленную работу за считанные дни».

Простота, согласованность и гибкость инфраструктуры, поддерживаемые прозрачностью и аналитическими данными, являются ключом к повышению эффективности ИТ и рентабельности. И они сейчас важнее, чем когда-либо.

Узнать больше

Поделиться:


Правильное определение затрат и эффективности для улучшения процесса принятия решений в сфере образования

Несмотря на расширение доступа к образованию, мы столкнулись с глобальным кризисом обучения: по оценкам, в 2019 г. более половины детей в странах с низким и средним уровнем дохода (СНСД) не могли читать и понимать простой текст к 10 годам. .Кризис COVID-19 только усугубил эту бедность в обучении, поскольку закрытие школ привело к увеличению, по оценкам, 70 процентов детей в СНСД, которые сегодня испытывают бедность в обучении. Для того чтобы спонсоры могли успешно помочь преодолеть кризис обучения, им потребуется подробная информация как о затратах, так и об эффективности образовательных мероприятий для принятия обоснованных решений.

Несмотря на то, что в последнее время все большее внимание уделяется измерению и обеспечению эффективности вмешательства, существует нехватка качественных данных о затратах и ​​еще меньше данных о том, как они соотносятся с эффективностью.В мире с ограниченными ресурсами отсутствие полной картины означает, что доноры, политики и образовательные организации не могут принимать обоснованные инвестиционные решения. Например, имея информацию об экономической эффективности, спонсор может счесть несколько менее эффективное вмешательство более выгодным вложением, если оно намного дешевле, что позволит получить пользу гораздо большему количеству студентов. Для исполнителей программ понимание экономической эффективности различных рычагов в рамках их мероприятий может помочь им удвоить усилия по тем, которые приносят наибольшую пользу, и отказаться от ресурсоемких действий, которые мало влияют на результаты учащихся.Кроме того, понимание того, сколько должны стоить экономически эффективные вмешательства, является хорошей целью для исполнителей при разработке программ, а также для спонсоров, на которые они могут ссылаться, когда они устанавливают бюджеты и ожидания для своих грантополучателей.

Учитывая двойное бремя кризиса обучения и ограниченность государственного и донорского бюджетов, расходы должны быть ориентированы на разумные инвестиции в будущие результаты. Как никогда важно иметь качественные данные о затратах и ​​данные об экономической эффективности.

Мы в Центре всеобщего образования (CUE) в Брукингсе и Далберге независимо друг от друга работаем над улучшением доступа к ресурсам и фактическим данным, чтобы внести свой вклад в глобальную базу знаний о затратах и ​​эффективности, а также о сочетании этих двух факторов. CUE в рамках более широкого проекта, направленного на сбор, анализ и использование данных для достижения результатов обучения в области образования и развития детей младшего возраста (ECD), инициировал исследование затрат и данных о затратах в 2014 году. Dalberg Advisors в партнерстве с британской Asian Trust, UBS Optimus Foundation и Министерство иностранных дел, по делам Содружества и развития (FCDO) недавно оценили экономическую эффективность образовательных мероприятий в государственных школах Индии и проанализировали, как механизмы финансирования, ориентированные на результаты, и COVID-19 могут изменить их.

Стоимость

В CUE эта работа ведется по двум направлениям: Центр вместе с Сетью действий по РДРВ (ECDAN) возглавляет рабочую группу по расчету затрат, Глобальный консорциум по расчету затрат на образование и РДРВ (GEECC), направленный на повышение осведомленности и доступ к ресурсам расчета затрат. и данные о расходах. Кроме того, CUE находится в процессе завершения работы над Калькулятором затрат на детство (C3) , предназначенным для облегчения анализа затрат, который часто называют просто «оценкой затрат» на мероприятия и программы РДРВ и базового образования.C3 — это общедоступный онлайн-инструмент для расчета затрат, который позволяет пользователю вводить данные о затратах в форму управляемого опроса, которая может предоставить ряд расчетов, оценок или смоделированных затрат. Этот калькулятор был основан на стандартизированном инструменте расчета затрат на РДРВ (SECT), который был разработан ранее CUE с целью обеспечения методологической согласованности для расчета стоимости всего спектра вмешательств в области РДРВ и получения данных о расходах для политиков, доноров, исполнителей программ и исследователей. принимать обоснованные и эффективные инвестиционные решения.

