Эверест пришло письмо о выезде сотрудников: Мне пришло письмо от коллекторов Эверест финальное требование уведомление о готовящемся., Ростов-на-Дону | вопрос №14389549 от 12.04.2022

Содержание

Отзывы | Girls in travel

Дорогие Girls in travel! Юля и Антон! И вся команда, которая стоит у вас за плечами и делает такое крутое дело!
Когда я случайно наткнулась на сайт Girls in travel я подумала «вау! хочу! дайте все!» Но мне казалось, что я такой бывалый путешественник, у которого за плечами уже более 40 стран и путешествия совершенно разного формата — и в бизнес-классах самолетов с сумками LV и с бэкпэком без гида и портера к Аннапурне. И типа «я такая опытная и все дела», что меня ничем уже не удивить, даже такой своеобразной Индией 😛
Да, и одна я ехать совсем не боялась, как многие девчонки, но моя основная мотивация зачем ехать с Girls in Travel в Индию была наверное смешной: «а как же фооооточки? Кто будет фоткать меня на фоне всей этой красоты?» А без обалденных фотографий как у вас в Инсте мой гештальт по поездке был бы не закрыт однозначно 😀

И вот уже прошло три месяца с поездки, конечно вся феерия чувств по поводу самой страны, компании девчонок и всех супер-организованных моментов уже улеглась… Но сейчас мне так приятно опять погрузиться в эмоции этой поездки и вспомнить все самые крутые моменты ? Спасибо вам за это, ведь в нашем путешествие все совпало как самый настоящий паззл!

Люди
Спасибо за такую замечательную команду людей, которые просто заразили своей любовью к Индии! Полина — невероятная, настолько душевная и милая с виду девочка-припевочка, которая всегда поможет и поддержит, но в то же время как никто другой может отстоять наши девчачьи интересы, да и вообще знает какие-то волшебные фразочки, от которых индусы начинают делать все быстро и ровно так, как нам надо. А Полинины истории про Индию — исторические моменты и жизнь современных людей я бы слушала бесконечно.

Промод — невероятно харизматичный и знающий мне кажется абсолютно все про традиции и историю своей страны! Таких воспитанных, галантных и начитанных гидов ещё поискать — а вы нашли! И собрали все самое лучшее в одно для нас.
Девчонки — все-все-все в нашей группе были невероятные, уникальные, так шикарно дополняли друг друга. Я всегда чувствовала поддержку девочек, их небезразличие и участие. Это невероятное ощущение — когда ты начинаешь путешествие с совершенно незнакомыми людьми, а заканчиваешь путешествие с десятком новых подруг по всему миру — с которыми хочешь встретиться снова все в новых и новых уголках нашего земного шара.

Организация
Тут тоже сужу со своего бэкграунда — как организатор свадеб заграницей я понимаю, как порой сложно учесть все мелочи, продумать все на на несколько шагов вперёд, да ещё и стараться предвосхитите желания своих любимых клиентов (не люблю это слово, так и хочется сказать ‘новых друзей’). И я знаю не понаслышке, что иногда ты с командой все продумал просто и-де-аль-но, но ‘вдруг’ может подвести все что угодно — погода, политическая обстановка в мире, проверенные неоднократно надежные партнеры, да в конце концов отель где размещаются все гости может накануне сгореть! Не знаю как конечно у вас обычно с форс-мажорами (верю что всегда обходится без них), но в этот раз все было супер-гладко (или может все проблемы так профессионально разруливались за нашими спинами, что мы об этом и не узнали — вообще высший пилотаж).

В общем спасибо вам большое, что бережете нервные клетки девочек. Спасибо, что организовано все на уровне, что учтены все детали, распланирована каждая минута, отобрано в программу все самое сочное и захватывающее — мне кажется никто из организаторов путешествий так не заморачиваться, как вы! Большой респект вам за это!

Эстетика
Какая же это волшебная идея собирать девочек на одной волне и дарить им столько прекрасных впечатлений, столько эстетически привлекательных и вкусных  мест и блюд ?, столько замечательных людей и воспоминаний! Накупить себе разноцветных сари и туник, чтобы потом без зазрения совести долго с толком и расстановкой фоткаться в них в самых красивых местах страны, наслаждаться посиделками в самых атмосферных ресторанах и барах за девчачьими разговорами — это ли не тайная мечта любой девочки?) Спасибо, что воплощаете эти мечты в реальность! Так красиво воплощаете, так с душой. ️Ведь вы реально заранее продумываете даже локации для идеальных Инста-фоточек — это просто космос какой-то ?

Цена/ценность
Скажу честно, сначала цена путешествия показалась мне высоковатой — ведь Индия не очень дорогая страна, сложно было понять — откуда набегает такая сумма. Но «прожив» это путешествие я точно могу сказать, что ценность этого путешествия гораздо-гораздо выше цены! То, в каких местах мы жили — шикарных отелях-хавели и экзотичных кокосовых домиках, включены все внутренние передвижения на самолёте, поезде купе высшего класса, такси, комфортабельном нашем личном автобуса и даже рикше. А если вспомнить ещё и все дополнительные активности, входящие в стоимость программы — это и катание на моторной лодке по Удайпуру на закате, и кулинарный мастер-класс на нереальное количество блюд с последующим их поеданием, и михенди, и занятия йогой, и поход в старейший и наверное самый красивый кино-театр в котором я когда-либо была, и прогулки с нашим личным манки-меном среди обезьян, и входные билеты везде-везде, включая Тадж Махал — то понимаешь, что цена за все путешествие очень даже обоснованная.

Волшебство
Ну и конечно благодаря вот этому всему: душевным людям, потрясающей организации и детально продуманной программе, зашкаливающей визуальной эстетике, и высокой ценности всего того что получаешь за свои деньги — случается настоящее волшебство теперь мечтаю, чтобы оно повторялось в каждой стране только о с вами

Благодарю за все! 

Екатерина Комарова,
Санкт-Петербург

Эверест. Смертельное восхождение читать онлайн бесплатно Анатолий Букреев

Предисловие переводчика

Переводные издания на альпинистскую тематику выходят у нас нечасто. Тем более символично появление в России такой книги, как «Восхождение». Среди множества изданий, опубликованных на Западе и теперь выходящих у нас, «Восхождение» стоит особняком.

Дело в том, что одним из соавторов и главным героем книги является наш соотечественник Анатолий Букреев – один из лучших высотных альпинистов двадцатого века. Так причудливо сложилась жизнь, что книгу ему пришлось писать по-английски. Вынужденный изъясняться на чужом языке, Букреев полностью сконцентрировался на точности изложения фактов, не слишком заботясь об изысканности стиля. При переводе мы постарались сохранить его манеру повествования. Как и в оригинальном издании, слова Анатолия в книге выделены курсивом.

Помимо полного перевода книги «Восхождение» в настоящем издании содержатся также воспоминания друзей Анатолия Букреева, написанные ими специально по этому случаю.

В заключение нашего краткого предисловия хотелось бы отметить тех, кто помог появлению «Восхождения» на русском языке. Прежде всего, это Владимир Богданов, друг Анатолия Букреева и руководитель компании БАСК – лидера среди российских производителей альпинистской экипировки. Без его инициативы и поддержки публикация «Восхождения» была бы просто невозможна. Мы особенно благодарны замечательному литературному редактору книги Полине Кузнецовой и Степану Макцкевичу, создавшему все иллюстрации и схемы для русского издания. С большим участием отнесся к идее публикации «Восхождения» на русском языке Иван Ященко, который организовал подготовку книги к печати.

Хочется также поблагодарить всех членов нашего альпинистского сообщества, оказавших большую помощь при переводе «Восхождения», в особенности Вадима Бешанова (Харьков), Алексея Дмитренко (Лимасол), Рината Хайбуллина (Алма-Ата) и Сергея Шибаева (Санкт-Петербург).

Петр Сергеев

Предисловие к русскому изданию

Книга Анатолия Букреева – это полотно трагических событий весны 1996 года на юго-восточном гребне величайшей горы мира. Событий, во время которых к вершине, ловя окно в погоде, рванулось сразу несколько групп восходителей. Высшей точки достигло 27 человек, но на спуске пятеро исчезли в буре, а еще двое получили сильнейшие обморожения. Событий, вошедших в историю мирового альпинизма как пример и безответственных решений, и беспримерного героизма. Событий, где переплелись судьбы миллионерши и почтового служащего; где умирающий альпинист по спутниковому телефону прощается со своей беременной женой и выбирает с ней имя будущему ребенку; где в живых остается тот, кто 12 часов пролежал под снегом и льдом, брошенный своими партнерами.

«Восхождение» – свидетельство не просто очевидца, но одного из главных участников этих событий.

Статистика восхождений на вершину Эвереста говорит о том, что покорить его всегда было непросто. С 20-х годов двадцатого века в Непал направлялись экспедиции с тоннами груза, укомплектованные альпинистской командой в два-три десятка человек. Восхождение на гору напоминало осаду средневекового замка, в предместье которого разбивается лагерь и неделя за неделей осаждающие вновь и вновь атакуют стены и отвесы, пробиваясь сквозь туман и пургу.

С момента, когда Хиллари и Тенцинг впервые достигли пиковой точки высотного полюса Земли в 1953 году, и до конца 90-х гг. вершины достиг 1161 человек. Погиб 151, если считать со дня первого восхождения на вершину, и 175 – с учетом самых первых попыток. Статистика такова, что примерно каждый пятый навсегда остается на склонах гиганта.

Зачастую это люди, отдавшие искусству горовосхождений многие годы жизни, прошедшие долгими путями от вершин Альп к гигантским гималайским взлетам. В том, 1996-м, году вершины Эвереста достигло 98 альпинистов, но «рекордной» стала и другая цифра – 15 восходителей оставили на горе свои жизни.

На смену брезентовым штормовкам и сизалевым веревкам пришли гортексовые куртки и синтетические волокна, но суть, в общем-то, осталась той же: работа на пределе, в атмосфере, где кислорода на треть меньше, чем внизу, в долине.

Совершенствовалось снаряжение, менялась психология восходителей. В мире практически не осталось белых пятен, и то, что еще вчера казалось недоступным, сегодня воспринимается как обыденное, и через неделю в ленте новостей вытесняется новыми событиями. Но на вершину Эвереста, как и 50 лет назад, можно попасть только своими ногами. Шаг за шагом. Проявляя незаурядное терпение, волю и мужество.

Конечно, чем плод недоступнее, тем он слаще. В 1985 г. техасский миллионер Дик Басс оплачивает услуги гидов-проводников и с их помощью поднимается на вершину Эвереста. Мысль о том, что купить можно и восхождение, окончательно утверждается на Западе в начале 90-х. Появляются коммерческие экспедиции, которые обязуются сделать все для того, чтобы клиент попал на вершину. Они берут на себя организацию экспедиции, доставку участников в базовый лагерь, организацию пути и промежуточных лагерей, сопровождение клиента и его подстраховку на всем пути вверх и вниз. Клиент идет с кислородным аппаратом, и все это удовольствие, вырастая в цене, на сегодняшний момент достигает 50 000 – 65 000 долларов.

Но ни за какие деньги невозможно купить погоду, ветер, снег. Клиенту гарантируют услуги и помощь, но не достижение вершины. И пункта о благополучном возвращении нет в этих договорах. Стихия гор такова, что самые опытные и умелые порой не в силах противостоять ей. Об этом свидетельствуют судьбы многих «звезд» альпинизма, да и автора этой книги – тоже…

Именно в такую коммерческую экспедицию в качестве гида был приглашен Анатолий Букреев.

Анатолий родился в 1958 г. в Челябинской области. Однако много лет он прожил в совхозе «Горный садовод» под Талгаром и после развала СССР остался в Казахстане, приняв гражданство республики. В горы Анатолий попадает 16-летним юношей и уже через десять лет становится одним из сильнейших высотников страны. Первым восьмитысячником Букреева становится третья вершина мира – Канченджанга. В процессе подготовки Толя неизменно занимает первые места в отборочных «гонках», быстрее всех претендентов поднимаясь и на Эльбрус, и на пик Коммунизма. Тогда же за 14 часов он поднимается на вершину пика Ленина.

15 апреля 1989 г в группе Валерия Хрищатого он без кислорода поднимается на Среднюю вершину Канченджанги (8 478 м), а чуть позже с группой Сергея Бершова проходит траверс всех вершин массива. Этот, по тем временам беспримерный, траверс (с выходом из лагеря на «7 200») занял у группы всего три дня.

Кандидат в мастера спорта Букреев становится Заслуженным мастером спорта и Мастером спорта международного класса. Ему вручен орден «За личное мужество».

Но звездами на погонах альпиниста всегда были лишь достигнутые ими вершины.

Май 1990 г. Сразу два восхождения на Мак-Кинли. Сначала – в составе группы по пути Кассина, потом десятичасовое соло по западному ребру. Чуть позже взят Эль-Капитан, а еще позже – скоростные соло на пики Победы и Хан-Тенгри.

Весна 1991. Дхаулагири по западной стене. 10 мая на вершину выходят участники экспедиции Казахстана – Букреев, Моисеев, Сувига, Целищев, Хайбуллин, а тремя днями позже – группа Хрищатого.

Осень 1991. В составе питерской экспедиции на вершину Эвереста через Южное седло Анатолий без кислорода поднимается в связке с еще одним легендарным представителем советского альпинизма – Владимиром Балыбердиным

1994. Скоростное соло-восхождение на Макалу. 46 часов на подъем и спуск в базовый лагерь[1].

В конце 90-х Букреев все еще возглавлял список альпинистов СНГ с 18 подъемами на восьмитысячники. Это:

– четыре восхождения на Эверест (1991, 1995, 1996, 1997),

– два восхождения на Дхаулагири (1991, 1995 – за 17 часов от базового лагеря),

– два восхождения на Лхоцзе (1996 – за 21 час от базового лагеря, 1997),

– два восхождения на Макалу (1994, 1994 – дважды в течение месяца),

– Манаслу (1995),

– Канченджанга (1989),

– К-2(1993),

– Чо-Ойю (1996 – соло на пятые сутки со дня прибытия в базовый лагерь),

– Шиша-Пангма (1996),

– Броуд-пик (1997 – соло за 36 часов из базового лагеря),

– Гашербрум (1997 – соло с «5 800» до вершины за 9 с половиной часов).

Последние два года его жизни были очень напряженными и тяжелыми.

Он покорил 8 (!) восьмитысячников. Пережил смерть матери и отца. Ушли друзья – Владимир Балыбердин, Владимир Башкиров; к последнему Анатолий относился с особенным уважением и любовью.

Девятнадцатая экспедиция в Гималаи, в 1997-м, на Аннапурну стала для Анатолия последней. 27 декабря вместе со своим другом, высотным кинооператором Дмитрием Соболевым он был сметен лавиной на высоте 6000 м. Несмотря на усилия друзей, тела не были найдены. Так закончилась жизнь великого Букреева…

* * *

Ночь, темнота, вой пурги, ужасающий холод и люди, которые где-то рядом. Их нужно спасать, им нужен кислород, горячий чай, опорное плечо, путеводный фонарь… Что бы ты делал, читатель, на этом восьмитысячном «Титанике»? Кого бы сажал в шлюпки?..

Букреев решал эту задачу в течение двух суток. Он нашел выход практически для всех своих подопечных.

Казалось бы, все ясно. Но тут…

Подробности роковых событий в ярком и эмоциональном репортаже Джона Кракауэра первым публикует популярный американский журнал «Аутсайд». Кракауэр – альпинист и публицист этого издания – с целью описания восхождения на Эверест по заданию редакции шел к вершине в параллельной группе Роба Холла. В ту ночь эта группа потеряла четырех альпинистов, в том числе и самого Холла.

Несмотря на то, что Кракауэр был непосредственным очевидцем событий, после восхождения он обстоятельно беседовал и с самим Букреевым, и с его партнерами по восхождению. Однако интерпретация воспоминаний восходителей получилась весьма своеобразной. Отдавая дань горовосходительским талантам Букреева, Кракауэр описал его как излишне прямолинейного человека, не сумевшего оценить ситуацию, растерявшегося, проявившего безответственность, действовавшего, в основном, в своих интересах. Претензии Кракауэра строились, в основном, на том обстоятельстве, что Букреев первым из всей группы спустился с вершины в штурмовой лагерь, оставив клиентов и остальных гидов позади себя. Заметим, что талантливо написанный репортаж (а впоследствии и книга) Кракауэра произвел на публику большое впечатление.

Остается только гадать, почему Кракауэр оставил в тени серьезные промахи руководителей групп Роба Холла и Скотта Фишера, недостойное поведение шерпов и некоторых из партнеров по злополучному восхождению. Возможно, потому Джон и переложил всю вину на Букреева, что сам ту ужасную ночь провел в спальнике, восстанавливая силы после спуска с вершины.

Далеко не все были согласны с оценкой корреспондента «Аутсайд». В мае 1997 г. на страницах известнейшего издания «Уолл Стрит Джорнал» альпинист и писатель Гален Ровелл, комментируя ситуацию, писал: «Пока господин Кракауэр спокойно спал, а никто из гидов, клиентов или шерпов не нашел в себе мужества покинуть лагерь, Букреев в одиночку несколько раз выходил наверх. Ночью, на восьмикилометровой высоте, он шел сквозь бушевавшую снежную бурю и спас троих альпинистов, уже стоявших на краю смерти… Кракауэр лишь вскользь упоминает о проведенной Букреевым уникальной спасательной операции. Сделанное им не имеет аналогов в истории мирового альпинизма Человек, которого многие называют „тигром Гималаев“, сразу после восхождения без кислорода на высшую точку планеты, без всякой помощи несколько часов подряд спасал замерзающих альпинистов… Говорить, что ему повезло – значит недооценивать совершенного им. Это был настоящий подвиг».

И словно подтверждая оценку Галена, Палата представителей Конгресса США выносит публичную благодарность лично Анатолию Букрееву.

Букреев, тяжело переживавший события трагической ночи, встретил публикацию в «Аутсайде» с недоумением и даже растерянностью. Это был удар в спину.

Об одном из сильнейших высотников мира было написано примерно в таком духе: «Когда ситуация (на вершине – С. Ш.) стала угрожающей, русский припустил оттуда со всех ног». Кракауэр в лучших традициях «желтой» прессы беззастенчиво передергивал факты и делал это сознательно, пытаясь уже для личной выгоды выжать все из скандальной истории.

Букреев написал письмо редактору журнала «Аутсайд», в котором объяснял причины и обстоятельства своего поведения в те роковые часы. Но оно не было опубликовано. Тем временем Кракауэр выпустил «В разреженном воздухе» – книгу об эверестовских событиях. Она разошлась многотысячным тиражом в нескольких странах мира (700 000 только в США).

И тогда вместе с писателем Вестоном деУолтом было написано «Восхождение».

Мы читаем ее только сейчас, пять лет спустя. Все-таки – читаем…

* * *

Букреев называл себя приверженцем и выходцем русской школы альпинизма. Что же «проходят» в этой школе сейчас?

Средний возраст лучших восходителей страны приближается к 45-летней отметке. Очень многое изменилось с тех пор, как эти люди встали на горную тропу. Система, некогда подпитываемая профсоюзными деньгами, канула в лету, горы – в прямом, а не переносном смысле – стали дороже. Зато ярко смогли проявиться таланты тех, кто прежде мог бы всю жизнь дожидаться очереди в сборную на пути в Гималаи.

Традиционны имена и неизменна география.

Великолепен проект «Русский путь – стены мира» Александра Одинцова из Петербурга, седьмой год совершающего с командой восхождения на выдающиеся стены мира. Потрясающи соло Валерия Бабанова. Мощны аккорды екатеринбургских альпинистов, где сверкает целая плеяда «звездных» имен. Всегда силен Красноярск. Кипит жизнь в Приморье, Кузбассе, Магнитке. Буквально за несколько месяцев до выхода этой книги представляющие новое поколение московские альпинисты совершили первое российское восхождение на Серро-Торре (Патагония) – одну из самых трудно достижимых вершин планеты.

Проблемы с посещением горных районов Средней Азии и Кавказа, возникшие в середине 90-х гг. и связанные с напряженной обстановкой в этих регионах, российские восходители компенсировали вниманием к ранее неосвоенным районам. Так, красноярцы осваивают Ергаки. Интенсивнее стало посещение Алтая, Саян, Хибин.

Можно было написать отдельную главу о том, что произошло в нашем альпинизме после гибели Анатолия Букреева. Но в заключение скажу только о последнем, минувшем 2001 годе.

Он стал весьма удачным для российских альпинистов. Увенчалась успехом пятилетняя эпопея покорения последней не взятой человеком вершины, превышающей восьмитысячную отметку.

Первовосходителями на «русский восьмитысячник» Лхоцзе Средняя (8 413 м) стали Сергей Тимофеев (43 года), Алексей Болотов (37), Евгений Виноградский (51) из Екатеринбурга и красноярец Петр Кузнецов (42). Выйдя из лагеря на Южном седле 23 мая 2001 г. в 8 часов утра, они достигли вершины в 15:00, после чего благополучно спустились к палаткам.

Эту вершину российские альпинисты пытались штурмовать с 1997-го года. Тогда непогода не позволила пройти дальше Главной вершины, а от больших перегрузок на спуске умер лидер экспедиции Владимир Башкиров. В 1998-м была предпринята следующая попытка – со стороны Лхоцзе-Шар. Но дальше Шара не «покатило». Весной 2000-го года российско-грузинская команда опять пыталась пробиться через Лхоцзе-Главную, и опять непогода остановила альпинистов на той же главной вершине. Четвертую – и опять безрезультатную – попытку совершила экспедиция МЧС России осенью 2000 года. В марте 2001 года в Непал выехала пятая экспедиция. Ее организатором стал профессиональный кинорежиссер, участник нескольких экспедиций, москвич Виктор Козлов. В команду вошли екатеринбуржцы: заслуженный мастер спорта СССР Евгений Виноградский, мастера спорта Сергей Тимофеев, Алексей Болотов, Юрий Ермачек, Николай Жилин; москвичи, заслуженные мастера спорта Николай Черный, Василий Елагин, мастера спорта Владимир Яночкин, Виктор Володин, заслуженный мастер спорта из Ростова Юрий Кошеленко и сибиряки, мастера спорта Петр Кузнецов (Красноярск) и Глеб Соколов (Новосибирск).

