Есть нечего: есть нечего — это… Что такое есть нечего?

Содержание

есть нечего — это… Что такое есть нечего?

  • Есть нечего, да жить весело. — Есть нечего, да жить весело. См. СМЕХ ШУТКА ВЕСЕЛЬЕ …   В.И. Даль. Пословицы русского народа

  • Хоть есть нечего, да жить весело. — Хоть есть нечего, да жить весело. См. ДОСТАТОК УБОЖЕСТВО Хоть есть нечего, да жить весело. Скоморохова жена всегда весела. См. ИГРЫ ЗАБАВЫ ЛОВЛЯ …   В.И. Даль. Пословицы русского народа

  • Пели, пели, да есть захотели. Жить весело, да есть нечего. — Пели, пели, да есть захотели. Жить весело, да есть нечего. См. ИГРЫ ЗАБАВЫ ЛОВЛЯ …   В.И. Даль. Пословицы русского народа

  • ЕСТЬ — муж. названье шестой буквы церковной и русской азбуки, е. | Есть, 3 лицо, наст. вр., гл. быть, опускается, подразумеваясь, в русском языке там где употр., на др. языках, напр. он есть добр, он есть сердит и пр.; но есть свойственно языку,… …   Толковый словарь Даля

  • ЕСТЬ — муж. названье шестой буквы церковной и русской азбуки, е. | Есть, 3 лицо, наст. вр., гл. быть, опускается, подразумеваясь, в русском языке там где употр., на др. языках, напр. он есть добр, он есть сердит и пр.; но есть свойственно языку,… …   Толковый словарь Даля

  • Нечего терять (фильм — Нечего терять (фильм, 1997) У этого термина существуют и другие значения, см. Нечего терять. Нечего терять Nothing to lose …   Википедия

  • Есть-то есть, да нечего есть. — Есть то есть, да нечего есть. См. ДОСТАТОК УБОЖЕСТВО …   В.И. Даль. Пословицы русского народа

  • нечего сказать — истинно, подлинно, что и говорить, и то сказать, истинная правда, ваша правда, что верно, то верно, так оно и есть, ничего не скажешь, что да, то да, поистине, вправду, действительно, точно, согласен, заправду, в самом деле, впрямь, правда, что… …   Словарь синонимов

  • Нечего прибавить, ни убавить — (законъ ясенъ, точенъ). Ср. Завѣщаніе есть выраженіе воли завѣщателя. Ни больше, ни меньше. Опредѣленіе это до такой степени вѣрно, что тутъ нельзя ни убавить, ни прибавить ни одного слова, ни одной іоты. Салтыковъ. Благонамѣренныя рѣчи. 8. Ср.… …   Большой толково-фразеологический словарь Михельсона (оригинальная орфография)

  • Есть чего слушать, да нечего кушать. — Есть чего слушать, да нечего кушать. См. ГОСТЬ ХЛЕБОСОЛЬСТВО …   В.И. Даль. Пословицы русского народа

  • Есть-то есть, да нечего есть.

    Есть-то есть, да нечего есть.

    Пословицы русского народа. — М.: Художественная литература. В. И. Даль. 1989.

    • Есть что носить, носит; а нет, так последнее бросит да у людей просит.
    • Ешь, душа, — не хочу!

    Смотреть что такое «Есть-то есть, да нечего есть.» в других словарях:

    • ЕСТЬ — муж. названье шестой буквы церковной и русской азбуки, е. | Есть, 3 лицо, наст. вр., гл. быть, опускается, подразумеваясь, в русском языке там где употр., на др. языках, напр. он есть добр, он есть сердит и пр.; но есть свойственно языку,… …   Толковый словарь Даля

    • ЕСТЬ — муж. названье шестой буквы церковной и русской азбуки, е. | Есть, 3 лицо, наст. вр., гл. быть, опускается, подразумеваясь, в русском языке там где употр., на др. языках, напр. он есть добр, он есть сердит и пр.; но есть свойственно языку,… …   Толковый словарь Даля

    • Нечего терять (фильм — Нечего терять (фильм, 1997) У этого термина существуют и другие значения, см. Нечего терять. Нечего терять Nothing to lose …   Википедия

    • есть нечего — кусать нечего, голодать Словарь русских синонимов. есть нечего прил., кол во синонимов: 2 • голодавший (33) • …   Словарь синонимов

    • нечего сказать — истинно, подлинно, что и говорить, и то сказать, истинная правда, ваша правда, что верно, то верно, так оно и есть, ничего не скажешь, что да, то да, поистине, вправду, действительно, точно, согласен, заправду, в самом деле, впрямь, правда, что… …   Словарь синонимов

