Ферма для своих: Фермерские продукты с доставкой на дом в Москве

Содержание

Основательница фермы «Для своих» о том, как они развивают агротуризм

Ольга Карповаосновательница

 

Семейная ферма «Для своих»

 

Традиционные ценности

 

Мы начинали около 5 лет назад, когда еще не было бума на фермы. Наша история не совсем про бизнес. Она, скорее, про идею натуральных продуктов, агротуризма и традиционные ценности.

 

В России мы первые стали проводить званые фермерские обеды. Приглашаем к себе в гости незнакомых людей, накрываем стол. Исповедуем концепцию слоу фуда, когда из местных, сезонных, натуральных продуктов шеф-повар готовит мастерские, удивительные по сочетаниям блюда. Это уникальная практика. Люди приезжают в деревню, а их ждет ресторанная изысканная подача.

 

У нас есть еще один бизнес, который приносит основной доход. И в нашем основном бизнесе банк «Открытие» играет значительную роль — у нас несколько больших продуктов в этом банке. Я работаю с разными банками и мне есть с чем сравнить.

 

На старте меня очень поддержали муж и сестра. Она химик-технолог и взяла на себя очень важный блок — разработку рецептуры. Позже к нам присоединилась маркетолог, которая показала, насколько интернет мощный ресурс для продвижения и продаж

 

Держать большой штат, особенно летом, нерентабельно. Сейчас я занимаюсь сама практическим всем — продажами, доставкой, поддержанием ассортимента. Таким образом мы смогли сосредоточиться именно на фермерской работе, основные сотрудники трудятся там.

 

Откуда узнают о ферме

 

Первые клиенты, за исключением рекомендаций друзей, пришли к нам через Инстаграм. Мы и сейчас активно продвигаемся через социальные сети.

 

И, конечно, мои личные активности тоже привлекают новых клиентов. Я написала кулинарную книгу «Фермерский обед», которая продается по всей России. Провожу открытые выступления.

 

Приоритет качеству

 

Ферма сосредоточена на небольшом количестве высокомаржинальных доставок. Конечно, мы понимаем, во сколько обходиться тот или иной продукт в себестоимости. И да, это очень дорого. Нужно четко понимать, что настоящий качественный продукт не может быть дешевым. Это ручной труд, очень мало процессов автоматизировано. Что касается наценки, мы тоже не можем делать ее маленькой, это минимум 100%.

 

Продаем только в Москве. Потому что наш продукт имеет очень короткий срок годности. Мы не добавляем ничего, кроме естественных консервантов, таких как соль, оливковое масло.

 

Меньше, чем на 3 500, кроме самых любимых клиентов, мы не повезем заказ. Идеально, чтобы заказы были от 5 000. На данный момент наша клиентская база составляет около 1 000 человек.

 

Отель на ферме и просвещение покупателей

 

Рынок натуральных продуктов имеет свои особенности. Важно просвещать покупателей, рассказывать им для чего это все нужно и почему эти продукты действительно хороши. На это уходит немало времени и сил.

 

Сотрудников найти тоже непросто. Мы пробовали работать со многими управляющими и только сейчас нашли того самого, причем им оказался наш близкий друг.

 

Идей много. Например, мы хотим открыть отель прямо на территории фермы. В демократичном стиле, несколько номеров, и сдавать их на Airbnb. Чтобы после обедов гости могли остаться, если захотят. Причем хотим сделать их над зимней фермой, внизу животные, а наверху номера.

 

Еще хотим в одном из помещений сделать кулинарную студию, чтобы я могла зимой давать кулинарные мастер-классы, снимать видео и таким образом продвигать основную нашу миссию — традиционные ценности.

 

Мне нравится развивать агротуризм и делать необычные продукты. Например, есть идея делать несколько видов сгущенки. У нас очень вкусная сгущенка, хочется расширить ассортимент. Например, с брусникой, соленой карамелью и еще с каким-то вкусом.

 

Этому проекту я бесконечно благодарна за огромное количество интересного опыта, вдохновляющих встреч, потрясающих знакомств, которые вряд ли случились бы без фермы. По натуре я очень семейный человек и через этот проект, может быть это и звучит пафосно, я реализую свое предназначение.

 

*Бизнес-кейс снят в рамках бренд-платформы банка «Открытие» «Неприниматели».

Главная | kladez-spb.ru

Главная

Здравствуйте, уважаемый Гость.

Вы зашли на сайт небольшого закрытого клуба Санкт-Петербурга.

Клуб создан для удовлетворения потребностей своих участников в свежих натуральных продуктах.  Участники клуба снабжаются продуктами  от провереных фермеров преимущественно Ленинградской области.

Членство в клубе дает возможность получать фермерские продукты по ценам самих фермеров.

Для того чтобы узнать подробности – пройдите регистрацию на этом сайте и мы Вам перезвоним.

 

Если ты рожден с глазами

И культяпки тоже есть,

Сможешь ты себе пальцАми

Заказать, что будешь есть.

 

Помни!  Каждый выходной

Тычешь в гаджет пальчик свой

И вечернею порой

Будешь ты в четверг с едой.

 

Закажи поесть жене

И детишкам, и родне,

И соседям по площадке,

И, конечно  же, себе!

 

Наших фермеров плоды

Сельских жителей труды,

Чтобы было всем  побольше

Натуральнейшей еды.

 

Для того и создан Клуб

Клуб наш «Кладезем» зовут

Заказы собираем тут,

А ниже новости идут.

………………………………………………………………………………………. …………………………………………………………………..

 

В сети вконтакте у нас есть группа Клуба , в которой можно ознакомиться с ассортиментом, правилами участия и отзывами.

При добавлении в группу сообщите администратору, что пришли с сайта Клуба «Кладезь».

 

У нас на сайте можно посмотреть последние новости.

 

 

ВЫБРАТЬ СЕБЕ ВКУСНЫЕ НАТУРАЛЬНЫЕ ПРОДУКТЫ МОЖНО В ТЕЧЕНИЕ ДВУХ ДНЕЙ: воскресенья и понедельника.

ЗАКАНЧИВАЕМ ПРИЕМ ЗАКАЗОВ В 24 ЧАСА ПОНЕДЕЛЬНИКА. ПРИВОЗ В СРЕДУ  29  декабря ПОЗДНИМ ВЕЧЕРОМ.

 

 

.

ФЕРМА НИКОЛА-ЛЕНИВЕЦ

    Мы предлагаем программу построенную на основе системы Community Supported Agriculture. Она работает уже более 25 лет, и это очень хороший способ покупать сезонные местные продукты непосредственно у фермера.

Основа программы: 

В одну из трёх корзин входит продуктовый набор от нашего сельскохозяйственного кооператива:  овощи, молочные продукты, мясо, яйцо, хлеб, зелень, готовая еда. 

ЭТО ВЫГОДНО

Для нас, как производителя:

— мы тратим силы на продажу и маркетинг сейчас, а потом мы выращиваем для вас вкусные и полезные продукты не отвлекаясь на продажи

— получая оплату за продукты сейчас помогает нам приобрести необходимые материалы и оборудование сразу в начале сезона и когда, когда мы особенно в них нуждаемся

— ну и конечно мы лично познакомимся с вами, нашими покупателями и можем подстроиться под ваши вкусы и потребности.

Для вас, как для покупателя:

— вы едите ультрасвежие продукты со всеми вкусами и витаминами — вы знакомитесь с новыми овощами и новыми способами приготовления

— приедете летом к нам на ферму, выясните, что дети очень любят еду со «своей» фермы и овощи которые никогда не ели, узнаете своего фермера и как выращивается и производится еда

— не нужно тратить время на еженедельный заказ продуктов, каждый раз набор будет меняться, в зависимости от сезона и новых поступлений

— у подписчиков приоритет на ограниченные по количеству и редкие товары

В разделе «Продуктовые сертификаты» магазина можно приобрести подписку и узнать об актуальном составе корзин на текущую неделю.

4 варианта корзин:

Сезонная корзина

2000 ₽

(в подписке дешевле)

В эту корзину входит весь сезонный овощной набор, который готов к употреблению. Туда входит весь спектр овощей, которые есть в наличии на данный момент на нашей Ферме. Свежая зелень, знакомые и непривычные овощи.

Смешанная  корзина

3 500 ₽

(в подписке дешевле)

Весь сезонный овощной набор, десяток яиц, молоко, фермерский цыпленок или мясо по вашему выбору.

Полная корзина 

6000 ₽

(в подписке дешевле)

В нее входят овощи, мясо, рыба, молочные и кисломолочные продукты, сыр, хлеб, соленья, копчения, сезонные ягоды и фрукты, яблоки, грибы. В том числе продукты и напитки которые не выходят в открытую продажу и ограничены в количестве.

Диетическая корзина

4 000 ₽

(в подписке дешевле)

Это безлактозная и безглютеновая корзина

Вся информация по телефону +7(915)455-67-66 (what’s app, telegram)

Почта [email protected]

_

___________________________

Давно, в 2010 году мы устали от ритма мегаполиса и задумались о переезде в деревню. Отходили плавно, сначала занимались городскими огородами в Москве. Построили огород на заводе Арма, в парке Музеон и написали концепцию городской фермы для парка Горького. Но в парке тогда нам не нашлось места и мы познакомились с командой, которая начала развивать территорию парка Никола-Ленивец. И тут все срослось — желание жить в деревне, проект фермы и домик неподалёку от Никола-Ленивца.

Сначала было поле, заросшее подлеском, потом бульдозер, трактор, земля, овощи… По прошествии шести лет можно сказать, что мы ещё в начале пути. Но сворачивать мы не планируем. Мы так много сделали и так много узнали, и продолжаем узнавать. Это просто увлекательно. Грязные руки, солнце над головой и природа внутри. Приезжайте!

Пожалуйста, оставьте ваш положительный отзыв, мы очень стараемся стать лучше для вас.

Мы хотим удовлетворить все ваши запросы и всегда ставим клиентов нашего магазина в приоритет. Если у вас есть какие-либо проблемы с товаром, мы сделаем всё возможное, чтобы решить их. Свяжитесь с нами заранее

, перед любым отрицательным или нейтральным отзывом. Нам очень важно ваше мнение.

Ферма

Вы органик?

В настоящее время мы не сертифицированы как органическое производство, так как мы работаем на арендованной земле, но мы обязательно сделаем это в будущем, когда переедем на свою землю и в нашей стране примут закон об органической сертификации ферм.

Здоровье почвы

Основа нашей фермы находится в почве. Без здоровья земли на ферме ничего не работает. Мы используем методы почвообразования, такие как включение в почву растительных остатков, внесение компоста, мульчирование и севооборот. Мы питаем почву, чтобы она питала нас.

Болезни вредители и сорняки

Мы используем натуральные удобрения такие как зола, доломитовая мука, зеленые навозы. Лучшие методы борьбы с вредителями наши ноги — мы ходим по своим полям и следим за проблемами. Так же где то работают «бабушкины» методы, а где-то современные мы укрываем растения для защиты от вредителей и непогоды. С сорняками — проблема, ничего лучше тяпки и рук пока не придумано, мы не поливаем растения химией и не травим гербицидами, а разработали ручной инструмент, ускоряющий и облегчающий нашу работу.

Безопасность пищевых продуктов

Мы прилагаем все усилия, для производства самых чистых продуктов и надлежащим образом обрабатываем их во время и после сбора урожая. Мы моем все наши овощи на ферме и потом моем их еще раз в нашем цехе для переработки в соседней деревне. Наше пищевое производство построено с учетом всех современных требований к переработке и вы можете быть уверены в качестве производимой нами продукции. Все продукты — овощи, молоко, мясо имеют сертификаты соответствия и предоставляются по первому требованию.

Что делать на Ферме?

Можно просто прийти погулять. Посмотреть как растут растения, как насекомые опыляют их. Попробовать зелень прямо с грядки, своей рукой сорвать ягоду и понюхать как пахнет цветущая мята.

Наши животные порадуют вас и ваших детей

На территории Фермы работает сезонное кафе, где мы готовим еду из местных продуктов. Свежие салаты из овощей прямо с грядки, полезные супы, мясо и птица приготовленные на открытом огне, ароматный чай из пряных и дикорастущих трав. Самодельные настойки и яблочный сидр.

Летом можно пожить на ферме в палатках — шатрах на деревянных подиумах.

Где купить ваши продукты?

Овощи и зелень вы можете купить прямо с грядки на Ферме, а для вашего удобства мы создали небольшой кооператив местных производителей в котором вы можете купить свежие продукты произведенные в Никола-Ленивце и окрестностях. Все можно найти в нашем интернет магазине зелень и овощи, молочные продукты, домашние сыры, мясо и птицу, куриные и перепелиные яйца, хлеб, мед, соленья и варенья.

Почему я люблю своих коз

Козы очень милые существа. Кое-кто из наших знакомых иногда начинал с нами спорить, утверждая, что более вредных и своенравных животных в природе не существует.

Я каждый раз сожалела, что ввязываюсь в подобные споры.

Это все равно, что спорить со старым холостяком и подобными личностями, которые убеждены, что все дети упрямы, непослушны и плаксы. Чтобы такое мнение изменилось, надо детей узнать поближе.

Больше времени с ними общаться, и тогда откроется новая вселенная. Чудесный добрый мир, в котором любовь покрывает все детские капризы.

А теперь я опять про коз.

Когда я поближе познакомилась с козьим племенем, я была удивлена богатству чувств и эмоций, которые они испытывают.

В наших отношениях с ними тоже преобладает любовь. Я не знаю, как это может быть связано с инстинктом. Ведь я их не кормлю, а обычно животные любят тех, кто кормит.

Козы летом пасутся сами. Зимой они находят сено в кормушках, придя в хлев после прогулки. Тем не менее, я чувствую, что они меня любят. Я вижу, как они рады, когда я прихожу.

Я тоже успеваю за полдня по ним соскучиться. И мы начинаем нежничать: я ласково называю их по именам, глажу по лобикам, а козы в ответ трутся об меня своими мордочками. Иногда три сразу. И с большим чувством, так что мне надо прикладывать усилия, чтобы удержать равновесие.

Конечно, можно их всех разогнать, тупо начать доить, и не тратить время на взаимоотношения. Но тогда работа на ферме превратится в каторгу.

Наши добрые взаимные отношения с козами помогают не замечать многих усилий на ферме. Так бывает, когда делаешь что-то для тех, кого любишь.

А процесс доения – это вообще не усилие, а приятное общение с козой с глазу на глаз.

У нас очень удобный станок. Я сажусь на низкую табуреточку. Слева, на расстоянии вытянутой руки – полки, где стоит все необходимое для дойки. На верхней полке пакетик с подсушенными солеными сухариками – любимое козье лакомство.

Козы толпятся у входа в доильное отделение, с нетерпением ожидая своей очереди. Хлев у нас располагается в бывшей избе. Козы занимают жилую часть, а доильное отделение мы устроили в бывшей просторной кладовой с окном.

Я открываю дверь доильного отделения и пропускаю первую козу. В дверях образуется пробка. Стоящие рядом стремяться проскочить вместе с избранницей.

Меня эта ситуация всегда забавляет. Отпихиваю лишних.

Обещая, что я о них не забуду, закрываю на вертушку дверь. Кто-то нетерпеливый будет пытаться ее открыть, периодически бухая в нее рогами.

Избранница заскакивает на станок. Я сажусь на табуреточку и начинаю гигиенические процедуры. Козы очень любят, когда я готовлю их к доению. Они очень чистоплотны. Процесс мытья всегда для них удовольствие. Одновременно это и массаж.

Во время этих процедур начинает прибывать молочко. Причем с очень громким звуком. Как будто кто-то на короткое время открывает внутри козы кран, и из него с шипением начинает бить упругая струя.

Я реально напряглась когда впервые услышала этот звук, и сразу пошла узнавать, что это такое. Мне объяснили – сама бы я ни за что не догадалась.

На подготовку уходит минуты две. Но после таких процедур коза доится быстрее и легче. Не надо прикладывать никаких усилий. Впечатление, что молочко течет само.

Во время доения я разговариваю с козочками. Все они ведут себя по-разному.

Коза Барби (мы ее так назвали из-за совершенства козьей фигуры) сразу начинает меня облизывать. Какое-то время я терплю, потом тихонько отпихиваю ее мордочку. Она выжидает. Затем, решив, что уже прошло достаточно времени, начинает снова. Я понимаю, что выше ее сил не выразить мне свои чувства.

Коза Фаня реагирует более сдержанно. Она поворачивает голову, кладет ее мне на плечо, и дышит мне в ухо теплом.

А кроткая безрогая Алиса безропотно стоит, но спустя какое-то время начинает меня отпихивать головой. Мол, все, хватит, заканчивай. Я взываю к ее совести, и прошу еще немного потерпеть. Меня тоже забавляет с ней препираться. Она меня отпихивает, а я уворачиваюсь.

А вот Юся – та коза, про которую сразу бы сказали, что она вредина. Потому что к концу доения она начинает меня кусать. Я легко уворачиваюсь и продолжаю ее доить.Тогда она начинает возмущаться и громко блеет. Типа, да что это такое, хватит уже, дайте сухарик, и я пойду!

В общем, каждая коза – это яркая личность со своими особенностями. Мне интересно проводить с ними время. Тем более, что они при этом еще одаривают меня вкуснющим молоком.

А я до сих пор не могу привыкнуть к этой простой житейской ситуации – пришел на ферму с пустыми банками, а ушел с полными. Здорово!

Фермерские товары по самой низкой цене с доставкой

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                                                                             Наш магазин Любимая ферма 

Теперь на территории Московской области стало доступно приобрести натуральные фермерские продукты благодаря интернет-порталу «Любимая ферма». Тут только высокоудойные и породистые козы, которые производят молоко для производства продуктов в этом направлении. С покупателями тут сложились особые отношения, которые основываются на взаимопонимании и доверии. Это привлекает всё больше посетителей, которые заботятся о своем здоровье и хотят питаться правильно и только здоровой пищей.