Вслед за первой четверкой 24 мая на вершину вышли Глеб Соколов и Юрий Кошеленко. Последними на Лхоцзе Среднюю поднялись Владимир Яночкин и Виктор Володин.

Другим признанием успехов россиян стало вручение международного приза «Золотой Ледоруб-2001» – за лучшее восхождение года. Валерий Бабанов в третьей попытке наконец взял свое – 12 января 2002 г. «Золотой ледоруб-2001» присужден ему. Это второе «золото» российских альпинистов за 11 лет вручения приза. Первыми были екатеринбуржцы с Южной стеной Макалу в 1997-м. Валерий же с 1999 года каждый сезон совершает свои потрясающие соло, номинируемые на «Золотой ледоруб». После Гран-Жораса и Кангтеги, Меру была самым лучшим образом оценена высокочтимым жюри. Радует и то, что за последние восемь лет вручения приза, российские восходители – постоянные номинанты конкурса, причем с 1998 г. на конкурс приглашается не менее двух российских команд.

* * *

Соломенные волосы, голубые глаза на загорелом худощавом лице – Анатолий Букреев останется в нашей памяти красивым, сильным, мужественным человеком. Восходителем с большой буквы.

Сергей Шибаев, редактор журнала «ЭКС. Путешествия. Приключения. Экстрим», член Правления Федерации альпинизма России

В знак благодарности

В этом кратком предисловии авторы хотели бы выразить благодарность всем, кто помог нам в работе над книгой – прежде всего, участникам экспедиции «Горного безумия». Мы признательны и тем нашим помощникам, кто предпочел остаться неназванным.

Многие люди внесли свой вклад в освещение тех трагических событий и помогли нам рассказать о них в книге, которую вы сейчас держите в руках. В их числе Рейна Аттиас, Кевин Куней, Чарльз Рамсбург, Мишель Закхайм, Боб Пэлэс, Чарли Мейс, Перри Уильямсон, Гарри Нептун, Лаура Браун, Мишель ди Лоренцо, Тодд Скиннер, Джек Роббинс, Дэвид Шенк, Алекс Бирс, Элиот Робинсон, Флер Грин, Кристиан Беквис, Анна Крчик, доктор Роджер Миллер, Бетти Уальд, Сью Ферон и Грег Глейд.

Один из авторов, Вестон деУолт, выражает особую признательность экс-президенту Американского альпинистского клуба (а ныне – главному редактору альпинистского ежегодника «Accidents in North America Mountaineering») Джеду Уильямсону за постоянную и активную поддержку нашей работы.

Большую помощь нам оказали переводчицы Наталья Лаговская и Барбара Постон, которые вместе с нами прошли весь путь от первой страницы книги до последней.

Огромный вклад внесла в создание нашей книги Терри Ле Мончек, которая выступала то в роли неутомимого журналиста, то в роли беспристрастного свидетеля. Без ее энтузиазма нам вряд ли удалось бы завершить свою работу.

Особую благодарность за веру в успех и проявленное терпение мы хотим выразить Кэтлин Андерсон.

Мы искренне признательны редактору издательства «Мартин Пресс» Георгу Витту, который помог нам преодолеть весь тернистый путь от написания книги до ее публикации.

Мы глубоко благодарны нашему общему другу Линде Уайли за ее гостеприимство, великодушие и рассудительность, которые не раз выручали нас в самых трудных ситуациях.

От автора

Через пять дней после трагических событий мая 1996 года девять участников экспедиции «Горного безумия» собрались в базовом лагере под Эверестом, чтобы вместе вспомнить о пережитом и поделиться своими мыслями. Все сказанное было записано на магнитофонную пленку. В процессе работы над книгой мы неоднократно обращались к этим записям, уточняя детали и цитируя слова участников. Анатолий Букреев, также участвовавший в «разборе восхождения», выражает благодарность всем своим собеседникам. Откровенность альпинистов, их стремление быть объективными делают данную запись одним из главных документальных свидетельств той трагедии. В нашей книге мы неоднократно цитируем слова участников; такие фрагменты выделены знаком *.

Пролог

«Кладовыми снега» называли эти горы в древней Индии. Именно так переводится слово «Гималаи» с санскрита. В 1996-м году кладовые эти оказались переполненными – слишком много снега выпало накануне очередного альпинистского сезона.

Вечером 10-го мая 1996-го года жестокий ураган обрушился на Эверест. Вблизи вершины непогода затянулась на десять с лишним часов. Двадцать три человека оказались застигнутыми врасплох на южных склонах величественной горы. Сквозь снег и ветер, сбивавший с ног, пытались они вслепую прорваться к лагерю. Их единственной целью было выжить.

Из-за сильнейшей метели участники оказались запертыми в «зоне смерти», расположенной на более чем восьмикилометровой высоте, где недостаток кислорода и сильный холод быстро расправляются со всем живым.

Снег валил с такой силой, что невозможно было что-либо разглядеть уже на расстоянии вытянутой руки. Но люди все равно не сдавались. Иногда им удавалось воспользоваться перильными веревками, закрепленными на маршруте для большей безопасности. Кислород в баллонах закончился, и из-за наступившей гипоксии сознание альпинистов притупилось. Потерявшие всякую чувствительность руки и ноги едва сгибались. Даже если участникам повезет, и они дойдут до лагеря – кто знает, что их ждет? Очень может быть, что они станут инвалидами. Казалось, что в темноте, под завывание ветра, люди вели негласный торг со смертью. «Тебе нужны мои пальцы? Забери их, только оставь мне жизнь».

Внизу, в том самом лагере, куда они так стремились, русский гид спешил выйти к ним на помощь. То угрожая, то умоляя, он обходил все палатки одну за другой, пытаясь найти хоть кого-нибудь, кто вышел бы вместе с ним наверх, на помощь к попавшим в беду.

В итоге Анатолий Николаевич Букреев принял решение, которое многие потом назовут самоубийственным. Он решил отправиться наверх в одиночку. Пойти навстречу бешено хлеставшему по лицу снежному крошеву, навстречу ураганному ветру. Чтобы получить представления о реве урагана, по словам одного из участников, нужно представить себе, что «над вами вагон за вагоном проносится товарный поезд». Тем не менее, Букреев вышел на спасение погибающих, и то, что произошло потом, американский альпинист и писатель Гален Ровелл впоследствии назвал «одной из наиболее выдающихся спасательных операций».

Через две недели после драматических событий на Эвересте Букреев вылетел из Катманду в Денвер (штат Колорадо), затем, встретившись с друзьями, он отправился в Санта Фе (штат Нью-Мексико). Там он, наконец, смог отдохнуть после всего, что ему довелось пережить. Вскоре после его приезда состоялась наша первая встреча. Дело в том, что за несколько месяцев до этого, я, по просьбе нашего общего друга, приобрел для Анатолия фотоаппарат и переслал его в базовый лагерь под Эверестом. 28-го мая 1996-го года мы в первый раз увиделись друг с другом.

Я видел фотографии Анатолия, сделанные до трагедии на Эвересте. Худощавый, подтянутый, с доверчивой улыбкой – таким я себе его представлял. Когда я вошел в дом, он медленно поднялся с кресла, чтобы поприветствовать меня. Я увидел усталые ввалившиеся глаза, почерневшие губы и кончик носа (следы обморожений) и взгляд, отстраненный от всего окружающего. Казалось, я видел перед собой лишь его телесную оболочку, а дух находился в другом, недоступном для меня месте.

Его вид напомнил мне что-то до боли знакомое… Да, это было во время войны в Мозамбике. Такое же отсутствующее выражение было у русского солдата[2], сидевшего на броне БТР с автоматом Калашникова в руках. Легким движением затвора он предотвратил мою попытку сфотографировать его. Это был не самый приятный момент в моей жизни: меня встревожила тогда даже не та естественность, с которой он обращался с оружием, а полная отрешенность на его лице.

Мы постепенно разговорились. Мои попытки вспомнить русский язык, который я изучал в институте, оказались безуспешными, и поэтому Толя перешел на английский. Он говорил спокойно и вполне ясно, хотя и избегал сложных грамматических конструкций. Тема было все та же – Эверест. Анатолию хотелось разобраться, что же произошло тогда на горе.

Мы встретились с ним на следующий день, а потом еще через день. Мне рассказали, что Толе постоянно снились тревожные сны о горах. В этих снах он все время пытался принести кислород пострадавшим альпинистам, но никак не мог до них добраться. От самого Анатолия я об этом не слышал, он говорил лишь о том, что в действительности происходило в те майские дни на Эвересте. В рассказе не было литературных красот или интригующего сюжета. Для замерзающего на такой высоте человека простая чашка горячего чая приобретает цену жизни, а красивые слова не стоят ничего.

Я высоко оценил искренность Анатолия. Он охотно отвечал на мои вопросы, которых со временем становилось все больше. Мы начали записывать наши разговоры на магнитофонную пленку.

3 июня 1996-го года мы с Анатолием решили начать совместную работу над книгой, которую вы сейчас держите в руках. Мы согласились работать вместе, причем я собирался выяснить мнение других участников экспедиции. Букрееву эта идея понравилась. Он понимал, что видел лишь часть произошедшего, и ему самому было интересно узнать, к каким же выводам мы в конце концов придем.

13 января, после заключения контракта с издательством «Мартин Пресс», мы приступили к интенсивной работе над книгой, включавшей в себя многочисленные интервью и обработку всех материалов. Со своей стороны, Букреев представил все имевшиеся у него личные и экспедиционные записи, письма, заметки, воспоминания. За этот период Анатолий снова набрал десять килограммов веса, потерянные во время гималайской экспедиции; улыбка вновь стала появляться на его лице. Я тем временем много ездил, встречался с разными людьми. Я опрашивал оставшихся в живых участников событий 1996-го года, а также друзей тех альпинистов, с которыми поговорить уже никогда не удастся. С помощью профессиональных переводчиков и наших друзей, собрав множество документальных материалов и свидетельств очевидцев, мы представляем вам историю этого восхождения.

Г. Вестон деУолтСанта Фе, штат Нью-Мексико

25 марта: Катманду – Сянгбоч – Намче Базар.

26 марта: Намче Базар.

27 марта: Намче Базар – Тянгбоч.

28 марта: Тянгбоч – Пангбоч.

29 марта: Пангбоч – Лобуч.

30 марта: Лобуч – Базовый лагерь.

31 марта: Базовый лагерь.

1 апреля: Базовый лагерь.

2 апреля: Базовый лагерь.

3 апреля: Базовый лагерь.

4 апреля: Базовый лагерь.

5 апреля: Базовый лагерь.

6 апреля: Базовый лагерь – Горак Шеп – Базовый лагерь.

7 апреля: Базовый лагерь.

8 апреля: Базовый лагерь (прибытие участников).

9 апреля: Базовый лагерь.

10 апреля: Базовый лагерь.

11 апреля: Базовый лагерь – ледник Кхумбу – Первый лагерь – Базовый лагерь.

12 апреля: Базовый лагерь.

13 апреля: Базовый лагерь – Первый лагерь.

14 апреля: Первый лагерь – Второй лагерь – Базовый лагерь.

15 апреля: Базовый лагерь.

16 апреля: Базовый лагерь.

17 апреля: Базовый лагерь – Первый лагерь.

18 апреля: Первый лагерь – Второй лагерь.

19 апреля: Второй лагерь (перила до 7 100 м) – Базовый лагерь.

20 апреля: Базовый лагерь.

21 апреля: Базовый лагерь.

22 апреля: Базовый лагерь.

23 апреля: Базовый лагерь – Второй лагерь.

24 апреля: Второй лагерь – 7 300 м – Второй лагерь.

25 апреля: Второй лагерь (отдых).

26 апреля: Второй лагерь – Третий лагерь – 7 550 м – Третий лагерь.

27 апреля: Третий лагерь – Четвёртый лагерь – Южная седловина – Третий лагерь.

28 апреля: Третий лагерь – Второй лагерь (помогая Фишеру спустить Круза).

29 апреля: Второй лагерь – Базовый лагерь (вместе с Крузом и Гаммельгард).

30 апреля: Базовый лагерь.

1 мая: Базовый лагерь – Дингбоч.

2 мая: Дингбоч – Перич – Лесная гостиница «Ама Даблам» – Дебоч.

3 мая: Дебоч.

4 мая: Дебоч – Базовый лагерь.

5 мая: Базовый лагерь.

6 мая: Базовый лагерь – Второй лагерь.

7 мая: Второй лагерь.

8 мая: Второй лагерь – Третий лагерь.

9 мая: Третий лагерь – Четвёртый лагерь – Южная седловина.

10 мая: Четвёртый лагерь – Вершина – Возвращение в четвёртый лагерь (спасательные рейды).

11 мая: Четвёртый лагерь – 8 350 м (попытка спасения Фишера).

12 мая: Четвёртый лагерь – Второй лагерь.

13 мая: Второй лагерь – Базовый лагерь.

14 мая: Базовый лагерь.

15 мая: Базовый лагерь (разбор восхождения).

16 мая: Базовый лагерь – Выход на штурм Лхоцзе в 20:30.

17 мая: Вершина Лхоцзе – Третий лагерь.

18 мая: Третий лагерь – Второй лагерь.

19 мая: Второй лагерь – Базовый лагерь – ночной спуск в Сянгбоч.

20 мая: Сянгбоч – Катманду (на вертолёте).

Глава 1

Горное безумие

Ками Нору все стоял и не мог отвести взгляд от ночного неба. Звезда. Еще вчера ее здесь не было.

Каждую следующую ночь он выходил и снова смотрел на небо. Звезда не стояла на месте. Наконец пришел день, когда звезда, совершив свой путь, исчезла, оставив лишь багровую полосу на черном небосводе. Потом и та растаяла в ночном небе, таком близком и таком холодном.

Так начинался весенний гималайский сезон в марте 1996 года.

Ками Нору был шерпой и жизнь свою проводил в горах. Сагибы[3] назвали звезду кометой и дали ей странное имя Гекутак, но он-то знал, что, как ее не назови, хорошего в ней мало. Жизнь шерпов, этого горного народа, расселившегося от Тибета до Непала, оказалась неразрывно связанной с судьбой многочисленных гималайских экспедиций. Зарабатывая на жизнь, шерпы работают поварами, погонщиками яков или носильщиками у приезжающих альпинистов. Некоторые выбирают более опасную, но и более доходную работу – идут в высотные носильщики. Им предстоит сопровождать иностранных альпинистов на высоте и участвовать наравне с ними в этом безумном противостоянии – опыт и выносливость против враждебной окружающей среды, в которой долго не может находиться ничто живое. Со времени первой экспедиции в 1921 году более 140 восходителей не вернулось со склонов Эвереста. Более 50 из них – шерпы. Поэтому шерпы бдительно следят за всем, что, по их мнению, нарушает привычный ход вещей в природе.

Ками Нору был «новый шерпа» – один из тех, кто сменил традиционную тканую одежду и плетеные сандалии на гортексовую[4] куртку и пластиковые ботинки и отправился в горы зарабатывать деньги. В свои тридцать с небольшим Ками был главой семейства, отцом троих детей и уже опытным высотником. В 1996 году, как и во все последние годы, шотландская компания «Гималайские гиды» вновь пригласила его на работу сирдаром (начальником шерпов) в экспедицию на Эверест.

«Ну, что ты там видишь? – спросил бородатый и широколицый Генри Тодд, похлопывая Ками Нору по плечу. – Что за звезда такая?» «Мы не знаем, – ответил шерпа – Точно не знаем, но нам она не нравится».

Что-то пробормотав, Генри отошел в сторону. Бывший профессиональный рэгбист, теперь этот пятидесятилетний англичанин возглавлял «Гималайских гидов». У него была хорошая репутация – ни одного смертельного случая за долгие годы. У подобного успеха было много составляющих: и деловая хватка Тодда, и выгодный союз с Ками Нору, и, конечно, везение, без которого в Гималаях не обойтись.

Весной 1995 года «Гималайские гиды» организовали коммерческую экспедицию по восхождению на Эверест с северной, тибетской стороны. Успех был неоспорим – восемь участников достигли вершины. Это, конечно, придало Генри и Ками Нору уверенности, но в самонадеянность они не впали. Теперь, в марте 1996-го, оба с тревогой думали о предстоящем сезоне.

«Шерпы считают, что комета – плохое предзнаменование, – размышлял Тодд. – Да, они суеверны, но мне она тоже не по душе. Знающие люди говорят, что все это не просто так».

У Генри Тодда хватало проблем и помимо всей этой звездной неразберихи. Был уже конец марта, а снег на тропе еще не растаял, и караван яков не мог подняться на высоту 5 300 метров, в базовый лагерь. Только шерпы-носильщики могли пробираться наверх по узкой, заваленной снегом тропе. Но проблемы это не решало – для проведения экспедиции необходимо было огромное количество снаряжения и продуктов, и только яки могли втащить наверх такую тяжесть. Под угрозу была поставлена судьба всего мероприятия. Тодда мучила мысль: а что если тропа и дальше останется непроходимой? Дело в том, что на Эвересте просвет в погоде часто бывает недолгим, а на смену ему приходит затяжной муссон. Если запоздать с завозом снаряжения в базовый лагерь, то благоприятный момент для штурма может быть упущен, и тогда все труды пойдут прахом.

Не зная, что их ждет впереди, Тодд и Ками Нору решили по мере сил подготовиться к возможным неприятностям. Так, Генри Тодд первый послал в базовый лагерь из Катманду, где он дожидался таяния снега, несколько ящиков виски. Их подарил Тодду один из его прежних клиентов. Еще раз напомнив носильщикам, как аккуратно надо обращаться с этим грузом, Тодд отправил шерпов в базовый лагерь. Он уже предчувствовал те ночи, когда глоток спиртного поможет отвлечься от тяжелых мыслей. Ками Нору к виски был равнодушен и к восхождению готовился по-другому.

На высоте 4 000 метров, на одной из огромных террас на склоне Эвереста расположена небольшая деревня Пангбоч, через которую проходит основной путь к базовому лагерю. Там, в доме шерпы Ками Нору совершался обряд пуджи. Ками Нору благодарил горы и молил благословить его на новое восхождение. На рассвете в просторной комнате второго этажа пятеро буддистских монахов в темно-красных и голубых одеждах сидели на полу, образуя круг. Чуть поодаль, тоже кругом, стояли Ками Нору и другие шерпы из Пангбоча, которым предстояло отправиться на Эверест. Ставни были наглухо закрыты, и только свечи из ячьего жира мерцали, наполняя комнату неясным призрачным светом. Грубые дощатые полы были выстланы красно-синими тибетскими коврами; от тлеющих углей исходил сладковатый запах благовоний.

Монотонные буддистские напевы отражались от стен, потолка и вновь возвращались к шерпам, каждым звуком принося им спокойствие и уверенность в том, что теперь они под надежной защитой и ничто не сможет помешать их благополучному возвращению. Когда прозвучало и затихло последнее благословение пуджи, шерпы, связавшие свою судьбу с Эверестом, получили талисманы в дорогу. Это была ниточка красного или голубого цвета, которую каждый из них надел на шею.

Теперь – в путь. Снег на тропе почти растаял; настало время шерпам подниматься в базовый лагерь и дожидаться там прихода своих экспедиций. Получая от двух с половиной до пятидесяти долларов в день, они должны были заниматься установкой лагеря, поднимать наверх грузы, а также готовить еду и обслуживать восходителей, которые все прибывали и прибывали под Эверест.

В начале 80-х все обитатели базового лагеря без труда могли поместиться в одном вагоне метро. Теперь для них было бы мало и целого поезда. В 1996 году более четырехсот человек поднялись по тропе наверх. Обилие палаток, толпы людей – происходящее было похоже на рок-фестиваль. По словам одного альпиниста, «все это напоминало цирк, только вот клоунов было многовато». Складывалось впечатление, что многие из обитателей базового лагеря попали сюда случайно.

Множество шуток и насмешек выпало на долю тайваньской экспедиции под руководством Макалу Го. За шутками, однако, скрывалась тревога – квалификация этой команды, ее способность успешно вернуться с горы вызывали большие сомнения. «С ямайскими хоккеистами и то, наверное, безопасней идти в гору, чем с этими тайваньскими альпинистами», – говорили о них в базовом лагере. Помимо тайваньцев, наверх поднялась и экспедиция газеты «Санди Таймс» из Йоханнесбурга, которую напутствовал сам Нельсон Мандела. Истории о неопытности ее участников обошли весь лагерь. Не раз высказывалось и недоверие к их руководителю – стойкому, но вспыльчивому Яну Вудалу.

Известный американский альпинист Эд Вистурс, в свои тридцать семь уже не раз побывавший на Эвересте, заметил, что в лагере «слишком много людей, которым здесь не место». На этот раз Эд совмещал обязанности гида и оператора в коммерческой ИМАКС-экспедиции, ее возглавлял американский альпинист и режиссер Дэвид Бришер. На время экспедиции были запланированы съемки широкоформатного фильма, который должен был выйти на экраны в 1998 году. Бюджет проекта был рекордным; никогда еще документальная лента о горах не стоила так дорого. Предназначенный для просмотра в лучших кинозалах с панорамными экранами и самой современной акустикой, фильм должен был возвести зрителя на «крышу мира» не отрывая от мягкого кресла.

Сорокалетний Бришер был в Гималаях чем-то вроде легенды. Он лучше чем кто бы то ни было сумел разглядеть в Эвересте золотую жилу для своего бизнеса, уступив в этом разве что самому сэру Эдмунду Хиллари (Хиллари вместе с шерпой Норгеем Тенцингом первым поднялся на высшую точку планеты в 1953 г.). Деятельность в горах приносила Бришеру основную часть годового дохода. В 1985 году он отличился тем, что привел на вершину техасского бизнесмена и миллионера Дика Басса. Басс, которому было уже 55 лет, стал старейшим покорителем Эвереста. Многие считают, что именно это событие оказалось переломным в истории восхождений на главную вершину Земли. Преуспевающие любители приключений сразу обратили внимание на успех Басса. «Если в 55 лет за определенную плату можно покорить Эверест, то и мне стоит попробовать». Коммерческие экспедиции начали ориентироваться на богатых клиентов, способных платить большие деньги за большие горы. Если раньше предпринимались усилия для получения спонсорской поддержки от государства или крупных корпораций, то теперь охота шла за отдельными людьми, которые вместе с некоторыми альпинистскими навыками имели бы и приличные деньги и могли «купить» экспедицию. В результате была заключена своеобразная сделка между альпинистами-профессионалами и опытными любителями: и те, и другие хотели покорять высочайшие вершины и были нужны друг другу.