    • Нечего прибавить, ни убавить — (законъ ясенъ, точенъ). Ср. Завѣщаніе есть выраженіе воли завѣщателя. Ни больше, ни меньше. Опредѣленіе это до такой степени вѣрно, что тутъ нельзя ни убавить, ни прибавить ни одного слова, ни одной іоты. Салтыковъ. Благонамѣренныя рѣчи. 8. Ср.… …   Большой толково-фразеологический словарь Михельсона (оригинальная орфография)

    • Есть чего слушать, да нечего кушать. — Есть чего слушать, да нечего кушать. См. ГОСТЬ ХЛЕБОСОЛЬСТВО …   В.И. Даль. Пословицы русского народа

    • Есть нечего, да жить весело. — Есть нечего, да жить весело. См. СМЕХ ШУТКА ВЕСЕЛЬЕ …   В.И. Даль. Пословицы русского народа

    • Есть что слушать, да нечего кушать. — Есть что слушать, да нечего кушать. См. ЯЗЫК РЕЧЬ …   В.И. Даль. Пословицы русского народа

    • Есть и топорище, да нет топоришка. — Есть и орало, да нечего орать. Есть и топорище, да нет топоришка. См. РЕМЕСЛО СНАРЯД …   В.И. Даль. Пословицы русского народа

    Книги

    • Бизнес в стиле когда нечего терять Как рисковать правильно, Блэр Р.. Книга для людей, которые бросают вызов, которые преодолевают и которые меняют свои жизни и жизни других к лучшему. Книга заставляет увидеть свою жизнь по-другому и никогда не сдаваться. Как и… Подробнее  Купить за 573 руб
    • Бизнес в стиле «когда нечего терять» . Как рисковать правильно, Райан Блэр. Как и у многих других предпринимателей, у Райана нет официального бизнес-образования. Но у него есть хорошие инстинкты по выживанию, упорство, и, что важнее всего, установка на мышление… Подробнее  Купить за 391 руб
    • Бизнес в стиле «когда нечего терять» . Как рисковать правильно, Райан Блэр. От издателя:Как и у многих других предпринимателей, у Райана нет официального бизнес образования. Но у него есть хорошие инстинкты по выживанию, упорство, и, что важнее всего, установка на… Подробнее  Купить за 329 грн (только Украина)
    Другие книги по запросу «Есть-то есть, да нечего есть.» >>

    На одну ставку есть нечего, на две — некогда / Как правильно / Новости на Чепецк.RU

    В Кировской области сельские педагоги отстаивают права на адекватную зарплату. Из-за малой комплектности школ редкому учителю удаётся заработать сумму, похожую на среднюю зарплату по региону.
    Добиваться выполнения «майских указов» Путина своих коллег призвал Дмитрий Пожидаев, преподаватель английского и немецкого языков в школе пгт. Лёвинцы. Для этого он призывает желающих оставить подпись на сайте зпучителя.рф под очень простым предложением: обязать власти считать средней зарплатой в школе — одну ставку учителя. Тогда у них не получится отвертеться от распоряжения Владимира Путина о том, что педагоги должны получать не меньше средней зарплаты по региону.

    Сельские педагоги грустно шутят: «На одну ставку есть нечего, на две — некогда». Что такое одна ставка? Это 18 уроков в неделю. Но при этом есть еще подготовка к занятиям, проверка тетрадей, внеклассная работа и работа с родителями… По сути, полноценная уже рабочая неделя.
    В свою очередь, на примере самого Дмитрия: чтобы получить на руки 24 тысячи ему нужно вести две ставки по иностранным языкам, быть классным руководителем и вести спортивную секцию. И даже такая сумма меньше обещанной Президентом «средней по региону». И надо понимать: жить с такой нагрузкой могут и согласятся не все. В этом и заключается причина дефицита кадров на селе.
    Предложенное Дмитрием изменение, действительно, выглядит логично. И позволило бы изменить положение, в первую очередь, в некомплектных и бедных школах сельской местности.

    Отметим, что Дмитрий родом из Кирово-Чепецка, со школы занимался общественной деятельностью, заслужив молодёжную премию главы города, намеревался после окончания учёбы работать в родном городе. Однако в Кирово-Чепецке ему отказали в целевом обучении, несмотря на выраженный недостаток педагогических кадров. Причина тривиальна — личная неприязнь со стороны глав города, на которую наложился страх политической конкуренции (в минувшем году Дмитрий «разбил» единороса на одном из участков при выборах в Гордуму).
    Сейчас молодой педагог продолжает преподавать в Лёвинцах и также является депутатом их районной думы.