C3 помогает ответить на следующие вопросы:

Инструмент включает ряд различных классификаций затрат, таких как: категории затрат, типы ресурсов, инвестиции в сравнении с текущими затратами и условно исчисленные (пожертвованные) затраты на ресурсы. Он также включает в себя такие функции, как конвертация валюты и амортизация. Данные, собранные с помощью упражнений по расчету затрат C3, будут доступны в Cost Data Explorer, интерактивной базе данных, доступной на веб-сайте, где размещен этот инструмент.Это позволит спонсорам, исполнителям и политикам изучить диапазон затрат в зависимости от типа программы и контекста, облегчая их процессы принятия решений. В первом квартале 2022 года CUE проведет пилотный запуск C3 в нескольких странах и планирует запустить его во втором квартале, поэтому следите за обновлениями, чтобы в ближайшее время получить дополнительную информацию об использовании этого ресурса.

Экономическая эффективность

Исследование эффективности затрат в Индии, проведенное Dalberg и его партнерами, является отправной точкой для заполнения важных пробелов в знаниях об эффективных способах поддержки обучения студентов.В нем содержится руководство о том, каких затрат ожидать в зависимости от результата обучения для эффективных образовательных мероприятий в Индии, а также о том, во что и на какую сумму следует инвестировать. Толчком к исследованию послужило наличие надежных данных о затратах и ​​эффективности, полученных в рамках программы Quality Education India Development Impact Bond (QEI DIB). Поскольку платежи привязаны к результатам, облигация воздействия генерирует одни из самых чистых данных о затратах и ​​​​эффективности в секторе образования. Одна из целей QEI DIB заключалась в том, чтобы измерить такие данные по ряду моделей предоставления образования, чтобы сообщить о распределении будущего финансирования в секторе образования Индии.Это исследование дополнило данные вмешательства QEI DIB высококачественными доказательствами примерно по 20 дополнительным программам.

Исследование показало, что в государственных школах Индии требуется около 13-40 долларов США на одного учащегося (или около 5-15 процентов годовых расходов на одного учащегося) для обеспечения дополнительного года обучения сверх среднего. студент учится. Меры по исправлению положения и обучению на правильном уровне (TaRL) являются одними из наиболее рентабельных мер, которые можно легко внедрить, а образовательные технологии могут быть эффективными в сочетании с правильной инфраструктурой и человеческими ресурсами.Другой ключевой вывод заключался в том, что вмешательства QEI привели к увеличению результатов на 50 процентов по сравнению с аналогичными программами, финансируемыми за счет грантов, даже при том, что затраты не были выше. * Этот вывод указывает на огромный потенциал механизмов финансирования, ориентированных на результаты, для повышения экономической эффективности. за счет большей прозрачности и подотчетности.

Хотя это и служит хорошей отправной точкой, исследование могло оценить только шесть типов вмешательств, поскольку для других вмешательств были ограничены данные о стоимости и эффективности.Это также оставляет без ответа несколько важных вопросов, например, как экономическая эффективность вмешательств различается в зависимости от ключевых демографических и контекстуальных различий (например, пол, сельские и городские школы, а также штаты с высокой и низкой пропускной способностью). Такие инструменты, как CUE C3, могут быть чрезвычайно полезны для сбора более качественных данных о затратах наряду с данными об эффективности.

Ориентированное на результат будущее

Учитывая двойное бремя кризиса обучения и ограниченный бюджет правительства и доноров, расходы должны быть ориентированы на разумные инвестиции в будущие результаты.Как никогда важно иметь качественные данные о затратах и ​​данные об экономической эффективности. Более того, по мере того, как спонсоры все чаще привязывают финансирование к результатам либо посредством традиционного финансирования, ориентированного на результат, либо через облигации воздействия и фонды результатов, потребность в более точной оценке результатов будет возрастать. Мы видим это, например, в создании Фонда результатов образования, который будет запускать проекты в Гане и Сьерра-Леоне, и Фонда результатов «Снова в школу», который скоро будет запущен в Индии.Если цены будут установлены слишком низко, эти инициативы могут не привлечь к участию достаточное количество партнеров-исполнителей, а если они будут установлены слишком высоко, они не принесут достаточной пользы для спонсоров. Эталонные показатели экономической эффективности помогают устанавливать разумные цены на результаты и, в конечном итоге, стимулируют инновации, стимулируя исполнителей достигать результатов в рамках установленных цен.