Еще не дойдя до базового лагеря, ИМАКС-экспедиция Бришера успела произвести впечатление на местных жителей. Оказавшись в Пангбоче, несколько ее участников зашли в ресторанчик рядом с домом Ками Нору. Заказав чай, они категорически отказались от местной еды и принялись доставать припасы из своих рюкзаков. «Пижоны», – с неодобрением прокомментировал их поведение один бывалый альпинист.

Рядом с ИМАКС-экспедицией разбили свой лагерь «Гималайские гиды» Генри Тодда и еще несколько экспедиций, которые тоже привели в горы платных клиентов. Среди этих «охотников за баксами» (так за глаза прозвал их один историк альпинизма на Эвересте) были и «Консультанты по приключениям» под руководством новозеландца Роба Холла.

Представительный, чем-то напоминавший Линкольна, Роб казался гораздо старше своих тридцати пяти лет. В нем чувствовались сила и уверенность. В 1990 году его компания впервые привела экспедицию на Эверест. С тех пор он успел побить все рекорды, возведя на вершину тридцать девять человек (включая персонал экспедиции). Рекламные объявления его компании кочевали из номера в номер международных альпинистских журналов. Они отличались большим размером, напористым стилем, но отнюдь не скромностью. Одно из них, появившееся в печати в начале 1995 года, гласило: «100 %-ный успех! Сообщите нам свой адрес, и мы вышлем вам наш бесплатный цветной буклет». В этом году о ста процентах речь уже не шла – в мае 1995-го при штурме вершины Роб повернул свою экспедицию назад. Снег наверху оказался очень глубоким, темп продвижения сильно упал – идти дальше было невозможно. В тот раз никто из клиентов не поднялся на Эверест.

В 1996 году Роб Холл снова был в Гималаях и рвался в бой, полный решимости вернуть себе место среди победителей. Бизнес требовал вершин, а не отступлений. Психологическое напряжение усугублялось еще и тем, что появился новый конкурент.

Им оказался Скотт Фишер. Ростом метр девяносто пять, с длинными вьющимися волосами и правильными чертами лица, он словно сошел с рекламного плаката. Скотт жил в Западном Сиэтле, а свою работу в туристической компании «Горное безумие» долгие годы воспринимал как нечто второстепенное. Он был альпинистом и хотел совершать восхождения по всему земному шару. С помощью «Горного безумия» он мог себе это позволить.

Скотт как нельзя лучше подходил для своей компании. Альпинизмом он начал заниматься в 14 лет. Позже он окончил школу гидов в штате Вайоминг, приобретя репутацию отличного тренера по скалолазанию и альпинизму. Кроме того, он был известен и как высококвалифицированный горный гид, имея в своем активе немало удачных восхождений.

Улыбчивый и обаятельный, он обладал огромной притягательной силой. Ему не составляло труда привлечь клиентов, заинтересовать их, и под его влиянием люди охотно выписывали чеки и принимались паковать рюкзаки. Словом, Фишер казался сильным соперником, если не считать отсутствия опыта в организации коммерческих экспедиций.

Решение стать «охотником за баксами» пришло к Фишеру само собой. Так говорит об этом один из его компаньонов: «Мне кажется, что, узнав об успехе Роба Холла, он подумал: „А чем, собственно, я хуже?“ Причем, он сделал это без всякого вызова, не из желания кого-то опередить. Просто он сказал себе: „Ведь я классный альпинист, почему бы и мне не попробовать? Я тоже наберу клиентов и поведу их в Гималаи. И, как и Роб, хорошо на этом заработаю“».

Карен Дикинсон, в то время главный менеджер «Горного безумия», рассказывала: «Решение компании об отправке экспедиции на Эверест было требованием времени. Наши клиенты проявляли интерес к высотному альпинизму, и если бы нам нечего было им предложить, мы бы их просто потеряли. А так, в случае благоприятного исхода, у компании появилось бы новое выгодное направление. Так что, бесспорно, у нас была большая финансовая заинтересованность. Хотя, конечно, в случае неудачи мы могли все потерять. Ставки были высоки».

Фишер очень нуждался в большом вознаграждении, которое ждало его в случае успеха экспедиции. Он подумывал о том, что ему пора изменить свою жизнь. Карен Дикинсон так говорила о Скотте: «Не так давно ему исполнилось сорок, и дела его наконец-то пошли так, как ему хотелось… Он взошел на К-2[5], покорил Эверест. За ним закрепилась репутация гида, которому сопутствует успех… Фишер даже сказал однажды, что в будущем ему бы не хотелось отправляться на Эверест самому; куда разумнее было бы нанять для этой цели других».

Казалось бы, это всего лишь набросок будущих планов, да и разговор Фишера с Дикинсон был почти случайным. Но люди, хорошо знавшие Скотта Фишера, могли догадаться, сколь серьезен он был в своих намерениях. Став старше, Скотт по-новому взглянул на мир. Его личная жизнь, работа в компании, общественный имидж – все подлежало пересмотру.

Компания «Горное безумие» была основана Фишером еще в начале 80-х, и никогда еще работа в ней не приносила ему стабильного дохода. Жизнью для него был альпинизм, а работа лишь давала возможность жить. Его фирма никогда не была среди лидеров коммерческого туризма, оставаясь мало кому известной. Успех на Эвересте мог все изменить. Если бы удалось набрать достаточно клиентов за ту же цену, что и у Холла (65 тысяч долларов), и грамотно организовать восхождение, то появились бы и деньги на устройство жизни по-новому.

Успеху предприятия мешала, в частности, малая известность Фишера «на международном уровне». Его деятельность слабо освещалась в прессе, в то время как другие высотники буквально не сходили со страниц альпинистских журналов и рекламных проспектов. По мере того, как он все больше сживался с ролью руководителя экспедиции, его личная альпинистская карьера отходила на второй план. Как заметил один из его друзей, Скотту стало казаться, что «пресса до сих пор уделяла ему до несправедливости мало внимания. Его имя по-прежнему было мало кому знакомо. А Скотту хотелось, чтобы его знали в лицо».

Как ни странно, по мнению многих из его окружения, еще одной проблемой для Скотта стал его имидж. Да, конечно, профессиональный альпинист, опытный инструктор и гид, хороший фотограф – все это так. Но с другой стороны, слишком уж смел и слишком безрассуден. Кому-то эти качества могли понравиться, но только не состоятельным клиентам и богатым спонсорам. Для них он был слишком «рисковым». Успешная экспедиция на Эверест, широко освещенная в прессе, могла исправить ситуацию.

В своем офисе в Западном Сиэтле Дикинсон, Фишер и сотрудники компании принялись за раскрутку нового проекта. Сотни рекламных проспектов были напечатаны и разосланы потенциальным клиентам. Эти черно-белые шедевры своим незатейливым оформлением напоминали не то руководство по пользованию стиральной машиной, не то инструкцию к холодильнику. Не в силах соперничать с лоском и стилем рекламной кампании Роба Холла, «Горное безумие» главную роль уделило тексту: «В 1996-м году участники нашей команды поднимутся на высшую точку планеты… Мы разобьем цепь высотных лагерей (один за другим). Наши гиды и высотные шерпы провесят перила[6], снабдят высотные лагеря всем необходимым, будут вести участников за собой на всех этапах штурма вершины. Участники будут нести легкие рюкзаки, чтобы сберечь силы для восхождения».

Нельзя сказать, что известие о вступлении Скотта Фишера в «большую игру» сильно обрадовало его конкурентов. Легкость, с которой Скотт вел дела, его участие в снаряжении экспедиций в самые отдаленные районы Африки, Южной Америки и Азии уже привлекали к нему клиентов с самых разных концов земли. В случае успеха Фишера в Гималаях Роб Холл оказался бы в непростом положении – ведь большинство клиентов приезжало к нему из Америки, а Скотт Фишер был как раз американцем.

* * *

Желая привлечь внимание общественности как к себе, так и к своей экспедиции, Фишер с удвоенным рвением взялся за прессу. И почти сразу ему подвернулся подходящий случай.

Журнал «Аутсайд» – лидер среди американских изданий, посвященных тематике путешествий и приключений, – принял решение направить своего журналиста в экспедицию на Эверест. Это был Джон Кракауэр, альпинист из Сиэтла, автор нескольких бестселлеров. Теперь от него ждали новой сногсшибательной статьи, на этот раз об Эвересте. «Аутсайд» был готов оплатить участие Кракауэра в команде Фишера, но журнал требовал для себя скидки, и немалой.

Если бы «Горному безумию» удалось заполучить такого известного журналиста, перед компанией открылись бы новые широкие возможности. Понимая это, компания со всей энергией принялась за «обработку» руководства журнала. Неутомимая Карен Дикинсон предлагала самые разные условия сделки и взаимовыгодные договоренности. Как сказал один из деловых партнеров Фишера, «она (Карен Дикинсон) просто терроризировала редакцию своими бесконечными звонками и предложениями».

Переговоры продвигались успешно, и Фишер был очень заинтересован в этом сотрудничестве. В обмен на приличную скидку для «Аутсайда», «Горное безумие» получало право на размещение в журнале своей рекламы и, главное, отчет о своей экспедиции – статью самого Кракауэра с множеством красочных фотографий. Кракауэр тоже был воодушевлен происходящим. Он сказал одному из сотрудников Фишера: «Я хочу идти со Скоттом. Его альпинисты лучше, чем в других командах. К тому же Скотт тоже из Сиэтла и сам по себе очень яркая личность».

Фишер полагал, что «Аутсайд» – как раз то, что им нужно. Журнал был в основном рассчитан на читателей с хорошим достатком, поэтому отчет об экспедиции мог привлечь внимание состоятельных любителей приключений, готовых платить по «высотным» расценкам. Дикинсон вспоминала: «Довольно долго мы были уверены, что Джон пойдет с нами… Мы забронировали для него место в экспедиции и вели напряженные переговоры с „Аутсайдом“ об условиях сделки – какая ее часть может быть оплачена рекламой, а какая – просто банковским чеком».

Впрочем, один из сотрудников «Горного безумия» рассказывал, что «они („Аутсайд“) все время что-то выторговывали у Карен и хотели, видимо, чтобы наша компания отдала это место даже не по себестоимости, а еще дешевле – так, чтобы „Горному безумию“ пришлось еще и платить за это восхождение из своего кармана. Но все имеет свои границы!.. Тогда редакция „Аутсайда“ обратилась к Холлу, и тот согласился на меньшую сумму». В результате «Аутсайд» в последний момент передумал и купил для Кракауэра место в экспедиции Холла.

Представитель журнала, объясняя это решение, утверждал, что «Консультанты по приключениям» были выбраны «не только по финансовым соображениям. У Холла был значительно больший опыт руководства высокогорными экспедициями; он гарантировал бóльшую безопасность при восхождении. Кроме того, по мнению Джона Кракауэра, система обеспечения кислородом у Холла была лучше».

Узнав об этом, Фишер просто пришел в ярость. «Чего еще ждать от газетчиков, это же такое дерьмо». Один из его друзей вспоминает его возмущенную реакцию: «Он считал, что „Аутсайд“ просто надул его, украв эту идею и вовсю занявшись ею… Они узнали все подробности у Карен (Дикинсон), а потом из-за лишней тысячи – не знаю точно, но выгадали они явно немного – переметнулись к Холлу».

Но вскоре, словно в компенсацию за неудачу с Кракауэром, появилась новая возможность, не хуже прежней. «Горному безумию» удалось заполучить к себе в экспедицию Сэнди Хилл Питтман, чьи статьи выходили в таких популярных изданиях, как «Аллюр» и «Конде Наст Трэвеллер». Питтман было сорок лет. Она сумела покорить высочайшие горы на шести из семи континентов. Но ее манил Эверест. Дважды она пыталась взойти на него (одна из этих попыток была в составе ИМАКС-экспедиции Бришера), но всякий раз она была вынуждена возвращаться, так и не дойдя до вершины.

Питтман была настоящей находкой для «Горного безумия». У нее было больше высотного опыта, чем у Кракауэра. Она заключила контракт с Интернет-агентством, согласно которому ежедневно должна была отсылать к ним на сайт новости об экспедиции[7]. Если бы Фишер помог Сэнди покорить Эверест, то ему была гарантирована известность поп-звезды. Но вместе с тем Скотт понимал, что теперь он просто обязан дотащить ее до вершины.

«Мне кажется, он воспринимал Питтман как подарок судьбы; благодаря ей у него появился редкий шанс, – рассказывал приятель Скотта. – Если бы восхождение состоялось… Она бы писала о нем, говорила о нем, принесла бы ему удачу и известность. Но в случае провала Фишеру пришлось бы туго. Я живо представляю себе, как Питтман рассказывала бы всем: „Всему виной Скотт Фишер, один только он. Я могла подняться, но он мне не дал этого сделать. Я покорила бы Эверест, если бы не он“».

* * *

Чтобы успешно довести свою группу до вершины, Фишер нанял трех гидов. Из рекламной литературы потенциальные клиенты могли узнать о них подробнее: Назир Сабир из Пакистана, опытнейший гид, покоривший несколько восьмитысячников; Нил Бейдлман, авиационный инженер из Колорадо, совмещавший серьезные занятия альпинизмом с бегом на сверхдлинные дистанции, и Анатолий Букреев.

Анатолий Букреев, которому тогда было тридцать восемь лет, жил в Алма-Ате. Этот русский альпинист был одним из лучших высотников во всем мире. К весне 1996 года он уже покорил семь самых сложных восьмитысячников[8], некоторые неоднократно. На каждый из них он поднимался без кислорода. Все это, равно как и беспрецедентные скоростные восхождения Анатолия, говорило о его уникальных способностях.

Глава 2

Приглашение на Эверест

Хотя в «послужных списках» Фишера и Букреева можно было найти одни и те же вершины, встретиться на маршруте им не довелось. Друг о друге они узнали от своего общего знакомого – легендарного русского альпиниста Владимира Балыбердина. Анатолий Букреев был наслышан об общительном и дружелюбном американце, который в 1992 году участвовал в русско-американской экспедиции и покорил «безжалостную гору» К-2. Фишер – о странном русском, которого даже призыв на афганскую войну не смог оторвать от любимого дела – Анатолий и в армии продолжал заниматься альпинизмом. Рассказы о выносливости Букреева и его скоростных восхождениях поражали воображение.

В мае 1994-го Фишер и Букреев наконец встретились.

Мы впервые увиделись на банкете в Катманду – Роб Холл отмечал удачное восхождение своей экспедиции на Эверест. Там было человек шестьдесят – альпинисты, шерпы и просто друзья, которые собрались отпраздновать закрытие весеннего сезона в Непале. У высотников свой очень тесный мирок, где почти все друг с другом знакомы. Но с Холлом и Фишером мы тогда встретились в первый раз.

Я только что вернулся из коммерческой экспедиции на Макалу (8 463 м), которую вел мой друг Тop Кайзер из Колорадо. Результаты были так себе – только трое из нас, включая Нила Бейдлмана из Аспена (штат Колорадо) и меня, поднялись на вершину. Для Скотта же этот сезон был исключительно удачным. Наконец-то (с третьей попытки) ему удалось взойти на Эверест. Скотту было чем гордиться, особенно если учесть, что это было бескислородное[9] восхождение.

Скотт выглядел как настоящий американец – у него была совершенно голливудская внешность. Высокий, красивый, с широкой улыбкой и открытым лицом, он притягивал к себе людей.

Полагаю, что у Скотта были большие возможности как у высотника. Мне посчастливилось совершать восхождения вместе со многими знаменитыми альпинистами, и Скотт был наравне с лучшими из них. Конечно, ему не хватало известности, но я очень уважал его – его и другого американца, Эда Вистурса. Эд, с которым мы познакомились в 1992-м году, покорил без кислорода девять из четырнадцати восьмитысячников. Я считал его лучшим американским высотником.

* * *

Второй раз судьба свела Букреева и Фишера в октябре 95-го, и опять в Катманду. Букреев тогда лихорадочно искал способ продолжать свою альпинистскую карьеру, а Фишер вел затянувшиеся переговоры с непальским министерством туризма. Ему необходимо было получить официальное разрешение[10] взойти на Эверест.

Годом раньше казахстанская команда пригласила Анатолия в запланированную на осень 1995-го экспедицию на Манаслу (8162 м). Восхождение предполагалось посвятить памяти альпинистов из Казахстана, погибших при штурме этой вершины в 1990 году. Букреев, в замыслах которого было покорение всех восьмитысячников, никогда не был на Манаслу, и потому с радостью согласился. Он стал тренироваться, и тренировался просто фанатично.

Казахстан, как и другие республики бывшего СССР, переживал не лучшие времена, и деньги на альпинистские программы достать было очень сложно. Поэтому Букреев ничуть не удивился, когда Ерванд Ильинский, руководитель будущей экспедиции, сообщил, что нужных средств найти не удалось, и восхождение откладывается до весны 1996-го года.

О том, что экспедиция отменяется, я узнал перед самым отлетом в Непал. Что мне оставалось делать? Я высотник, и мое будущее было там, в Гималаях. Зачем мне сидеть в Алма-Ате? Если бы я остался в Казахстане, дожидаясь, когда повезет в следующий раз, то с альпинистской карьерой можно было бы распрощаться. Поэтому я все же полетел в Катманду, надеясь устроиться гидом или присоединиться к одной из экспедиций на восьмитысячник.

Когда я прибыл в Непал, вакансий на место гида не оказалось. К счастью, я встретился со своими грузинскими друзьями, с которыми раньше ходил на Памир и Тянь-Шань.

Грузинская команда, в отличие от казахской, проблем с деньгами не испытывала и запланировала восхождение на Дхаулагири (8 167 м). Соблазн заполучить в свою команду столь опытного и сильного участника был велик. Поэтому Анатолия пригласили участвовать в экспедиции, но за свой счет: он сам должен был оплатить все свои расходы и внести долю за официальное разрешение. С распадом Советского Союза времена «дружбы народов» и «братской взаимопомощи» закончились и уступили место холодным расчетам. Несмотря на крайнюю ограниченность в средствах, Букреев согласился.

Грузинская команда опасалась, что участие такого сильного альпиниста как Букреев может быть неправильно истолковано и занизит их собственные спортивные достижения. Было решено, что вместе они идут только до заключительного штурма, а дальше поднимаются независимо друг от друга. В случае успешного восхождения грузинам не хотелось быть обязанными русскому, да еще из Казахстана. Тут дело было даже не в соперничестве (бесспорно, распространенном явлении в высотном альпинизме), а в национальной политике новоиспеченных государств.

8 октября 1995 года Букреев в одиночку и без использования кислорода поднялся на вершину Дхаулагири. Сам того не желая, он установил мировой рекорд – восхождение заняло всего 17 часов 15 минут.

* * *

Вернувшись в Катманду 20 октября, Анатолий сразу занялся делами – ему предстояло продолжить переговоры с Генри Тоддом из «Гималайских гидов». Тодд предложил ему работу, и Букреев обдумывал свои условия. Он уже сотрудничал с Тоддом. Во время прошлогодней экспедиции «Гималайских гидов» на Эверест (по северному маршруту) Тодд повредил спину, и пока он лежал в базовом лагере, именно Букреев взял на себя руководство группой и повел ее к вершине. Успех, достигнутый тогда, подстегивал «Гималайских гидов» воспользоваться услугами Анатолия и в этот раз. В сезоне 1996-го года Тодд планировал экспедицию на Эверест уже с другой стороны, по юго-восточному ребру. Это был наиболее популярный путь к вершине.

Однажды утром я шел по району Тамел и случайно оказался на улице, до отказа запруженной застрявшим в пробке транспортом. Велорикши, носильщики, грузовики – все смешалось в этой жуткой неразберихе. И вдруг сквозь крики и пронзительный вой клаксонов я услышал свое имя. «Толя, Толя», – кричали мне из легковой машины и весело махали руками. Да это же алмаатинцы! Я поспешил к ним. Они только что прилетели в Катманду и были в отличном настроении. Каким-то чудом экспедиция на Манаслу все же состоялась – ребятам подбросили денег, и было решено пойти на вершину в декабре 95-го, а не весной 96-го. Для меня это было вдвойне радостно: во-первых, мы-таки идем в горы! Во-вторых, у меня освобождалась весна, и мне становилось проще строить планы на предстоящий сезон. И буквально через несколько дней я встретил Скотта.

Я шел к себе в гостиницу, когда в тесноте торговых рядов заметил его. Я не был уверен, что он меня помнит, но все же его окликнул. Он обернулся и тут же заулыбался, узнав меня. «Анатолий, привет! Как дела? Хочешь пива?» Мы зашли в ресторанчик рядом с непальским министерством туризма, где у Скотта была назначена встреча. Сидя за столиком, мы принялись вспоминать все, что случилось с нами с момента прошлой встречи. За это время Скотт провел успешную экспедицию на Броуд-пик (8 047 м) в Пакистане, а сейчас у него был самый разгар переговоров по поводу официального разрешения на экспедицию к Эвересту. «Цены просто немыслимые! – возмущался он. – По десять тысяч с каждого участника. Неслыханная наглость!» Скотт уже заключил контракты с несколькими клиентами, и оставалось только получить разрешение.

Организуя экспедицию на Эверест, Фишер отчасти блефовал. Он агитировал будущих клиентов, еще не имея разрешения на восхождение – практика, почти общепринятая в коммерческих экспедициях. «Да, нам приходилось рисковать, – рассказывает Карен Дикинсон. – Годом раньше мы собирались повести экспедицию на Эверест, но не сумели договориться с властями. Тогда мы от своих планов отказались, а потом, как часто бывает, разрешение нам все-таки дали. Был уже конец января, и заново начинать приготовления не имело смысла. Тем временем наши конкуренты, все без исключения лгавшие, что разрешение у них на руках, с успехом провели свои экспедиции. Поэтому в 96-м мы сказали: „Конечно, конечно, разрешение у нас уже есть, хотя получили его только в феврале“».