Тут англо-нубийские козы, которые производят полезное молоко, которое содержит огромное количество полезных веществ. Эти козы отличаются высокой плодовитостью и продуктивности. Для своих животных тут обеспечивают грамотный уход с самого рождения, правильное питание, а также содержание, что позволяет получать высокие удои.

Поэтому мы предлагаем для своих покупателей полезные и натуральные молочные продукты из козьего молока, а также мясо птицы, яйца, мясо, тушёнку и прочее продукты, которые будут отличаться природным составом без химикатов.

За всеми птицами и животными особый уход, их кормят только качественными и свежими продуктами и зерном, обеспечивают хорошее содержание и внимательное отношение. Все животные регулярно наблюдаются у ветеринаров. Поэтому можно быть уверенными в качестве продуктов и мяса, которое есть в продаже на указанном портале. Есть кулинария, которая делается на заказ с любовью для каждого посетителя и клиента индивидуально. Только тут можно найти натуральные и полезные продукты питания для здорового организма.

Каждый товар можно получить по выгодной стоимости с доставкой по Московской области. Непременно стоит ознакомиться с предложениями и оформить заказ, который принесет максимум пользы для вас и вашей семьи. Заходите и заказывайте натуральные продукты питания!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  

 

 

 

Экоферма 🌿 с проживанием и животными в Подмосковье

Возможности

Возможности и преимущества

Экологически чистые продукты

Только экологически чистые продукты, выращенные на собственной экоферме, недалеко от курорта.

Никаких химических добавок

Только экологически чистые продукты, никаких химических добавок в процессе производства.

Сертификаты качества

Вся наша продукция имеет сертификаты качества.

Доставка по Москве и области

Возможна доставка продуктов по Москве и области.

Мы делаем доставку по четвергам. Доставка платная.

Сделать заказ можно по телефону 8 915 030 69 31.

Продукция

Какую продукцию мы предлагаем

Охлажденное мясо бычков, разнообразная охлажденная птица категории экстра — петухи, куры, перепела,
яйца, мясные деликатесы, широкий выбор фермерских молочных продуктов — творог, сметана, ряженка, масло, йогурт и другие вкусные предложения.

Сертификаты

Сертификаты экологичности

Фермы

Посмотрите на наши фермы

Будущее сельского хозяйства | Экономист

В различных формах информационные технологии захватывают сельское хозяйство

ОДИН способ рассматривать сельское хозяйство как раздел матричной алгебры. Фермер должен постоянно манипулировать набором переменных, таких как погода, уровень влажности почвы и содержание питательных веществ, конкуренция со стороны сорняков, угроза их здоровью от вредителей и болезней, а также затраты на принятие мер по борьбе с этими вещами. . Если он сделает алгебру правильно или если это будет сделано от его имени, он оптимизирует свой доход и максимизирует свою прибыль.

Таким образом, задача умного земледелия состоит из двух частей. Один из них заключается в измерении переменных, входящих в матрицу, настолько точно, насколько это экономически эффективно. Второй — снять с фермера столько бремени обработки матрицы, сколько ему удобно уступить машине.

Одним из первых примеров рентабельной точности в сельском хозяйстве было решение, принятое в 2001 году компанией John Deere, крупнейшим в мире производителем сельскохозяйственной техники, оснастить свои тракторы и другие мобильные машины датчиками глобальной системы позиционирования (GPS), чтобы они могут быть расположены с точностью до нескольких сантиметров в любом месте на Земле.Это позволяло им либо дважды проходить одну и ту же землю, либо пропускать участки, когда они перемещались вверх и вниз по полям, что было частой проблемой. Благодаря этому удалось сократить расходы на топливо (в некоторых случаях на 40 %), а также повысить однородность и эффективность распыления удобрений, гербицидов и пестицидов.

Бактерии и грибы могут помочь растениям и почве

МИКРОБЫ, хотя и пользуются плохой репутацией как возбудители болезней, также играют полезную роль в сельском хозяйстве.Например, они превращают азот из воздуха в растворимые нитраты, которые действуют как естественное удобрение. Понимание и использование таких организмов в сельском хозяйстве является быстро развивающейся частью сельскохозяйственной биотехнологии.


В настоящее время лидирует сотрудничество Monsanto и датской фирмы Novozymes.
Этот консорциум под названием BioAg был основан в 2013 году и имеет на рынке дюжину продуктов на основе микробов. К ним относятся фунгициды, инсектициды и жуки, которые выделяют соединения азота, фосфора и калия из почвы, делая их растворимыми и, таким образом, более легкими для растений.В прошлом году исследователи двух фирм протестировали еще 2000 микробов в поисках видов, способных повысить урожайность кукурузы и сои. Лучшие сорта дали прибавку урожая примерно на 3% для обеих культур.
В ноябре 2015 года Syngenta и голландская компания DSM создали аналогичное партнерство. А ранее в том же году, в апреле, DuPont купила Taxon Biosciences, калифорнийскую фирму по производству микробов. И многообещающих стартапов предостаточно. Одним из таких является Indigo в Бостоне. Его исследователи проводят полевые испытания некоторых из своей библиотеки из 40 000 микробов, чтобы выяснить, могут ли они облегчить нагрузку на хлопок, кукурузу, соевые бобы и пшеницу, вызванную засухой и засолением.Другой — Adaptive Symbiotic Technologies из Сиэтла. Ученые, создавшие эту фирму, изучают грибы, которые симбиотически живут внутри растений. Они считают, что нашли один из них, естественным партнером которого является паническая трава, прибрежный вид, который придает устойчивость к засолению при переносе на такие культуры, как рис.
Однако большим призом было бы убедить корни сельскохозяйственных культур, таких как пшеница, вступить в партнерские отношения с азотфиксирующими почвенными бактериями. Это было бы похоже на естественные партнерские отношения, образованные с азотфиксирующими бактериями бобовыми, такими как соевые бобы.У бобовых на корнях растений вырастают специальные клубеньки, которые становятся домом для рассматриваемых бактерий. Если бы корневища пшеницы можно было убедить с помощью геномной селекции или редактирования генома вести себя аналогичным образом, все, кроме компаний, производящих удобрения, получили бы огромные выгоды.

 

С тех пор были добавлены и другие техники. Отбор проб почвы с высокой плотностью, проводимый каждые несколько лет для отслеживания таких свойств, как содержание минералов и пористость, может предсказать плодородие различных частей поля.Точное отображение контуров помогает определить, как движется вода. А датчики, установленные в почве, могут контролировать уровень влажности на разных глубинах. Некоторые детекторы также могут указывать содержание питательных веществ и то, как оно изменяется в ответ на внесение удобрений.

Все это позволяет использовать переменную норму высева, то есть плотность выращивания растений можно адаптировать к местным условиям. И сама эта плотность находится под точным контролем. Оборудование John Deere может сажать отдельные семена с точностью до 3 см.Более того, во время сбора урожая скорость, с которой зерно или бобы попадают в бункер комбайна, можно измерять в любой момент. Эта информация в сочетании с данными GPS создает карту урожайности, которая показывает, какие участки земли были более или менее продуктивными, и, таким образом, насколько точными были прогнозы на основе почвы и датчиков. Затем эта информация может быть использована в схеме посадки на следующий сезон.


Фермеры также собирают информацию, летая над своей землей на самолетах.Бортовые приборы способны измерять количество растительного покрова и отличать сельскохозяйственные культуры от сорняков. Используя технику, называемую мультиспектральным анализом, которая изучает, насколько сильно растения поглощают или отражают разные длины волн солнечного света, они могут определить, какие культуры процветают, а какие нет.

Датчики

, прикрепленные к движущимся машинам, могут выполнять измерения даже во время движения. Например, мультиспектральные датчики, установленные на опрыскивающих штангах трактора, могут оценивать потребности культур в азоте, подлежащих опрыскиванию, и соответствующим образом корректировать дозу.Таким образом, современная ферма производит множество данных. Но они нуждаются в интерпретации, и для этого необходимы информационные технологии.

Билеты на платформу

За последние несколько десятилетий крупные корпорации выросли, чтобы удовлетворять потребности товарного сельского хозяйства, особенно в Америке и Европе. Некоторые производители оборудования, такие как John Deere. Другие продают семена или сельскохозяйственные химикаты. Они выглядят еще больше. Dow и DuPont, два американских гиганта, планируют слияние. Monsanto, еще одна крупная американская компания, является предметом предложения о поглощении немецкой компанией Bayer.А Syngenta, швейцарская компания, выставляется на продажу китайской ChemChina.

Бизнес-модели тоже меняются. Эти фирмы, которые больше не довольствуются только продажей техники, семян или химикатов, пытаются разработать программные платформы для обработки матриц, которые будут действовать как системы управления фермой. Эти проприетарные платформы будут собирать данные с отдельных ферм и обрабатывать их в облаке, учитывая историю фермы, известное поведение отдельных сортов сельскохозяйственных культур и местный прогноз погоды.Затем они дадут рекомендации фермеру, возможно, указав ему на некоторые другие продукты фирмы.

Но в то время как создание машин, выращивание новых культур или производство агрохимикатов имеют высокие барьеры для входа, систему управления фермой на основе данных может создать любой бизнесмен, даже не имеющий опыта работы в сельском хозяйстве. И многие пробуют. Например, Trimble Navigation, базирующаяся в Саннивейле, на южной оконечности Силиконовой долины, считает, что как устоявшаяся географическая информационная компания имеет хорошие возможности для выхода на рынок умного земледелия с системой под названием Connected Farms.Он приобрел внешний опыт в форме AGRI-TREND, канадской сельскохозяйственной консалтинговой компании, которую он приобрел в прошлом году.

Напротив, Farmmobile из Оверленд-Парка, штат Канзас, — это стартап. Он предназначен для тех, кто ценит конфиденциальность, и позволяет не использовать данные клиентов для продажи других продуктов, как это делают многие системы управления фермами. Деловая сеть фермеров из Давенпорта, штат Айова, использует почти противоположную модель, действуя как совместный пул данных. Данные в пуле анонимны, но всем, кто присоединяется, предлагается добавлять в пул и, в свою очередь, делиться тем, что есть.Идея состоит в том, что все участники выиграют от лучших решений матрицы.

Некоторые фирмы сосредотачиваются на рыночных нишах. iTK, расположенная в Монпелье, Франция, например, специализируется на винограде и построила математические модели, описывающие поведение всех основных сортов. Теперь он расширяется в Калифорнию.

Благодаря быстрому распространению программного обеспечения для управления фермой все больше и больше данных можно использовать с пользой, если датчики доступны для их предоставления. И лучшие, более дешевые датчики тоже находятся на подходе.Датчики влажности, например, обычно работают, измеряя либо проводимость, либо емкость почвы, но фирма WaterBit из Санта-Клары, Калифорния, использует другую технологию, которая, по ее словам, может выполнять эту работу за десятую часть цены. существующих продуктов. А датчик, продаваемый John Deere, может спектроскопически измерять состав азота, фосфора и калия в жидком навозе во время его распыления, позволяя регулировать скорость распыления в режиме реального времени. Это позволяет обойти проблему, заключающуюся в том, что жидкий навоз, хотя и является хорошим удобрением, не стандартизирован, поэтому его труднее применять в правильных количествах, чем коммерческие удобрения.

В воздухе тоже все меняется. Подводя итоги первых дней пилотируемых полетов, производители беспилотных сельскохозяйственных дронов тестируют широкий спектр конструкций, чтобы выяснить, какая из них лучше всего подходит для задачи полета мультиспектральных камер над фермами. Некоторые фирмы, такие как Agribotix в Боулдере, штат Колорадо, предпочитают квадрокоптеры с современным четырехроторным дизайном, который стал отраслевым стандартом для небольших дронов, хотя и имеет ограниченную дальность полета и выносливость. Популярная альтернатива AgDrone, построенная компанией HoneyComb из Уилсонвилля, штат Орегон, представляет собой одномоторное летающее крыло, которое выглядит так, будто сбежало с авиашоу 1950-х годов.Другой, Lancaster 5, от PrecisionHawk из Роли, Северная Каролина, отдаленно напоминает масштабную модель одноименного бомбардировщика времен Второй мировой войны. А предложение от Delair-Tech, базирующейся в Тулузе, Франция, оснащено длинными и узкими крыльями планера, позволяющими удерживать его в воздухе в течение длительного времени.

Тем не менее, даже беспилотный летательный аппарат может быть вынужден обследовать большое поместье за ​​один раз. Поэтому для получения общего представления о своих владениях некоторые фермеры обращаются к спутникам. Фирма Planet Labs из Сан-Франциско предоставляет такую ​​услугу с помощью устройств под названием CubeSats размером несколько сантиметров в поперечнике.Он держит на орбите флот из примерно 30 таких аппаратов, которые он обновляет по мере того, как старые умирают, отправляя новые в космос, используя коммерческие запуски. Благодаря современной оптике даже такой маленький спутник можно оснастить мультиспектральной камерой, хотя разрешение на пиксель у нее составляет всего 3,5 метра (около десяти футов). Это неплохо из космоса, но далеко не так хорошо, как камера дрона.

Спутниковое покрытие

, тем не менее, имеет то преимущество, что оно широкое и частое, тогда как дрон может предложить только одно или другое из этих качеств.Группировка Planet Lab сможет делать снимки определенного участка поверхности Земли не реже одного раза в неделю, чтобы можно было быстро определить проблемные области и провести более детальное исследование.

Лучшее решение – интегрировать антенное и спутниковое покрытие. Это то, что Mavrx, также базирующийся в Сан-Франциско, пытается сделать. Вместо беспилотников у него есть договоренность, похожая на Uber, с примерно 100 пилотами легких самолетов по всей Америке. Каждый из самолетов, нанятых фирмой, был оснащен мультиспектральной камерой и готов совершить определенные вылеты по запросу Mavrx.Камеры Mavrx имеют разрешение 20 см на пиксель, что означает, что они могут снимать отдельные растения.

Фирма также отдала на аутсорсинг свою спутниковую фотосъемку. Его сырье взято из Landsat и других общедоступных спутниковых программ. Он также имеет доступ к библиотекам этих программ, некоторым из которых уже 30 лет. Таким образом, он может проверять производительность конкретного поля на протяжении десятилетий, подсчитывать, сколько биомассы это поле поддерживало из года в год, и сопоставлять это с записями урожайности поля в те годы, показывая, насколько продуктивными были растения.Затем, зная биомассу поля в текущем сезоне, можно спрогнозировать урожайность. Метод Mavrx можно масштабировать, чтобы охватить целые регионы и даже страны, прогнозируя размер урожая до его сбора. Это мощная финансовая и политическая информация.

Однако по-настоящему автоматизированная ферма, похожая на фабрику, должна была бы полностью исключить людей из цикла. Это означает внедрение роботов как на земле, так и в воздухе, и есть много подающих надежды производителей сельскохозяйственных роботов, пытающихся это сделать.

В Сиднейском университете Австралийский центр полевой робототехники разработал RIPPA (робот для интеллектуального восприятия и точного применения), четырехколесное устройство на солнечной энергии, которое выявляет сорняки на овощных полях и уничтожает их по отдельности. На данный момент он делает это с точными и точно направленными дозами гербицидов. Но вместо него или чего-то подобного можно было бы использовать луч микроволн или даже лазер. Это позволит потребителям, не одобряющим химическую обработку, признать соответствующие культуры «органическими».

Для менее суетливых Rowbot Systems из Миннеаполиса разрабатывает бота, который может перемещаться между рядами частично выращенных растений кукурузы, позволяя ему вносить дополнительные боковые подкормки удобрений к растениям, не раздавливая их. Действительно, в будущем, возможно, можно будет сопоставить дозу с растением на фермах, где потребности отдельных растений оцениваются с помощью бортовых мультиспектральных камер.

Роботы также представляют интерес для производителей фруктов и овощей, которые в настоящее время собираются вручную.Сбор фруктов — это трудоемкий бизнес, который, несмотря на то, что сборщики не получают хорошего вознаграждения, был бы намного быстрее и дешевле, если бы он был автоматизирован. И роботы-сборщики начинают появляться.

SW6010, произведенный испанской фирмой AGROBOT, использует камеру для распознавания клубники и определения того, созрела ли она для сбора. У тех, у которых есть стебли, отрезаны лезвиями, и они улавливаются в корзинах, а затем передаются по конвейерной ленте для упаковки оператором-человеком, сидящим на роботе.В Нидерландах исследователи из Вагенингенского университета работают над созданием робота-уборщика для более крупных продуктов, таких как перец.

Все эти устройства и им подобные до сих пор источают запах Хита Робинзона. Но робототехника быстро развивается, и системы управления, необходимые для работы таких машин, с каждым днем ​​становятся все лучше и дешевле. Некоторые считают, что через десятилетие или около того многие фермы в богатых странах будут в основном управляться роботами.

Третьи задаются вопросом, насколько далеко фермеры позволят роботизировать свои фермы.Самоуправляемая сельскохозяйственная техника, подобная той, что продает John Deere, уже практически роботизирована. Это похоже на авиалайнер, в котором пилот обычно мало чем занимается между посадкой и взлетом, потому что всю работу за него делают компьютеры. Тем не менее, Deere не планирует передавать полный контроль в облако, потому что это не то, чего хотят ее клиенты.

Туннельное зрение

Если для выращивания на открытом воздухе до полного контроля еще далеко, то для культур, выращиваемых в полностью искусственной среде, он уже близок.В лабиринте туннелей под Клэпемом, на юге Лондона, Growing Underground делает именно то, что предполагает его название. Он выращивает около 20 видов салатных растений, предназначенных для продажи поварам и магазинам сэндвичей города, в подземных пустотах, которые начали свою жизнь как бомбоубежища времен Второй мировой войны.