    Ставьте лайк, если нравится материал

    Есть бывает нечего   — Такие дела

    «Я думала, я не выживу. Не выжила бы», — говорит Людмила Николаевна. «Я понимаю», — бормочу я. На самом деле я ничего не понимаю. Я не знаю, каково это, когда нечего есть

    История в фотографиях

    Людмиле Николаевне семьдесят два года. Я рассматриваю ее фотографию — она сидит на кровати в своей семиметровой комнатке в малосемейке на краю Новороссийска. Причесанная, аккуратная, в вязаной кофте поверх халата, грузная и отекшая. Высокие серые носки скрывают черные пальцы диабетика. На столике у кровати — синее полотенце с красноносым Дедом Морозом и линялыми птичками («С Новым годом!»), на полотенце гора лекарств. Если сделать один шаг к стене — упираешься в письменный стол. На нем стопка постельного белья, под ним — картонные коробки, из которых торчат цветастые кусочки ее домашних халатов. Это вместо шкафа. Над столом большое черно-белое фото — круглощекий ребенок в белом вышитом воротничке. Это ее дочка. У дочки пятеро детей — их фотографий я не вижу. Поворот направо — большой белый холодильник. Два месяца назад в холодильнике стояла маленькая плошка овсянки на воде. На целый день, на каждый день. 

    Людмила Николаевна

    Фото: Татьяна Ткачева для ТД

    — Мне не хватает пенсии. Я уже больше пятнадцати лет инвалид второй группы по диабету и гипертонии. Еще тахикардия до 120 [ударов в минуту при норме от 70 до 90]. Раньше на лекарства уходило около 3 тысяч. А сейчас вот 5—7, а у меня всего 11 тысяч пенсия. Плюс 1,4 тысячи по инвалидности. Все, что остается, — это мне. А надо еще моющие [средства] купить и все остальное. 

    — А кем вы работали до пенсии?

    — Я работала воспитателем детского сада. А по профессии я повар пятого разряда. Я готовить очень любила. Я всеядная, все люблю. И сейчас я готовить люблю. Было бы из чего. 

    Шашлык 

    Больше всего Людмила Николаевна любила шашлык. Она росла в Ереване — мама уехала туда из России за новым мужем. Потом оказалась в Калининграде — поступила в техникум советской торговли, диплом писала на тему «Блюда армянской кухни». Вернулась в Ереван, но жить с родителями не смогла: приехали дети отчима, «не нашлось мне там места». Устроилась поваром в Норильск, но не выдержала климата. Вышла замуж, родила дочку, разошлась с мужем. Переехала в Новороссийск: воздух теплее, люди добрее. 

    Людмила Николаевна

    Фото: Татьяна Ткачева для ТД

    «Я работала, пока ребенок был маленький, поваром на буксирах здесь [в Новороссийске]. Можно было пойти плавать, но из-за ребенка я не стала этого делать. Чтобы быть вместе с ребенком, — рассказывает Людмила Николаевна. — Я устроилась нянечкой в детский сад, потому что там хоть питание было, нам надо было как-то выжить. А потом вот поступила в педучилище, окончила заочно, работала воспитателем. Я никогда не жила так — “отработал и ушел”. Всегда и к занятиям готовилась дома, и никогда у меня ни выходных, ничего не было. Самое лучшее — это общение с детьми, чувствовать себя нужной, полезной. У меня семьи полной не было, и я себя отдавала работе. Можно было поступить и в пединститут, но тогда в Новороссийске не было пединститута, в Краснодар надо было ехать. А у меня ребенок, я не могла его оставить». 

    Когда ее уволили по старости, Людмила Николаевна пошла подрабатывать уборщицей. Была двухкомнатная квартира в Новороссийске, были какие-то деньги, была еда — диетическая из-за диабета, но и не овсянка на воде. А потом Людмила Николаевна вдруг стала бездомной. 

    Овсянка 

    Дочка захотела жить за городом — и квартиру продали. «Купили [с мужем] в деревне дом-развалюху, там наплодили детей. Пока дети были маленькие — жили. А потом встали перед фактом, что детей нужно возить в школу. И вот это началось все». 

    Людмила Николаевна жила с ними, устроилась в деревенский садик воспитателем. Когда дом продали, на свою долю в Новороссийске Людмила Николаевна не купила бы ничего — ни ветхого сарая, ни самого крошечного угла. В деревне одна оставаться не хотела. Пришлось скитаться по родственникам, занимать — за свои семь метров без кухни она до сих пор должна «очень много денег». Думала, что будет как-то откладывать с пенсии и отдавать, но не получилось. Дочка с мужем, пятью детьми, тремя кошками и четырьмя собаками поселилась в другой малосемейке, на двенадцати метрах. Дочка звонит, но не часто, внуки живут своей жизнью. 