Скотт поинтересовался, что я делал в Катманду. Я рассказал, что совсем недавно во второй раз поднялся на Дхаулагири. «Работал гидом?» – спросил Скотт. «Да, нет, просто так. Из спортивного интереса, – ответил я. – Появилась возможность присоединиться к грузинской экспедиции и совершить скоростное восхождение. Вот я и пошел». Скотт даже не сразу понял. «Так ты что – не вел платных клиентов?» – спросил он, улыбаясь. Этот вопрос попал в точку: с деньгами у меня было плохо. В бывшем Советском Союзе с государственной поддержкой альпинизма было покончено. Скотт, как и я, знал о гибели нашего общего друга Владимира Балыбердина – чтобы заработать на жизнь, он стал заниматься частным извозом и погиб в автокатастрофе[11].

Мне не хотелось жаловаться на трудные времена, и я предпочел сменить тему. «Через месяц я собираюсь с казахстанской командой на Манаслу. Пойдешь с нами?» Скотт сначала замер, а потом, когда понял, что я совершенно серьезен, громко расхохотался. «Как я тебе завидую», – сказал он, имея в виду мои «некоммерческие» восхождения.

Скотту было отлично известно, что ни один американец еще не поднимался на Манаслу. «Ты стал бы первым», – уговаривал я его. Он внимательно взглянул на меня, в глазах его был интерес: «Толя, ты знаешь, я бы очень хотел, но я сейчас ужасно занят. К маю я должен закончить все приготовления к экспедиции на Эверест, у меня еще есть работа на Килиманджаро. Конечно, мне хотелось бы пойти с вами… Но я слишком занят».

В Сиэтле Фишера ждали любящая жена Дженни и двое детей, в гардеробе пылился его парадный костюм, а сам Скотт был на другом конце света. Работа в «Горном безумии» требовала постоянных разъездов, и он все реже бывал дома. Он едва успевал сменить пиджак на пуховку, измученный постоянными придирками пограничников и таможни. «Почти при каждом перелете его досматривали со всей тщательностью, – рассказывает Карен. – Его длинные волосы, серьга в ухе и невообразимый маршрут вызывали подозрения. Только представьте: Таиланд, Непал, а потом Африка. Пограничников можно было понять».

Я попытался вырвать его из этого бешеного ритма, уговаривал сходить на вершину просто для себя, для альпинизма. «Уверен, что у нас получится, – убеждал я Скотта. – Собралась сильная команда, а с тобой она будет еще сильнее. Пойдем с нами!» Я видел, что ему очень хотелось принять это предложение. Скотт разрывался между работой и любовью к горам. «Пойми, я же не сам по себе. У меня работа, у меня есть обязательства, семья..» – отвечал он. Эта ситуация была мне хорошо знакома. Крайне сложно продолжать свою альпинистскую карьеру, так или иначе не занимаясь бизнесом. Но все же… Все же я был разочарован, когда Скотт сказал «нет».

При разговоре Фишер часто поглядывал на часы. На назначенную в министерстве туризма встречу нельзя было опаздывать, это расценили бы как неуважение. Хорошие отношения с местными бюрократами были для альпинистов залогом успеха. Никто не мог подняться на гору без их разрешения.

Перед уходом Скотт предложил мне на следующий день позавтракать вместе в отеле «Манат», где он остановился. «Нам нужно кое-что обсудить», – сказал он.

Букреев и сам хотел еще раз повидаться с Фишером. Анатолий был в курсе того, что Скотт расширяет деятельность своей компании, ищет новые направления, и не хотел упускать свой шанс. Годы, прошедшие со времени развала Советского Союза, дались Букрееву тяжело. Советский альпинизм был фактически уничтожен. Альпинисты из поколения Букреева, часто лучшие в мире, стояли на грани нищеты. Амбиции были забыты, когда стало нечем кормить семью. Высотникам приходилось работать прислугой на высокогорных курортах, учить кататься на горных лыжах детей бандитов и коррумпированных чиновников – лишь бы заработать на кусок хлеба.

Когда закончилась государственная поддержка альпинизма, Букреев на своем опыте испытал, что такое отчаяние и унижение. В 1994-м году, после успешного восхождения на Макалу, Нил Бейдлман и остальные американские участники экспедиции уже летели домой, а тем временем Анатолий в самом дешевом отеле распродавал свое альпинистское снаряжение, чтобы набрать денег на билет до Алма-Аты. После экспедиции он заметил, что несмотря на все испытания, прибавил в весе. Американские участники похудели (некоторые на девять-десять килограммов), но только не Анатолий – настолько отличалась еда в экспедиции от того, чем ему приходилось довольствоваться дома. В те несчастливые дни ему казалось, что как альпинист он обречен. Да и сейчас дела шли не сильно лучше.

Мне хотелось рассказать Скотту, какие перспективы скрыты в казахских горах. Все доступно – приходи и бери. На этих горах выросло не одно поколение советских альпинистов; там было много интересных маршрутов. Да, c инфраструктурой дело обстояло неважно, гостиниц было мало, но в стране вновь стали появляться деньги. Я был уверен, что Скотт с его опытом и энергией мог многое изменить.

Полдень следующего дня застал Фишера и Букреева склонившимися над картой Казахстана. Рядом с недопитыми чашками кофе на столе лежали описания Тянь-Шаня и Памира, которые Букреев принес с собой. Фишер явно казался заинтересованным, задавал много уточняющих вопросов. Неожиданно Скотт резко сменил тему и заговорил об Эвересте. Он хотел, чтобы Анатолий поделился своим опытом. Высотники всегда в курсе происходящего на Гималаях, и Фишер, разумеется, знал об успехе прошлогодней экспедиции Генри Тодда, в которой в качестве гида участвовал и Букреев. В тот раз из семи восходителей, которых Букреев привел на Эверест, трое были первыми: первый датчанин, первый бразилец и первый уроженец Уэльса, покорившие высшую точку планеты.

Скотт много говорил об Эвересте; потом мы стали обсуждать специфику работы высотного гида. Фишера интересовал не только Эверест, в его планах было покорение всех восьмитысячников. Скотт серьезно задумывался о проведении коммерческой экспедиции на К-2. «Американцев эта вершина по-настоящему очень интересует, – сказал он. – Мне понадобятся хорошие гиды, человек шесть. Возможно, это будут русские, ведь работа опасная. Немногие американцы согласятся на такие условия».

Вершина К-2, хотя и «всего лишь» вторая по высоте, считается самой опасной из восьмитысячников. Она имеет форму пирамиды, и при восхождении требуется серьезное лазанье по ее граням, что крайне тяжело и рискованно на такой высоте. Маршруты на К-2 очень сложны, и попытки штурма часто заканчивались трагедией. Скотт знал об этом лучше других: он сам принимал участие в одном из самых драматических восхождений на К-2.

В августе 1992-го глубокой ночью Фишер спускался с вершины, пробиваясь сквозь бушующую метель. Истощенный, с поврежденным плечом, он с трудом тащил на себе уже неподвижного Гарри Болла. У этого новозеландского альпиниста (компаньона Роба Холла) случился отек легких, и самостоятельно передвигаться он не мог. Фишер тогда спас ему жизнь[12].

«Эверест не сильно отличается от К-2, – сказал я тогда Скотту. – Ты же сам знаешь: на такой высоте у тебя нет права на ошибку. Для восхождения нужны хорошая погода и большое везение. Тебе понадобятся высококвалифицированные гиды, профессиональные альпинисты, умеющие работать на высоте, знающие гору. Клиенты? Придется их как следует отбирать – они должны быть в состоянии отвечать за себя на такой высоте, выносить большие трудности. Это не Монблан, в котором нет и пяти тысяч. При покорении такой высоты действуют другие правила. Твоя задача – воспитать в людях способность к самоконтролю, ты не можешь все время держать их за руку. Опасно считать, что вести клиентов на Эверест и, к примеру, на Мак-Кинли[13] – вещи одного порядка». Скотт очень внимательно слушал, а потом поразил меня своим предложением: «Мне нужен лидер. Опытный, такой, как ты. Идем со мной на Эверест. А потом можно пойти с русской командой на К-2 и на Тянь-Шань. Что скажешь?»

«У нас есть такая пословица, – сказал я, – коней на переправе не меняют». Дело в том, что я получил предварительное приглашение от Генри Тодда из «Гималайских гидов», который тоже планировал (если наберет клиентов и получит разрешение) экспедицию на Эверест с непальской стороны. Скотт улыбнулся: «Сколько обещал тебе Тодд?» Я сказал. «Ты еще не связан никакими обязательствами», – сказал Скотт и назвал сумму, почти вдвое превышавшую ту, которую предлагал Тодд.

Для Букреева это было очень заманчивое предложение. Перед ним открывались большие перспективы. Анатолий знал наверняка, что Фишер сможет грамотно организовать экспедицию; еще больше он доверял ему как альпинисту. К тому же Нил Бейдлман, один из гидов Фишера, был другом Букреева. Анатолий помог ему в 1994-м году покорить первый его восьмитысячник (Макалу), он очень уважал Бейдлмана за решительность, которую тот проявил тогда. Нил был феноменально вынослив. Конечно, здесь сказывалось его спортивная подготовка – он был марафонцем, специалистом по сверхдлинным дистанциям. Впрочем, на высоте требования другие, чем в марафоне, а опыта покорения Эвереста у Бейдлмана не было.

Я не хотел отказываться от предложения Скотта, но решиться на него прямо сейчас не мог. Вместо этого я запросил у Скотта на пять тысяч долларов больше, рассудив, что если он согласится, то мне будет легче объяснить Тодду свой отказ. Скотт отставил в сторону чашку, внимательно посмотрел на меня, словно не понимая услышанного, и сказал: «Так дело не пойдет. Не пойдет».

«Хорошо», – ответил я и, честно говоря, уже решил, что на этом разговор закончен. Буду работать с Тоддом, как и в прошлом году. Но Скотт добавил: «Ты все-таки подумай над тем, что я тебе сказал», – и встал из-за стола. Ему было пора идти в министерство туризма. Уходя, он обернулся и спросил: «Так как насчет завтрака? В девять? Хорошо. И подумай как следует».

Следующим утром Букреев пришел в «Майк Брекфаст» даже чуть раньше девяти. Этот ресторан был весьма популярен среди американских альпинистов (и не только альпинистов), оказавшихся в Катманду. Их, истосковавшихся по привычной еде, влекли сюда вкусные блины и хороший кофе.

Найдя свободный столик, Букреев повторил про себя английские фразы, заготовленные для этой встречи. Анатолий решил принять предложение Фишера без дополнительных пяти тысяч. Он не собирался гнаться за лишними деньгами, ему было гораздо важнее работать с «Горным безумием». Это сотрудничество могло принести большую пользу, но, не начавшись сейчас, оно могло не состояться вовсе. Прошло полчаса, час, а Фишера все не было. Расплатившись, Букреев собрался уходить, решив, что Фишер передумал.

Закончив завтрак, я рассчитывался с официантом, когда в дверях появился Скотт в сопровождении Тапы. Тапа был сотрудником «Трекинга в Гималаях» и отвечал за снабжение экспедиции «Горного безумия» в Непале. Как всегда улыбаясь, Скотт подошел ко мне, поздоровался и, прежде чем я успел произнести хоть слово, спросил: «Ну так ты идешь со мной на Эверест?» Желая его подразнить, я ответил: «А ты платишь, сколько я сказал?» «Да», – твердо заявил Скотт.

Решение было принято. Тапа, Фишер и Букреев принялись за подробное обсуждение предстоящей экспедиции. В тот момент Фишера более всего занимала проблема кислорода. Он слышал о недавно появившемся Санкт-петербургском предприятии «Поиск», которое производило неплохое кислородное оборудование. Титановые баллоны, выпускаемые «Поиском», весили как минимум на полкилограмма меньше обычных. Фишер хотел максимально облегчить снаряжение клиентов, поэтому более легкие кислородные баллоны оказались бы очень кстати. У Букреева были связи в Санкт-Петербурге, и было решено, что по возвращении с Манаслу он займется переговорами с «Поиском».

Через несколько дней мы встретились со Скоттом в гостинице, где остановились мои грузинские друзья. Там я показал ему уральские высотные палатки, с которыми их команда ходила на Дхаулагири. Хорошо сделанные, они выдержали проверку сильным ветром на большой высоте. Скотт купил себе одну и попросил меня раздобыть еще несколько, выполненных с учетом его требований. Мы решили, что палатки, как и кислородные баллоны, я постараюсь купить в России.

Букреев и Фишер расстались довольные друг другом. Впервые за многие годы Анатолию досталось хорошее место и приличный заработок. К тому же, Скотт выплатил ему аванс; теперь можно было не продавать свой любимый ледовый инструмент, чтобы набрать денег на билет. У Фишера были не меньшие основания считать себя в выигрыше. К услугам его клиентов был один из сильнейших гималайских гидов. Скотт позднее объяснял друзьям, что пригласил Букреева на работу из довольно специфических соображений: «Если мы куда влипнем, с нами будет Толя, чтобы нас оттуда вытащить».

Карен вспоминает, как радовался Фишер, переманив к себе Букреева: «Скотт сказал: „С нами наверху будет Анатолий – более сильного альпиниста и пожелать нельзя. Кто знает, что с нами может случиться?“»

Глава 3

Приготовления

Я был благодарен Скотту за его приглашение. Мне было по душе работать с ним, и я надеялся, что и после экспедиции наше сотрудничество не закончится. Эверест… Многие мои друзья-альпинисты теперь не смели и думать о нем. Их заветным мечтам не суждено было сбыться из-за развала Советского Союза. Государственная поддержка альпинизма закончилась, и многие высотники так и не смогли вернуться в горы. Я вспоминал о тех, кто прославил наш альпинизм. О тех, кто совершал ставшие легендарными подвиги, – иногда ценой собственной жизни. Горько было сознавать, что их героизм принесен в жертву тому, что сейчас тихо умирало само собой.

В начале ноября Букреев вместе с казахстанской командой продолжил подготовку к восхождению на Манаслу. После совершенного месяцем раньше восхождения на Дхаулагири Букреев был вымотан как физически, так и морально и, тем не менее, целиком сконцентрировался на новой экспедиции. Все высотные восхождения всегда сопряжены с большим риском, и предстоящее покорение Манаслу не было исключением. Сложность ситуации усугублялась суровыми зимними условиями, а также молодостью и неопытностью некоторых участников экспедиции. Однако Букреева это не пугало: он полагался на опыт более старших альпинистов, вместе с которыми в 1989-м году он совершил траверс Канченджанги (8 586 м). Впоследствии Букреев скажет: «То, что кажется концом дороги, на самом деле – начало следующей, более трудной и длинной». Дорога на Манаслу едва не оказалась для Анатолия последней.

Заключив контракт с Букреевым, Фишер отправился в Данию. Теперь его главной задачей было набрать команду, которую весной можно было бы повести на Эверест. В Копенгагене Скотт собирался встретиться со своей хорошей знакомой Лин Гаммельгард. Лин было 34 года; она занималась медициной, юриспруденцией и очень любила альпинизм. Со Скоттом Лин встретилась в 1991 году в Гималаях, и с тех пор они регулярно переписывались. В своих письмах они писали друг другу о том, что их волновало: Скотт делился честолюбивыми планами на будущее, Лин рассказывала о своей жизни, устремлениях, интересе к альпинизму.

«С тех пор как мы встретились в 1991 году, – вспоминает Гаммельгард, – мы все время надеялись вместе сходить в горы либо здесь, в Европе, либо в Америке, на Аляске. И наконец, в 1995-м году представился подходящий случай».

Фишер предложил Гаммельгард пойти вместе с ним в экспедицию на Броуд-пик и покорить свой первый восьмитысячник. Но за время, прошедшее с их первой встречи, Гаммельгард решила больше не ходить на большие горы. С возрастом она стала по-новому смотреть на жизнь; приехав в Пакистан, она попыталась объяснить это Фишеру.

«Я поняла, что настало время прощаться с альпинизмом, – сказала Лин. – Мне хотелось иметь семью, детей, вести спокойную жизнь, а не ходить и дальше по горам».

TIBET KYUNGLUNG TRAVEL SERVICE. Liars and cheaters! Остерегайтесь

ТРЕК К КАНЧУНГСКОЙ (ВОСТОЧНОЙ) СТЕНЕ ЭВЕРЕСТА


Article in English

Лходзе слева, Эверест справа. Непривычное зрелище…

(или как нас маленько «развели» в Тибете)

Хочу сразу оговорить, что в общем путешествие нам понравилось, а отдельные неурядицы, описанные ниже, лишь закалили нашу команду для последующих приключений.

Я готовил это путешествие года три. Прочитал много литературы, перевел рассказы о первопрохождении Кангчунской стены американской экспедицией 1983 г. и сборной экспедицией 1988 г., разработал маршрут, не противоречащий описаниям в путеводителях, согласовал его с принимающими сторонами, уговорил друзей пойти именно в этот, тяжелый и не дешевый трек, соблазнив их мыслью прогуляться по легендарным местам, где еще не ступала нога путешественников постсоветского пространства.

Путешествие в Тибет. Таков был согласованный с принимающими фирмами план.

1 день (29.04-Пн.) – Прилет в КТМ
2 день (30.04-Вт.) — КТМ, оформление документов в Тибет.
3 день (1.05-Ср.)– Переезд КТМ – Ниалам. (3750 м.)

4 день (2.05-Чт.) – Акклиматизация в Ниаламе
5 день (3.05-Пт.)– Переезд в Тингри. ( 4500 м.)
6 день (4.05-Сб.)– Подъезд к монастырю Ронгбук (4980 м.), подъезд/подход в ВС Эверест (5150 м.), фото Северной стены, переезд в Карту (3750 м.)
7 день (5.05-Вс.) – Карта, подготовка к треку (яки, еда…). Тренировочный выход на перевал ZamchungLa (4500 м.) или прогулка в монастырь Tarpalin Gompa (4120 м.)
8 день (6.05-Пн.)– Начало трека в АВС к Канчунгской стене Эвереста. Переход в Damphu
9 день (7.05-Вт.) –Трек в долину Кама через пер. ShaoLa (4970 м.)
10 день (8.05 – Ср.) – Трек в долину Кангчунг (Joksam)
11 день (9.05 – Чт.) – Трек в Pethang Ringmo (4850 м.)
12 день (10.05 – Пт.)- Трек в ВС Кангчунг (5100 м.)
13 день (11.05 –Сб.) – Трек в Pethang Ringmo (4850 м.)
14 день (12.05 – Вс.) – Трек к озеру Shurim Tsho (штурмовой лагерь пер. Лангма Ла). (4970 м.)
15 день (13.05- Пн.) –Переход пер. Лангма Ла (5390 м.), спуск в Lhundrubling (4390 м.)
16 день (14.05 – Вт.) – Трек в Карту, переезд в Ташидзонг (4110 м.)
17 день (15.05- Ср.) – переезд в Шигадзе
18 день (16.05- Чт.) – переезд в Лхассу
19 день (17.05 – Пт.) — Лхасса
20 день (18.05- Сб.) – перелет в КТМ
21 день (19.05-Вс.) – Катманду. Резервный день.
22 день (20.05-Пн.)– вылет домой

Схема трека


И вот, отчет о реальном маршруте, который удалось пройти, «благодаря» (или, скорее, вопреки) фирме Tibet Kyunglung Travel Service из Лхассы.

Come with Kyunglung Travel, Service always is Guaranteed, Your dream of Tibet will come true!!!
“Customer first, Service first, Reputation first”.

Liars and cheaters!!!

ЛГУНЫ И МОШЕННИКИ!!!

29.04.

Команда (7 человек) тремя разными рейсами к вечеру собралась в Катманду. Визы в Непал покупались в аэропорту Катманду, 40 долл., многократные, на 30 дней. Агентом в Непале в этот раз была выбрана фирма «7 SAMMITS» » 7 summits».

Состав коменды — Виталий Томчик, Сергей Коломиец, Вячеслав Коломиец, Валерий Грач, Юлия Грач, Алексей Шкабура, Александр Страхов.

Поселились в отеле SAMSARA, это один из самых приличных отелей в Тамеле (туристическом центре Катманду). Горячая вода и свет (с перерывом на включение генератора )круглосуточно.
Радостная встреча отмечалась в обновленном ресторанчике OR2K гигантскими салатами и хумусом.

30.04.

С утра сдали паспорта для получения китайской визы и пропуска в Тибет. Трепетно ждали результата, так как китайские товарищи празднуют 1 Мая, и, пару дней не работают. Если бы мы не успели оформить документы 30.04, нам пришлось бы несколько дней загорать в Катманду, ожидая открытия посольства.
Все прошло отлично, разрешения были получены. При этом, стоит напомнить, что все необходимые документы, анкеты и фото мы выслали в Катманду за месяц до вылета. Тогда же нами были приобретены билеты Лхасса — Катманду. Визы и пропуска групповые, в паспортах никаких отметок не ставится, разделение группы не приветствуется.

Встретились с Еленой Тришаковой (менеджером фирмы » 7 summits») и директором фирмы, легендарным Мингма Гелу Шерпа, много раз восходившим на Эверест и другие восьмитысячники.

План нашего путешествия был за два месяца до прибытия полностью согласован нами с фирмой » 7 summits» и китайской фирмой «TIBET KYUNGLUNG TRAVEL SERVICE». Возглавляет фирму Mr. Donglei (В Катманду он зовется Донг Ли). Запомните название фирмы и ее руководителя, пригодится. Что бы НИКОГДА не пользоваться услугами этой фирмы.

Вечером загрузили в грузовик со снаряжением и питанием наши баулы. Грузовик выдвинулся к Кодари, на границе с Тибетский автономным районом Китая (в дальнейшем «Тибет») ранним утром, группа на автобусе выехала в 9.00.

1 Мая.

Все люди на демонстрациях и маевках, а мы трясемся с виду в хорошем, но периодически потрескивающем автобусе к границе с Тибетом. Дорога отвратительная, во многих местах перебитая селями и камнепадами. Понятно, почему в период муссонов в Тибет лучше добираться самолетом через Лхассу. Доехали до Кодари и, получив отметки о выезде из Непала, перешли по мосту на Тибетскую сторону. Перед границей, под большим навесом, толпа народа, в основном, женщины и дети. Карантин, где до выяснения различных недоразумений, пребывает публика, желающая просочится в Тибет. Грязно, смрадно, голодные чумазые дети просят еду.