Ферма Growing Underground во многом напоминает любую другую гидропонную ферму в помещении. Но есть одно большое отличие. Обычная теплица со стенами из стекла или поликарбоната спроектирована так, чтобы пропускать как можно больше солнечного света.Growing Underground специально исключает это. Вместо этого освещение обеспечивается светоизлучающими диодами (LED). Их спектры в духе минимализма гидропоники точно настроены таким образом, чтобы излучаемый ими свет был оптимальным для фотосинтеза растений.

Как и следовало ожидать, датчики наблюдают за всем — температурой, влажностью, освещенностью — и отправляют данные непосредственно в инженерный отдел Кембриджского университета, где они обрабатываются вместе с информацией о росте растений для разработки наилучших режимов для будущих культур.

На данный момент Стивен Дринг, босс Growing Underground, ограничивает производство травами и овощами, такими как небольшой салат и самфир, которые можно быстро довести до размера урожая. Он сократил цикл для кориандра с 21 до 14 дней. Но тесты показывают, что система работает и для других, более крупных культур. Морковь и редис уже успешно выращиваются таким образом, хотя они могут не требовать достаточной премии, чтобы оправдать их подземное выращивание. Но пак-чой, китайский овощ, популярный среди модных горожан, живущих во внутренних пригородах Лондона, таких как Клэпхэм, также поддается употреблению.На данный момент выращивание занимает пять недель от начала до конца. Сократите это количество до трех, что, по мнению мистера Дринга, он может сделать, и это будет выгодно.

Фирмы, производящие светодиоды, тоже могут оказаться в выигрышном положении. Мистер Дринг пришел из финской фирмы Valoya. В Швеции Heliospectra занимается тем же бизнесом. Philips, голландский гигант электроэнергетики, также присоединился к ним. В обычных теплицах такие источники света используются в качестве дополнения к солнцу, но все чаще они используются в теплицах без окон, таких как г-н Дринг.Хотя в отличие от солнечного света они не выходят на свободу, они настолько эффективны и долговечны, что их спектральные преимущества кажутся решающими (см. таблицу).

Этот вид земледелия не обязательно должен вестись под землей. Такие операции, как у мистера Дринга, возникают и в зданиях на поверхности. Старые мясокомбинаты, фабрики и склады по всему миру превращаются в «вертикальные фермы». Хотя они никогда не наполнят животы всего мира, они больше, чем причуда. Скорее, они представляют собой современную версию рыночных садов, которые когда-то процветали на окраинах городов — в местах, подобных Клэпхэму, — до того, как земля, которую они занимали, была поглощена разрастанием городов.И с их точным контролем входных данных и, следовательно, выходных данных (см. Сканирование мозга ниже), они также представляют собой высшую степень того, чем может стать сельское хозяйство.

 

Впереди большие перемены в землевладении и фермерских хозяйствах? | 2019-02-05 | Agri-Pulse

Примечание редактора. Это первая статья из нашей серии подробных редакционных статей, состоящей из семи частей, в которой мы подробно рассматриваем «Ферма и продукты питания 2040». Мы изучим тенденции, формирующие не только сельскохозяйственное производство, но и цепочку поставок, пищевые компании, экспортеров и многое другое.В первой части рассматриваются грядущие изменения в собственности США на сельскохозяйственные угодья с дополнительным акцентом на «Разрушители: шесть тенденций, которые будут определять будущую структуру сельского хозяйства США».

Покопайтесь в землевладении в США, чтобы увидеть, что происходит и что может произойти в будущем, и 87-летний отец Карсона Фатча, Элвин, очень типичен.

Карсон, агент по недвижимости, специализирующийся на сельскохозяйственных угодьях для Saunders Real Estate из Лейкленда в центральной и южной Флориде, говорит, что его отец был фермером в пятом поколении, и у него не было членов семьи, которые хотели бы заниматься сельским хозяйством, поэтому он передал свою землю семье. корпорации и десятилетиями сдавала его в аренду другому крупному управляющему сельскохозяйственными угодьями для выращивания клубники.

Часто случается, говорит он: «Фермеры все эти годы инвестировали в свою землю и в свою работу, поэтому на их земле они будут получать свои пенсионные накопления».

Другие вероятные тенденции на ближайшие годы:

  • Ожидается, что в течение следующих десяти или двух лет средний возраст владельцев сельскохозяйственных угодий продолжит увеличиваться.
  • На самом деле, как и старший Фатч, многие передают свою землю в завещания, семейные корпорации или трасты, а затем просто сохраняют ее до выхода на пенсию, избегая серьезных налоговых последствий продажи или дарения ее при жизни.
  • Фермеры по-прежнему будут наиболее типичными покупателями сельскохозяйственных земель, но их доминирование уменьшится.
  • Нефермерам будет принадлежать все больше и больше земли, особенно арендованных площадей.
  • Ожидайте, также, продолжающееся движение, особенно со стороны средних и крупных фермеров, к аренде большего количества площадей и меньшему владению.
  • Женщин-владельцев и операторов станет больше, хотя в целом фермеров станет меньше.
  • Продовольственные компании требуют большей прослеживаемости и устойчивости — часто без дополнительных затрат на это.Это может затруднить поддержание рентабельности малых и средних предприятий без расширения масштабов и инвестиций в новые технологии.

Тим Февольд, ASFMRA

Как быстро наступят изменения?

Из поколения в поколение переход прав собственности на фермы и ранчо в Америке был медленным и, как правило, стабильным, и некоторые эксперты говорят, что в ближайшем будущем темпы вряд ли сильно изменятся.

«Я не ожидаю более быстрого оборота.Я думаю, что это будет продолжением тенденции, которую мы наблюдаем последние несколько десятилетий», — говорит Тимоти Феволд, президент Американского общества управляющих фермами и сельских оценщиков.

Фатч соглашается. Несмотря на неоднократные удары государства, в том числе ураган, опустошивший поля и сады, и ужасное озеленение цитрусовых рощ, «сельскохозяйственные угодья по-прежнему будут пользоваться спросом», — говорит он, и стоимость будет продолжать расти, как и раньше. в «прибрежных районах, где существует большое давление для развития.

Кроме того, по его словам, «у нас слишком хороший климат (чтобы сельскохозяйственные угодья не пользовались спросом)», и он говорит, что у покупателей по-прежнему есть бесконечные причины инвестировать в сельскохозяйственные угодья, включая солнечные фермы в последнее время. Таким образом, говорит он, «я не вижу каких-либо резких изменений» в количестве продаж земли.

Тем не менее, ситуация для владельцев и операторов ферм может меняться быстрее, чем многие ожидали, говорит Бретт Шиотто, генеральный директор Aimpoint Research, глобальной маркетинговой исследовательской фирмы, которая провела обширную работу по анализу текущих тенденций в сельском хозяйстве и выявлению «фермерских о будущем.Он определил шесть тенденций, которые могут ускорить структурные изменения в сельском хозяйстве, оказывая сильное давление на фермеров и традиционные сельскохозяйственные институты. (См. « Разрушители: шесть тенденций, которые сформируют будущую структуру сельского хозяйства США», ниже).

Хотя темпы могут быть неопределенными, вам следует искать по крайней мере 370 миллионов акров сельскохозяйственных земель, чтобы переходить из рук в руки в 48 смежных штатах по крайней мере один раз в 10-20 лет, заканчивающихся в 2034 году .

Это лучшее расчетное предположение Американского сельскохозяйственного фонда (AFT), который фокусируется на том, кто, почему и как получает доступ к сельскохозяйственным землям и владеет ими, а также как их защитить.Аналитики AFT обработали цифры, в том числе возраст землевладельцев и основных операторов ферм, а также то, что сами владельцы и операторы ферм сообщили Министерству сельского хозяйства США, что они ожидают от своей земли в ближайшие пять лет, как сообщается в пятилетних переписях Министерства сельского хозяйства и в отчете Службы экономических исследований за 2014 год. о землевладении и передаче.

AFT применила к данным некоторую актуарную логику, и « предполагалось, что, учитывая их возраст, (владельцы и операторы) должны будут предпринять какие-то действия в ближайшие 10–20 лет», — сказала Дженнифер Демпси, директор Информационного центра сельскохозяйственных угодий AFT.Или передача может произойти после их ухода, и, таким образом, ее центр прогнозирует, что собственность на 40 процентов из 991 миллиона акров ферм и ранчо в 48 штатах перейдет к другому владельцу с 2015 по 2035 год .

Ежегодно передача сельскохозяйственных угодий в США будет составлять в среднем лишь около 2% всех сельскохозяйственных угодий США, сообщает AFT. Кроме того, среди подлежащих передаче акров большая часть, вероятно, перейдет из рук в руки посредством частных сделок, таких как дарение, завещание или доверительное управление, а еще 14 процентов будут проданы между членами семьи.Таким образом, AFT сообщает, что остается только около 25 процентов, продаваемых любым способом на открытом рынке, что составляет менее 1 процента всех сельскохозяйственных угодий США.

Между тем, Рэнди Дикхут, старший вице-президент по операциям с недвижимостью в Farmers National Company из Омахи, отмечает , что 1 процент сельскохозяйственных угодий в год, поступающий на рынок, теперь сталкивается с «большой передачей богатства из поколения в поколение» — горы активов, таких как сельскохозяйственные угодья, накопленные поколениями Второй мировой войны и войны в Корее.

Рэнди Дикхут, Национальный фермерский фонд

«Большинство людей, владеющих сельхозугодьями, какое-то время владели ими», — сказал он, и склонны держаться за них. По его словам, около 70 процентов клиентов, для которых Farmers National управляет сельскохозяйственными угодьями, считают семейное наследие основной причиной сохранения своей земли, и такие клиенты, как правило, являются крупными землевладельцами.

Аналогичным образом, в недавно опубликованном обширном обзоре владения и владения сельскохозяйственными землями штата Айова, проведенном Университетом штата Айова, говорится, что 29 процентов всех землевладельцев штата Айова говорят, что «семейные или сентиментальные причины» «очень важны» для их владения землей — по сравнению с с 22 процентами в опросе ISU 2012 года.

Помимо намерения сохранить сельскохозяйственные угодья, Конгресс значительно расширил стимулы для этого посредством изменений в федеральных налогах на наследство и дарение.

Джерри Косгроув, советник по программе AFT Farm Legacy Program, объясняет, что с тех пор, как Конгресс принял решение, «если вы будете удерживать (фермерские активы) до самой смерти, база (налога на прирост капитала) будет увеличена, и капитал будет нулевым. налог на прибыль. И, с практической точки зрения, теперь нет налога на наследство, если только вы не очень богаты.Совокупные льготы по федеральному налогу на недвижимость (для супружеской пары) теперь составляют более 22 миллионов долларов».

«Сейчас существует сильное препятствие для передачи любого ценного актива , включая сельскохозяйственные угодья, в течение вашей жизни либо в дар, либо путем продажи», — сказал Косгроув.

Этот сдерживающий фактор может спровоцировать новый всплеск общего количества субъектов, находящихся в собственности сельскохозяйственных угодий, таких как трасты, поместья, корпорации (обычно семейные корпорации), по сравнению с теми, которые принадлежат отдельным лицам или совместно владеют фермерскими парами .Количество этих предприятий неуклонно росло, практически удвоившись с 72 063 в 1982 году до 142 370 в 2012 году, в то время как общее количество ферм сократилось, и результаты переписи 2017 года, ожидаемые в апреле, могут поставить новый рекорд.

Кроме того, фермеры и землевладельцы сообщили ERS в ходе опроса 2014 года, что они ожидают, что 62 процента их ферм и ранчо перейдут из рук в руки через трасты, завещания или дары семье или другим лицам.

Результаты опроса владения и пользования ISU, взятые по мере того, как налоговые изменения были завершены, также предполагают, что больше собственности на сельскохозяйственные угодья находится в собственности, которой владеют типы организаций, отмеченные выше.В опросах с 2002 по 2017 год доля сельскохозяйственных угодий, зарегистрированных в индивидуальной и совместной аренде (или совместной аренде), сократилась с 77 до 58 процентов соответственно, в то время как доля земель, зарегистрированных в трастах, поместьях, корпорациях и компаниях, увеличилась с 20 до 39 процентов. Фермерские угодья Айовы.

Источник: Iowa State University Extension

Однако переход к пожизненной собственности создает экономический барьер для молодых и начинающих фермеров, пытающихся купить землю, объясняет Косгроув, потому что любой землевладелец, продающий им землю, облагается высокими налогами на прирост капитала.«Таким образом, люди просто держат землю и сдают ее в аренду фермерам», — говорит он.

В качестве частичного средства правовой защиты AFT и другие покупают предложение среди членов Конгресса и защитников окружающей среды, которое позволит единовременное освобождение от налога на прирост капитала в размере до 500 000 долларов США на человека при продаже земли начинающему фермеру.

Однако некоторые считают, что влияние налоговых изменений может быть преувеличено.

Февольд из ASFMRA говорит: «Я не думаю, что налоговая политика является таким важным фактором, как некоторые думают.Есть много факторов, почему люди владеют землей. Я думаю, что у большинства землевладельцев их больше. . . вещи, о которых они беспокоятся, кроме налоговой политики. Если они собираются владеть землей, они будут владеть землей».

Несомненно, преемственность семьи важна для некоторых землевладельцев, говорит Феволд, который с 1982 года работает профессиональным управляющим фермой в компании Hertz Farm Management в Неваде, штат Айова. продай землю, возьми деньги и беги.Кроме того, указывает он, «чуть больше половины земли в Айове принадлежит не фермерам».

Действительно, доля сельскохозяйственных угодий в США, не принадлежащая операторам, значительна , и она выходит за рамки того, что традиционно принадлежало фермерам-пенсионерам и тем, кто их унаследовал.

В обзоре ISU доля нефермеров во всех сельскохозяйственных угодьях предлагается в подсчете нерезидентов среди владельцев сельскохозяйственных угодий в Айове, который постепенно увеличился с 6 процентов в 1982 году до 20 процентов в 2017 году.

Кроме того, доля нефермеров в арендованных землях намного больше: в исследовании ISU 86 процентов арендованных акров принадлежат землевладельцам, которые не занимаются сельским хозяйством, и только 6 процентов — тем, кто занимается сельским хозяйством полный рабочий день.

Согласно отчету ERS за 2014 год, неоператоры (в том числе фермеры-пенсионеры) по всей стране владеют 31 процентом сельскохозяйственных угодий США, значительной долей, но им принадлежит 80 процентов арендованных сельскохозяйственных угодий. (Обратите внимание, однако, что фермеры-пенсионеры составляют почти половину землевладельцев, не занимающихся сельским хозяйством, и их наследники, не занимающиеся сельским хозяйством, безусловно, также хорошо представлены в этой категории.)

Кто является покупателем сельхозугодий? По традиции в первую очередь фермеры. Они уже давно купили большую часть крошечной (менее 1 процента) доли сельскохозяйственных угодий, которые, как можно ожидать, будут ежегодно появляться на открытом рынке, и в значительной степени будут продолжать это делать.

Дикхут говорит, что Farmers National торгует сельскохозяйственными угодьями от тихоокеанского северо-запада до Среднего Запада и Равнин, Джорджии и Нью-Йорка на востоке и в других местах, и «во-первых, — говорит он, — не так много земли, которая выставляется на продажу. ». Плюс «фермеры покупают 70-80 процентов, а иногда и больше, хороших сельхозугодий, поступающих на продажу», если не учитывать продажу охотничьих и других рекреационных угодий.

Феволд из Айовы и Фатч из Флориды согласны с тем, что фермеры уже давно являются типичными покупателями, и говорят, что это быстро не изменится.

Но Дикхут также считает, что в последние годы ситуация начала меняться. Он говорит, что фермеры были агрессивными покупателями земли, в то время как сельское хозяйство было очень прибыльным для большинства примерно до 2013 года. Но в последние годы, особенно в некоторых секторах и в некоторых регионах, таких как молочные фермы на севере и северо-востоке, фермеры медленнее прыгать на доступную землю. «Когда все изменилось . . . веселье закончилось», и все больше фермеров уходят на пенсию, а не расширяют свои владения, отмечает он.

Но теперь «инвестиционные фонды, такие как пенсионные фонды и венчурный капитал, проявляют больший интерес к покупке сельскохозяйственных земель», — говорит Дикхут, по крайней мере, в штатах, где такая покупка разрешена. По его словам, в последние несколько лет так происходит в большей части страны, когда цены на землю снижаются, а фермы, конкурирующие за сельскохозяйственные угодья, сокращаются.

Несмотря на то, что несколько лет низкой рентабельности фермерских хозяйств могут подтолкнуть фермеров к обочине рынка земли, он сказал: «У покупателей-инвесторов есть капитал, потому что это их бизнес.. . пенсионный фонд или что-то в этом роде. . . чтобы они могли купить в любое время», что долгосрочные инвестиционные перспективы благоприятны для него.

Фатч из Флориды соглашается. «Кажется, что в поисках земли для сельхозугодий занимается больше людей, чем самих фермеров, — говорит он. «Они покупают сельхозугодья более быстрыми темпами, чем, скажем, 15 лет назад. За последние пять лет он стал более популярным».

Futch отмечает рост в последние годы «инвестиционных групп, специализирующихся на . . . диверсифицированы во многие состояния и товары, покупая и сдавая в аренду фермы.Он работает с одной такой группой, «у которой есть фермы в 13 штатах — от хлопка в Арканзасе до черники в Джорджии и клубничных ферм во Флориде. . . даже миндаль в Калифорнии».