    Людмила Николаевна

    Фото: Татьяна Ткачева для ТД

    «Дочка на трех работах работает, у нее неоконченные два института — один педагогический, второй юридический. Но вот из-за детей она сейчас в трех местах моет полы. Она малообеспеченная, и на ее помощь мне рассчитывать не приходится. Им не до меня, — в голосе Людмилы Николаевны что-то трескается, звенит близкими слезами. — Редко мы видимся очень. Понимаете, я человек обязательный, я, еще когда могла двигаться, думала: поеду проведаю внуков. А ехать не с чем. А потом проезд стал дорогой. А внуки — это же дети, им надо что-то подарить, что-то купить. Я стараюсь в свои проблемы не посвящать никого». 

    У Людмилы Николаевны было два родных брата — они погибли. Есть сестра, но они не общаются — Людмила Николаевна даже не знает, где она. Остальные родственники — дальние, кому-то из них она должна денег. Друзья потерялись в бесконечных переездах, соседи целыми днями на работе. «Я же не хожу никуда, кто ко мне придет дружить? Никого у меня нет».  

    Людмила Николаевна смотрит телевизор: сидит на своей кровати (кроме нее из сидячих мест — только старая колченогая табуретка в углу), за ней — две пухлые взбитые подушки в наглаженных наволочках, рядом на полках целый иконостас с высокой свечкой в нарядном голубом подсвечнике. Николай Чудотворец — покровитель моряков и путешественников. Серафим Саровский — аскет, несколько лет питался только травой. Неупиваемая чаша, исцеляющая от болезней. Матрона Московская — помощница в любых скорбях. 

    Людмила Николаевна любит «Монастырскую кухню», «Ответ священника», сериалы «Великолепный век» и «Понять и простить», передачи про инопланетян на Рен-ТВ. «Ни во что я уже не верю, — хохочет она, когда я спрашиваю про инопланетян. — Это чтобы мозги занять. Я раньше и вязала, и шила, и икебаны делала для детского садика. А теперь из-за диабета у меня зрение садится. Телевизор — мой лучший друг. А верить я уже ни во что не верю». 

    Людмила Николаевна

    Фото: Татьяна Ткачева для ТД

    Между программами она меряет давление, колет инсулин, съедает горстку таблеток. После инсулина надо поесть. Если не поесть, можно впасть в кому. Пара ложек пустой овсянки не считается, от комы не спасет. 

    Людмила Николаевна идет к холодильнику, достает пластиковые контейнеры: в большом — борщ, в меньшем — мясо с гарниром, в отдельных баночках — горошек, овощная икра, хлеб. Есть даже вафля к чаю. Она не успеет все доесть, как приедут новые контейнеры. 

    Прекрасное далеко 

    Курьеры из новороссийского фонда помощи одиноким пожилым людям «Прекрасное далеко» приезжают к Людмиле Николаевне раз в два дня. Позвонить в фонд предложила соцработник — она приходила убираться, покупала продукты, но только на те деньги, которые могла дать Людмила Николаевна, на свои не имела права. Еды хватает до следующего курьера, а чаще всего остается излишек на перекусы — Людмила Николаевна отвыкла много есть. Еще в фонде есть кружок хорового пения, и Людмила Николаевна ждет, когда ей полегчает, — очень хочет пойти, очень любит петь. 

    У ее мамы был сильный голос — они с сестрами в молодости собирались в родовом гнезде под Ростовом, растягивали баяны, часами плясали, пели про калину у ручья, про «пидманула-пидвела», про тонкую рябину, про тропинку милую. Люда, голосом в маму, кричала так, что в ушах звенело. Ее хотели отдать петь в церковную школу, однажды даже записывали на радио. Мама говорила: «Луженая у тебя глотка», просила не орать во дворе с мальчишками, поберечь связки. Люда не сберегла. 

    Мама умерла в 2001 году. Людмиле Николаевне одной не поется. 

    Людмила Николаевна

    Фото: Татьяна Ткачева для ТД

    Для того чтобы Людмила Николаевна пошла в хор, ей нужно лечиться: лечь в больницу, выровнять давление, чтобы не поднималось до 250, избавиться от тахикардии хотя бы на время. Она провела в стационаре несколько дней перед Новым годом, но соседи стали жаловаться, что она очень сильно храпит, и ее, по ее словам, спешно выписали. А фонду «Прекрасное далеко» нужны средства для того, чтобы ее поддерживать. Нужны деньги на продукты, на оплату работы сотрудников. Любое пожертвование — шанс, что Людмила Николаевна попадет в хор. Споет про рябину. Выживет.  