Зашли в зал, где нас выстроили по списку для прохождения границы. Вначале прошли таможню, служивые особенно не придирались, так, вяло отметились рытьем в рюкзаках. В это время наши баулы и грузы, на спинах каких-то разбитных женщин, шустро проходили таможню и границу, скапливаясь на Тибетской стороне.

Потом был небольшой шок и 40 минут ожидания, так как в пропусках в фамилиях В.Грача и А.Страхова были допущены ошибки. Как-то очень не хотелось оказаться в карантине вкупе с находящейся там публикой. Встречающий гид (хочется ошибиться и написать «гад» Таши) пометался по пограничникам и все уладил. Пропуска украсились штампами — «исправленному верить». Мы в Тибете. Наши грузы уже в китайском грузовике, нас ожидают два джипа, Тойоты, не первой свежести но, на вид в хорошем состоянии.

Переезжаем в Зангму, где на нас набрасываются обменщики валюты. 1 долл. = 6 юаней. Курс приемлемый, а, учитывая, что дальше поменять деньги будет проблематично, воспользовались этой услугой.

В ресторанчике передаем 10000 долларов гиду Таши, никаких расписок или официальных документов, видимо, выдавать не принято. Все на доверии, а жаль.

Далее едем в Ниалам. 3750 метров, неплохой отель, правда, утомляет поначалу подниматься на 5-й этаж. Зато там живет только наша группа, чисто и, есть горячая вода. Таши рекомендует принять душ, дальше горячей воды не предвидится.

Перед поездкой мы долго и настойчиво добивались, чтобы нас в отелях кормил наш повар. С нами из Непала ехал повар Ками и два помощника, обслуга, ответственная за быт. Питаться в местных ресторанчиках опасно, дорого и не вкусно. Своего добились, и, в первый же вечер, повар соорудил нам борщ, а, наше сало дополнило гамму приятных эмоций. Стол был накрыт в рецепции отеля (там нет ресторана) и мы праздновали Первомай на зависть всем посетителям гостиницы. Откушали за всех трудящихся по глоточку «Егермейстера». А надо было не растягивать удовольствие, т.к. в дальнейшем бутылка, по словам обслуги разбилась и была утилизирована в пропасть.

Сон, если ЭТО можно так назвать, у меня был болезненным, прерывающийся приемом различных препаратов от головной боли, но, к утру утряслось.
Ощущения приблизительно описаны в стихотворении Р.Киплинга
/не любителям поэзии это можно пропустить/

LA NUIT BLANCHE*

Перевод М. Фромана

* Бессонная ночь (фр.)

Словно в зареве пожара
Я увидел на заре,
Как прошла богиня Тара,
Вся сияя, по горе.
Изменяясь, как виденья,
Отступали горы прочь.
Было ль то землетрясенье,
Страшный суд, хмельная ночь?

В утра свежем дуновенье
Видел я — верблюд ко мне
Вне законов тяготенья
Подымался по стене,
И каминная задвижка
Пела с пьявками, дрожа,
Распаленная мартышка
Сквернословила, визжа.

С криком несся в дикой скачке
Весь багровый, голый гном,
Говорили о горячке
И давали в ложке бром,
А потом загнали в нишу
С мышкой, красной как луна,
Я просил: «Снимите крышу,
Давит голову она!»

Я молил, ломая руки,-
Врач сидел как истукан,-
Что меня спасти от муки
Может только океан.
Он плескался подо мною,
Пену на берег гоня,
И понадобились трое,
Чтобы сбросить вниз меня.

И шампанским зашипели,
Закружились надо мной
Семь небес, как карусели,
И опять возник покой;
Но осталась, чуть мигая,
Вкось прибитая звезда,
Я просил сестру, рыдая,
Выпрямить ее тогда.

Но молчанье раскололось,
И в мой угол донесло,
Как диктует дикий голос
Бесконечное число
И рассказ: «Она сказала,
Он сказал, и я сказал…»
А луну, что мне сияла,
В голове я отыскал.

И слепец какой-то, плача,
Слез не в силах удержать,
Укорял меня, что прячу
Где-то я луну опять.
Стало жаль его немного,
Но он свистнул у стены.
И пресек мою дорогу
Черный Город Сатаны.

И на месте, спотыкаясь,
Я бежал, бежал года,
Занавеска, раздуваясь,
Не пускала никуда.
Рев возник и рос до стона
Погибающих миров —
И упал, почти до звона
Телеграфных проводов.

Лишь одна звезда светила
В напряженной тишине
И, хихикая, язвила
И подмигивала мне.
Звезды с высоты надменной
Ждали, кто бы мне помог.
От презренья всей вселенной
Я ничем спастись не мог.

Но живительным дыханьем
День вошел и засиял,
Понял я — конец страданьям,
И я к Господу воззвал.
Но, забыв, о чем молиться,
Я заплакал, как дитя,
И смежил мне сном ресницы
Ветер утренний, шутя.

2.05.

Мингма с криком — «Встретимся в ВС Эверест» нас покинул, группа пошла на акклиматизацию.
Над Ниаламом есть перевал, куда ведет не крутая дорога, очень приятная для первого дня акклиматизации. Можно тупо следовать всем зигзагам, можно срезать — кто на что способен в первом выходе.

Я был способен перебирать ногами только по дороге. Тибетцы пахали клочки земли на яках, высаживая картофель, травка, овечки, речки… Тибетская пастораль. Куда-то дошел, почти до снега и, с Юлей, повернули вниз. Посчитал, что мы совершили достаточный для первого дня подвиг. По дороге начал накрапывать дождик и, стало ясно, что мы повернули вовремя.


На 5-й этаж уже восходилось веселее, душ и ужин отполировали впечатления а, спокойный сон и вовсе улучшил самочувствие.

3.05.

Переехали в Тингри. 4500 м. Дорога отличная, но, организм без восторга воспринял очередной набор высоты.
Заехали в гости в дом, где родился Таши. Нас принимали его папа и мама. Дом традиционный, на первом этаже хлев и амбар, на втором живут люди.




Поили тибетским чаем. Чай, сбитый с молоком и ячьим маслом. Но, сбивают уже не в традиционных сбивалках, которые, как у нас прялки, разошлись по лавкам старьевщиков, а в миксере, работающим от аккумулятора. Режет глаз. Попотчевали сушеным мясом яка. Эдакая волокнистая фанера без запаха и вкуса. Наши водители жевали его с упоением, я не решился. Прибежала симпатичная разбитная сестренка Таши, с поля. Всем колхозом сажают ячмень для получения цампы. Это основная еда крестьян.
Предложил маме Таши деньги, отказалась. Подошел Таши, приказал маме взять, даром, что-ли, кормили-поили. Деньги становятся мерилом гостеприимства у молодежи…

В Тингри есть единственная ночлежка, «Снежный леопард», как- то так.
Каре из одноэтажных зданий окаймленное безрадостными холмами гор. Ветер, пыль…
О существовании горячей воды здесь давно забыли, хотя ванны в номерах зачем-то стоят. В прошлый раз мы жили в номерах с удобствами на улице, сейчас оказалось, что есть номера со всем нужным внутри. Существует ресторанчик, где наш повар опять баловал нас вкусностями, остальные гости заведения уминали рис и лапшу.

Познакомились с девушкой Машей (а, возможно и Наташей), на 4500 м. девушки воспринимаются несколько отрешенно. Девушка сопровождала двух велосипедистов, которые передвигались по дорогам Тибета, изображая из себя символ благотворительности во имя чего-то. В этот день они спустились из ВС Эвереста. Где и ночевали. Это реально не просто, дорога там для велосипедов жуткая, вид у них был такой, что очень хотелось им поблаготворительствовать. В результате мы дали что-то вкусненькое Маше-Наташе. Кстати, девушка из Израиля. А почему кстати «кстати»?

Ночь опять принесла головную боль и робкие мысли — «Зачем я здесь, когда в Одессе клубника и черешня?». Мысли были задавлены ношпалгином с нурофеном, рассвет принес облегчение, как Хоме Бруту. Может, вокруг кровати надо мелом круг рисовать?

4.05.

Поехали к ВС Эверест. Часа через три пыльной дороги показалась Гора. Северная стена. Гораздо больший фурор произвел степной волк, оказавшийся в последствии собакой.

Монастырь Ронгбук, площадь, усеянная большими палатками из черной шерстяной ткани с надписями «Гранд отель», «Отель «Негреско» и проч., столы с артефактами, изготовленными в Китае, бирюза, кораллы и янтарь из пластика, зазывные крики — «Купи, посмотри, дешево»…

На высоте 5000 м., наступившей внезапно, все это сливается в некий фантасмагорический пейзаж, с идеально выполненным задником — Северной стеной Эвереста.

Дальше наши джипы не пускают, дорогу держит мафия, обладающая шлагбаумом, автобусом и правом продажи билетов на него.
Нас подвозят (лучше бы, конечно пройтись, но, время в обрез, да и организм упирается) к китайской погранзаставе, откуда туристам разрешено подняться на холм и лицезреть Эверест почти в упор.
Ах, да, это уже не Эверест, а Джомолунга, как говорим мы, или Чомолангма, как говорят тибетцы.

Внизу, у старой морены, многочисленные палатки десятка экспедиций. Здесь — Базовый лагерь.

В АВС (передовой базовый лагерь) еще два дня пути по леднику Ронгбук. Нас в ВС не пускают, нужен специальный пропуск, а Мингма что-то не пришел похлопать нас по мужественным плечам и пробить разрешение на допуск нашей команды к игре в бильярд на столе, затащенном в ВС командой Александра Абрамова.

Фото стены, приглушенные высотой восторги, движения аквалангистов. 5100 м. В ожидании автобуса поболтали с приятным китайским пограничником. Торчит на заставе год, зимой вниз. Ждет перевода в теплые места. От тоски коллекционирует дензнаки разных стран. Не самое глупое коллекционирование. Получил от нас в коллекцию 5 гривен. Сделал символическую попытку расплатиться юанем. Пресекли, но, уговорили сфотографироваться. Скинул китель и согласился.

Спустились к «отелям», чай с молоком и маслом, не капучино, конечно, но здесь реально полезнее, двинулись в Карту (KHARTA). Марсианолунные пейзажи. Ехали долго и плохо, прибыли к вечеру и дождю. А я думал, в Тибете в мае дождей нет. Это было не последнее противоречие моих предположений с реальной действительностью.

Отдохнули в заведении типа «чайхона», с уникальным туалетом — дыркой на крыше, дождались прибытия грузовика и разбивки в часе от Карты лагеря. Огороженное место на берегу реки, намек на травку, раскуроченные домики. А мог бы быть приятный гест-хаус. Просят все прятать в палатку, местные пацаны ночью шалят. Высота 3800, после Тингри — организм не нарадуется. Вечером очертил вокруг палатки мелом круг, голова не болела. кошмары не снились.

5.05.

День акклиматизации и подготовки к выходу. Подготовка заключается в найме яков, которой занимается Таши. Местное население, в отличии от непальцев, не слова не знает на английском, имеет свои собственные представления об обязательствах и порядочности, общаться с ними крайне проблематично.

Юля почувствовала недомогание и приняла решение уехать в Шигадзе, где и дожидаться нас за чтением книг, которыми мы ее снабдили, прогулками по монастырям и разведкой лучших ресторанов.

Первый акт Марлезонского балета.

Надо сказать, что в лагере у Карты, исчезла мобильная связь, а, спутниковые телефоны в Тибете туристским группам иметь запрещено. Это немаловажный факт, так как, когда, часов в 11 мы уже стояли с рюкзачками, готовые к акклиматизационному выходу, Таши вдруг продекларировал, что наш план трека НЕВЫПОЛНИМ.
Мы растерянно сняли рюкзаки и выслушали версию гида о том, что трек в ВС Кангчунг, согласно постановлению правительства (слово ГАВАМЕНТ Таши произносил с придыханием, закатывая глаза к небу) должен длиться 14 дней, а не 10, как указано в нашем плане. И платить надо за 14 дней. Вот так. В качестве правоты своих слов Таши показывал нам какую-то мятую бумажку покрытую китайскими иероглифами.
С китайским в группе было плоховато, связи не было. Гид подобрал удачное время для нанесения удара ниже обвязки.

Я лихорадочно попытался просчитать возможность продления трека на 14 дней. Ничего не получалось, так как мы были зажаты рамками дат билетов Лхасса -Катманду и Катманду -Украина.

На мое замечание, что план был утвержден его фирмой два месяца назад, и Таши мог бы предупредить фирму о невозможности его выполнения хотя бы за месяц до нашего приезда, Таши сказал, что ознакомился с планом только а Ниаламе, ранее он его и сам не видел, а в Ниаламе, он, вроде бы, известил об этом Мингму. Мингма же уверяет, что согласовал с Таши ПОЛНОЕ прохождение трека, да и что в Ниаламе, что в Карте, сроки менять было уже поздно.

Мы сели, вновь посмотрели трек и карту, 10 дней вполне хватало (еще и резервный день был), но Таши стоял на своем. Потом Таши намекнул, что если мы доплатим еще за 4 дня, это будет соответствовать постановлению, а, если мы пройдем трек скорее, это никого не взволнует, главное, выполнить формальность и оплатить за 14 дней. Это уже было явным вымогательством денег, но, мы прикинули сумму, разделили на участников, было подъемно, но, противно.

Я спросил Таши, а если мы заплатим, гарантирует ли он, что мы достигнем ВС Кангчунг. И тут он сказал, что ничего не гарантирует, что может быть глубокий снег, лед и, яки не смогут пройти.
Платить деньги без гарантии мы не захотели, а решили начать трек по плану, не сидеть же нам 10 дней в Карте.

Сходили, без настроения, на акклиматизацию к монастырю Тарпалин на 4100 м., прогулялись плодотворно. И, хотя монастырь был закрыт, ребята утверждали, что место очень положительновлиятельное.

6.05.

Утро. Ждем яков. К 11 часам пригоняют 10 яков, мы оплатили работу 16 яков, а, по правилам, лучше иметь 3 яка на участника.

Таши что-то бормочет о нехватке яков в Карте и, этих, дескать хватит, нам не надо волноваться.
Юлю на нашем грузовике отправили в Шигадзе, сами пошли к перевалу Шао Ла. Вначале свернули не в то ущелье ( Таши отсутствовал, загружая яков), траверсировали на нужную тропу и подошли к месту ночевки.
Красивое озеро, Шао Цо, хорошие площадки, но очень замусорено.

Караван нас обогнал по дороге, но, яки были явно перегружены, шли с трудом, один як упал, погонщики (их было трое), его разгружали и поднимали. А когда як заваливается на бок, на котором висит твой баул с вещами, все что может быть в бауле раздавлено, давится.
У Сергея в результате был пробит внешний чехол, баул и распорот пуховый спальник.

Яки, что немаловажно, несли себе пропитание — сено , солому. На стоянке им дали поесть, привязав рядом с нашими палатками. А у яков на шеях колокольчики, особенно благозвучно звучащие среди ночи.


7.05.

Собрались, позавтракали, вышли на перевал. 4970 м. Тропа хорошая, да и перед нами прошло на пастбище в долину Кама стадо яков, потом, под перевалом, догнал наш караван, немного снега ни нам, ни якам не мешало. С перевала завораживающий вид на северные стены Макалу, потрясающе.


Сбросились с перевала вниз, к Доксаму (Токсаму, Джоксаму). Спуск с перевала утомительный, крутая тропа по осыпям, до долины реки, текущей с перевала Шао Ла и, по долине до ночевки. Место лагеря прекрасное, берег озера, для яков есть травка. Но стоянки очень грязные, в отличие от непальских, масса мусора, выжженных кострами мест.

Второй акт Марлезонского балета.

В обед Таши заявил, что перевал Лангма Ла, через который мы должны были возвращаться в долину Карта, непроходим для яков из-за большого количества снега.
На вопрос, откуда он это знает, последовал мудрый китайский ответ — «Перевал в этом году еще не прошла ни одна группа». Мы поинтересовались, а пытался ли хоть кто-то это сделать, но вразумительного ответа не получили.

На наш логический призыв, что кто-то таки должен стать первым, Таши предпочел не реагировать.
Рядом стала группа китайских туристов, у которых путем братания, был выяснен их дальнейший план. Группа собиралась уходить вниз по ущелью Кама 4 дня и выйти к дороге с джипами.

Мы спросили у Таши о возможностях нашей группы повторить путь китайцев. Таши впал в ступор, сказал, что у нас нет пропуска для движения по пограничной долине Кама. Мы сделали гипотетическое предположение, что, если у нас кто-то серьезно заболеет и, участника надо будет срочно транспортировать вниз, то и тогда мы не имеем права спускаться? Таши сказал, что ни в коем случае, нас всех по выходе из долины арестуют, но, потом отпустят, его арестуют и не отпустят, а у фирмы отберут лицензию.
«А как же спасать человека» — спросили мы.
«Я сбегаю в Карту (сутки), возьму лошадь, вернусь (сутки) и мы человека на лошади через перевал Шао Ла переправим в Карту (сутки)» — ответил Таши.
Все поняли, что болеть в тибетском треке, идея безысходная…

Мы оказались на ночевке с интересной перспективой. Вниз нельзя, всех посадят, в ВС нельзя, гавамент запрещает, через перевал Лангма Ла нельзя, много снега.

«Таши, твое предложение?»
«Возвращаться через Шао Ла» — ответил Таши.

Хорошее дельце, мы вернемся за два дня, да и то, если будем идти очень медленно, итого 4 дня трека вместо 10.
От расстройства напряженная психика выудила из сознания еще один путь из ущелья Кама в ущелье Карта. Не мало географических материалов я изучил перед этим треком. А надо было учить тибетский язык.
«Таши — спросил я,- а можно ли вернуться в Карту через перевалы Чок Ла и Замчунг Ла. Они выходят прямо в Карту и условия пропуска мы не нарушим».
Таши что-то спросил у погонщиков яков. Возможно, он спросил — а хочется ли вам, ребята, топать через два перевала вместо одного? Погонщики что-то прогудели в ответ. Может быть сказали, что перевалы не сложные и они согласны. Таши перевел — это невозможно, там очень много снега.

Как в анекдоте про скалолаза, укушенного змеей.
— Что сказал врач?
— Ты умрешь…

Потом Таши нас «успокоил». В прошлом году, сказал он, группа итальянцев даже Шао Ла пройти не смогла, подошли под перевал и вернулись. Так что, вам, ребята, уже джокер выпал, радуйтесь.
Мы не радовались, три года мечты, подготовка, затраченное время и немалые деньги не настраивали на волну радости.

Мы прошли всего 2 дня из оплаченных 10, поэтому сказали Таши, что завтра выходим к Тангсуму, чтобы, хоть издали, увидеть свою мечту — Кангчунскую стену Эвереста. А вернуться через Шао Ла мы успеем и оттуда.
Таши, изобразив на лице сомнения, был вынужден согласиться.

У китайской группы был спутниковый телефон и, они разрешили нам им воспользоваться, но низкая облачность в ущелье заглушала сигнал нашей тоски. Связаться ни с кем не удалось.

8.05.

Двинулись в сторону Тангсума. Вначале резкий подъем, потом пологая красивая тропа. На подъеме встретили бегущего вниз китайского туриста — одиночку.
«Откуда, родимый?»
«С перевала Лангма Ла, вестимо» — ответил китаец.
«А что, перевал в хорошем состоянии» — спросили мы.
«В отличном — ответил парень, — что с ним сделается, снега почти нет, сухо и приятно».

Мы приободрились и двинулись к лагерю.
Стоянка обозначилась очень быстро, часа через 4.
» Что так, — спросили мы Таши, — до Тангсума еще часа 2 идти»?
«Там якам есть будет нечего — ответил Таши.
Стало окончательно ясно, что даже фуража для яков взято не на 10 дней и Таши заранее делал все для сокращения трека.

Третий акт Марлезонского балета.

«Ну, что, Таши, перевал — то Лангма Ла проходим, вот парень прошел» — констатировали мы.
Но, хитромудрый Таши ответил, что да, для человека перевал проходим, а вот для яков, возможно и нет.
И мы поняли, что в этом треке яки главнее нас, и это мы для них, а не они для нас.

Вечером, обсуждая обстановку, решили подниматься под перевал Лангма Ла к озеру Шурим Цо, там посмотреть состояние перевала и принять окончательное решение. Таши даже предложил план, по которому, если перевал не проходим для яков, мы налегке проходим его, спускаемся в долину Карта, а яки, все-таки, возвращаются три дня через Шао Ла.
Мы эти три дня ютимся в какой-нибудь ночлежке в Карте, поджидая караван с едой и вещами. Невеселая перспектива. Особенно для нас, уже видевших домостроения Карты. Не удивлюсь, если узнаю, что хозяин ночлежки предложил Таши бакшиш за наши ночевки у него.

9.05.

Вышли к Тангсуму и, с гребня открылся, наконец, вид на Кангчунскую стену Эвереста и Лходзе. Слева нависали стены Чомолонзо и, еще много неизвестных нам и Таши прекрасных гор.







Не меньше часа любовались этой суровой красотой, но, опустив очи долу, я увидел внизу стоянку Петанг, куда Таши отказывался нас вести якобы из-за большого количества снега и льда.

Совершенно чистая поляна, без малейшего намека на снег.
«Таши — спросил я, — так где же снег и лед»?
Вы себе представить не можете, что ответил находчивый наш Таши.
Он сказал, да, снега нет, но, теперь много камней, як может попасть между ними ногой и сломать ее. А платить придется нам. А як ох, как дорого стоит…

****** — Это я произношу эпитеты в адрес Таши.

Продолжили движение к стоянке под перевалом Лангма Ла и вдруг, о приятная неожиданность, навстречу нам, с перевала, сбежал караван яков…
Крыть Таши стало нечем. Но он, держа марку, все — равно, ушел со стоянки в сторону перевала на «разведку». Может и прогулялся, может, под камнем полежал, но, вернулся с радостной вестью — перевал проходим! А то кто-то из нас сомневался.

Таши преподнес эту весть так, что сложилось впечатление, что он самолично прокопал в снегу траншею для прохода яков и вырубил потемкинскую лестницу ступеней для нас.


10.05.

Часа два поднимались на перевал. Яки обогнали нас на самом подходе к перевалу и радостно запылили домой в ущелье Карта. Перевал технически прост, но высота более 5300 м. чувствуется. Фирн на подходе был, неглубокий и прочный, якам и нам только в радость.