Чаще всего, говорит он, «инвестиционные покупатели хотят обратной аренды. Они пойдут и купят эту ферму, но единственный способ, которым они ее купят, — это если у них есть очередь того или другого фермера, чтобы арендовать ее у них ». Они не хотят заниматься фармом. «Они просто ищут окупаемость инвестиций.. . что-то около 5 процентов».


Кто такие институциональные инвесторы в сельскохозяйственные угодья?

Институциональные инвесторы имеют различный опыт и интересы в сельскохозяйственных угодьях. Например, Ассоциация страхования и аннуитета учителей (TIAA) в 2015 году закрыла партнерский фонд сельскохозяйственных угодий на сумму 3 миллиарда долларов после того, как в 2012 году фонд сельскохозяйственных угодий составил 2 миллиарда долларов. Партнерский фонд сельскохозяйственных угодий TIAA, Nuveen, инвестирует в высококачественные сельскохозяйственные угодья на четырех континентах, в том числе более 251 000 акров в США.S. и почти 739 000 акров в Бразилии, согласно их отчету за 2018 год. Расположение ферм см. на карте ниже или нажмите здесь.

Другая группа инвесторов, Ceres Farms, приобретает недвижимость и сдает ее в аренду местным фермерам, которые выращивают кукурузу, сою, пшеницу или специальные культуры по расписанию. Менее чем за десятилетие Ceres приобрела более 100 000 акров земли в десяти штатах, а ее активы под управлением выросли до более чем полумиллиарда долларов.


 

Сохранение сельскохозяйственных угодий

Еще одна важная тенденция связана с сохранением сервитутов , которые быстро расширяют права на U.S. Право собственности на землю сельскохозяйственного назначения.

Сервитуты представляют собой частичную собственность на землю, которая запрещает или ограничивает развитие и направлена ​​на защиту дикой природы, ландшафта или других природоохранных целей. Они финансируются различными национальными, государственными или местными органами власти и природоохранными организациями и обычно приобретаются земельными фондами, созданными для владения ими и управления ими.

Некоторые земельные фонды нацелены главным образом или исключительно на сохранение сельскохозяйственного использования земли. На национальном уровне Служба охраны природных ресурсов Министерства сельского хозяйства США присуждает гранты в рамках Программы по сохранению сельскохозяйственных культур (ACEP) для спонсирования постоянных сервитутов на сельскохозяйственных угодьях.Фактически, законопроект о фермерских хозяйствах 2018 года увеличил финансирование, предписав ACEP 450 миллионов долларов в год до 2023 года по сравнению с 250 миллионами долларов в 2018 году.

Фатч говорит, что среди владельцев сельскохозяйственных земель люди, которые сейчас стареют и делят свое имущество». Многие продают сервитуты, «чтобы земля все еще оставалась в семье», — говорит он, и продажа означает, что «они получают наличные деньги для работы», даже если земля будет продаваться по значительно более низкой цене — часто около половины ее предыдущей стоимости. стоимость – из-за сервитутных ограничений.

Земельные фонды и государственные программы получили сервитуты на 6,5 млн акров для защиты сельскохозяйственных земель США, что на 38% больше, чем за последние пять лет.

Это результат опроса ATF почти 700 земельных трастов в 2017 году, результаты которого добавлены в список сервитутов по защите сельскохозяйственных земель, принадлежащих государственным учреждениям и опубликованных в декабре.

Земельные фонды контролируют и управляют сервитутами, но в значительной степени полагаются на государственное финансирование и деньги от природоохранных и других общественных организаций для приобретения сервитутов, говорит Демпси из AFT.«Если бы у них не было государственного финансирования… . . они не смогут купить сервитуты у владельцев сельскохозяйственных земель», — пояснила она.

Женщины также добиваются успехов в владении сельскохозяйственными угодьями , как и в других сферах американской экономики.

Женщины уже давно владеют и контролируют большую часть американских ферм и ранчо. Данные сельскохозяйственной переписи о владении землей женщинами отсутствовали в течение последних десятилетий, но опрос ERS 2014 года показывает, что 37 процентов владельцев земли, не являющихся операторами, являются женщинами, и им принадлежит 46 процентов из примерно 283 миллионов арендованных акров, или около 130 миллионов акров.

Опрос 2017 года в Айове, тем временем, показал, что женщины владеют 55 процентами арендованных сельскохозяйственных угодий по сравнению с 52 процентами всего пятью годами ранее, но они также владеют 47 процентами всех сельскохозяйственных угодий в штате. По данным исследования, в 2017 году женщины старше 80 лет владели 13 процентами сельскохозяйственных угодий.

Как правило, женщины унаследовали землю от родителей или владеют фермами совместно с мужьями и, поскольку они чаще всего переживают своих мужей, в конечном итоге получают большую долю земли, чем мужчины среди пенсионеров.

Дженнифер Филипиак руководит программой AFT «Женщины за землю» и говорит, что «на самом деле никто не знает. . . просто не так много данных» о собственности пожилых женщин на сельскохозяйственные угодья. Она проводит встречи на Среднем Западе с женщинами-фермерами и говорит: «Большинство приезжающих женщин унаследовали свои сельскохозяйственные угодья». На Среднем Западе, по ее словам, «очень важно сохранить землю в семье. . . так как это было в семье так долго.

Дженнифер Филипиак, American Farmland Trust

Рост количества и доли американских ферм, управляемых женщинами, также указывает на рост собственности.Это правда, что фермы, принадлежащие женщинам, в среднем намного меньше, чем в среднем, а валовой объем продаж составляет лишь около четверти от среднего показателя по ферме по стране, согласно данным Министерства сельского хозяйства США. Имейте в виду, что Министерство сельского хозяйства США определяет ферму как любое место, которое произвело и продало сельскохозяйственной продукции на сумму не менее 1000 долларов в течение определенного года.

Однако перепись Министерства сельского хозяйства США фиксирует увеличение числа женщин в качестве основных операторов: от одной из 20 ферм полвека назад до каждой седьмой в 2012 году. они работают», — говорит Министерство сельского хозяйства США.

Критическое значение для прав собственности также имеет земля, оставляющая для сельского хозяйства в среднем более 1,5 млн акров пахотных земель в год, и варьируется в период с 1992 по 2012 год . По данным AFT, более 70 процентов городской застройки и 62 процента всей застройки приходилось на сельскохозяйственные угодья, в том числе на лесные угодья, входившие в состав ферм.

Теми же темпами еще более 43 миллионов акров сельскохозяйственных угодий США — около 5 процентов сельскохозяйственных угодий страны — больше не будут принадлежать ни одному фермеру, а станут городской, промышленной, коммерческой, жилой недвижимостью и автомагистралями с 2012 по 2040 год. .

Наконец, вот что вряд ли сильно изменится: арендованная доля сельхозугодий .

По всей стране «сдается в аренду более половины пахотных земель по сравнению с чуть более 25 процентами пастбищ», говорится в отчете ERS за 2014 год. В целом арендная деятельность сосредоточена там, где выращивают зерновые, масличные, хлопчатник и другие основные полевые культуры, и в таких районах арендуется более 50 процентов сельскохозяйственных угодий.

Но перепись, проведенная Министерством сельского хозяйства США, показала, что общая доля фермерских и ранчо в США, которые были сданы в аренду, составляла 38 процентов в 1964 и 1969 годах.В переписи 2012 года эта доля по-прежнему составляла 38 процентов, а в опросе ERS 2014 года доля составляет 39 процентов.

Разрушители: шесть тенденций, которые будут определять будущую структуру сельского хозяйства США будущее.

«В отрасли есть шесть факторов, которые очень сильно влияют на перемены», — говорит Бретт Шиотто, генеральный директор Aimpoint Research, международной фирмы, занимающейся маркетинговыми исследованиями, которая провела обширную работу по анализу текущих тенденций в сельском хозяйстве и выявлению «Фермера будущего».

«Если вы посмотрите на них в совокупности, это довольно показательно, что мы переживаем период преобразований, который только ускоряется». Рассмотрим эти шесть тенденций:

Консолидация: С 1930-х годов количество ферм сократилось, средний размер увеличился, а площадь сельскохозяйственных угодий в целом осталась неизменной. Из 2,1 миллиона ферм по последней сельскохозяйственной переписи только около 15 процентов являются полномасштабными производственными фермами, и они контролируют 80 процентов акров земли. «Мы думаем, что к 2040 году будет менее 100 000 производственных ферм, и 5 процентов ферм будут производить более 75 процентов сельскохозяйственной продукции», — говорит Шиотто. «Фермы среднего размера испытывают наибольшее финансовое давление и быстрее всего приходят в упадок, поскольку их скупают более крупные предприятия».

Генеральный директор Aimpoint Бретт Шиотто

«Однако в этой истории есть еще кое-что, и утверждение «больше становится больше» слишком упрощено. Появляются два класса ферм — сельскохозяйственные производства и фермы, ориентированные непосредственно на потребителя.По данным Министерства сельского хозяйства США, с 1992 по 2012 год количество мелких ферм в США увеличилось на 61%. Не каждый фермер вписывается в сегодняшнее определение производственного сельского хозяйства, и сельскохозяйственным учреждениям придется учитывать, как они будут обслуживать оба класса фермеров», — объясняет он. Шиотто.

Психология фермера : Данные свидетельствуют о том, что большее количество фермеров может не захотеть или не иметь возможности продолжать бизнес, если текущие экономические условия сохранятся. В 2019 году долг США по сельскому хозяйству составил 410 миллиардов долларов — уровень, которого не было с 1980-х годов.

Фермерские операции «в значительной степени поддерживались низкими процентными ставками и более высокой, чем в среднем, стоимостью земли. Мы начинаем видеть, как операционная рентабельность этих ферм снижается, и становится все труднее выплачивать кредиты», — говорит Шиотто.

Прошлой осенью исследование, проведенное Aimpoint Research, показало, что почти 60 процентов фермеров были обеспокоены своей способностью погашать операционные кредиты.

«Все больше кредиторов задумываются о своих рисках, и большему количеству фермеров будет трудно вернуть то, что они уже взяли взаймы», — говорит Шиотто.

Ситуацию усугубляет передача сельскохозяйственных угодий и планирование преемственности. По оценкам Министерства сельского хозяйства США, в период с 2015 по 2019 год 10 процентов сельскохозяйственных угодий сменили владельцев.

«В 2017 году фермеры сказали нам, что 28 процентов акров перейдут к новому владельцу в течение следующих пяти лет, а на 22 процентах будет кто-то, кроме нынешнего лица, принимающего решения, принимать решения о методах возделывания культур, вводимых ресурсах и сборе урожая. Таким образом, многие фермеры отмечают более высокую скорость изменений, чем предполагало Министерство сельского хозяйства США», — добавляет он.

«Шестьдесят пять процентов говорят, что у них есть план преемственности, но для многих это часто надежда на то, что член семьи вернется на ферму, — говорит Шиотто. план преемственности.

«Существует зависимость между тем, возвращаются ли продюсеры домой или нет, и тем, насколько они целеустремленны. Например, если у вас есть член семьи, возвращающийся на ферму, вы, как правило, продолжаете вкладывать средства в операцию. Вы находите новые возможности, расширяетесь и растете.Если к вам никто не возвращается на ферму, вы, как правило, снимаете ногу с педали газа раньше».

Технологии: Многие молодые люди интересуются сельским хозяйством, и когда Aimpoint Research спросили, что их больше всего волнует, самые громкие слова были о новых технологиях. Министерство сельского хозяйства США сообщает, что почти 69 процентов молодых фермеров имеют высшее образование.

«Те, кто вернется на ферму, будут более образованными, чем их родители, бабушки и дедушки до них. Они намерены действовать по-другому.Они выросли в разрушительную эпоху. Они не обязательно так же ценят образ жизни, как их родители, бабушки и дедушки. Они не хотят проснуться однажды утром, весь день работать на ферме, поужинать и сделать это снова на следующий день. Они хотят вести очень эффективную работу, они хотят зарабатывать деньги. Они хотят иметь другие интересы и заниматься другими делами», — добавляет он.

По данным Aimpoint Research, 75% фермеров в возрасте 35 лет и младше заявили: «Как только я возьму на себя ответственность, я собираюсь внедрить новые технологии».В то же время 71 процент планируют повысить эффективность, 63 процента планируют улучшить маркетинг и 48 процентов планируют расширить посевные площади.

Технологии оказывают иное влияние на сельское хозяйство, чем в прошлом, говорит Шиотто.

«Как и в марафонах, когда стреляет пушка, собирается огромная стайка, пытающаяся не споткнуться друг о друга. Но эта группа бегунов в значительной степени расширяется. Мы видим, что фермеры, которые хотят и могут внедрять новые технологии, продвигаются вперед, а те, кто не может или не хочет этого делать, все больше и больше отстают.Это влияет на то, кто, скорее всего, добьется успеха в будущем».

Потребители: Потребители являются центром притяжения, который способствует многим изменениям в сельском хозяйстве, и около двух третей сказали, что они думают о том, откуда поступает их еда, согласно недавнему исследованию Aimpoint Research. «Что действительно влияет на принятие решений потребителями, так это цена, полезность и свежесть», — говорит Шиотто. «И то, что воспринимают потребители, во многом является тем, к чему адаптируются ритейлеры.Потребители считают, что не-ГМО лучше, чем ГМО, и что органические продукты лучше, чем неорганические. Они также считают, что местное лучше, хотя определение местного места варьируется от «фермы в моем сообществе» до «фермы в США». Мы в сельском хозяйстве знаем, что многие из этих систем убеждений могут быть необоснованными или нереалистичными, но тем не менее, розничные продавцы реагируют.

«Органические продукты продолжают расти, и мы видим появление новых инноваций в области белков, таких как Impossible Burger и Memphis Meats .Многие традиционные белковые компании инвестируют, потому что, хотя лабораторные источники белка могут появиться еще через 5-10 лет, они могут стать серьезным прорывом и оказать давление на рынки кукурузы и сои в США, если некоторые из животноводческих производств изменятся».

Интерес потребителей к электромобилям может стать еще одним разрушительным фактором, говорит Шиотто.

«К 2040 году, очень вероятно, мы увидим значительное сокращение количества двигателей внутреннего сгорания. Если вы потеряете этанол, который потребляет около 40 процентов U.Урожай кукурузы сегодня – это приведет к существенным изменениям», – добавляет он.

«Между альтернативными белками, регуляторным давлением на животноводство, изменением моделей потребления и потенциальной потерей этанола, я думаю, что значительное количество акров может подвергаться некоторому риску», — говорит Шиотто.

Sciotto ожидает, что все больше продовольственных компаний и розничных продавцов будут удовлетворять потребности своих потребителей, независимо от того, основано ли это на хороших научных данных или идеях, или нет. И эти решения заканчиваются на ферме.

«Мы увидим, как розничный торговец оказывает все большее и большее давление на то, как работают фермы. Когда вы спрашиваете потребителей, кому они больше доверяют — пищевым компаниям или фермерам, 58% говорят, что фермеру. Но фермер, похоже, все больше и больше теряет контроль», — добавляет Шиотто.

Рынки: Цены на сырьевые товары были относительно низкими, но это не мешало фермерам во многих частях мира увеличивать производство. По оценкам аналитиков, поскольку население мира продолжает расти, нам потребуется 70-процентное увеличение запасов продовольствия.

«Южная Америка, вероятно, станет житницей будущего. Американские фермеры находятся в более жесткой конкурентной среде, поскольку рынки меняются, и новые игроки становятся сильнее, чтобы удовлетворить глобальный спрос», — говорит Шиотто.

Правительство: Закон о сельском хозяйстве исторически играл важную роль в оказании поддержки многим фермерам и сельским районам посредством товарных программ, страхования урожая, сохранения и развития сельских районов. Бюджетное управление Конгресса прогнозирует, что законопроект о фермерских хозяйствах 2018 года будет стоить 428 миллиардов долларов в течение следующих 5 лет.

Однако другие аспекты государственной политики, такие как торговая и денежно-кредитная политика, также могут подвергать операции риску. Согласно последним прогнозам Министерства сельского хозяйства (USDA), в результате торговой войны стоимость общего экспорта сельскохозяйственной продукции США в 2019 году, как ожидается, упадет до 141,5 млрд долларов, что на 1,9 млрд долларов меньше, чем в 2018 году.

В дополнение к постоянной озабоченности по поводу торговли, реформы труда и регулирования продолжают оставаться главными проблемами. По данным Aimpoint Research, большинство производителей считают, что федеральные правила в целом наносят ущерб сельскому хозяйству.

Шиотто говорит, что все шесть этих тенденций сходятся, и скорость увеличивается. «Это оказывает большое давление на фермеров и традиционные институты сельского хозяйства».

«Как отрасль мы должны признать, что мы собираемся обслуживать раздвоенный рынок. У нас будут крупные, сложные вертикально интегрированные предприятия, управляемые фермерами с высоким IQ, а также небольшие предприятия, работающие непосредственно с потребителем, которые будут обслуживать их нишу».

Шиотто говорит, что агропредприятия, которые обслуживают традиционное сельское хозяйство, должны будут двигаться быстрее и увеличивать добавленную стоимость.

«Концепция универсального решения исчезает в фермерских каналах. Фермы будущего будут разнообразными, будут иметь разные потребности и будут рассчитывать на то, что их продавцы и поставщики предоставят индивидуальные решения и будут постоянно внедрять инновации».

Дополнительные новости см. на сайте: www.Agri-Pulse.com

От фермы к столу: сельское хозяйство, начало пищевой цепи

Последнее обновление: 06 июня 2006 г.

Современное сельское хозяйство делает все возможное, чтобы гарантировать качество и безопасность производства продуктов питания, тем самым решая проблемы, которые сегодня волнуют потребителей.

Происхождение еды

Большинство пищевых продуктов, таких как хлеб, молоко, мясо, фрукты, овощи, сахар и т. д., производятся в сельском хозяйстве. Они либо производятся непосредственно на фермах, либо на основе продуктов, поступающих с ферм. Фермеры выращивают продукты питания, которые они собирают, хранят и транспортируют на рынки или на перерабатывающие предприятия для сохранения и переработки в различные продукты питания.