    — Я даже не знала, что такое может быть. Даже не материальная помощь, а… Я очень благодарна им за все. До этого я чувствовала себя брошенной, никому не нужной. А сейчас я чувствую, что у меня есть какая-то защита, поддержка. Я, когда по телевизору видела, что кому-то помогают, я не верила. А это реальная помощь, реальная. Мне жить хочется. Я было совсем отчаялась, а благодаря им я выживаю как-то.  

    — Спасибо, что согласились поговорить, Людмила Николаевна. 

    — Это вам спасибо, что обратили на меня внимание. 

    Пожалуйста, поддержите работу фонда.

    Весной Азмуну в «Байере» и «Зените» ловить нечего, но есть вариант

    Лучший бомбардир РПЛ сезона-2019/20 Сердар Азмун оказался в незавидном положении. После несогласованной с клубом поездки в соседний отель со сборов в ОАЭ на подписание контракта с «Байером» вокруг его персоны развернулась какая-то странная подковерная игра, недостойная такого классного футболиста, сыгравшего одну из ключевых ролей в трех чемпионских титулах «Зенита».

    Можно понять, почему клубное руководство обиделось на игрока. Мало того что он все-таки отказался от продления контракта, на что рассчитывали в команде (иначе почему не продали полгода назад, когда за его трансфер вполне можно было выручить десятку миллионов евро?), так еще и спутал все карты, лишив возможности устроить аукцион между потенциальными покупателями. До новости из Леверкузена на переговорах «Зенит» был в сильной позиции, а теперь оказался в слабой, и партнер всего один – «аспириновые».

    Понятна и мотивация Азмуна. Он устал от неопределенности и хотел как можно скорее определиться с будущим, а заодно и не упустить отличный вариант, которого спустя пару месяцев могло уже и не быть. Он же не единственный в шорт-листе «Байера».

    Месть «Зенита»: не отпустили в сборную, угрожают дублем

    Вот только ближайшие месяцы почти наверняка превратятся для него в футбольный ад, имеющий серьезные последствия. В России палки в колеса начал ставить питерский клуб, упускающий отличную возможность красиво расстаться с далеко не рядовым игроком. Сначала сине-бело-голубые не отпустили Азмуна в сборную Ирана.

    «Присутствие Азмуна очень важно для сборной и для федерации. К сожалению, несмотря на приложенные федерацией и национальной командой усилия, «Зенит» не стал с нами сотрудничать должным образом, что выглядит странно и требует разбирательства. Мы направили обращение в ФИФА и хотим, чтобы расследование было проведено как можно скорее», – заявил директор по связям с общественностью Федерации футбола Ирана Хоссейн Шарифи.

    Причем до того новостное агентство Tasnim объявило о положительном тесте форварда на коронавирус, сданном в расположении сборной, чего не могло быть в принципе, ведь до сборной он не доехал. Можно было бы предположить, что это выдумка журналистов, однако главный тренер сборной Ирана Драган Скошич вскоре рассказал, что это клуб предоставил такую информацию в ФФИ: «Сначала он сообщил нам, что результат тестирования положительный, затем выяснилось, что отрицательный. В таких делах нужно руководствоваться правилами Азиатской конфедерации футбола, однако ясно, что мы остались без игрока».

    Возможно, проблемы со здоровьем у нападающего действительно есть. Во всяком случае, «Матч ТВ» сообщил, что «Байер», где иранец прошел медосмотр перед подписанием контракта, запретил ему тренироваться в течение двух недель. Однако в клубе игнорируют эту тему и упирают на дату вызова: «Вызов в сборную на Сердара Азмуна пришел позже установленных ФИФА сроков, в таких случаях решение остается за клубом. Из-за своего функционального состояния Азмун пропустил большую часть первого тренировочного сбора, не набрав должную физическую форму — он игрок «Зенита», и тренерский штаб принял решение в интересах команды».