Провели на перевале около часа, фото, кино упражнения, танцы и водружение флага Украины на высокую скалу над перевалом. Все-таки, я не встречал описания, что на этом перевале был кто-то из стран СССР. Мелочь, а….
Спуск с перевала по безопасной тропе, немного по осыпям, по берегу провалившегося замерзшего озера. Вышли к стоянке, куда подходила автомобильная дорога.


Все, трек завершен. За 5 дней вместо 10. И, не потому, что мы скороходы, просто нас так подставили. Обидно.

11.05.

Пришли джипы. Мы распрощались с радостными от сэкономленного пути погонщиками яков, с еще более радостными поварами, увозившими в Катманду пятидневный запас продуктов группы и двинули на Шигадзе. Дорога довольно утомительная, красивая суровой тибетской красотой, с высоченным перевалом, который штурмовала группа очередных велотуристов.

Во второй половине дня выскочили на асфальт и прибыли в Шигадзе. Поскольку дней у нас было теперь много, решили день провести в Шигадзе. Монастырь, ресторан, горячий душ, койка.

В ресторане увидел свою старую надпись и эмблему «Третьего полюса». А я тут был. Захочу ли еще раз, не думаю, но, все бывает…

13.05.

Двинулись в Лхассу. Все лихорадочно меняют билеты на более ранний отлет из Катманду. Главное, удалось на пару дней перенести всем семерым вылет из Лхассы. По одиночке-то нельзя, пропуск и виза коллективные.
Поехали через Гьянтзе, озеро Ямдрок и, к вечеру прибыли в Лхассу.

14.05.

Русскоязычная китаянка опять Маша, которую я спросил, на каком языке она с нами разговаривает, провела экскурсию по Лхассе и в Поталу. Я в Поталу не пошел, прошел кору вокруг. Не нравятся мне монастыри в Тибете. Те, которые для туристов. Это уже не монастыри, а музейные экспонаты, места, для выкачивания денег из туристов, аттракционы для экзальтированных любителей якобы буддизма.

После обеда поехали на встречу с мистером Донглеем, в его офис. Он очень не хотел с нами встречаться и, только настоятельная просьба офиса «7 вершин» из Катманду вынудила его это сделать.
Мы приехали всей командой и изложили Донглею свои претензии и притязания. Поскольку фирма «TIBET KYUNGLUNG TRAVEL SERVICE», возглавляемая Донглеем , сорвала план нашего путешествия к ВС Канчунгской стены и не выполнила своих обязательств, мы потребовали возврата внесенных на фирму средств.

Господин Донглей устроил спектакль, дескать, он только узнал о случившемся, это безобразие, во всем виноват гид Таши. Он картинно кричал на Таши, стучал кулаком по столу и страшно вращал глазами. Как будто не ему Таши звонил по десятку раз на день, согласовывая каждый шаг и действие.

Но денег Донглей отдавать не захотел. Ключевой была фраза — «Многие хотели получить компенсацию, но, всей суммы еще не требовал никто».

Врпрос -«Господин Донглей, почему фирма не выполнила согласованный вами план»?
Ответ — «А разве я его согласовывал, да я его первый раз вижу. Фирма «7 вершин» такая опытная, это они утвердили этот план, значит он должен был быть выполним и, что там проверять».
Вопрос -» Почему гид сказал о невозможности выполнения трека в последний момент, а не за два месяца до нашего приезда»?
Ответ -» Гид был в отпуске и сам впервые увидел план только в Ниаламе».
Вопрос — «Почему же у вас на сайте прохождение этого трека занимает тоже 10 дней»?
Ответ — «Мало ли что на сайте написано…»
Вопрос — «Почему мы заплатили за 10 дней трека, а прошли только 5»?
Ответ — «А чего вы так быстро ходите»?
Вопрос — «Почему мы заплатили за 16 яков, а получили только 10»?
Ответа нет, переругивание на китайском с Таши.

Поскольку Донглей отказался возвращать деньги, я пообещал доставить ему несколько неприятностей.
Во-перваых, на всех русско- и англоязычных сайтах, имеющих отношения к трекам в Тибет, опубликовать этот рассказ, что с удовольствием и делаю. За перепечатку рассказа на других сайтах буду всемерно благодарен.
О во-вторых и в-третьих я пока промолчу. Сделаю — расскажу. В Одессе сильна китайская мафия.

Мои угрозы возымели некое действие. Донглей связался с «7 вершинами» и спросил, не преувеличил ли я свои возможности.
«7 вершин» ответили, что «Клуб «Третий полюс» не самый удачный объект для мошенничества.

15.05.

Таши с утра дежурит во дворе гостиницы. Пытается вернуть мне 10000 юаней. (1600 долл.), за яков и отель в Лхассе (мы не поселились в отеле, забронированном Донглеем).
Спрашиваю — «Это ты лично стибрил деньги и пытаешься себя отмазать, или это тебя Донглей прислал»?
Говорит, что Донглей и, если я возьму деньги, должен написать расписку и письмо, что претензий к фирме не имею.
Я советую искать ему другое место работы.
После обеда появляется Донглей с «крышей» — человеком, явно знакомым с фамилией Дзержинский. Донглей представляет его, как своего «старшего» гида, но, по подобострастному подношению воды «гиду», ясно, кто здесь мистер Ху. Человек неплохо говорит по-русски и старается не разобраться в сути дела, а запутать нас демагогическими высказываниями типа — «Да вы же сами выбрали этот маршрут, вы согласились на изменения, так это же вы 5 дней шли, а не 10».
Народ возбудился и, у меня возникло впечатление, что этот парень сам напрашивается на правонарушение с нашей стороны, а потом — «Мы прощаем вас, вы нас».

Я повторил свои обещания кары, но фраза — «Так вы что, завтра хотите улететь?» меня несколько насторожила (вы помните, что в визе у двоих человек в фамилиях были ошибки?) и я решил начать карательную операцию, попав на Украину.

По прощании и взаимных извинениях, почитатель Железного Феликса признался, что служил в консульстве Китая в России. Не уточнил только, в качестве кого.

16.05.

Удачно, на полупустом самолете, на который два месяца назад напрочь не было билетов, прибыли в Катманду. С задержкой часа на 2 из-за грозы в Катманду. Начался муссон.
Ребята начали разлетаться, предварительно зайдя в офис «7 вершин» и, подтвердив сию грустную историю.
Я встретился с Лобеном Шерпой, который, пробормотав «Cheapest is the dearest» , рассказал мне на будущее, как надо правильно и надежно организовывать трек в Тибет, но, это другая история.

P.S. Последним мазком черной полосы явился для меня пожар в самом лучшем книжном магазине Катманду — «PILGRIMS HOUS». Сгорели многие тысячи книг, включая редчайшие издания колониальных времен, антиквариат, старинные карты и атласы, книги и фотографии с автографами знаменитых восходителей, коллекции марок и конвертов, уютный ресторанчик…


Очень жалко и обидно, я столько книг оттуда привез, а о некоторых только мечтал…

P.P.S. Рассказ пишу за границей, трудности с клавиатурой, прошу прощения за возможные ошибки, приеду в Одессу, подправлю.
Это, кстати, моя 400 публикация на РИСКе, пора учреждать и выдавать орден «ЛЮБИТЕЛЮ РИСКА» -))

Фото В.Томчик, А.Шкабура

Письмо фирмы 7 SUMMITS ADVENTURE в китайские и тибетские туристические ассоциации —

24 May, 2013.
To the attention of “Tibet Kyunglung Travel Service”

The group of Clients of 7 SUMMITS ADVENTURE (7SA) from Ukraine approached our company for the trekking up to Kharta Trek. The group consisted of 7 Members and 3 Camping staff from Nepal.

We 7SA had chosen the “Tibet Kyunglung Travel Service” from the Tibet Side. Mr. Donglei is the owner of this company, as well as a responsible person for the Tibet Part of Program.

According to the Request we had made confirmation of the day-by-day Itinerary as follows:

KHARTA – trek via Lhasa
DAY 3rd 01-May Bus driving to the border, drive to Nayalam
DAY 4th 02-May Nayalam, Rest day
DAY 5th 03-May Drive to Tingri
DAY 6tg 04-May Drive to Kharta via Rongbuk Monastery
DAY 7th 05-May Day hike to ZAMCHUNG LA or visit to TARPALIN GOMBA
DAY 8th 06-May Trek to Lhundrubling/ DAMPHU
DAY 9th 07-May Trek to Karma Tsangpo Valley across the pass Shao La (4970m) in JORSAM
DAY 10th 08-May Trek to Khangsung valley to Pethang
DAY 11th 09-May Trek to Pethang Ringmo
DAY 12th 10-May Trek to Karbus — Kangshung BC 5090m
DAY 13th 11-May Trek to Pethang Ringmo
DAY 14th 12-May Trek to TshoShungrim (Langma La BC) 4970m
DAY 15th 13-May Cross Langma La 5390m, Trek to Lundrubling 4390m
DAY 16th 14-May Trek to Tsho Shungrim (Langma La BC) 4970m
DAY 17th 15-May Drive to Xigatse. Hotel Xigatse (staff driving to ZANGMU)
DAY 18th 16-May Drive to Lhasa
DAY 19th 17-May Staying in Lhasa
DAY 20th 18-May Air flight to Kathmandu
DAY 22nd 20-May Air flight back home

When we sent our Members to Tibet, the guide (Tashi) from the Tibet Side changed the itinerary at his sole discretion, we had been not duly notified beforehand about this change of program. The Itinerary has been changed as from May 6th 2013, which is the first day of the Trek in Tibet.

The Guide (Tashi) didn’t inform the Clients before the start of the trek about any changes. And when our 3 Nepalese Camping Staff asked the guide about this change his answer was: if you want to do trekking with me, than you all should follow the way which I had chosen, otherwise I will leave the group. After that, our Staff member asked his permission to call us from his mobile telephone, and he didn’t allow him to call us.
Tashi informed our Clients the trek takes 14 days according to the Government’s order, he showed them some paper written in Chinese

Language as a proof of it. But our Clients had exactly the same day-by-day itinerary as on the Donglei Website; it means it’s not possible that the itinerary from the web-site should be against the Government’s order. It is a standard, ordinary program.

Donglei had promised us minimum 16 Yaks for the trek. But Tashi has just arranged 10 Yaks. He paid for 10 Yaks and kept the extra money for 6 Yaks for himself.

The guide did not inform anyone in the Trek that he had connected the tower from his mobile about the new itinerary of the trek.
Our Clients were offered to pay money for extra 4 days in order to go to Kangshung BC, though it has been already part of the confirmed itinerary. Tashi was ready to take the extra money but he was not willing to give any guarantee to the group.

As a matter of fact, Tashi destroyed the group’s planned itinerary. Nevertheless, our group decided to move every day according to the situation, checking each next point for the possibility to trek. Because our Clients and the camping staff from Nepal had not had any idea what to do, so they were forced to follow Tashi according to his own Itinerary.

On the second day of Trek they reached Joksam and Tashi told they also could not go through Langma la Cross. His explanation was there’s lots of Snow and Yaks were not able to cross it. The totally surprised Clients asked Tashi what where it was possible to go. His answer was: Just go back! It takes just 2 days. The Clients having a lot of trekking days ahead asked him to continue to reach Tangsum. On their way to Tangsum they had met the Chinese trekker who safely crossed the Lanma la. He informed the group the Langma la was Ok for crossing. Tashi reaction was — it is Ok for trekkers, but not Ok for the Yaks. As the result of it, the group stayed near the lake not reaching the Thangsum, because Tashi insisted there was not enough food for the Yaks. It made it clear that his plan was not to go to Kanchung BC and Langma La too.

Next decision was to continue trek to Lanma La checking on the spot if it’s possible to cross it or not! The group has started moving and next day they could see the Kanchung Valley from the high point. It was dry and even green – no trace of snow and/or any troubles. But Tashi had his explanation for that: the Yaks could break the legs. The group had also seen there a big group of trekkers and Yaks crossing easily the Lanma La. And once again Tashi had no choice but make a decision of crossing the Langma La pass next day.

They crossed it the next day, on the 10th of May, and thus finished the trek earlier than on 14th of May, as was planned.

Now our Clients and 7 SUMMITS ADVENTURE, as their Partner, are looking forward to getting your motivated replies to the following questions:

1. Why the trek «Kharta Valley» has not done for our Ukrainian group 7pax? Please explain this decision of «Tibet Kyunglung Travel Service»!
2. If the itinerary has been changed according to the Government’s Order why «Tibet Kyunglung Travel Service» had not informed «7Summits Adventure» about it in advance? Before you received payment! Not even during the period of discussions and confirmation? Not at the time of getting permits and Visa for the confirmed itinerary? Not at the moment of the fist meeting with guide Tashi?
3. Why then this itinerary was confirmed by «Tibet Kyunglung Trek», if you knew it was against the Government’s rules?
4. Why exactly the same program with day-by-day itinerary was on the web-site of «Tibet Kyunglung Travel Service» http://www.en.tibetkyunglungtravel.com/index.ph, if it were not in conformity with the Government’s rules? Is the activity of «Tibet Kyunglung Travel Service»is arranged against the Government’s rules? And «Tibet Kyunglung Travel Service» has no Government’s license?
5. Our group needed 21 Yaks according the confirmed program. But Mr. Donglei was complaining about the increase of price for Yaks and we, 7 SA, kindly let him provide 16 Yaks instead, but were informed by the «Tibet Kyunglung Travel Service» side it was enough for all the luggage. Finally, the guide provided just 10!!!!!!!!!! Yaks! Again, without any information to anyone. Why was it so?
Dear Mr. Donglei, we are waiting for your response to these questions during the next 7 days. After that, our formal complaint will be sent to the Ministry of Tourism and TTB should be done. Please consider this letter to you as an official notification, we assure you, that we shall take all necessary measures to get both moral and financial compensation for this Trek.

On behalf of 7 SUMMITS ADVENTURE

рабочих увольняются с работы, чтобы отправиться в поход на Эверест и Аппалачскую тропу

Суман Картик, 43-летний менеджер по маркетингу и альпинист-любитель, живо вспоминает момент своего прозрения от пандемии. Это было в мае, когда она была в Увеличить встреча для ее компании в Сиэтле. Ранее в этом году она и ее муж заразились COVID-19, и каждый из них провел несколько недель в больнице.

«Я помню, как сидела там в тот день и думала: «Я не могу этого сделать. Я лучше потрачу свою энергию на восхождение на горы, чем на еще одно собрание».

Поэтому она ушла. В октябре Картик, живущий в Бангалоре, отправится в Индийские Гималаи, чтобы попрактиковаться в альпинизме, а весной она попытается осуществить свою мечту всей жизни — покорить Эверест. «Я всегда могу найти другую работу, но это единственный раз, когда у меня есть возможность и сила в моем теле, чтобы сделать это», — сказала она.»Если я не полезу сейчас, то когда?»

Пандемия послужила мощным напоминанием о том, что жизнь коротка, и заставила многих людей пересмотреть свои взгляды на то, чего они хотят от своей жизни и карьеры. Некоторые занимались любимыми проектами или начинали новый бизнес; другие бросили работу, которой они были недовольны, или сменили род деятельности. Однако для небольшой группы искателей острых ощущений пандемия вызвала нечто совершенно иное: первобытное желание решить экстремальную физическую проблему.

Подпитываемые повышенным чувством carpe diem и стремящиеся воспользоваться преимуществами все еще приличных коленей и сердечно-сосудистой системы, они ищут такой адреналин, сосредоточенность и удовлетворение, которые не дает их повседневная работа.Требуется определенная смелость — и, надо сказать, привилегия — чтобы бросить работу, чтобы взобраться на гору, но для тех, у кого есть финансовые средства, физические способности и профессиональная наглость, приключения зовут.

«Мы все осознали хрупкость жизни, и многие люди за это время испытали ту или иную версию экзистенциального кризиса», — сказала Маргарита Мэйо, профессор организационного поведения в IE Business School. «Для некоторых личностей типа А, которые амбициозны и любят подталкивать себя, этот кризис побудил их к действию.Почему я здесь? Принять этот вызов.»

‘Это было освобождением’

Безусловно, заядлые энтузиасты спорта на свежем воздухе выбирают сами себя. Но для тех, кто так склонен, пандемия предоставила идеальный фон для спортивного квеста

Скука и пребывание взаперти на карантине дали им возможность обдумать, чем они хотят заниматься вместо этого, и время, чтобы прийти в форму .У них также был больший располагаемый доход. Приказ оставаться дома означал, что люди никуда не уходили, поэтому они могли откладывать свои заработки на подготовку. В конце концов, восхождение на Эверест стоит недешево.

Более того, пандемия побудила людей пойти на профессиональный и личный риск, сказал Дэн Гус, генеральный директор Lloyd, компании, занимающейся карьерным коучингом. «Идея о том, что вам нужно пройти какой-то 40-летний путь, ослабла», — сказал он. «Это освободило: некоторые поняли, что могут сойти с лестницы — даже временно — и сделать то, что они всегда хотели делать.

Среди них граф Джонатан Райт. Райт, успешный руководитель издательства из Лондона и любитель велосипедного спорта, вспоминает, как в январе был в деловой поездке в Гонконге и прошел обязательный трехнедельный карантин. Ему не разрешили покинуть отель комната — нарушение правила влекло за собой тюремный срок — и тихая изоляция, и тоска по жене и детям достались ему. 

Джонатан Райт едет на велосипеде из штата Мэн во Флориду.«Все, что будет дальше, представится само собой», — сказал он. Предоставлено Джонатаном Райтом

Он почувствовал сильную потребность сделать две вещи: во-первых, бросить работу, а во-вторых, покататься на велосипеде. «Было что-то в том, что я был заперт в гостиничном номере, что заставляло меня жаждать открытой дороги и иметь эту ограниченную концентрацию на вращении педалей, еде, сне и стирке», — сказал он.

Затем он начал прокладывать маршрут из Северного Мэна в южную оконечность Флориды.

В августе Райт отправился в путешествие протяженностью 2529 миль вдоль Восточного побережья. Поездка займет у него как минимум месяц, а потом он будет искать новую роль. «Я все еще хочу усердно работать и занять еще одну руководящую должность в бизнесе», — сказал он, добавив, что не слишком беспокоится о поиске новой работы. «Все, что будет дальше, представится само собой».

Пандемия изменила наши отношения со временем

Такое же наплевательское отношение проникло в рабочую силу. Когда-то считалось безрассудством уйти с работы без очереди на другую.Но сегодня многие именно так и поступают. Согласно исследованию McKinsey, около 40% работников, вероятно, уйдут с работы в ближайшие три-шесть месяцев, и почти две трети тех, кто рассматривает возможность увольнения, заявили, что сделают это, не имея другой работы.

Раскаленный рынок труда, конечно, является фактором, но не менее важным, по словам Дениз Руссо, профессора организационного поведения в Школе бизнеса Теппера при Карнеги-Меллоне, является то, что пандемия изменила наши отношения со временем.

«Жизнь с такой неопределенностью и непредсказуемостью заставляет вас сомневаться в своей способности планировать», — сказала она. «В прошлом вы могли подумать: «Я могу сделать это в следующем году или через год». Но COVID заставил вас понять, что если у вас есть долгосрочная цель, которую вы хотите достичь — например, взобраться на большую гору — будущее уже наступило».

Эндрю Андервуд, 39-летний менеджер по логистике из Денвера, знает это чувство. Андервуд давно мечтал однажды отправиться в поход по Аппалачской тропе. В начале 2019 года его отцу и иногда его товарищу по походам поставили диагноз кортико-базальный синдром, редкое заболевание головного мозга.»Когда я сказал отцу, что думаю об АТ, он сказал: «Тебе нужно сделать это, пока ты не состарился». 

Эндрю Андервуд ушел с работы, чтобы отправиться в поход по Аппалачской тропе. «Я всегда собирался это сделать, но пандемия добавила срочности и сделала меня более решительным», — сказал он.Предоставлено Эндрю Андервудом

Андервуд начал тренироваться, копить деньги и собирать легкое походное снаряжение. Год спустя, когда в США были подтверждены первые случаи коронавируса, Андервуд понял, что ему нужно ускорить свои планы. Он уведомил своего босса за две недели и вылетел в Джорджию, чтобы добраться до Спрингер-Маунтин.

Он прошел путь — все 2200 миль — за три месяца и 27 дней.Тропа обычно занимает от пяти до семи месяцев. «Я всегда собирался это сделать, но пандемия добавила срочности и сделала меня более решительным», — сказал он.

«Вдали от цивилизации — отличная кнопка перезагрузки»

Как известно любому спортсмену-любителю, после пересечения финишной черты и снижения уровня дофамина наступает период скорби, сродни низкосортной депрессия часто следует.Совершение подвига — это, конечно, предмет гордости, но тогда вы должны вернуться к будничной рутине. Иногда и поиск работы.

Шон Салливан уволился с работы в прошлом году в начале пандемии, чтобы прогуляться по Аппалачской тропе и Тихоокеанскому гребню.«Нахождение вдали от цивилизации — отличная кнопка для перезагрузки», — сказал он. @s_s.sullivan/Инстаграм

Шон Салливан, 35-летний архитектор, уволился с работы в прошлом году в начале пандемии, чтобы пройтись по Аппалачской тропе и Тихоокеанскому гребню общей протяженностью около 4600 миль. Он сказал, что восьмимесячный поход в дикую местность изменил его взгляды на жизнь и заставил его переоценить то, чего он хочет от своей карьеры.

«Вдали от цивилизации — отличная кнопка сброса», — сказал он. «Когда вы носите на спине все, что вам нужно для выживания, вы понимаете, что вам не нужно много.

Салливан недавно переехал из Филадельфии в Сиэтл и устроился на новую работу в небольшую фирму. «Мой работодатель знает, кого они наняли: у меня все еще была борода и длинные волосы, когда я проходил собеседование», — сказал он. «Мне нравится быть архитектором, но это не единственное, чем я являюсь».

По словам Хейли Перлус, спортивного психолога и консультанта по вопросам карьеры, люди нередко возвращаются после такого тяжелого физического и умственного опыта с новыми взглядами, приоритетами и ценностями.Они также часто приобретают новые навыки, которые делают их привлекательными кандидатами на работу.