В древности пища для человека поступала из дикой природы. Около десяти тысяч лет назад он начал отбирать и продвигать определенные растения и животных для домашнего выращивания и содержания.Это было началом земледелия. С тех пор в сельском хозяйстве произошли кардинальные изменения. Только в этом столетии были разработаны новые технологии и методы, которые значительно увеличили разнообразие сельскохозяйственных ресурсов, доступных фермерам, а также повысили производительность сельского хозяйства. В результате сегодняшнее быстро растущее население мира кормится за счет постоянно сокращающегося населения фермеров.

Что такое сельское хозяйство?

Современное сельское хозяйство опирается на использование техники для повышения эффективности работы, а также на природные и синтетические химические вещества как для борьбы с вредителями и болезнями, так и для ускорения роста сельскохозяйственных культур.Эти технологии влияют не только на выращивание продуктов питания фермерами, но и на окружающую среду. Следовательно, фермеры несут двойную ответственность: поставлять первичную сельскохозяйственную продукцию с приемлемым уровнем искусственных химикатов в достаточно больших количествах по доступным ценам и минимизировать любой ущерб, причиняемый окружающей среде.

Земледелие предполагает использование природных ресурсов, земли и воды для производства продуктов питания для людей и животных. Эта основная концепция земледелия остается неизменной с тех пор, как человек начал селекционировать и выращивать растения и разводить животных для личного пользования, обменивая свои сельскохозяйственные продукты на другие товары и продавая их за деньги.

Фермеры, выбирая и выращивая растения и животных, защищают их от целого ряда угроз со стороны других растений и хищников, а также таких организмов, как грибки, бактерии и паразиты. Все эти потенциальные опасности могут лишить растения и животных необходимых питательных веществ и повлиять на полезность пищи еще до того, как она попадет к потребителю.

Таким образом, сельское хозяйство является очень сложным предприятием, требующим различных элементов, включая адекватную почву и воду, эффективную технику для вспашки и посадки сельскохозяйственных культур, а также для их сбора и транспортировки.Ей нужны удобрения для дополнения естественных питательных веществ почвы, антибиотики для предотвращения болезней животных и пестициды для защиты сельскохозяйственных культур от животных, насекомых, сорняков и различных микроорганизмов.

И, наконец, для финансирования всех этих операций требуются капитал и благоприятные погодные условия.

Методы ведения сельского хозяйства

Методы ведения сельского хозяйства сильно различаются в зависимости от почвенных и климатических условий, потенциальной товарности конкретных сельскохозяйственных продуктов и экономических целей фермера.

По этим причинам методы ведения сельского хозяйства различаются между регионами и даже между отдельными фермами в пределах одного региона:

  • Некоторые хозяйства выращивают полевые культуры — зерновые, фрукты и овощи
  • Некоторые производят молоко
  • Другие разводят животных для производства мяса, молока или яиц
  • Многие фермы выращивают сельскохозяйственные культуры и животноводство
  • Увеличение количества «фермерской» рыбы, моллюсков и ракообразных, поскольку спрос на морепродукты превышает предложение в дикой природе

Независимо от того, какую комбинацию этих основных целей преследует фермер, его основные виды деятельности из года в год будут включать:

  • Подготовка и обслуживание земли (или воды) для выращивания желаемых культур, вспашка, посев, внесение удобрений и применение выбранных химикатов для предотвращения болезней и сорняков
  • Обеспечение животных адекватным кормом путем домашнего производства или покупки
  • Защита безопасности и здоровья животных для обеспечения того, чтобы они набирали вес, рожали, давали молоко или откладывали яйца
  • Сбор урожая для животных или человека
  • Доение животных и сбор яиц
  • Хранение урожая, содержание животных и транспортировка для их защиты от вредителей и болезней
  • Продажа сельскохозяйственных культур и животных непосредственно для потребления человеком или для использования в качестве сырья или ингредиентов в пищевой промышленности.

Сельское хозяйство и качество продуктов питания

Некоторые фермеры решили практиковать «органическое» или «биологическое» земледелие, которое, по их словам, дает более «натуральную» пищу. Поскольку некоторые токсины, химические вещества и микроорганизмы встречаются естественным образом во многих сельскохозяйственных продуктах, органическое земледелие не обязательно означает, что пища более здоровая.

До недавнего времени основной целью производства продуктов питания в Европе было производство достаточного количества продуктов питания по доступным ценам. По мере того как продуктивность сельского хозяйства росла в геометрической прогрессии, потребители все больше воспринимали количество и доступность как должное и стали уделять больше внимания качеству и безопасности продуктов питания, а также способам их производства.

Качество сельскохозяйственной продукции начинается с генетического потенциала выращиваемых растений или выращиваемых животных. Однако это только начало, так как фермеры должны обеспечить среду, в которой растения и животные могут полностью развить свой генетический потенциал. Это включает в себя приспособление животных и растений к естественной среде, обеспечение растений питательными веществами, а животных пищей, необходимой для обеспечения оптимального роста.

Например, генетический потенциал яблока определяет его размер, цвет, вкус и запах, а также ожидаемую потребителем пищевую ценность.Чтобы реализовать этот потенциал, фермер постоянно ухаживает за яблоней. Он дополняет естественные питательные вещества почвы, когда это необходимо, и защищает дерево и плоды от насекомых и болезней. В результате такой заботы и внимания со стороны фермера потребитель получает фрукты, не содержащие насекомых и грибков, внешний вид и вкус которых соответствуют ожиданиям потребителя.

Сельское хозяйство и безопасность пищевых продуктов

Потребителю легко определить вкус, запах, внешний вид и консистенцию пищевых продуктов, но оценить полезность и безопасность часто трудно или невозможно.Можно отметить порчу, которая может быть признаком небезопасной пищи, но даже здесь внешность может быть обманчивой, ибо то, что для одних является испорченной пищей, для других может оказаться деликатесом.

В целом можно выделить два типа безопасности пищевых продуктов: отсутствие химических веществ в количествах, которые могут быть вредными для здоровья (в остром или долгосрочном периоде), и отсутствие микроорганизмов и их токсинов в количествах, которые могут вызвать заболевание . Химические вещества могут быть естественными токсинами в самих сельскохозяйственных продуктах или поступать из внешних источников в результате методов ведения сельского хозяйства или химических веществ в почве.

К микроорганизмам относятся бактерии (сальмонелла, кампилобактер и листерия), паразиты (ленточные черви и криптоспоридии) и вирусы (гепатит А).

Важным приоритетом для фермеров является обеспечение того, чтобы их продукты, будь то растительного или животного происхождения, производились безопасным способом. Чтобы соответствовать этому, им помогают самые разные ученые и консультационные службы фермеров. Они получают консультации по правильному использованию удобрений, пестицидов, антибиотиков и других продуктов в растениеводстве и животноводстве.

Чувствительные продукты, такие как пестициды или продукты, используемые в ветеринарии, подлежат строгому регулированию. Они проходят жесткие процедуры тестирования, прежде чем они будут приняты для регистрации европейскими или национальными властями для конкретного использования. Это тестирование должно доказать, что продукт:

  • Имеет реальную ценность и будет работать по назначению
  • Не оказывает негативного побочного действия на человека ни при использовании на ферме, ни из-за остатков, которые могут оставаться в пище
  • Не оказывает отрицательного воздействия на окружающую среду

Процедура определения того, заслуживает ли регистрации новый продукт, является сложной и дорогостоящей.Прежде чем можно будет провести начальные полевые испытания, необходимо провести множество исследований токсичности и эффективности. Он также включает тесты на поведение продукта и продуктов его разложения на заводе и в окружающей среде. Продукт должен приносить пользу растению или животному, для помощи которому он предназначен, не оказывая отрицательного воздействия на другие виды, и не должен оставлять никаких вредных остатков в почве или воде.

Оценка продукта не заканчивается регистрацией. По мере развития науки постоянно поступают новые знания, которые могут изменить отношение к определенным продуктам.Хорошим примером является ДДТ. После многих лет использования было установлено, что ДДТ имеет отрицательные побочные эффекты, и по этой причине его использование было запрещено.

Болезни животных и потребитель

Некоторые микроорганизмы могут загрязнять сельскохозяйственные культуры, причинять вред животным и даже самому человеку. До ликвидации туберкулеза у животных молоко кипятили или пастеризовали, чтобы защитить людей от возможности заражения этой болезнью. Во время убоя животных осматривали, чтобы предотвратить попадание бактерии туберкулеза к потребителю.

К сожалению, животные могут быть переносчиками микроорганизмов, которые могут вызывать заболевания у людей без каких-либо признаков их существования в течение жизненного цикла животного или даже после его убоя. Примерами являются сальмонелла, листерия, некоторые штаммы кишечной палочки и кампилобактера. Животные могут получать эти микроорганизмы из корма или воды, из окружающей среды (через насекомых, птиц или грызунов), друг от друга и даже от людей. Точно так же болезнетворные микроорганизмы человека могут заражать насекомых, птиц и других животных, которые, в свою очередь, могут передавать их сельскохозяйственным животным.

Новая угроза здоровью человека возникла в восьмидесятых годах, когда у крупного рогатого скота стали проявляться симптомы коровьего губчатого энцефалопатии, так называемого «коровьего бешенства». Природа возбудителя в то время была неизвестна. Не удалось также определить, передается ли болезнь человеку или нет. Несмотря на это, были предприняты всевозможные профилактические меры, чтобы избежать распространения болезни, а также исключить некоторые ткани животного происхождения из употребления в пищу человеком.

Эти меры были дополнительно усилены, когда была установлена ​​возможная связь между ГЭКРС и новым вариантом редкого заболевания БКЯ (болезнь Крейтцфельда-Якоба) у людей.В настоящее время научные данные, по-видимому, указывают на то, что принимаемые превентивные меры становятся эффективными в борьбе с болезнью животных и в предотвращении дальнейших случаев заражения людей.

Чтобы максимально ограничить распространение микроорганизмов среди своих животных, фермеры соблюдают строгие правила гигиены на ферме, во время транспортировки и при убое. Точно так же важна забота со стороны потребителя или профессионального работника, занимающегося пищевыми продуктами, в форме надлежащего приготовления пищи, пастеризации, стерилизации, надлежащего хранения и т. д., особенно если есть сомнения в безопасности продукта. Свежие овощи следует тщательно мыть, чтобы уменьшить любую возможность загрязнения (особенно если овощи поливали загрязненной водой). Сальмонеллу, которая может присутствовать в цыплятах и ​​яйцах, можно устранить путем соответствующей кулинарной обработки.

Сельское хозяйство и окружающая среда

Фермерство неизбежно оказывает влияние на окружающую среду. Благодаря сельскому хозяйству земля преобразовывается физически и химически. Поскольку фермеры используют землю поколениями, в их интересах обеспечить, чтобы их земля оставалась здоровой и продуктивной.Одним из их приоритетов должна быть защита своей земли и, соответственно, окружающей среды в целом.

Однако, поскольку некоторые методы культивирования и определенные продукты могут оказывать неблагоприятное воздействие на окружающую среду, которое остается незамеченным для отдельного фермера, существуют научные и официальные регулирующие органы, предупреждающие его о возможном ущербе. Как обсуждалось ранее, одной из мер является регулирование пестицидов, чтобы гарантировать, что они не вредны для окружающей среды или человека.

Сельское хозяйство и исследования

Поскольку потребитель ожидает, что продукты питания будут легкодоступными и недорогими, а также полезными и безопасными, сельскохозяйственные исследования представляют собой непрерывный процесс, направленный на удовлетворение ожиданий потребителей.Научно-исследовательская деятельность включает:

  • Выведение новых сортов растений для обеспечения большей питательной ценности, более высокой эффективности производства или устойчивости к вредителям и болезням (что позволяет сократить использование пестицидов)
  • Улучшение методов защиты растений, включая более широкое использование средств биологической защиты
  • Улучшение удобрения для дальнейшего улучшения питания растений и сведения к минимуму негативного воздействия на окружающую среду
  • Повышение качества мяса или молока
  • Улучшение кормов для животных с целью улучшения здоровья животных и оптимизации преобразования корма в молоко или мясо
  • Улучшение методов орошения для обеспечения безопасности и оптимизации использования воды

Эти и другие цели сельскохозяйственных исследований направлены на дальнейшее улучшение качества и безопасности продуктов питания, когда они покидают ферму, чтобы свести к минимуму любое негативное воздействие на экологию и способствовать достижению цели устойчивого сельского хозяйства.

Будущие вызовы

Фермеры и сеть ученых, правительств и производителей, которые их поддерживают, постоянно направляют свою энергию и усилия на создание наилучших условий для выращивания и жизни сельскохозяйственных культур и животных. Улучшение питания почвы и защита сельскохозяйственных культур и животных от вредителей и болезней — это постоянный процесс, который становится все более важным в связи с растущим населением мира и потребностью потребителей в безопасных и полезных продуктах питания.

В последние годы экономические и технологические достижения привели к резкому сокращению числа фермеров в Европе.Сегодня три процента населения производят большую часть необходимого продовольствия. В будущем исследования и разработки будут продолжать помогать фермерам становиться еще более продуктивными, стремиться к повышению безопасности и полезности продуктов питания и достигать всего этого с минимальным воздействием на окружающую среду. Таковы проблемы, стоящие перед миром сельского хозяйства по мере приближения 21 века.

The Yale Farm — Йельская программа устойчивого питания

Для программ Yale Farm во время пандемии COVID-19, , пожалуйста, ознакомьтесь с нашими следующими рекомендациями.

В мае 2003 года первая группа студентов-стажеров YSFP начала превращать забытый уголок Мемориальных садов Фарнама в сельскохозяйственные угодья. Сегодня Йельская ферма на Эдвардс-стрит, 345 (в 15 минутах ходьбы от Старого кампуса) представляет собой пышную и продуктивную академическую ферму, которая производит десятки сортов овощей, фруктов, трав и цветов, а также является домом для кур-несушек на свободном выгуле. и медоносные пчелы.

В течение года студенты, преподаватели, сотрудники и члены сообщества Нью-Хейвена посещают Йельскую ферму, чтобы изучить связь между землей и едой.Ферма использует методы выращивания и севообороты, которые отражают наш региональный и национальный сельскохозяйственный ландшафт. Таким образом, Йельская ферма стремится стать работающей моделью сельскохозяйственных подходов, в которых студенты могут принимать непосредственное участие, что происходит следующими способами:

Ферма проводит еженедельные рабочие дни под руководством отличного штата управляющих студенческими фермами. Весной и осенью пятничные рабочие будни мы заканчиваем пиццей из нашей домашней печи.

  • В течение учебного года профессора Йельского университета с нескольких факультетов — от антропологии до американских исследований, от машиностроения до женских, гендерных и сексуальных исследований — используют Йельскую ферму в качестве ресурса в своих курсовых работах, как если бы они были музеем или Галерея искусств.

  • В рамках нашей программы «От семян до салата» классы из государственных школ Нью-Хейвена еженедельно отправляются на ферму для уроков экологии, естественных наук и производства продуктов питания.

  • Каждое лето шесть стажеров бакалавриата управляют фермой Йельского университета в рамках летней стажировки Йельской фермы. Стажировка включает в себя обучение на месте, поездки к региональным производителям, опыт работы на фермерском рынке и уроки по экологическим, экономическим и социальным вопросам, связанным с продовольствием и сельским хозяйством.

  • Йельская ферма — это социальный центр на территории кампуса. Будущих студентов каждую весну приглашают работать на ферме Йельского университета во время Дней бульдога. В конце августа новые ученики собираются у печи, чтобы разделить пиццу перед тем, как отправиться в свои ознакомительные поездки на Harvest. Йели заводят друзей на всю жизнь на Йельской ферме.

  • Сбор урожая происходит еженедельно круглый год. Студенты продают большую часть этой продукции на нашем местном фермерском рынке CitySeed Wooster Square.Фермерские продукты также готовятся на месте для мероприятий YSFP и выступлений.

  • Несмотря на то, что Yale Farm производит компост в собственных контейнерах, мы не принимаем пищевые отходы от посетителей. Чтобы узнать, какие варианты могут быть у вас как у жителя Нью-Хейвена, ознакомьтесь с этим ресурсом Йельского управления устойчивого развития.

Почему переход фермы от одного поколения к другому сложнее, чем когда-либо

Семейные структуры и сами фермы стали намного сложнее, чем раньше.Сегодня передача фермы и передача земли являются одними из самых сложных вопросов, с которыми сталкиваются семьи. (Эта история была подготовлена ​​в сотрудничестве с The New Food Economy.)

Для Harvest Public Media Бет Хоффман исследует роль агентов по распространению сельскохозяйственных знаний, которые часто имеют дело с цифрами и жесткими эмоциями, когда дело доходит до передачи фермы.

В конце декабря 2005 года Марджи и Дэн сначала были в кино, когда Дэну стало плохо, очень плохо.Голова раскалывалась, потом его вырвало. Друг порекомендовал немедленно вызвать скорую помощь. Дэна срочно доставили в больницу, где узнали, что у него аневризма головного мозга.

События того дня, какими бы травмирующими они ни были, изменили жизнь семьи гораздо больше, чем кто-либо из Первого клана мог предсказать. Как и многие люди, Дэн, 60-летний молочный фермер из Мичигана, никогда не думал о своей кончине. И хотя его 15-летний сын Джош мечтал возглавить семейную ферму, грубый план заключался в том, чтобы он сначала поступил в колледж, прежде чем решить, входит ли в его планы управление молочной фермой.Теперь вдруг все стало по-другому.