    Здесь примечательна мотивировочная часть сообщения об интересах команды, поскольку ранее появлялись намеки на то, что клуб не только оштрафует Азмуна (хотя 50 тысяч евро при зарплате в 250 тысяч в месяц – ерунда), но и отправит до конца сезона в дубль. В наказание. Эту версию подтвердил и сам форвард в эфире своего инстаграма, пожаловавшись Артему Дзюбе на то, что его вынудили покинуть чат первой команды:

    «Я ничего плохо не делал. Они сказали – я удалил этот чат. Я сегодня писал, вчера писал… Не знаю, чего они хотят. Я ничего плохо не делал никогда. Но все равно, без проблем. Люблю тебя, Артемчик. Ты всегда здесь, в сердце, брат. Еще три месяца я буду умирать за «Зенит», без проблем. Поеду со второй командой, первой. Они хотят, чтобы я поехал со второй командой, я поеду, господи». Дзюба отреагировал словами поддержки: «Я знаю, это ложь».

    Впрочем, даже если прогноз о дубле не сбудется, в России игрока не ждет ничего хорошего. «Зенит» уже практически решил вопрос о переходе 20-летнего нападающего «Интернасьонала» Юри Алберто, а значит, Азмун становится лишь четвертым нападающим после Артема Дзюбы, Ивана Сергеева и бразильского новичка. Не потому, что уступает им в классе, а потому что все равно уже отрезанный ломоть. Если учесть, что Сергей Семак играет в одного форварда, которого поддерживают из глубины Малком и Клаудиньо, в Петербурге на игровое время можно уже не рассчитывать. В первой команде так точно.

    Сейчас в «Байере» Азмун не вылезет из-под Шика и Аларио

    При этом в Германии трансферное окно закрывается уже 31 января. По сведениям Kicker, сине-бело-голубые готовы пойти навстречу иранцу и досрочно отпустить его за небольшую сумму, но для этого сначала надо окончательно все решить по Алберто. Включая пятницу, на это есть три дня.

    Беда только в том, что и переезд в бундеслигу прямо сейчас для Азмуна вообще не подарок судьбы. Последний матч он сыграл еще 3 декабря, а на сбор в Дубай приехал только 17 января, то есть игрок вообще не выходил на зеленый газон уже полтора месяца. Журналист Иван Карпов сообщает, что Сердар привез с собой два-три килограмма лишнего веса. Затем он тренировался вполноги, сдал положительный тест и был отстранен от тренировок, но даже если бы все шло, как по маслу, все равно стоило бы учесть, что до прохождения полноценных сборов ему было бы далеко.

    Меж тем игроки «Байера» находятся в превосходной физической форме. Основной форвард команды Патрик Шик забивает каждые 75 минут (17 голов в 18 матчах) и является безальтернативным первым номером в нападении. При необходимости его могут подстраховать Лукас Аларио (малорезультативен, но отдал голевую на прошлой неделе в игре с «Аугсбургом») и номинальный вингер Амин Адли – почти не пропускающий игры крепкий игрок ротации, проведший в нынешнем сезоне пять матчей в центре нападения.

    Сходу выиграть конкуренцию Азмуну будет нереально, тем более что ближайшие две недели ему вообще не позволят тренироваться. Значит, месяца полтора точно уйдут на набор физических кондиций, но без игровой практики они ничего не значат. А на дворе будет уже середина марта – пора решающих матчей в борьбе за место в Лиге чемпионов. Так что в лучшем случае иранец несколько раз получит считанные минуты в концовках, чем будет мало отличаться от Александра Кокорина в «Фиорентине». А там уже и сезон завершится.

    Полгода без футбола сильно бьют по психике и уверенности любого футболиста, и Азмун не исключение. Тем более на фоне таких мощных конкурентов. Так что к лету он приползет ослабленным в первую очередь морально. И далеко не факт, что сможет вернуться на свой уровень на летних сборах. Да и «Байер», расставшись с лучшим бомбардиром Шиком (за ним уже гоняются несколько грандов), наверняка не рискнет после такого знакомства с Азмуном делать на него ставку и вырученные от продажи чеха деньги вложит в кого-нибудь перспективного, имевшего весной солидную игровую практику. И далеко не факт, что Азмуну удастся выиграть у новичка конкуренцию.

    Надежда только на продажу с последующей арендой, но об этом никто не говорит

    Вообще переезд из России в Европу в зимнее трансферное окно – далеко не лучшая затея из-за лишь кажущейся синхронности календаря. Из РПЛ игрок уезжает почти сразу после отпуска и зачастую посреди сборов, а в топ-5 ведущих лиг пауз практически нет.