«Чтобы справиться с этими экстремальными физическими испытаниями, требуется определенный уровень психологической стойкости, и работодатели признают это», — сказала она. «Они также ценят то, что вы приобрели эмоциональную силу и устойчивость на этом пути, которые повышают эффективность вашей работы».

Картик, со своей стороны, сосредоточена на восхождении на Эверест. Ее поиск работы будет ждать ее, когда она вернется. В прошлом она покоряла другие вершины и хорошо знает, как экспедиции могут иметь эффект переориентации.

«Каждый раз, когда я возвращаюсь с восхождения, мой образ жизни и работы меняется», — сказала она. «Скалолазание развивает в вас упорство. Оно учит вас, как оставаться сосредоточенным: учиться, когда вам нужно вести, а когда нужно следовать».

«Плохо то, что вы возвращаетесь на работу, садитесь за стол и думаете: «Почему я здесь?»

Как объявить об уходе сотрудника (с примерами)

  1. Развитие карьеры
  2. Как объявить об уходе сотрудника (с примерами)
Редакция Indeed

8 февраля 2022 г.

Текучесть кадров — нормальная часть бизнеса Мир.Когда сотрудник покидает компанию, необходима некоторая подготовка, в том числе объявление об этом остальным сотрудникам. Объявление об уходе сотрудника должно быть профессиональным, кратким, описательным и включать информацию о том, что оставшиеся сотрудники могут ожидать в будущем. В этой статье мы обсудим, как написать объявление об увольнении сотрудника, и приведем пример, который поможет вам создать собственное.

Что такое уведомление об увольнении сотрудника?

Уведомление об увольнении сотрудника — это официальный деловой документ, который информирует сотрудников и клиентов о том, что другой сотрудник покидает компанию.Цель письма или электронной почты — проинформировать всех о том, что сотрудник больше не будет работать в компании. Он также может включать информацию о том, как управлять обязанностями и коммуникациями сотрудника после даты его отпуска. В письме может быть указана такая информация, как дата отъезда, причина отъезда и любая информация о прощальном мероприятии.

См. также: Как написать двухнедельное уведомление (с примерами)

Как объявить об уходе сотрудника

Важно объявить об уходе сотрудника профессионально.При составлении письма выполните следующие действия:

1. Обратитесь в офис

. Начните с обращения к соответствующему лицу или отделу. В зависимости от размера организации вы можете отправить письмо всей компании или только отделу сотрудника. Целесообразно уведомить отдел увольняющегося сотрудника или непосредственное подчинение о том, что они уходят, прежде чем составлять и отправлять объявление более широкому списку получателей.

2. Укажите цель письма

Начните основную часть письма с изложения вашей цели, которая заключается в том, что сотрудник покидает компанию.Не забудьте указать имя сотрудника в письме, чтобы сотрудники знали, кто уходит.

3. Укажите дату отпуска и другие важные данные

Наиболее полезной деталью для включения является дата вступления в силу. Это последняя дата работы сотрудника в организации, и у его коллег есть время подготовиться к отпуску.

Вы можете указать дополнительные сведения об уходе сотрудника, особенно если он уходит по уважительной причине, например, для продолжения образования или карьерного роста.Тем не менее, часто лучше не указывать личные данные, чтобы сотрудник сам мог поделиться этой информацией.

4. Предложите информацию о следующих шагах

Цель письма об уходе сотрудника состоит не только в том, чтобы уведомить компанию об уходе сотрудника, но и предоставить им информацию о том, чего они могут ожидать. Это прекрасное время, чтобы уведомить компанию о том, что вы будете нанимать на эту вакансию или что вы уже нашли замену. Вы также можете включить информацию о том, что сотрудники должны делать с сообщениями или рабочими задачами, которые обычно передаются увольняющемуся сотруднику.

5. Включите информацию о прощальном мероприятии

Важно сообщить об уходе сотрудника как можно скорее. Это дает их коллегам время подготовиться и спланировать посещение любых прощальных мероприятий. Если ваша организация решила провести встречу, чтобы попрощаться, укажите подробности о времени, дате и месте проведения мероприятия.

6. Выразите благодарность

В конце письма поблагодарите увольняющегося сотрудника за его время или вклад.Независимо от причины отставки, как правило, хорошей идеей будет оставить объявление об уходе положительным. Коснитесь положительных качеств сотрудника и его профессиональных достижений. Вы можете выразить любую признательность сотруднику за работу с компанией и предложить другим сотрудникам сделать то же самое.

Связано: Как написать профессиональное электронное письмо

Шаблон объявления об уходе сотрудника

Существует много методов, которые вы можете использовать при создании объявления об уходе сотрудника, но приведенный ниже шаблон является одним из примеров, который вы можете использовать:

Уважаемый [название компании] staff,

Я пишу вам сегодня, чтобы уведомить вас, что [имя сотрудника] покидает компанию с [дата увольнения].[Имя сотрудника] решил [причина увольнения]. Начиная с [дата увольнения], пожалуйста, направляйте все вопросы отдела [временному сотруднику] до тех пор, пока мы не сможем найти замену.

Пожалуйста, присоединяйтесь к нам [дата] в [время] в комнате отдыха в офисе, чтобы попрощаться с [Имя сотрудника]. Мы очень признательны за всю тяжелую работу, которую [имя сотрудника] проделал для нас за последнее время [продолжительность работы], и нам будет его не хватать. Они сыграли неотъемлемую роль в [имя вклада], и их будет трудно заменить.Я лично хотел бы пожелать [Имя сотрудника] успехов во всех будущих начинаниях.

С уважением, 

[Ваше имя] 

[Должность]

Примеры объявлений об уходе сотрудников

Вот два примера объявлений об уходе сотрудников:

Пример 1: Официальное письмо

Я 900 Производственный персонал сегодня2 9000 Уважаемый Диллиан 900 Производственный персонал3, 9000 уведомить вас о том, что Андреа Динтон покидает компанию с 28 сентября 2021 года. Андреа решила продолжить свое образование, посещая школу на дневном отделении.Начиная с 28 сентября, пожалуйста, направляйте все вопросы отдела Дэниелу Рутгеру, пока мы не сможем найти замену.

Присоединяйтесь к нам 26 сентября в 16:00. в комнате отдыха в офисе, чтобы попрощаться с Андреа. Мы очень признательны за всю тяжелую работу, которую Андреа проделала для нас за последние четыре года, и нам будет ее не хватать. Она сыграла неотъемлемую роль в развитии нашего отдела по удовлетворению потребностей клиентов, и ее будет трудно заменить. Лично я хотел бы пожелать ей успехов во всех будущих начинаниях.

С уважением,

Беатрис Даниэль

Вице-президент по персоналу

Пример 2: случайный

Уважаемый персонал Dotifee,

Мне поручено сделать горько-сладкое объявление о том, что Дейзи Бойд покидает Dotifee. 11 лет в нашей рабочей семье, она решила проводить больше времени со своей настоящей семьей, и мы не можем ее за это винить. Пока мы не найдем ей замену, пожалуйста, направляйте все вопросы отдела Джеймсу Ройсу после декабря.15.

В эту пятницу мы поздравим Дейзи с прощальным счастливым часом у Дока. Я знаю, что не одинок в своей признательности за все, что Дейзи сделала для Dotifee — она была здесь с первого дня! Она была пионером в создании клиентских платформ и сыграла неотъемлемую роль в том, почему наш стартап стал лидером отрасли, которым мы являемся сегодня. Я надеюсь, вы присоединитесь ко мне, чтобы поднять за нее тост.

Cheers, 

Джессика Джонс 

Директор по маркетингу


Связано: 5 способов попрощаться с коллегой и почему это важно

Образцы писем о принятии заявления об увольнении сотрудника

От найма до увольнения есть много аспектов управления сотрудниками.Одним из часто упускаемых из виду является необходимость иметь дело с сотрудником, покидающим компанию.

Сотрудники будут увольняться по разным причинам: чтобы заработать больше денег, вернуться в школу, перейти к другим возможностям трудоустройства, путешествовать, создать семью, из-за проблем со здоровьем или по любой из ряда других причин.

Наличие установленной политики общения с сотрудниками, покидающими компанию, поможет вам справиться с уходом сотрудника в позитивной и уважительной манере.

Политика увольнения компании

В зависимости от размера вашей компании вы можете рассмотреть возможность создания системы или процесса обработки письм об увольнении. Наличие установленной политики увольнений будет выглядеть профессионально и позволит вам и сотруднику чувствовать себя непринужденно.

Для многих компаний создание общих брошюр или пакетов с информацией об уходе для сотрудников является простым способом объяснить этапы перехода.

Когда сотрудник официально уходит в отставку, он обратится к вам, чтобы обсудить следующие шаги, необходимые для того, чтобы переход прошел гладко.Вы несете ответственность за предоставление услуг профессионального увольнения и разъяснение сотруднику таких вещей, как требования к уведомлению, окончательное распределение заработной платы, статус вознаграждений работникам после увольнения, а также установление его или ее последней даты трудоустройства.

Советы по написанию письма о принятии отставки

Одним из первых шагов в правильной политике увольнения является признание того, что вы принимаете просьбу сотрудника об увольнении.

Как правило, сотрудник отправляет вам официальное письмо об увольнении.Затем вы должны ответить официальным письмом о принятии отставки.

Вот несколько советов, как написать профессиональное официальное письмо с заявлением об увольнении сотрудника:

  • Используйте формат делового письма.  Поскольку это профессиональное письмо, вам следует использовать для него формат делового письма. В верхнем левом углу письма укажите свою контактную информацию, дату и контактную информацию сотрудника. Завершите письмо своей собственноручной подписью и своим именем, напечатанным ниже.
  • Принять отставку.  В вашем письме должно быть сообщено сотруднику о том, что вы получили и приняли его или ее заявление об увольнении, и в нем должно быть четко указано его или ее последний официальный день работы в компании.
  • Выразите понимание.  В вашем ответе должно быть указано, что вы сожалеете о потере сотрудника, но уважаете, понимаете и цените трудное решение, которое ему пришлось принять. Вы также можете предложить помощь сотруднику.Например, вы можете предложить предоставить ему или ей рекомендательное письмо. Однако это предложение не является обязательным.
  • Ведите учет.  Отправьте одно письмо сотруднику, а также сохраните одно для досье сотрудника. Вы можете оставить это письмо себе или отправить его в отдел кадров, если он у вас есть. Это позволит вам вести четкую запись того, когда сотрудник покинул компанию.

Советы по отправке электронного письма о принятии отказа

В наши дни многие сотрудники отправляют письма об увольнении по электронной почте.В зависимости от обстоятельств и культуры вашей компании это может быть вполне приемлемым способом уйти в отставку. В этом случае вы также можете ответить по электронной почте. Чтобы взаимодействие было профессиональным и позитивным, соблюдайте следующие советы:

  • Напишите профессиональное электронное письмо.  Хотя вы можете опустить абзацы с адресом и (очевидно) собственноручную подпись, остальная часть вашей заметки должна напоминать формат делового письма. Не используйте небрежную лексику, которая больше подходит для личной переписки.Пропустить текстовую речь, смайлики и тому подобное.
  • Используйте правильную строку темы.  Если вы не отвечаете непосредственно на электронное письмо сотрудника об увольнении, вы должны выбрать строку темы, которая четко передает тему электронного письма, например, «Принятие отставки и поздравления».
  • Рассмотрите возможность предоставления своего нерабочего адреса электронной почты  или приглашения подключиться позже в LinkedIn. Это предполагает, конечно, что вы захотите предоставить рекомендацию или рекомендацию в будущем.
  • Проверьте и проверьте свое сообщение перед отправкой.  Принятие отставки — это также возможность расширить вашу сеть контактов. Обеспечение того, чтобы ваше сообщение было безошибочным и профессиональным, позволит вам укрепить сетевое соединение с вашим бывшим сотрудником.

Примеры писем с заявлением об увольнении

Ниже приведены примеры писем от руководителя о принятии увольнения сотрудника. Используйте эти примеры, чтобы помочь вам написать собственное письмо.

Образец письма о согласии на увольнение менеджера № 1

Джулия Санчес
Старший менеджер по маркетингу
Acme Corp
12 Main Street, Ste. 3
Middleford, Ohio 44822

22 марта 2021 г.

Miles Johnson
7 Oak Street
Middleford, Ohio 44822

Уважаемый Майлз,

Ваше заявление об уходе с должности принято 105, вступает в силу 20 мая.

Я не сомневаюсь, что вы продолжите работать в соответствии с вашими обычными высокими стандартами в оставшееся время работы в компании.

Было приятно работать с вами, и я желаю вам всего наилучшего в будущем. Если я могу предоставить ссылку, пожалуйста, не стесняйтесь спрашивать.

С уважением,

Джулия Санчес   ( подпись в печатном виде )

Джулия Санчес

Расширять

Образец письма о принятии увольнения менеджера № 2

George Baptiste
Директор JQB and Sons
7 Star Avenue, Второй этаж
Village Creek, Калифорния.94019

29 марта 2021 г.

Сара Смит
34 Bay Street
Village Creek, Калифорния 94019

Уважаемая Сара,

С большим сожалением я официально подтверждаю получение вашего уведомления об увольнении 26 марта. Ваша отставка была одобрена, и, как вы просили, ваш последний рабочий день здесь, в JQB and Sons, будет 9 апреля.

Мне было приятно работать с вами, и от имени всей команды я хотел бы пожелать вам всего наилучшего во всех ваших будущих начинаниях.К настоящему письму прилагается информационный пакет с подробной информацией о процессе увольнения.

Если у вас есть дополнительные вопросы, пожалуйста, не стесняйтесь обращаться в офис. Еще раз спасибо за ваш позитивный настрой и упорный труд все эти годы.

Всего наилучшего,

Джордж Батист (письмо с подписью на бумаге)

Джордж Батист

Расширять

Образец электронного письма с подтверждением увольнения менеджера № 1

Тема сообщения:  Принятие отставки и поздравления

Дорогая Лиз,

Мне жаль слышать, что вы уходите из QRS Inc., но я рад слышать, что у вас есть такая захватывающая новая возможность в работе. Я знаю, что ты добьешься там огромного успеха, как и во всех своих ролях.

Это мое официальное уведомление о вашей отставке. В соответствии с просьбой ваш последний день будет 2 апреля 2021 года. Пожалуйста, оставайтесь на связи и дайте мне знать, если вам когда-нибудь понадобится рекомендательное письмо.

С уважением,

Джон Бертон

Менеджер, QRS, Inc.
[email protected]
555-123-4567

Расширять

Процесс увольнения: что делать, когда сотрудники увольняются

Время чтения: около 7 минут

Автор: Lucid Content Team

Раньше было время, когда работодатели были лояльны к сотрудникам, а сотрудники были лояльны к работодателям.После 40 и более лет работы в одной и той же компании сотрудник уходил на пенсию с щедрым пенсионным планом. Даже если работа сотрудника изменилась из-за возможности продвижения по службе или карьерного роста, он останется в одной и той же компании надолго.

В 80-х что-то изменилось. Здоровые компании — даже с рекордными доходами — начали увольнять сотрудников главным образом для того, чтобы акционеры были довольны. Многие компании перестали предлагать пенсии и пытались найти творческие способы избавиться от сотрудников до того, как они получат право на получение пенсии.

В результате за последние 30 лет лояльность работодателей и сотрудников неуклонно снижалась. В 2018 году Бюро статистики труда сообщило, что в среднем мужчины меняют работу каждые 4,3 года, а женщины — каждые 4 года. Эти цифры обычно ниже для более молодых сотрудников и намного выше для сотрудников старшего возраста (2,8 года для сотрудников в возрасте от 25 до 34 лет и 10,1 года для сотрудников в возрасте от 55 до 64 лет).

В зависимости от того, насколько велика ваша компания, вы можете иметь дело с увольнениями сотрудников еженедельно или чаще.В этой статье мы обсудим способы разработки последовательной процедуры увольнения сотрудников, чтобы сотрудники, менеджеры, представители отдела кадров и ИТ-специалисты знали, что необходимо сделать для успешного перехода.

Пример блок-схемы процесса увольнения (щелкните изображение, чтобы изменить его онлайн)

Что делать, если сотрудник увольняется

Сотрудники увольняются по разным причинам, например, из-за предложения работы в другой компании с более высокой оплатой или лучшими льготами, переезда в другой штат или страна, выход на пенсию, или погоня за мечтой всей жизни стать кукловодом (хорошо, может быть, это менее вероятно).

Как менеджер или специалист по кадрам, вы можете уважительно спросить, почему сотрудник планирует уйти, так как ответ может выявить проблемы внутри компании, которые необходимо изменить. Однако, прежде всего, ваша работа заключается в том, чтобы быть вежливым и профессиональным, когда сотрудник уходит в отставку.

Не шутите типа «Хорошо, теперь мне не нужно тебя увольнять» или «Не позволяй двери ударить тебя на выходе». Не пытайтесь заставить сотрудников остаться. Может быть уместно выразить сожаление или разочарование по поводу ухода сотрудника, но лучше поблагодарить его за службу, поздравить с новой возможностью и пожелать удачи в будущих начинаниях.

Если сотрудник нравится и ценен для вашей организации, вы можете предложить более высокую заработную плату или льготы, чтобы заставить его остаться. Просто помните о прецеденте, который вы создали, чтобы избежать обвинений в дискриминации. Если сотрудник в настоящее время не соответствует ожиданиям своей роли, отставка может быть выгодна для вас, поскольку это означает, что вам не нужно инициировать процесс увольнения или увольнения. Вы по-прежнему должны относиться к ним с вежливостью и уважением.

Ваши шаги по увольнению сотрудников должны быть понятными, чтобы любой мог следовать им и одинаковым для всех сотрудников, чтобы избежать возможных обвинений в дискриминации.

Убедитесь, что разрыв прошел мирно и что все расстались в хороших отношениях.

Действия по увольнению сотрудника

После того, как сотрудник уволился (и после того, как вы отреагировали соответствующим образом), вы должны следовать стандартным процедурам увольнения вашей компании. Для большинства предприятий контрольный список процесса увольнения сотрудников должен включать следующие шаги.

1. Попросите заявление об увольнении

Вам необходимо письменное заявление об увольнении, чтобы вы могли добавить его в личное дело сотрудника.В заявлении об увольнении указывается, что работник был инициатором увольнения, а не из-за каких-либо дисциплинарных взысканий. Обычно в письме об увольнении указывается намерение работника уйти, намерение уведомить об увольнении за две недели и последний рабочий день работника.

Сотрудник не обязан уведомлять об увольнении за две недели, даже если это указано в справочнике для сотрудников. Нет законов штата или федеральных законов, которые предписывают, что работник не может уйти без уведомления за две недели.Тем не менее, приятно иметь обязательство сотрудника помочь в переходный период.

2. Работайте с руководителем сотрудника, чтобы заполнить вакансию

Каждый раз, когда сотрудник уходит в отставку, это может привести к нарушению нормального рабочего процесса отдела. Общайтесь с менеджерами, чтобы определить, какое влияние уход окажет на команду. Нужно ли срочно заменить работника? Можно ли разделить работу между оставшимися работниками? Может ли ваша команда эффективно работать без замены сотрудника? Стоит ли планировать найм нового сотрудника сразу?

Диаграмма спроса и предложения навыков (Щелкните изображение, чтобы изменить его онлайн)

Кроме того, определите, должен ли увольняющийся сотрудник соблюдать обязательство по уведомлению за две недели.Если присутствие сотрудника окажет негативное влияние на моральный дух, вы можете порекомендовать более ранний уход с гарантией того, что ему все равно будут платить за оставшиеся две недели. Если сотрудник является единственным источником знаний для этой конкретной роли, то вам, вероятно, потребуется удерживать его как можно дольше для передачи знаний, документирования процедур и обучения оставшихся сотрудников выполнению конкретных задач.

Возможно, в вашей компании есть политика, которая требует, чтобы сотрудник увольнялся сразу после объявления об увольнении.Даже если сотрудник ценен, пользуется большим уважением и может стать ценным активом в переходный период, вам все равно нужно будет следовать политике компании, чтобы избежать любых возможных обвинений в дискриминации.

3. Работа с ИТ

ИТ-специалисты в вашей организации выполняют важную работу по обеспечению безопасности компании. Когда сотрудник уходит в отставку, вам необходимо связаться с ИТ-отделом, чтобы они могли запланировать подходящее время для отключения паролей, удаления учетных записей, сбора активов компании (ноутбуков, мобильных телефонов, флэш-накопителей) и предоставления оборудования для нового сотрудника.

Ознакомьтесь с дополнительными советами о том, что делать в процессе исключения.

Создание контрольного списка увольнения сотрудника

Если у вас нет стандартного процесса увольнения, начните с распределения обязанностей для всех, кто участвует в переходе.

Представитель отдела кадров — не единственный человек, который будет взаимодействовать с сотрудником. Ваш процесс должен включать обязанности увольняемого сотрудника, руководителя сотрудника, ИТ-специалистов и всех, кто может быть вовлечен в процесс увольнения.

Используйте разбивку работ в качестве общей схемы того, что необходимо сделать. Оттуда вы можете создавать более подробные рабочие процессы для всех вовлеченных сторон.

Например, общая разбивка может включать:

  • Задачи для сотрудника
    • Подать заявление об увольнении.
    • Передача знаний другим членам команды.
    • Завершить текущие проекты.
    • Удалить личные вещи.
  • Задания для руководителя сотрудника
    • Сообщите в отдел кадров, что сотрудник увольняется.
    • Составьте планы для сотрудника по завершению или передаче проектов.
    • Распределить работу и обязанности сотрудника между текущими сотрудниками до тех пор, пока не будет найдена замена.
    • Запросить открытую численность для замены увольняющегося сотрудника.
  • Задания для представителя отдела кадров
    • Общайтесь и сводите концы с концами.
    • Вместе с менеджером определите, когда и будет ли заменен сотрудник.
    • Запланируйте и завершите заключительное собеседование.
  • Задачи для ИТ-специалиста
    • Отключить пароли.
    • Удалить учетные записи.
    • Собрать активы компании.
    • Восстановите образ компьютеров и других устройств, чтобы подготовиться к замене сотрудника.

После того, как вы создали общий план или разбивку работы, задокументируйте детали, чтобы все, кто участвует в процессе увольнения сотрудников, знали, что и когда делать. Вы можете захотеть задокументировать шаги визуально в блок-схеме.