— Он еще учился в старшей школе, у него еще даже не было водительских прав, — говорит Марджи дрожащим от волнения голосом. «Но Джош только что завладел этой фермой. Я бы пропал без него».

Болезнь Дэна и последующая прикованность к инвалидному креслу стали большим стрессом для семьи. И хотя Джош бросил все, чтобы помочь, он и его мама начали спорить о фермерских решениях. Что-то нужно было делать, и Первые решили, что это означает передачу контроля над фермой Джошу.Но они понятия не имели, с чего начать.

«Без Роджера мы никуда не пойдем», — говорит Марджи.

Роджер Бетц — один из многих государственных агентов по распространению сельскохозяйственных знаний. Но Бетц и ему подобные — гораздо больше, чем просто помешанные на цифрах экономисты для людей, которым они служат. Они становятся близкими доверенными лицами и помощниками в разговорах о передаче фермы и земли. Это одни из самых сложных разговоров, с которыми приходится сталкиваться семьям, потому что они касаются деликатных и эмоционально чреватых вопросов денег, земли, отношений и смерти.

«… 20-летнему человеку пришлось много взять на себя, активы исчислялись семизначными числами. Это был не просто киоск с лимонадом.»

«Это заняло у нас некоторое время, мы пролили много слез и кричали, но Роджер был рядом с нами все это время», — говорит Джош, когда мы сидим вместе в семейной столовой, почти так же, как и с Роджером. 10 лет назад. «Мы сидели за столом с 5 часов дня до 12 часов ночи, пытаясь составить план, который устроил бы всех.И Роджер сказал мне: «Я полностью доверяю тебе». Я помню это по сей день, потому что 20-летнему человеку было трудно взять на себя семизначные активы. Это был не просто киоск с лимонадом».

Я нахожу Роджера Бетца там, где он часто бывает, сидящим за ноутбуком в ничем не примечательной комнате одного из филиалов сельскохозяйственного филиала Мичиганского государственного университета. Рядом с ним сидит фермер, один из многих, с кем он работал на протяжении многих лет, который как ни в чем не бывало отвечает на вопросы о сотнях тысяч долларов, которые он потратил на корм для своих дойных коров, или о том, как он оценивал свое молоко для продажи в кооператив.Цифры мрачные, а потери в этом году для некоторых исчисляются шестизначными числами.

Но настроение серьезное и временами даже угрюмое, но семейное и свободное. Это может быть похоже на терапию для этих фермеров, возможность быть предельно честным с Роджером в отношении их операций, в то же время веря, что он поможет им прийти к выводам о том, что нужно делать.

«Мы говорим, что когда вы встречаетесь с Роджером, это завтрак, обед, ужин, а иногда и полуночный перекус», — сказал мне один молочный фермер.Роджер проведет три, четыре, пять часов только с одной семьей, помогая им обдумать каждый аспект своей деятельности, от стоимости ветеринарных счетов до более сложных межличностных вопросов между родителем и ребенком, как он сделал с Марджи Ферст.

Бетц последние 37 лет проработал в Мичиганском государственном университете в сфере распространения сельскохозяйственных знаний, национальной системы, созданной в 1914 году, в рамках которой университеты, предоставляющие земельные участки, получают финансирование от Министерства сельского хозяйства США (USDA) для информационно-просветительской работы и обучения общественный.Будучи экономистом в области сельского хозяйства, Бетц хорошо разбирается в электронных таблицах и бизнес-планах фермы. Но он также на собственном опыте узнал, как вести трудные разговоры, связанные с планированием фермы.

«Всякий раз, когда мы работаем с людьми и занимаемся бизнес-анализом, всегда есть история, — говорит Бетц. «Почему цифры делают то, что делают? В каждой семье разные проблемы, поэтому часть того, что мы пытаемся сделать, — помочь людям быть обоснованными в некоторых своих решениях.

Меняющееся лицо консультационной службы

В то время как большая часть прикладных исследований, проводимых офисами по распространению сельскохозяйственных знаний, сосредоточена на вопросах, связанных с результатами, таких как максимизация урожайности и севооборот, специалисты по распространению сельскохозяйственных знаний и другие лица, работающие с такими семьями, как Первые наблюдается радикальный сдвиг в характере фермерской семьи в последние годы.

Поколение назад фермерские семьи функционировали совсем иначе, чем сегодня. Фермеры обрабатывали меньшие, менее ценные участки земли с помощью гораздо меньшего и менее дорогого оборудования.Фермерские мальчики (а иногда и девочки) выросли и взяли на себя управление фермой, работая с отцом на полях, прежде чем унаследовать землю, часто неофициально, поскольку она переходила из поколения в поколение без вопросов и обсуждений.

«Если подумать, цены на покер выросли.»

Теперь семейные структуры — и сами фермы — намного сложнее. Фермерские семьи часто сидят на чрезвычайно ценных и дорогостоящих активах и долгах. Техника, хотя и дорогая, также дает фермерам возможность обрабатывать большие участки земли в одиночку до гораздо более позднего возраста.Отпрыски уезжают учиться в колледжи за сотни миль и устраиваются на более прибыльную работу в городских центрах. Иногда несколько братьев и сестер, как мужчин, так и женщин, хотят взять на себя управление фермой. В другое время никто этого не делает.

Эта новая парадигма означает, что переход фермы от одного поколения к другому становится гораздо более сложным делом, чем раньше. Наряду с чистой стоимостью земли и оборудования приходит наследство с большими финансовыми последствиями. Братья и сестры могут видеть землю по ее цене продажи или аренды, в то время как другие могут хотеть заниматься сельским хозяйством, но не могут собрать деньги, чтобы выкупить всех остальных.

«Если подумать, цены на покер выросли, — говорит Аллан Вихналек из Университета штата Небраска. «Что было просто: «Мы позволим маленькому Джимми остаться на ферме мамы и папы, и он будет просто платить нам арендную плату», теперь эта арендная плата составляет не 150 долларов за акр, а 300 долларов за акр. Так что это будет большая зарплата».

Это означает, что у таких людей, как Роджер Бетц, полно дел.

Знакомство с семьей

К сожалению, не все штаты желают или могут предоставить специалистов по распространению знаний, которые могут часами работать с семьями, разрабатывая идеальный план перехода фермы, как это делает Мичиган.Вместо этого большинство из них перешли к проведению занятий по передаче земли фермерам и начинающим фермерам, как это сейчас делают Небраска, Вермонт и Арканзас.

Мэри Пибоди — специалист по экономическому развитию в Университете Вермонта. Хотя в начале своей карьеры она проводила большую часть своего времени в поле на фермах, теперь каждую весну она ведет занятия с группой женщин, начинающих фермеров, которые надеются начать собственное дело.

Пибоди говорит, что работать с этой группой несколько легче в классе, чем с другими демографическими группами.

«Женщины будут делиться очень личной информацией в группе и формировать сильное чувство доверия друг к другу», — говорит она. «Они делятся своими финансовыми надеждами и мечтами друг с другом».

Но Пибоди также видит ограничения в работе с фермерами в классе.

«Я могу поговорить с группой о механике передачи земли, о договорах аренды и обо всех документах», — говорит она. «Но суть в том, что, в конце концов, у каждого дела есть свой смысл.Я думаю, что иметь время и ресурсы для общения с людьми один на один — это огромная ценность».

Индивидуальная работа с семьями, говорит Пибоди, также позволяет агентам по распространению знаний находить коренные причины проблем на ферме, которые могут скрываться за цифрами.

«Как можно давать дельные советы по надоям, если в семье свирепствует алкоголизм?»

Но не все в профессии согласны. По ее словам, многие коллеги Пибоди, экономисты-агрономы, не хотят втягиваться в трудные разговоры, которые разворачиваются по поводу передачи фермы.

«[Они] не хотят влезать во все это — проблемы с психическим здоровьем, болезни, развод», — говорит мне Пибоди по телефону. «Если кто-то зовет их поработать над денежным прогнозом, они говорят: «Это то, чем я занимаюсь». Я не хочу знать ни о алкоголизме в семье, ни о драках между детьми». Но как вы можете давать дельные советы о молочных продуктах, если в семье свирепствует алкоголизм?» она спрашивает.

Рон Рейни ведет занятия по управлению рисками в качестве экономиста по сельскому хозяйству в Университете Арканзаса.Он говорит, что, хотя он пытается помочь с эмоциональными семейными проблемами, он также понимает, что, если он плохо знает семью, он может упустить некоторые сигналы.

«Как экономист я думаю, что у меня есть эмоциональный интеллект. Но я думаю о числах, — говорит мне Рейни.

«Я могу знать или не знать о проблемах со связью или быть в состоянии задавать правильные вопросы», — продолжает он. «Если у меня нет близких отношений с семьей, мне очень трудно вести эти обсуждения».

Как и женщины-фермеры, которых консультирует Пибоди, Рейни работает с афроамериканскими фермерами, еще одной группой с уникальными проблемами.После многих поколений хорошо задокументированной дискриминации чернокожих фермеров, когда им отказывали в кредитах и ​​доступе к программам Министерства сельского хозяйства США, многие фермы, принадлежащие чернокожим, погрязли в долгах. Земля также передавалась неофициально, часто без завещания, поскольку доступ к надлежащим законным каналам был затруднен.

Теперь некоторые из этих сельскохозяйственных угодий имеют неясное название «собственность наследника», в котором несколько наследников — в некоторых случаях до 100 — должны работать вместе, чтобы попытаться удержать ферму. По оценкам, 80 процентов земли, когда-то принадлежавшей чернокожим фермерам, которая была потеряна с 1910 года, была утрачена, по крайней мере частично, в соответствии с законами о собственности наследников.Это означает, что чернокожие фермеры и их семьи, которые сегодня все еще владеют землей, часто нуждаются в профессиональной юридической помощи при составлении планов на будущее, помощь, которую многие агенты по распространению знаний просто не могут предоставить.

«Я не знал, что это еще более спорно, чем развод.»

«Были части закона, в которые я не хотела вдаваться из-за высокого эмоционального уровня, например, закон о разводе», — говорит Моника Рейндж, юрист Федерации южных кооперативов, группы, работающей в основном с афроамериканскими фермерами. на юге.«Так я попал в собственность наследника.

«Но я не понимал, что это даже более спорно, чем развод. Вы имеете дело с жизнями людей, и часто я сижу за столом, где люди плачут. Это очень эмоционально.»

Rainge работает в одном из 41 штатов, которые разрешают внешним «сертифицированным посредникам» работать с фермерами Государственные посреднические услуги (оплачиваемые Министерством сельского хозяйства США) годами используются для урегулирования споров между соседями, кредиторами и кредиторами, а также в рамках программ Министерства сельского хозяйства США. Но законопроект о фермерских хозяйствах 2018 года, подписанный президентом Дональдом Трампом в декабре, предоставил финансирование для «государственных программ посредничества» для работы с семьями конкретно по «переходу на семейные фермы».”

Это означает, что впервые фермеры могут получить бесплатную юридическую консультацию и семейное посредничество даже в штатах, где специалисты по распространению знаний не могут работать один на один. Законопроект о фермах также позволил тем, у кого нет четкого титула, например, тем, у кого есть имущество наследника, подавать заявки на кредиты и программы Министерства сельского хозяйства США.

«Юг всегда был преимущественно аграрным сообществом, — говорит Рейндж. «Земля и сельское хозяйство — это все, что они знали. И многие фермеры хотят умереть на своем тракторе.Так что это чрезвычайно эмоциональные разговоры».

Есть помощь

Простое начало разговора с семьей является важной частью головоломки, и несколько некоммерческих организаций также хотят помочь семьям начать работу. Например, «Практичные фермеры из Айовы» пытаются дать толчок этим разговорам, запустив «Карту моего королевства» — пьесу для одной женщины о передаче фермы, написанную поэтом-лауреатом Айовы Мэри Свандер.

Группа продолжает спектакль семинаром по написанию «письма наследия», на котором участников просят написать письмо будущим поколениям о своих самых ярких воспоминаниях о ферме и о том, как они хотели бы, чтобы она сохранилась после их ухода.«Часто люди идут на занятия и начинают с электронных таблиц, — говорит Уорли. «Но потом они говорят: «Чего я пытаюсь достичь?»

Они не знают, чего хотят достичь. Пьеса и письма задают пейзаж, чтобы обратиться к тому, что для них важно».

Но когда я сижу и наблюдаю, как фермеры отдают свои сердца и души Роджеру Бетцу на своих ежегодных собраниях по анализу бизнеса, становится ясно, что, хотя занятия и игры могут помочь зажечь необходимые разговоры, нет ничего лучше, чем иметь наставника. знать и доверять, чтобы облегчить действительно трудные разговоры.

Марджи Ферст даже не помнит, как обращалась к Роджеру Бецу после аневризмы Дэна.

«Мне казалось, что он всегда рядом», — говорит она мне. Роджер работал с семьей раньше и помогал Дэну рассчитать финансы фермы. Но, как и у остальных членов семьи, его роль изменилась, когда Дэн заболел.

«Я отправил так много писем, и некоторые из них были не о ферме, а о моих отношениях с Джошем и о том, как с этим справиться. Мне нужна была помощь и в этом аспекте.[Роджер] был для нас больше, чем агентом по распространению знаний, он также был другом».

Бет Хоффман — независимый журналист, преподает в Университете Сан-Франциско. С ней можно связаться по адресу iowa-farm.com.

The New Food Economy — это некоммерческий отдел новостей, исследующий силы, влияющие на то, как и что мы едим. Подробнее читайте на newfoodeconomy.org.

Как лекарственно-устойчивые бактерии попадают с фермы на ваш стол

Только когда свинья по-дружески ткнула меня в зад, я набралась смелости прикоснуться к одной из них.Я видел тысячи свиней за последние 18 часов, но нервно держал себя в руках. Эта конкретная свинья, казалось, не одобряла мою сдержанность. Я почесал ему макушку его розовой взлохмаченной головы. Он громко фыркнул.

Я находился в душном, переполненном сарае на ферме, выращивающей 30 000 свиней в год, во Франкфурте, штат Индиана, в сонном фермерском городке в 45 милях к северо-западу от Индианаполиса. Ферма принадлежала Майку Бирду, который стоял рядом со мной. Свиньи принадлежали не Beard, а TDM Farms, компании по производству свиней.У Берда есть контракт на выращивание свиней TDM с 14-дневного возраста, только что отнятых от материнского молока, до шестимесячного возраста, когда их перевозят грузовиками на перерабатывающий завод и превращают в свиные отбивные, сосиски и вырезку. В сарае размером 40 на 200 футов содержалось 1100 свиней. Поскольку Берду платят за площадь, которую он предоставляет, а не за количество свиней, «компания заинтересована в том, чтобы здания были заполнены настолько, насколько это возможно», — пояснил он. В 7:30 того же вечера тягач должен был доставить еще 400 поросят, и как только они устроятся, Борода планировал дать им одобренный TDM корм, содержащий антибиотики, что необходимо, если они хотят оставаться здоровыми в своей тесноте, навозе. -позолоченный дом.Антибиотики также помогают сельскохозяйственным животным быстрее расти при меньшем количестве пищи, поэтому их использование уже давно является основным продуктом промышленного земледелия.

Но у этой практики есть ужасный недостаток, который был одной из причин, по которой я не решался прикоснуться к своему свиноподобному приятелю. Похоже, что антибиотики превращают невинных сельскохозяйственных животных в фабрики болезней. Животные становятся источниками смертельных микроорганизмов, таких как устойчивые к метициллину бактерии Staphylococcus aureus (MRSA), которые устойчивы к нескольким основным классам антибиотиков и стали настоящей проблемой в больницах.Сначала лекарства могут работать на фермах, но несколько микробов с генами сопротивления им могут выжить и передать эту способность бороться с наркотиками большей группе. Недавние исследования показывают, что сегменты ДНК, придающие лекарственную устойчивость, могут с пугающей легкостью переключаться между разными видами и штаммами бактерий, что является тревожным открытием. Просто двигаясь за грузовиками для перевозки кур, ученые собирали устойчивые к лекарствам микробы из воздуха в своих автомобилях. В начале этого года ученые обнаружили, что в США циркулирует ген, кодирующий устойчивость к антибиотику последней инстанции.S. и оказался в бактериях, заразивших женщину в Пенсильвании.

Многие исследователи обеспокоены (и новые результаты еще больше усугубляют их опасения) тем, что обильное использование антибиотиков на фермах подрывает нашу способность лечить бактериальные инфекции. Это последнее исследование, говорят ученые, показывает, что устойчивость к лекарствам может распространяться шире, чем считалось ранее, и укрепляет звенья в цепи устойчивости, ведущей от животноводческой фермы к человеческому столу. В 2014 году фармацевтические компании продали почти 21 миллион фунтов важных с медицинской точки зрения антибиотиков для пищевых животных, что более чем в три раза превышает объем продаж для людей.Лишившись силы защитных лекарств, сегодняшние неприятности для здоровья пешеходов — ушные инфекции, порезы, бронхит — завтра станут потенциальными смертными приговорами.

Тем не менее, фермеры утверждают, что эти опасения сильно преувеличены. Идея о том, что антибиотики «у животных напрямую связаны с риском для здоровья человека, мы считаем, сильно преувеличена», — говорит Ричард Карневале, вице-президент по нормативным, научным и международным вопросам Института здоровья животных, торговой группы, представляющей ветеринарные службы. Фармацевтические компании.Исследователи прямо не показали, что использование антибиотиков на фермах вызывает у людей более устойчивые инфекции, отмечают он и другие представители отрасли. Многие из устойчивых к лекарствам инфекций, циркулирующих в современных больницах, никогда не были связаны с фермами или мясом животных.