    Поэтому одно дело, когда ты игрок сборной Аргентины Леандро Паредес, за которого «ПСЖ» отваливает 40 миллионов, и совсем другое – когда ты игрок уровня Кокорина или Федора Смолова (характерно, что оба тоже нападающие). Экс-спартаковец во Флоренции после перехода прошлой весной провел на поле лишь 91 минуту, а новоиспеченный динамовец хотя и получал в «Сельте» достаточно времени, за 748 минут забил всего два мяча. Для сравнения, Яго Аспас после приезда россиянина наколотил семь мячей. Посмотрев на Федора вблизи, в Виго его решили не выкупать.

    Как бы и Азмуну не испортить впечатления о себе при первом знакомстве, которое на деле может оказаться и последним. Ничто ведь не мешает «Байеру» отправить его в аренду какому-нибудь «Аугсбургу», и попробуй потом оттуда выбраться.

    Единственный рабочий вариант, который мог бы устроить всех, это продажа в Леверкузен с последующей арендой до конца сезона в команду-середняк, желательно в бундеслиге. Допустим, «Кельн» или «Майнц». Здесь конкуренция пониже, а значит, есть возможность чаще выходить на поле и адаптироваться к новому чемпионату. «Зенит» немного заработает, Азмун получит игровую практику, а «Байер» – готового к новому сезону игрока. Вот только, кажется, никто такой вариант не рассматривает, да и времени на согласование двух сделок подряд почти не остается.

    «Генерал Мороз» пугает Европу, но за ним идёт «Маршал Нечего Есть»

    Ранее мы предупреждали об огромном продовольственном кризисе и проблемах с поставками на рынке удобрений. Что ж, сейчас ситуация еще хуже, потому что это было до того, как у нас случился кризис с природным газом. Почему это так важно?

    Природный газ является наиважнейшим сырьем для производства удобрений. А мочевина — это, по сути, аммиак в твердом состоянии, процесс которого включает реакцию аммиака с CO2. И теперь — благодаря «климатическим нацистам» — мы все знаем, что CO2 в настоящее время является дьяволом. Проблема, конечно, в том, что без природного газа нет мочевины, а без мочевины нет удобрений. А без каких-либо удобрений… что ж, мы будем есть друг друга.

    Вот как выглядят спотовые цены на карбамид (мочевину).

    Спотовые цены на карбамид (мочевину) в долларах за метрическую тонну

    Кое-что еще, что мы заметили некоторое время назад (в Корее), но что сейчас кажется более серьезной проблемой. Один австралийский фермер предупреждает, что кризис с поставками карбамида может остановить нормальную жизнь в течение нескольких недель.

    Он говорит: «Мы не только не сможем выращивать крупный рогатый скот. Мы не сможем выращивать продукты питания. Мы не сможем выращивать зерно или что-то в этом роде. Но — даже если бы мы могли, — мы не сможем это переместить, потому что мы не можем провернуть колесо в грузовике, потому что у нас нет Adblue (AdBlue необходим для дизельных транспортных средств, а половина всех грузовиков на дорогах Австралии работает на дизельном топливе). По состоянию на февраль у нас может не оказаться ни одного грузовика на дорогах Австралии и у нас может не оказаться ни одного поезда на рельсах. Таким образом, в буквальном смысле вся страна остановится с февраля».

    «Пойдите и загляните в свой шкаф, пойдите и загляните в свой холодильник, и я гарантирую, что для производства почти каждого из этих предметов — будь то стейк, салат или банка печеных бобов — в какой-то момент использовалась мочевина», — продолжает он.


    Но вернёмся в Европу. Мы сталкиваемся с полномасштабным энергетическим кризисом, который усугубляется все более разрушительной политикой туфелек-лодочек («Давайте производить больше солнечной энергии и ветра, хоть и доказано, что её недостаточно и что она чрезвычайно дорогостояща») и «кризисом цепочки поставок».

    Взгляните на европейские цены на энергоносители.

    Стоимость фьючерса на природный газ в ЕС в евро в пересчёте на баррель нефтяного эквивалента

    И на наличие газа в европейских подземных хранилищах, по данным Ассоциации европейской инфраструктуры природного газа (GIE).

    Наличие газа в европейских ПГХ (в терроваттах в час)

    А также на стоимость выбросов углерода, по данным Межконтинентальной биржи ICE.

    Стоимость фьючерсов на эмиссию углерода в евро за 1000 тонн

    Итак, сейчас мы являемся свидетелями начала того, что обещает стать бурей. Подумайте о холоде и голоде, и у вас сложится правильная картина. Вспомните, что электричество производится, в основном, из природного газа, и этот природный газ поступает от этих надоедливых русских.

    Европейские цены на газ поднимаются выше 100 евро с оглядкой на Россию. В преддверии серии аукционов на пропускную способность трубопроводов, которые рассматриваются как проверка готовности России по ослаблению дефицита в поставках газа, базовая цена на природный газ в Европе (в пересчете на баррель нефтяного эквивалента) выросла выше 100 евро, или 190 долларов.