В Lucidchart есть огромная библиотека шаблонов, которую можно использовать для создания подробных блок-схем. Работайте со своими коллегами, чтобы убедиться, что все знают свои обязанности и все согласны друг с другом. Совместная работа над одними и теми же облачными документами в режиме реального времени помогает всем четко видеть общую картину и гарантирует, что ни один шаг не будет упущен.

Поход в базовый лагерь Гокио и Эвереста

Базовый лагерь Эвереста и поход в Гокио — самый известный треккинговый маршрут в мире, и это уникальная возможность увидеть одни из самых захватывающих дух пейзажей, которые только можно себе представить.Непал — очаровательная страна, и поход дает представление о жизни и культуре народа шерпа. Наше восхождение стабильное и в хорошем темпе, чтобы наилучшим образом удовлетворить необходимую акклиматизацию. Восход солнца на заснеженных пиках над ледником Кхумбу — незабываемое зрелище с вершин Гокио Ри и Кала Пахттар. От ледниковых рек, разводных мостов и безмятежных альпийских пейзажей нижних предгорий до величественных горных склонов, гигантских ледников и уединенных лунных пейзажей на больших высотах — вы никогда не забудете изменяющие жизнь пейзажи региона Эверест.

Поход начинается с великолепного полета над долинами и горами Гималаев в Луклу. Затем он следует по долине Дудх-Коси к Намче-Базару. Тропа в Гокио представляет собой постепенный подъем вверх по долине и проходит через участки березовых и рододендроновых лесов, где иногда можно увидеть неуловимую кабаргу. Вы пройдете через небольшие поселения, где пасутся яки, на пути к озеру Гокио, где затем подниметесь на пик Гокио и насладитесь потрясающими горными пейзажами, включая Эверест, Макалу и Чо-Ойо, Ама-Даблам.Насладившись видом из Гокио Ри, мы продолжаем спускаться в Доле и пересекаем деревню Форце, чтобы соединиться с главной тропой Эвереста. У нас будет возможность подняться на знаменитую вершину Кала Паттар (5550 м), откуда открывается захватывающий вид на Эверест и окружающие вершины. Поистине незабываемый опыт следования по стопам легендарных альпинистов.

День 1: Прибытие в Катманду
День 2: Отдых и знакомство с Катманду
День 3: Перелет из Катманду в Луклу и Пхакдинг
День 4: Пхакдинг в Намче-Базар (11 300 футов)
День 5: День акклиматизации в Намче (11 300 футов)
День 6: Намче – Доул (13 248 футов)
День 7: Доул – Махермо (14 665 футов)
День 8: Мачермо – Гокио и вершина Гокио Ри (17 585 футов)
День 9: Гокио – Доул (13 248 футов)
День 10 : Доул в Пангпоче (13 074 фута)
День 11: Пангбоче в Дугла (15 160 футов)
День 12: Дугла в Горакшеп в базовый лагерь Эвереста (17 600 футов)
День 13: Вершина Кала Паттар (18 514 футов) в Дугла (15 160 футов) )
День 14: Дугла – Тенгбоче (12 687 футов)
День 15: Тенгбоче – Монджо (9 301 фут)
День 16: Монджуо – Лукла (9 383 фута)
День 17: Перелет из Луклы в Катманду
День 18: Осмотр достопримечательностей Катманду
День 19: Международный вылет

Бронирование поездки
Мы делаем подготовку к поездке легкой! Наши региональные менеджеры готовы помочь — от выбора подходящей поездки и проверки наличия мест до бронирования места остаться.Наш офис-менеджер, как правило, будет вашим единственным контактным лицом. Они будут следить все ваши договоренности, ответить на любые вопросы, которые могут у вас возникнуть, и помочь вам подготовиться к приключение на всю жизнь.

Выбор поездки
Рекомендуем ознакомиться с информацией о поездке, чтобы выбрать подходящее приключение для вашего уровня способностей и интересов. Информация о поездке доступна на каждой странице или могут быть отправлены вам по факсу, электронной или обычной почте.Наш офис-менеджер ответит на любые вопросы возможно, у вас есть, и они будут рады порекомендовать вам кого-то, кто путешествовал с нами раньше для справки.

Бронирование места
Рекомендуется раннее бронирование, так как группы ограничены, и авиакомпании часто распродают свои лучшие тарифы за много месяцев вперед. Как только вы отправили нам запрос на бронирование, один из наших консультантов по путешествиям свяжется с вами на следующий рабочий день, чтобы подтвердить ваши договоренности и будет взимать первоначальный депозит с вашей основной кредитной карты (Visa, MasterCard или American Express).Затем вы можете скачать поездку заявление (в формате PDF) и пришлите его нам по почте с двумя последними фотографиями на паспорт. если ты есть вопросы, пожалуйста, позвоните нам по телефону 303-507-2530. Наши рабочие часы понедельник по пятницу с 8:30 до 17:00 по горному времени.

После получения вашего депозита мы отправить вам письмо-подтверждение, подробный маршрут поездки, информацию о визе (если требуется), заявление на страхование путешествий и информационный буклет перед отъездом с рекомендуемым снаряжением список, список рекомендуемой литературы и общую информацию, необходимую для подготовки к поездке.Наш опытный персонал будет рад помочь вам в подготовке к вашему приключению с нами.

Цена включает:
Весь наземный транспорт, включая трансфер из аэропорта off
Все необходимые государственные разрешения и сборы национальных парков
Все отмеченные сборы за посещение достопримечательностей на маршруте
3 ночи в отеле Катманду
Авиаперелет
Все виды проживания
Гиды и все необходимые гончары
3 здоровое питание (завтрак, обед и ужин)
Все горячие напитки, такие как кофе и чай
Все сборы аэропорта
Водонепроницаемость спортивная сумка
Походная футболка

Цена не включает:
Международный авиаперелет
Визовый сбор и туристическую страховку
Любые медицинские расходы
Чаевые для персонала
Питание в Катманду
Алкогольные напитки, стирка и душевые

1.Заранее купите ботинки и начните в них ходить в походы и тренироваться. Я не могу не подчеркнуть важность этого достаточно. Вы хотите чтобы ваши ботинки сломались за несколько недель или месяцев до вашего похода. Пойдите в уважаемый хороший магазин снаряжения где вам помогут подобрать идеальные высококачественные ботинки, а затем начать носить их повсюду! Поверьте мне, вы не хотите страдать от мозолей в походе из-за того, что экономили на подготовке ботинок. Носите их на кухне, на работу, а затем на тренировку.

*Заранее купите ботинки и отправляйтесь в походы и тренировки в них.
2. Когда вы отправляетесь в поход по Непалу, быть холмами и ступенями для подъема (никаких сюрпризов), поэтому убедитесь, что ваша подготовка не все на ровном месте. Найдите тропы с крутыми участками и/или ступенями для подъема. Если у вас нет крутые тропы рядом с домом, прыгать по лестнице-мастеру в спортзале. (Носите сапоги) У вас может быть 4, 5, 6 или более часов в день, так что вы получите пользу, постепенно увеличивая дни в этих ботинках. и с пачкой.Долгий 3-4-часовой поход, один раз в неделю, начиная за 2 месяца до начала похода. вам хорошая база фитнеса, так что вы будете наслаждаться каждым днем ​​​​похода. (Для Октябрьского похода, старт в августе. Для мартовского похода начните в январе)

*По крайней мере, один продолжительный 3-4-часовой поход в неделю, начиная за 2 месяца до
3. Любой тип сердечно-сосудистой системы является хорошей подготовкой к базовому лагерю Эвереста. Ваши дни будут прогуляться по холмистой местности с небольшим рюкзаком.В некоторые дни будут тяжелые подъемы, поэтому чем больше обучение лучше. Подъем в гору на большей высоте по своей сути будет более утомительным. Короткость дыхания на высоте — самая сложная вещь для тренировок. Ключ будет принимать его медленно. Бег, гребля, езда на велосипеде и ходьба в гору — отличный способ развить выносливость. Перемешать и выберите упражнение, которое вам нравится больше всего. Прогресс важен, поэтому начните с простого и работайте до 3-4 раз в неделю по 30-45 минут умеренно напряженных сердечно-сосудистых тренировок.

*30-45 минут умеренных сердечно-сосудистых, 3-4 раза в неделю
4. Сила Тренировки всегда полезны, а сильные ноги и спина сделают пешие походы и переноску. ваш пакет легче. Достаточно 30-минутной тренировки всего тела 2 раза в неделю с небольшим количеством больше внимания уделяйте ногам и спине. Вы можете добавить это в те же дни, что и кардио, или вы можете делать это отдельно, в зависимости от времени.Есть много вариантов хорошей силовой тренировки, но Вот несколько основных упражнений, которые хорошо подойдут для Трека. 1-2 подхода по 12-15 повторений.

Приседания
Выпады
Разгибания ног
Тренажеры для сгибания ног
Подтягивания сидя (для спины)
Тяга сидя (для спины)
Скручивания или упражнения для брюшного пресса

*30-минутная тренировка всего тела, 2 раза в неделю

Список рекомендуемого снаряжения для походов
Перечисленные здесь предметы необходимо иметь при себе. для поездки, но есть несколько «приятных» дополнительных предметов, которые также перечислены.Пожалуйста, не стесняйтесь обращаться за дополнительной информацией или рекомендациями.

Одежда первого слоя
Верх базового слоя (2) — 1 синтетика для дня, 1 для ночи (можно быть хлопком для комфорта)
Нижняя часть нижнего слоя (1 или 2 синтетики)
Футболки (2 или на ваше усмотрение)
Рубашка среднего слоя с длинными рукавами (1 или 2 синтетических материала, таких как полиэстер или полипропилен)
Шорты для походов (2 пары — синтетика или хлопок)
Нижнее белье (дышащее, сколько на ваше усмотрение)
Одежда для путешествий по Катманду до и после похода (их можно оставить в отеле в охраняемом хранилище)

Верхний слой одежды
Флисовая куртка, куртка софтшелл или шерстяной топ
Куртка софтшелл длинные брюки или штаны для треккинга
Gore-Tex или другая дышащая непромокаемая куртка
Gore-Tex или эквивалентные дышащие непромокаемые штаны от дождя
Пуховик — можно синтетический теплая и пухлая для ночи, кемпинга и отдыха (если вы склонны легко простужаться, приобретите более теплую и тяжелую одежду). куртка (температура может варьироваться от 0 до 30 градусов)
Шерстяная или флисовая шапка
Бафф
Водонепроницаемые перчатки (мягкая оболочка)
Теплые рукавицы (для холодных ночей)
Легкие по желанию перчатки (внутри перчаток)
Шляпа от солнца (бейсболка, шляпа для сафари, что-нибудь для защиты от солнца)

Снаряжение
Небольшой рюкзак (30-40 литров) — рюкзак с внутренним каркасом лучше всего и сумка для книг типы не рекомендуются (есть много качественных брендов, включая Osprey, Deuter, North Face, Gregory, Red Fox и другие)
Спальный мешок — пух или синтетика 0-20 градусов (по Фаренгейту)
Солнцезащитные очки 100% УФ (ледникового типа, которые облегают и обеспечивают большую защиту глаза)
Налобный фонарь (небольшие светодиодные модели с запасными батареями)
SUNSCREEN: водостойкий, SPF 30 или выше, широкий спектр (тюбик 2-3 унции)
Солнцезащитный бальзам для губ, SPF 15 или выше
2 вода бутылки (лучше всего использовать литровые бутылки Nalgene)
Перочинный нож (напр.г., швейцарский армейский нож — очень удобно!)
Пакеты для мусора (3 — для разделения грязного белья и организации)
Большой экспедиционная сумка будет предоставлена ​​SMA по прибытии в Непал. Вы можете использовать собственную экспедицию сумку или багаж, чтобы нести туда свои вещи, а затем возьмите экспедиционную сумку SMA.

Предметы личного пользования
Набор туалетных принадлежностей, включающий:
Зубную щетку
Зубная паста
Маленькое мыло (1-2 унции.пластиковая бутылка чего-то вроде мыла доктора Броннера)
Полотенце для душа
Шампунь
Очки или контактные линзы по мере необходимости
Любые необходимые лекарства
3 пакета на молнии (1 большой для ноутбука, 2 шт. любого размера для разного использования)
Опционально Трекинговые палки
Опционально Компас, звездная карта или бинокль
Дополнительная камера (батарейки и зарядное устройство)
Дополнительная внешняя блок питания (для зарядки телефона/iPod)
Дополнительно Журнал/блокнот и ручка
Дополнительно Любой закуски, без которых вы не можете обойтись (например,г., шоколад, энергетические батончики)
Опционально Персональный сначала аптечка (для ухода за волдырями и т. д.) * Гиды SMA будут иметь хорошо оборудованный групповой запас основных первая помощь и лекарства, которые всегда будут с нами.

Один из самых важных предметов у вас будет для треккинга ….Ваши БОТИНКИ! Лучшие ботинки для этой поездки — качественные, легкие и средние походные ботинки, которые водонепроницаемы.Пойдите в уважаемый магазин снаряжения и помогите подобрать идеальный ботинок. Вы будете в них большую часть дня, так что выбирайте те, которые подходит тебе! (Scarpa, Lowa, LaSportiva, Salewa, Merrell, Asolo, Vasque — лучшие бренды)
Новый сапоги НЕОБХОДИМО разносить перед поездкой. Разнашивание новой пары ботинок может потребовать несколько недель, поэтому убедитесь, что вы делаете это заранее и задолго до прибытия в Непал!

Обувь
Водонепроницаемые туристические ботинки легкой и средней плотности!
Спорт сандалии (такие как Tevas или Chacos, Crocs) или легкие кроссовки для похода в лагерь (используя ванную комнату). ночью, отдыхая в чайхане) Спортивные сандалии, такие как Tevas, Crocks или Chacos, очень хорошо работают для этого и может использоваться для пересечения ручья в отдаленной местности.Кроссовки тоже подойдут но не сохнет так быстро. Толстые шерстяные носки (3 пары)
Дополнительные носки Liner (2 пары тонких шерсть, полипропилен, термакс и т.п. — не хлопок!) но приятно прогуляться по чайным домикам

Увольнения — Служба управления персоналом

Следующий контрольный список предназначен для помощи отделам, в которых сотрудники штата и/или исследовательского фонда увольняются со службы в связи с уходом в отставку.

Артикул Действие

Все заявления об увольнении должны подаваться в письменной форме на имя непосредственного руководитель. В письмах об увольнении должны быть указаны даты увольнения. в соответствии с предписанными периодами уведомления, как это предусмотрено в применимых коллективные договоры. В случае отсутствия такого положения в заключение профсоюзного договора и отсутствие смягчающих обстоятельств, принято уведомлять не менее чем за две (2) недели.Департаменты рекомендуется незамедлительно оформить заявление об отставке, чтобы убедиться, что необходимые действия по увольнению и увольнению работника начинаются без промедления.

Сотрудники Исследовательского фонда могут подписать форму изменения сотрудника (RF).

Образец заявления об увольнении

  • Форма смены сотрудника (RF)
  • Форма PeopleSoft (штат)

Форма смены сотрудника (исследование)

Форма PeopleSoft (штат)

Отделы должны заполнить соответствующую Форму изменения для увольняющегося сотрудника.

Форма демографических данных сотрудника

Департамент должен обеспечить наличие в Университете актуального адреса записи для каждого увольняющегося сотрудника. Налоговая информация W-2 отправляется на последний зарегистрированный адрес. Неверная информация может привести к тому, что бывший сотрудник не получит эти важные налоговые документы.

Изменить пароли и сообщения голосовой почты.Телефоны могут быть переадресованы, чтобы гарантировать отсутствие перерывов в обслуживании.

Доступ к электронной почте делегата: Важно, чтобы заведующий отделением требовал разрешения увольняющегося сотрудника на доступ к электронному файлу сотрудника делегату, указанному заведующим отделением. * В большинстве случаев Делегат будет непосредственным руководителем сотрудника.

Делегат будет иметь доступ к электронной почте (и контактам) и сможет читать, отвечать, упорядочивать и удалять сообщения в учетной записи (исходящие файл электронной почты сотрудника) в поддержку непрерывности работы. Нажмите здесь, чтобы ознакомиться с инструкциями по делегированию контактов Google и электронной почты другому лицу.

Если сотрудник уволился до делегирования доступа к электронной почте, применяется следующий процесс:

  • Билет в Черуэлл (https://it.stonybrook.edu/services/itsm) должен быть создан с запросом доступа к электронной почте предыдущего сотрудника, включая приложенное письменное разрешение начальника отдела.
  • Запрос должен быть конкретным в отношении того, какие электронные письма необходимы, например. тему или временные рамки.
  • После того, как заявка будет получена с письменным одобрением начальника отдела, отдел взаимодействия с клиентами и поддержки свяжется с HRS и юрисконсультом университета для получения предварительного одобрения, прежде чем можно будет предпринять какие-либо действия.
  • Вышеупомянутый билет также должен включать запрос на получение сообщения об отсутствии на рабочем месте в определенное время и/или пересылку назначенному лицу.

Customer Engagement & Support настоятельно рекомендует использовать общие почтовые ящики и Google Team Drives, чтобы обеспечить постоянный доступ ко всем соответствующим документам, которыми обмениваются команды.

Пожалуйста, обращайтесь в HRS и/или в офис юрисконсульта по любым вопросам, которые вы может иметь доступ к электронной почте/электронным файлам увольняющегося сотрудника.

Высадка:
  • Удостоверение личности/бейдж
  • Ключи и карты доступа
  • Парковочные билеты
  • Карта закупок
  • Униформа и лабораторные халаты
  • ПК/ноутбуки, принтеры
  • Программное обеспечение
  • Доступ к электронным услугам/базам данных
  • Руководства по офисным процедурам
  • КПК (Palm Pilots и т. д.))
  • Мобильные телефоны, биперы
  • Видео, DVD, CD
  • Ручной инструмент
  • Расходные материалы
  • Любое имущество университета

Подразделения несут ответственность за сбор имущества и/или оборудования Университета/РФ, закрепленного за работником. Примеры включены, но конкретно не ограничиваются элементами, перечисленными слева.

Служба управления персоналом

отправит каждому сотруднику, увольняющемуся в отставку, ссылку на базу данных выходных собеседований после получения формы изменения. Пожалуйста, свяжитесь с рекрутинговым отделом, если увольняющийся сотрудник предпочитает назначить выходное собеседование лично.

  • Библиотечные книги, штрафы
  • Штрафы за парковку
  • Остатки на корпоративной карте
  • Допуск к охране окружающей среды и технике безопасности
  • Информация о вознаграждениях работникам

Департаменты должны поощрять увольняющихся сотрудников обращаться к другим департаментам университета, чтобы убедиться, что у них нет других нерешенных вопросов.

Сотрудник должен представить все просроченные табели непосредственному руководителю для окончательного рассмотрения, подписания и отправки в HRS. Окончательные платежи не могут быть обработаны до тех пор, пока HRS не получит окончательный табель учета рабочего времени. Руководители должны помнить обо всех сроках выплаты заработной платы.

Лавина сметает Эверест, убив 12 шерпов, 4 пропали без вести в преддверии пикового сезона восхождений в поисках четырех пропавших гидов, сказал Ламсал

Дата публикации:

18 апреля 2014 г.  •  25 января 2015 г.  •  2 минуты чтения AP Photo/Kevin Frayer, File

маршрут на гору Эверест рано утром в пятницу, убив по меньшей мере 12 непальских гидов и оставив четырех пропавшими без вести в результате самой смертоносной катастрофы на самой высокой вершине мира.Еще несколько получили ранения.

Содержание статьи

Гиды-шерпы пошли закреплять веревки для других альпинистов, когда около 6:30 утра лавина обрушилась на область, известную как «попкорновое поле» из-за выпуклых кусков льда, сообщил официальный представитель министерства туризма Непала Кришна Ламсал. из базового лагеря, где он наблюдал за спасательными работами.

Раненый выживший сказал своим родственникам, что путь на гору был неустойчивым как раз перед тем, как лавина обрушилась на высоту чуть ниже 21 000 футов (6 400 метров).Как только сошла лавина, спасатели, гиды и альпинисты бросились на помощь.

Спасатели вытащили 12 тел из-под насыпей снега и льда и искали четырех пропавших гидов, сказал Ламсал. Чиновники ранее заявили, что трое пропали без вести.

Четверо выживших были ранены настолько тяжело, что их пришлось доставить по воздуху в госпиталь в Катманду. Один прибыл днем, а троих, доставленных в предгорный город Лукла, можно было эвакуировать в субботу. Других с менее серьезными травмами лечили в базовом лагере.

Содержание статьи

Лавина сошла в преддверии пикового сезона восхождений, когда сотни альпинистов, гидов и групп поддержки находились в базовом лагере Эвереста, готовясь к восхождению на вершину, когда погодные условия будут самыми благоприятными в начале следующего месяца. Они разбивали лагеря на больших высотах, а проводники прокладывали маршруты и веревки на склонах выше.

Стена снега и льда обрушилась чуть ниже Лагеря 2, который находится на высоте 21 000 футов на высоте 29 036 футов, сказал Анг Тшеринг из Непальской ассоциации альпинизма.

Один раненый проводник, Дава Таши, лежал в отделении интенсивной терапии больницы Гранде в столице поздно вечером в пятницу после эвакуации с горы. Врачи сказали, что у него сломано несколько ребер, и он проведет в больнице несколько дней.

Содержание статьи

Таши рассказал своим приехавшим родственникам, что проводники-шерпы проснулись рано и направлялись крепить веревки к более высоким лагерям, но задержались из-за неровностей пути. По словам невестки Таши Дава Янджу, внезапно на группу обрушилась лавина и похоронила многих из них.

PRAKASH MATHEMA/AFP/Getty Images

Шерпы — одна из основных этнических групп в альпийском регионе Непала, и многие из них зарабатывают на жизнь проводниками на Эверест и другие гималайские вершины.

Более 4000 альпинистов покорили Эверест с 1953 года, когда его впервые покорили новозеландец Эдмунд Хиллари и шерп Тенцинг Норгей. Сотни погибли, пытаясь достичь вершины.

Самой ужасной зарегистрированной катастрофой на Эвересте была сильная метель 11 мая 1996 года, в результате которой погибли восемь альпинистов, в том числе знаменитый альпинист Роб Холл.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.