Теперь ученые возражают, что сельскохозяйственная промышленность преувеличивает — даже инженерную — научную неопределенность, чтобы защитить свои интересы. «Честно говоря, это напоминает мне табачную, асбестовую и нефтяную промышленность», — говорит Джеймс Джонсон, врач-инфекционист из Миннесотского университета, изучающий устойчивые к антибиотикам патогены.«У нас долгая история отраслей, подрывающих общественное здравоохранение». Он и другие исследователи признают, что сложно соединить все точки, но фермерская промышленность, мол, намеренно все усложняет. Некоторые крупные мясные компании инструктируют своих фермеров держать исследователей подальше, утверждая, что они должны защищать животных от чужаков и их болезней, что делает невозможным для ученых укрепление науки. Как говорит мне Тара Смит, эпидемиолог, изучающий возникающие инфекции в Кентском государственном университете, компании «хотят, чтобы мы доказали все эти шаги, но на самом деле они связывают нам руки.

Я отправился на ферму Бороды вместе с двумя другими, пытаясь узнать правду. Я решил пойти по стопам ученых, которые пытались проследить устойчивость к антибиотикам на протяжении долгого пути от фермы до тарелки с едой, чтобы понять, действительно ли свиньи, коровы, куры или индейки, выращенные с помощью антибиотиков, могут вызвать апокалипсис, или же эти невинные Животным вида и миллиардам бактерий, кишащим внутри них, нечего бояться.

Защищенные свиньи

Восемнадцатью часами ранее я подъехал к подъездной дорожке магазина Schoettmer Prime Pork в Типтоне, штат Индиана.Первым, что меня встретило, был не вид свиней и не резкий запах навоза. Это был угрожающий желтый знак: «ВНИМАНИЕ: ПРОГРАММА ПРОФИЛАКТИКИ ЗАБОЛЕВАНИЙ. НЕ ВХОДИТЬ.»

Поскольку я был там по приглашению, я все равно въехал и припарковал две машины позади Ford Taurus с номерным знаком «EATPORK». Кит Шотмер, владелец фермы и мой гид, махнул мне рукой из дверного проема справа от меня.

Устрашающий знак, как объяснил Шёттмер, был связан с его тщательными усилиями по предотвращению заражения патогенами 22 000 свиней, которых он выращивает каждый год.«Старая пословица «Унция профилактики стоит фунта лечения» никогда не бывает более верной, чем на свиноферме», — сказал Шоттмер, чьи залысины и широкая улыбка напомнили мне Джона Маккейна, хотя его акцент — «навоз, частым высказыванием было «min-URR» — прочно утвердило его на Среднем Западе. Шёттмер попросил меня надеть защитные комбинезоны и пластиковые бахилы, пока мы гуляли, чтобы защитить его свиней от любых микробов, которые я мог укрывать.

Бактерии повсюду, но на животноводческих фермах их больше, потому что все буквально ходят в какашках.(Несмотря на то, что все время, пока я был на ферме Шоттмера, я был весь в пластике, от меня сильно пахло, когда я зарегистрировался в своем гостиничном номере несколько часов спустя.) ногти посетителей, которые царапают головы животных, и загрязняют руки работников фермы. (Я никогда не видел никого в перчатках.)

В 2005 году исследователи в Нидерландах, где развито свиноводство, определили, что штаммы MRSA, связанные с домашним скотом, поражают голландских свиноводов и их семьи.MRSA может вызывать смертельные инфекции кожи, крови и легких; он циркулировал в больницах на протяжении десятилетий, а в последнее время поражает людей за пределами медицинских учреждений. К 2007 году одна пятая случаев заражения людей MRSA в Нидерландах была идентична бактериям, которые были получены от голландского домашнего скота. После этого открытия в 2008 году правительство Нидерландов объявило о строгой политике по сокращению использования антибиотиков на фермах, которое затем сократилось на 59 процентов в период с 2009 по 2011 год. Дания, еще один крупный экспортер свинины, уже запретила использование антибиотиков у здоровых свиней в 1999 году; в целом Европа заняла более жесткую позицию в отношении антибиотиков для животных, чем США.С.

Теперь ученые знают, что этот MRSA, связанный с домашним скотом, распространяется и по всей территории США. Когда Тара Смит, в то время работавшая в Университете Айовы, узнала о том, что происходит в Нидерландах, она решила проверить свиней на MRSA на нескольких фермах в Айове, где у одного из ее коллег, ветеринара, были связи. «В конце концов, в первом раунде мы взяли пробы у 270 свиней — мы просто взяли мазок у многих свиных носов и понятия не имели, что обнаружим», — вспоминает Смит. «Около 70 процентов из них были положительными на MRSA.

Смит и ее коллеги продолжают публиковать серию тревожных исследований, показывающих, что MRSA есть на всех американских свинофермах. Они обнаружили, что MRSA размножается в ноздрях 64 процентов рабочих на одной крупной ферме, и обнаружили, что корм на другой ферме содержал MRSA еще до того, как его выгрузили из грузовика. В двухстах тридцати пяти ярдах по ветру от другой фермы Смит обнаружил MRSA, плавающую в воздухе. Рядом с птицефермами были обнаружены и другие устойчивые бактерии: после того, как исследователи из Школы общественного здравоохранения Блумберга имени Джона Хопкинса проехали машины с опущенными окнами за грузовиками, перевозившими цыплят в Мэриленде и Вирджинии, вдоль полуострова Делмарва, они обнаружили устойчивые к антибиотикам энтерококки. группа бактерий, вызывающая 20 000 инфекций в США.С. каждый год — в воздухе внутри автомобилей, а также на крышках банок с газировкой в ​​подстаканниках автомобилей.

Фекалии животных также используются для удобрения полей, а это означает, что их бактерии буквально распространяются по почве, используемой для выращивания нашей пищи. Исследование 2016 года показало, что после внесения в почву навоза свиней и молочных ферм относительное количество генов устойчивости к антибиотикам в грязи увеличилось в четыре раза. В исследовании, проведенном в Пенсильвании, у людей, которые в наибольшей степени подвергались воздействию полей, обработанных свиным навозом, например, из-за того, что они жили рядом с ними, риск развития инфекции MRSA был более чем на 30 % выше, чем у людей, которые были наименее подвержены воздействию MRSA. незащищенный.Бирд занимается еще одним бизнесом по внесению навоза — он загружает 6500 галлонов своего свиного навоза в одну автоцистерну и вносит его на близлежащие поля — и, как он отметил, этот процесс строго регулируется. Он должен провести тесты почвы, чтобы убедиться, что поля могут поглощать питательные вещества навоза, и он должен вносить навоз достаточно медленно, чтобы предотвратить сток. Но проблемы все же могут возникнуть. Вспышка Escherichia coli в шпинате в 2006 году была прослежена до поливной воды, которая, по мнению исследователей, была загрязнена свиным и коровьим навозом с соседней фермы.Вспышка унесла жизни трех человек.

Сопротивление растеканию

Очевидно, что устойчивость к антибиотикам представляет собой проблему как для людей, так и для домашнего скота. Но как мы можем быть уверены, что эти два явления связаны между собой и что резистентность усугубляется применением антибиотиков на ферме? В 1975 году Институт здоровья животных задался этим вопросом и нанял биолога из Университета Тафтса Стюарта Леви, чтобы выяснить это. Леви и его коллеги давали низкие дозы антибиотика тетрациклина группе из 150 цыплят на соседней ферме, которые никогда не получали антибиотики в корме, и наблюдали за ними, чтобы увидеть, что произошло.В течение недели почти все бактерии E. coli в их кишечнике стали устойчивыми к тетрациклину. Через три месяца бактерии, растущие внутри цыплят, также оказались устойчивыми к четырем другим типам антибиотиков. Через четыре месяца бактерии, растущие внутри цыплят на ферме, где не кормили тетрациклином, также приобрели устойчивость к препарату. Когда Леви и его коллеги проанализировали бактерии, растущие внутри владельцев ферм, они обнаружили, что 36 % устойчивы к тетрациклину, по сравнению с 6 % бактерий их соседей.В то время находки стали шоком. «Идея о том, что вы сможете давать животным антибиотики в малых дозах и не вызывать у них резистентности, была актуальной, и это сделало наше исследование еще более интересным и неожиданным», — вспоминает Леви. (Институт здоровья животных не финансировал никаких дополнительных исследований, подтверждающих его выводы.)

Одно исследование показало, что более 90 процентов E. coli у свиней, выращенных на обычных фермах, устойчивы к тетрациклину, тогда как колоссальный 71 процент E.coli у свиней, выращенных на фермах без антибиотиков, также устойчивы. Это потому, что гены резистентности так хорошо распространяются. В знаменательном исследовании 2012 года микробиолог Лэнс Прайс, ныне директор Центра действий по борьбе с устойчивостью к антибиотикам в Школе общественного здравоохранения Института Милкена Университета Джорджа Вашингтона, и его коллеги проследили эволюционное происхождение MRSA, связанного с домашним скотом, который распространялся среди свиней и их фермеров в Европе и США путем секвенирования полных геномов 88 различных образцов MRSA.Их результаты показали, что этот штамм MRSA появился у людей как метициллин-чувствительная форма S. aureus . Затем бактерии проникли в домашний скот, где быстро приобрели устойчивость к метициллину и тетрациклину и распространились дальше.

Нажмите или коснитесь, чтобы увеличить

 

Фото: MATTHEW TWOMBLY

Поначалу устойчивость к антибиотикам распространяется медленно и через отношения между родителями и потомками — потомки устойчивых бактерий тоже рождаются устойчивыми.Но новые исследования показывают, что со временем гены резистентности находят свое место в гибких фрагментах ДНК, которые танцуют вокруг бактериального генома, и многие из них оказываются на небольших кольцах ДНК, называемых плазмидами, копии которых могут легко распространяться между бактериями разных видов. В исследовании 2014 года группа международных исследователей собрала образцы устойчивых к антибиотикам кишечных палочек как у людей, так и у кур. Хотя бактерии были генетически разными, многие из них содержали почти идентичные плазмиды с одинаковыми генами устойчивости к антибиотикам.Это были плазмиды, прыгающие через организмы, а не сами бактерии, которые распространяли устойчивость.

Тот факт, что устойчивость может распространяться таким образом — микробиологи называют это «горизонтально», — меняет все. Это как если бы врачи вдруг обнаружили, что болезнь Хантингтона не только передается от родителей к детям, но и может заразить людей, которые мимоходом прикасаются друг к другу. Это также означает, что воздействие одного антибиотика на один тип бактерий в одном месте может изменить то, как другие типы бактерий реагируют на другие антибиотики в других местах.

Сопротивление обычно имеет свою цену: мутации истощают клеточную энергию, которую микроб использует для размножения. Отдельные особи выживают, но популяция в целом растет медленнее. Поэтому, когда бактерии перестают подвергаться воздействию антибиотиков, они теряют свои гены резистентности в течение нескольких поколений. Тем не менее новые исследования показывают, что, когда бактерии неоднократно подвергаются воздействию антибиотиков, у них развиваются мутации устойчивости, которые позволяют им поддерживать более высокую репродуктивную способность, и затем они остаются устойчивыми, даже если антибиотики отменяются.«Что действительно пугает, так это то, что мы видели эти примеры в кишечнике, где иногда плазмиды передаются от одной бактерии к другой в организме пациента, а затем перестраиваются», — говорит Тим ​​Джонсон, микробиолог из Колледжа Университета Миннесоты. Ветеринария. «Как будто он развивается в режиме реального времени на хосте, чтобы стать более эффективным».

Множественные гены устойчивости также могут оказаться на одной и той же плазмиде, поэтому, когда один ген дает бактериям преимущество в выживании, другие гены устойчивости присоединяются к ним.Масштабы этого так называемого совместного отбора до сих пор остаются загадкой; скорее всего, будет много того, «о чем мы еще даже не подозреваем», — говорит Тим ​​Джонсон. Тем не менее, выяснение этого будет иметь решающее значение для понимания того, как распространяется сопротивление и чем оно может угрожать нам. Некоторые из антибиотиков, используемых в сельскохозяйственной промышленности, редко или никогда не используются для лечения людей, и предполагается, что устойчивость, которая развивается к этим нечеловеческим лекарствам, не представляет опасности для людей. Но совместный отбор означает, что использование одного антибиотика может «выбрать устойчивость у другого», по словам Скотта Макьюэна, эпидемиолога, изучающего устойчивость к антибиотикам в Ветеринарном колледже Онтарио Университета Гвельфа.Растущий уровень устойчивости к фермерскому антибиотику может также повысить уровень устойчивости, скажем, к пенициллину.

Что еще хуже, новые исследования показывают, что когда бактерии подвергаются воздействию антибиотиков, они быстрее делятся своими резистентными плазмидами. Как будто микробы объединяются перед лицом общего врага, делясь своим сильнейшим оружием со своими товарищами. И как только бактерии становятся устойчивыми, присутствие антибиотиков делает их только более успешными. Одна из причин того, что устойчивые инфекции так распространены в больницах, заключается в том, что там так распространено использование антибиотиков: лекарства убивают восприимчивые бактерии, но позволяют устойчивым микробам, внезапно лишенным конкуренции, размножаться, что облегчает им заражение медицинского оборудования, персонала. и другие пациенты.

Правительственная контратака

Перед лицом этих ужасающих наблюдений можно подумать, что правительство США принимает жесткие меры против использования антибиотиков в сельском хозяйстве. Это — типа того. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов выпустило две добровольные рекомендации в 2012 и 2013 годах (агентство называет их «руководствами»), которые будут введены поэтапно к январю 2017 года. В них агентство попросило ветеринарные фармацевтические компании изменить этикетки своих важных с медицинской точки зрения антибиотиков. сказать, что их больше не следует давать животным только для того, чтобы помочь им расти больше при меньшем количестве корма.В руководствах также содержится просьба к компаниям прекратить продажу кормовых или водных антибиотиков без рецепта, вместо этого требуя рецептов от ветеринаров.

Большинство компаний согласились соблюдать предложенные правила. Проблема в том, что многие животноводческие фермы, в том числе Schoettmer’s и Beard’s, заявляют, что давно перестали использовать антибиотики для стимуляции роста. По их словам, основная причина использования антибиотиков сейчас — «профилактика и борьба с болезнями», цель, на которую новые правила не повлияют.Пока их ветеринары согласны, фермеры по-прежнему смогут массово лечить своих животных антибиотиками, когда они опасаются, что они могут быть уязвимы для инфекции. «Я думаю, вы найдете [такое использование] относительно нормальным в отрасли», — говорит Шоттмер, который в 2015 году был назван Национальным советом по свиноводству лучшим свиноводом Америки. (Совет был создан Конгрессом для продвижения отрасли и находится под контролем Министерства сельского хозяйства США.) Он отмечает, что цель состоит в том, чтобы «убедиться, что ни один из этих очень распространенных патогенов не закрепится и не начнет заставлять этих свиней страдать.

По данным Министерства сельского хозяйства США за 2012 год, почти 70 процентов американских свиноферм массово скармливают своим животным антибиотики для предотвращения или контроля распространения болезней; почти все в какой-то момент жизни дают своим свиньям корм, содержащий антибиотики. Точно так же более 70 процентов крупного рогатого скота, выращиваемого на крупных откормочных площадках в США, получают важные с медицинской точки зрения антибиотики, и от 20 до 52 процентов здоровых цыплят также в какой-то момент получают антибиотики. Тем не менее, фермеры, работающие по контракту с крупными компаниями, могут даже не знать, когда они дают антибиотики, потому что они получают предварительно обработанные корма.Когда я спросил Берда, в каком возрасте его свиньям давали антибиотики, он сказал, что ему нужно связаться с TDM, чтобы узнать.

Понятно, что животные на переполненных промышленных фермах нуждаются в антибиотиках; условия их жизни делают их уязвимыми для болезней. «Плотность затрудняет уничтожение патогенов, а риск заражения выше», — говорит Стив Дритц, ветеринар из Канзасского государственного университета. Свиньи, которых я видел, ползали и лежали друг на друге; некоторые дремали или носились в фекалиях.В последние десятилетия размеры животноводческих ферм в США резко возросли: в 1992 г. только 30 % ферм выращивали более 2000 свиней за раз, но к 2009 г. на эти крупные фермы приходилось 86 % свиноводческой отрасли страны — во многом потому, что так много мелкие фермы прекратили свое существование. На этих фермеров оказывается большое экономическое давление. Цены на свиней упали. Компании, заключающие контракты с птицеводами, настаивают на том, чтобы фермы регулярно обновляли и без того дорогое оборудование и несли расходы. В 2014 году только 56 процентов ферм среднего размера сообщили о каком-либо фактическом доходе от своей сельскохозяйственной работы.

При такой настройке «фермеры должны иметь идеальное управление и идеальные условия — идеальное все, чтобы не допустить распространения болезней. В противном случае они теряют свои стада», — говорит Тим ​​Джонсон. «Это не вина фермера, потому что промышленность подтолкнула его к этому».

Звенья в цепи колбасных изделий

На следующее утро после осмотра фермы Шоттмера, перед отъездом к Берду, я спустился на завтрак «шведский стол» в свой отель. Я остановился перед колбасой: неужели она была от свиней Шоттмера? Он продает большую часть своих свиней корпорации Indiana Packers, которая перерабатывает и продает свинину местным розничным торговцам.Возможно, пирожки передо мной были сделаны из каких-то его животных.

Я взял один, хотя и неохотно. Каковы были шансы, подумал я, что это мясо вызовет у меня резистентную инфекцию? Когда скот забивают, на его мясо могут попасть бактерии из кишечника. В исследовании 2012 года ученые FDA проанализировали сырое розничное мясо, продаваемое по всей стране, и обнаружили, что 84 процента куриных грудок, 82 процента фарша из индейки, 69 процентов говяжьего фарша и 44 процента свиных отбивных были заражены кишечными штаммами E.палочка . Более половины бактерий в индюшачьем фарше были устойчивы как минимум к трем классам антибиотиков. Эти микробы могут вызвать пищевое отравление, если мясо не приготовлено должным образом перед употреблением в пищу или если человек, имеющий дело с сырым мясом, не моет руки должным образом после этого.