*Примечание. Это не означает, что программные бюджеты следует сокращать в будущем. Существуют определенные фиксированные затраты на ребенка — даже если можно ожидать большего результата на ребенка, затраты могут быть неустранимыми.

10 Методы оптимизации затрат на ИТ для организаций частного и государственного секторов

Когда руководитель предприятия просит своего ИТ-директора сократить операционные расходы, они вместе оценивают свои расходы на ИТ и факторы, определяющие затраты. Они рассчитывают, как затраты на ИТ влияют на предоставление ИТ-услуг, а также их влияние на бизнес-затраты и доходы. Однако они пренебрегают оценкой его влияния на другие бизнес-подразделения (BU) в организации.

«ИТ-директора, успешно оптимизировавшие затраты на ИТ, объединились с другими руководителями высшего звена, в частности с финансовым директором, для совместной работы над инициативами по оптимизации затрат предприятия, — говорит Ирма Фабулар, старший директор-аналитик Gartner.

ИТ-директора могут добиться снижения затрат на ИТ и во всей организации, сосредоточив инициативы на 10 методах оптимизации затрат на ИТ.

Загрузить: Дорожная карта ИТ-директоров

Метод № 1. Внедрение общих сервисов

Некоторые ИТ-директора используют общие ИТ-сервисы в бизнес-подразделениях для достижения эффекта масштаба. Большая часть экономии и снижения затрат может составлять от 15% до 20% стоимости обслуживания за 18–36 месяцев, а максимальная экономия может достигать более 25%.

Метод № 2. Принятие политики приоритета облака, где это уместно

Выбор политики приоритета облака предлагает спектр возможностей, начиная от инфраструктуры как услуги (IaaS) и заканчивая программным обеспечением как услугой (SaaS). Несмотря на то, что многие организации частного и государственного секторов выбирают облачные сервисы для повышения гибкости, гибкости и масштабируемости, со временем они также получают экономическую эффективность. Чтобы добиться экономии средств, применяйте строгое управление облаком или рискуйте столкнуться с увеличением затрат на инфраструктуру и приложения, если управление будет слабым.

Метод № 3. Консолидация корпоративных центров обработки данных

По мере расширения операций организаций стоимость обслуживания традиционного центра обработки данных будет увеличиваться. Это побуждает некоторые ИТ-организации переводить свои центры обработки данных на архитектуру коммутации центров обработки данных. Благодаря усилиям по модернизации и консолидации центра обработки данных можно сэкономить от 10 до 20 % бюджета центра обработки данных.

Метод № 4. Рационализация и стандартизация корпоративных приложений

Портфель приложений представляет собой большую часть ИТ-бюджета.ИТ-директора, которые стандартизируют и оптимизируют свои портфели приложений, могут сократить расходы и контролировать их. Экономия может составлять от 15% до 25% бюджета приложения.

Метод № 5. Повышение финансовой прозрачности ИТ

Понять, как предоставляются ИТ-услуги и каковы связанные с этим затраты на ИТ-операции. Gartner называет это финансовой прозрачностью ИТ. Работайте с финансовыми директорами и финансовым персоналом, чтобы связать записи главной бухгалтерской книги (представление на основе активов) с техническими затратами и соответствующими затратами на бизнес-услуги.Такая прозрачность корпоративных расходов на ИТ позволяет повысить эффективность бизнеса и оптимизировать затраты с помощью ИТ-услуг.

Метод № 6. Сосредоточьтесь на расходах на стороне спроса на ИТ для большей оптимизации затрат бизнеса

Приблизительно 96 % операционных расходов предприятия приходится на ИТ-отдел, что дает значительные возможности для сокращения расходов на ИТ. Сотрудничая со своими коллегами по бизнес-единицам в организации, вы можете оценить бизнес-процессы, ресурсы и возможности, чтобы определить, где ИТ-отдел может повысить производительность, эффективность и результативность.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.