Но новые исследования показывают, что пищевые патогены могут вызывать у нас и другие заболевания. Прайс и его коллеги изучают штаммы E. coli , которые он называет КС — колонизирующими условно-патогенными микроорганизмами.Как он отметил в статье 2013 года, эти бактерии, скорее всего, попадают внутрь людей через пищу, но сначала не вызывают болезни; они просто колонизируют кишечник, присоединяясь к миллиардам других «хороших» бактерий. Позже они могут заразить другие части тела, например мочевыводящие пути, и вызвать серьезное заболевание. Инфекции мочевыводящих путей среди женщин в Калифорнийском университете в Беркли в период с 1999 по 2000 год были вызваны идентичными штаммами E. coli , которые, как писали авторы, могли возникнуть после того, как женщины съели зараженную пищу.

В последние годы CDC успешно идентифицировал источник заражения при крупных вспышках болезней пищевого происхождения лишь примерно в половине случаев. Но происхождение медленно развивающихся инфекций определить гораздо сложнее. Даже если бы колбаса, которую я ел тем утром, была заражена лекарственно-устойчивыми КС, я бы никогда об этом не узнал. Если через несколько месяцев у меня возникнет серьезная инфекция, я никогда не смогу доказать, что она возникла из-за этого завтрака. Я, наверное, никогда бы даже не подумал об этом завтраке.

В этом суть проблемы: трудно, если не невозможно, проследить устойчивые инфекции в прошлое до их микробных эпицентров.«Это долгий путь — географически, во времени и в других отношениях — от фермы до развилки», — говорит Макьюэн. Гамбургер может быть приготовлен из мяса 100 разных коров, поэтому трудно точно определить, кто из них был заражен. И ученым нужно не только это сделать, но и выяснить, повлиял ли способ воспитания животных — получали ли они антибиотики, как долго, в какой дозе и с какой целью — на их бактерии таким образом, что это могло стимулировать или усугубил вспышку.Промышленность также утверждает, что фермерские бактерии представляют опасность только для тех, кто работает и живет поблизости, а не для широкой публики, поэтому ученые пытаются попасть на фермы, чтобы сравнить тамошние бактерии с тем, что болеет населением.

Пока никто не собирает такую ​​информацию. «На уровне ферм собирается очень мало данных», — признает Билл Флинн, заместитель директора по научной политике в Центре ветеринарной медицины FDA. В сентябре 2015 года FDA, USDA и CDC провели встречу, на которой они разработали план по сбору дополнительных данных о фермах, но они не получили запрошенное финансирование, чтобы начать это делать.Фактически, в 2016 финансовом году FDA не получило ни одной из 7,1 миллиона долларов, запрошенных на изучение устойчивости животных к антибиотикам.

Академические ученые также отчаянно пытаются отправиться на фермы и изучать сельскохозяйственных животных, но им редко предоставляется доступ, если у них нет связей. Когда Смит надеялась собрать образцы с промышленных ферм по разведению индеек, она связалась с каждой зарегистрированной фермой по разведению индеек в Айове. «Никто из них нас не пустил, — вспоминает она. Чтобы изучить бактерии свиней, Прайс и его коллеги прибегают к покупке свиных морд у мясников Северной Каролины и берут с них мазки на наличие бактерий, потому что они не могут добраться до живых животных.А помните то исследование, в котором исследователи из Университета Джона Хопкинса следили за грузовиками с доставкой кур в автомобилях? Им пришлось провести исследование именно так, потому что у них не было другого способа приблизиться к курам — исследователей не пускали на фермы.

Дело не в том, что животноводы антинаучны; дело в том, что их работодатели, мясные компании, инструктируют их не подпускать посторонних. Колоссальные 90–95 процентов американских птицеводов и 48 процентов свиноводов (к ним относится Бирд) являются производителями по контракту — они подписывают контракты на выращивание животных для крупных компаний, таких как Tyson Foods, Smithfield Foods или Perdue Farms.Фермеры обязаны этим компаниям, потому что они берут на себя огромные долги, чтобы начать свой бизнес — новая птицефабрика или свиноферма обходится фермеру примерно в 1 миллион долларов, — но они не зарабатывают никаких денег без контракта с компанией; часто у фермеров есть только один выбор работодателя, потому что в их районе работает одна компания.

Тем не менее, эти контракты с компаниями — SCIENTIFIC AMERICAN недавно получил контракт от бывшего фермера для Pilgrim’s Pride, крупнейшего производителя курятины в США, — содержат пункты о защите животных, предписывающие фермерам «ограничивать передвижение второстепенных людей, транспортных средств и оборудования». вокруг ферм.Мой визит на фермы Берда и Шоттмера был предварительно одобрен Национальным советом по свиноводству. Но когда птицевод из Западной Вирджинии Майк Уивер несколько лет назад пригласил журналиста на свою ферму, и его работодатель узнал об этом: «Я был вынужден пройти «переподготовку по биобезопасности» и задержал получение нового стада еще на две недели, что равносильно убытку. мой доход составляет около 5000 долларов», — говорит он. Прайс как ученый много лет назад убедил горстку фермеров предоставить ему доступ к ферме, но затем, как он вспоминает, они «потеряли свои контракты.

Несмотря на неоднократные просьбы, Американская федерация фермерских бюро, торговая группа сельскохозяйственной промышленности и Smithfield Foods, крупнейший в мире производитель свинины и переработчик свинины, отказались комментировать эту статью и решать вопрос о том, не мешают ли промышленные предприятия ученым работать на фермах.

Какой бы ни была причина, отсутствие данных облегчает промышленности борьбу с правилами. В 1977 году, вскоре после публикации исследования Леви, FDA объявило, что рассматривает возможность запрета нескольких антибиотиков в кормах для животных из соображений безопасности.С тех пор 39 лет индустрия яростно боролась с этими планами, утверждая, что не было окончательных доказательств вреда. Эти аргументы в конечном итоге заставили FDA изменить тактику, говорит Флинн, и вместо этого следовать добровольным рекомендациям.

Но многие жалуются, что освобождение от контроля над болезнями — это зияющая дыра в руководствах. «Думаю ли я, что общий объем использования антибиотиков снизится? Абсолютно нет», — говорит Х. Морган Скотт, ветеринарный эпидемиолог из Техасского университета A&M.На самом деле продажи антибиотиков фермерским хозяйствам ежегодно увеличивались с момента объявления проекта руководства. В 2014 году некоммерческая организация Pew Charitable Trusts проанализировала этикетки всех 287 антибиотиков, на которые распространяются рекомендации, и обнаружила, что фермеры по-прежнему смогут применять четверть препаратов в тех же дозировках и без ограничений по продолжительности лечения. пока они говорят, что используют их для предотвращения или контроля заболеваний. Даже Карневале из Института здоровья животных говорит, что рекомендации FDA «могут изменить общую картину того, как [антибиотики] используются, но повлияют ли [они] на общее количество антибиотиков, еще неизвестно.

Требование ветеринарных рецептов также не может повлиять на использование антибиотиков. Многие ветеринары прописывают и продают антибиотики для получения прибыли или тесно сотрудничают с пищевой или фармацевтической промышленностью. Новостное расследование Reuters 2014 года показало, что половина всех ветеринаров, которые в последние годы консультировали FDA по использованию антибиотиков у сельскохозяйственных животных, получали деньги от фармацевтических компаний. «Есть много ветеринаров, которые связаны с промышленностью, у которых есть конфликт интересов и которые обязаны крупным производителям, поэтому они склонны соглашаться со статус-кво», — говорит Джеймс Джонсон.

Несколько членов Конгресса США, включая представителя штата Нью-Йорк и микробиолога Луизу Слотер, представили законопроекты, ужесточающие регулирование использования антибиотиков на фермах. Слотер уже более десяти лет настаивает на принятии Закона о сохранении антибиотиков для лечения. Его поддержали 454 организации, включая Американскую медицинскую ассоциацию. Но после того, как законопроект был передан в подкомитет по здравоохранению Комитета по энергетике и торговле Палаты представителей, он так и не был поставлен на голосование.

Один из членов комитета, который на данный момент не поддерживает законопроект, член Палаты представителей Тим Мерфи из Пенсильвании, официально предупредил о продолжающемся низкоуровневом использовании антибиотиков в животноводстве и опасностях, которые резистентные бактерии представляют для нашего продовольственного снабжения, говорит его пресс-секретарь Карли Атчисон. Но он не считает, что законопроект «обеспечивает надлежащий баланс, необходимый для использования важных с медицинской точки зрения антибиотиков в сельском хозяйстве и сельском хозяйстве», — говорит Атчисон. Существует также значительное противодействие законопроекту со стороны промышленности.Согласно отчетам некоммерческого Центра ответственной политики, в 2015 году Национальный совет по курятине потратил 640 000 долларов на лоббирование, в частности, против законодательства, связанного с антибиотиками, а Институт здоровья животных потратил 130 000 долларов. Данные Центра также показывают, что ветеринарные фармацевтические компании или животноводческие организации сделали пожертвования на сумму более 15 000 долларов США более чем половине членов подкомитета по здравоохранению. «Торговые организации говорили: «Вы не можете показать, что это мы — что мы вызываем сопротивление», — говорит Пэтти Ловера, помощник директора некоммерческой организации в Вашингтоне, округ Колумбия.На основе C. Food and Water Watch. «Это действительно затормозило работу на долгое время».

Маленькое решение

Покинув ферму Берда, я ехал два часа до конечного пункта назначения: фермы «Семь сыновей» в Роаноке, штат Индиана, где свиней выращивают на пастбищах и в лесах без антибиотиков. Десять лет назад Seven Sons была очень похожа на те две фермы, которые я только что видел: они выращивали 2300 свиней в год для Tyson Foods, регулярно употребляя наркотики. Но семья беспокоилась о последствиях для здоровья, поэтому внесла некоторые изменения.В 2000 году Seven Sons стала регенеративной диверсифицированной фермой, и сегодня она выращивает около 400 свиней, 2500 кур-несушек и 120 фуражных коров на 550 акрах пастбища.

Блейн Хитцфилд, второй из семи сыновей-однофамильцев фермы, провел со мной короткую экскурсию. Я видел менее дюжины свиней, слонявшихся по полуакру земли и травы. Хитцфилд не просил меня носить комбинезон, и его не беспокоило, что я пришел прямо с другой свинофермы. Он объяснил, что животные на его ферме более выносливы, чем животные, выращенные в неволе: у них не только больше места и подвижности, но и их позже отлучают от груди, чтобы у них выработалась более сильная иммунная система.Природа тоже помогает. «Солнце — прекрасное дезинфицирующее средство, а грязь творит чудеса, защищая от паразитов», — сказал он. (Если свинья заболевает, Seven Sons лечит ее антибиотиками, но затем продает ее на аукционе, а не со своей этикеткой.) Его заявления основаны на исследованиях. В исследовании 2007 года исследователи Техасского технологического университета сообщили, что у свиней, выращенных на открытом воздухе, была повышена активность борющихся с бактериями иммунных клеток, называемых нейтрофилами, по сравнению с животными, выращенными в помещении.

Хитцфилд признал, что подход Seven Sons трудно представить в качестве будущего промышленного сельского хозяйства.«Обычно мыслящие фермеры сказали бы: «Это нелепо; это никогда не сработает; это не масштабируемо» — и в определенной степени они правы», — сказал он. Seven Sons — это всего лишь небольшой прототип, но Хитцфилд сказал, что со временем и дополнительными исследованиями станут возможны гораздо более крупные версии. «В пересчете на акр мы стали намного продуктивнее, чем когда-либо», — добавил он.

Некоторые промышленные фермы вносят изменения, во многом благодаря потребительскому спросу. Они не становятся мелкими диверсифицированными операциями.Но в феврале 2016 года Perdue Farms объявила, что две трети ее цыплят будут выращиваться без важных с медицинской точки зрения антибиотиков; Tyson Foods обязалась прекратить использование человеческих антибиотиков для выращивания цыплят в США к сентябрю 2017 года. Цыплят-бройлеров гораздо легче выращивать в промышленных масштабах без антибиотиков, чем свиней, коров или индеек, потому что их забивают в более молодом возрасте.

Но спрос заставляет некоторых крупных производителей свинины сокращать производство. «Это непросто», — говорит Барт Виттори, вице-президент и генеральный менеджер по свинине в продовольственном подразделении Perdue Farms, в состав которого входит Coleman Natural Foods.Коулман выращивает свиней на вегетарианской диете без антибиотиков. «Спрос есть. Наши потребители умнее, чем когда-либо, более информированы, чем когда-либо, задают больше вопросов, чем когда-либо», — говорит Виттори. Мясо, которое поступает с ранчо Ниман, сети из более чем 725 семейных ферм по разведению свиней, ягнят, коров и кур-несушек по всей территории США, также выращивается без использования наркотиков.

Продукты от Coleman, а также от нишевых ферм, таких как Seven Sons и Niman Ranch, сегодня недоступны для многих американцев с финансовой точки зрения.Но чем больше потребители требуют мяса без антибиотиков, тем больше будет предложение и, если основные экономические принципы верны, тем меньше оно будет стоить.

У ученых все еще есть много вопросов об устойчивости к антибиотикам — вопросов, на которые, возможно, никогда не будет ответа, если пищевые компании продолжат запрещать посторонним доступ на свои фермы. Тем не менее, масса доказательств убедительно указывает на сокращение использования антибиотиков на фермах, вместо этого полагаясь на новые схемы борьбы с инфекцией или старые стратегии, такие как предоставление животным достаточного пространства.Пока некоторые из этих изменений не произойдут, исследователи и все мы будем продолжать беспокоиться о растущей силе пищевых бактерий и растущей слабости наших лекарств против них.

Программа малых ферм | Заповедник Whatcom

Сотрудники Whatcom Conservation District готовы помочь вам с вариантами управления фермой и помочь вам понять действующие законы об охране окружающей среды, которые были введены в действие для защиты качества воды и среды обитания, связанной с критическими районами.Реализация плана фермы, включающего «лучшие методы управления», поможет обеспечить соблюдение законов об охране окружающей среды, а также может сделать вашу ферму лучшим местом для жизни с экономической и эстетической точек зрения.

Whatcom Conservation District является подразделением штата Вашингтон, не обеспечивающим правоприменение, и поддерживается грантами. На округ возложены обязанности по защите почвы и воды округа Ватком, особенно в отношении методов ведения сельского хозяйства и содержания животных, посредством технической помощи и информационно-просветительских мероприятий.Мы здесь чтобы помочь вам.

Чем мы можем вам помочь?

Что такое стандартный план сохранения фермы?

План животноводческой фермы в округе Ватком основан на рабочей тетради по самостоятельному планированию. [Стандартная рабочая тетрадь по плану сохранения фермы (версия в формате PDF)] Это контрольный список из 29 вопросов и план действий. Контрольный список, план действий и карта практических действий являются основой плана фермы в округе Ватком. Этот процесс покажет вам, как ваши текущие или планируемые условия согласуются с Постановлением округа Whatcom о критических районах и с сохранением природных ресурсов на вашей земле.Дополнительную информацию о лучших методах управления можно найти в онлайн-буклете «Советы по управлению земельными и водными ресурсами для владельцев небольших ферм и скота в округе Ватком, штат Вашингтон» (18 МБ). Вы можете просмотреть буклет в формате PDF (18 МБ) или версию для печати (18 МБ, отформатированную для упрощения печати буклета).

 

Зачем вам может понадобиться план фермы?

В округе Ватком действует Постановление о критических районах (CAO), которое регулирует землепользование или застройку в критических районах и их буферных зонах.В CAO существует раздел Программы сохранения сельскохозяйственных земель (CPAL) (WCC 16.16.8), который устанавливает руководящие принципы для обеспечения защиты критически важных территорий от потенциального негативного воздействия сельскохозяйственной деятельности. Руководящие принципы CPAL устанавливают, что текущая сельскохозяйственная деятельность разрешена в критических районах и / или их буферных зонах после реализации утвержденного плана сохранения фермы в соответствии с CAO.

Узнайте больше на веб-странице Плана фермы округа Уотком или ниже — два часто задаваемых вопроса, взятых из Часто задаваемых вопросов о плане фермы округа Уотком.

Q5: Должен ли я иметь план фермы?

Вопрос 6. Что делать, если я не хочу иметь фермерский план
?
A5: Если вы хотите использовать критические участки
(водно-болотные угодья, ручьи, критически важные зоны подпитки)
на своей территории для текущей сельскохозяйственной деятельности
, вам необходимо иметь утвержденный план фермы
в файле округа.
A6: Если вы решите не создавать и не реализовывать
план фермы, вы не имеете права воздействовать на водоемы
, водно-болотные угодья, важные области пополнения водоносных горизонтов
или их буферы.Животные
будут запрещены в этих зонах.

«Мы храним весь наш навоз, чтобы защитить чистую воду, это важно для нас. WCD улучшил то, что я уже сделал, и дал правильное направление для размещения заборов. Дизайнерские работы, карты сверху и смета материалов были жизненно важны для успеха этого проекта».

Продолжайте читать о работе Глена и других землевладельцев с WCD на нашей странице «Фермер за чистую воду».

Информационные бюллетени по передовой практике управления

Мы используем термин « наилучшие методы управления » или « ЛМУ », когда говорим о различных методах предотвращения или снижения потенциального загрязнения, которое может возникнуть в результате сельскохозяйственной деятельности.Термин возник из правил и положений раздела 208 федерального закона о чистой воде.

 

 

За дополнительной информацией об этих программах обращайтесь по телефону:

Корина Чивер
360-526-2381 x104

[email protected]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.