    Предстоящие на день аукционы за место в украинских трубопроводах и мощности на компрессорной станции Mallnow в Германии станут сильным сигналом о том, насколько серьезно Россия относится к увеличению потоков на запад. Хотя крупнейший поставщик региона заявил, что намерен продолжать заполнять европейские хранилища до конца декабря, он не использовал краткосрочные аукционы для доставки большего количества топлива.

    Так что, прямо сейчас у нас такая ситуация, от которой у вас закружится голова. В Европе закончился газ. Большую часть последнего десятилетия они (европейцы — С.Д.) потратили на то, чтобы избавиться от собственного внутреннего производства энергии, заменив ее безделушками и игрушками, которые, хотя и набрали большие баллы в рейтинге woke*, но обернулись ужасом в производстве… того же электричества.

    Поскольку европейцы уже замерзли и очень скоро станут голодать, нам предстоит война. Помните, что исторически рост цен на продовольствие приводил к гражданским беспорядкам, революциям и войнам. С положительной стороны, известно, что он (рост цен на продовольствие — С.Д.) также лечит ожирение, но это единственный плюс.

    Вернемся к мочевине и еде. Вы не можете производить удобрения без мочевины и природного газа. Поскольку цена и того, и другого из этих компонентов повышается, это существенно влияет на цену удобрения. Цена на удобрения, в свою очередь, влияет на цены на продовольствие. Это связано с тем, что удобрения — второй по величине компонент затрат большинства видов сельскохозяйственного производства. Первый компонент… вы угадали, дизтопливо.

    Ценфы на удобрения в США и мировой индекс продовльствия ФАО

    Сейчас у нас бычий рынок не только карбамида, но и природного газа, а в довершение всего — и дизельного топлива. Ожидать, что цены на продукты питания останутся стабильными, когда все ингредиенты для их производства стремительно растут, нам представляется комично глупым.


    Автор: Крис МакИнтош — Chris MacIntosh — менеджер хедж-фонда, основатель и владелец популярного финансового веб-сайта Capitalist Exploits. Работал аналитиком во многих инвестиционных банках, включая JPMorgan, Lehman Brothers и Robert Fleming and Co.

    Перевод Сергея Духанова. Публикуется с разрешения издателя.


    * wokism (от woke) — политический термин афроамериканского происхождения. Имеет отношение к осознанному пониманию вопросов, касающихся социальной справедливости и расовой справедливости. Это происходит от афроамериканского простонародного англоязычного выражения stay woke (проснись, будь начеку). К концу 2010-х годов «Wоke» был принят в качестве более общего жаргонного термина, широко связанного с политикой левого толка, с социально-либеральным «делом», с феминизмом, с активностью ЛГБТ и культурными проблемами (при этом также использовались термины «культура пробуждения» и «политика пробуждения»). Термин был предметом мемов, иронического использования и критики. Его широкое использование с 2014 года является результатом движения Black Lives Matter.

    «В наш дом попала бомба, жить негде, есть нечего»,

    79 лет назад началась Великая Отечественная война. В то время Людмиле Ивановне Евстигнеевой было всего четыре года. Но несмотря на юный возраст, события того времени она запомнила на всю жизнь и сегодня расскажет о них в нашей традиционной рубрике «Они выросли на войне».

    Людмила Евстигнеева, ребёнок войны: «Началась война, отец ушел в армию, призвали, тогда всех призывали. Сначала их взяли на месяц, потом отпустили, и вот он пришел и говорит — все Тоня, готовь вещи! И так пошел на фронт. Мама работала посудомойкой в гарнизоне, а мы через дорогу, наш дом.  Потом бои начались, стрельба, люди бегут, стреляют немцы, и там женщины бегут все. Нам говорят, девочки ложитесь! Голод начался уже наверное, в гарнизоне там все равно кормят, и нас мама…мы придем, туда нельзя, а есть хочется, мама вынесет нам, чего не доедят там солдатики, мы доедали. У нас влетел снаряд в окно, и разбомбил всю квартиру, где мы жили. Нам идти было некуда. Проснулись от грохота и вот ушли мы, мама нашла сторожку где-то на кладбище, и мы перешли туда жить. Там мы жили не знаю сколько, она не отапливалась, там ничего не было, мать искала вещи, чтобы готовиться поехать на родину на свою. Мы три месяца там прожили, а потом три месяца мы шли, это мама шла на свою Родину. И вот что с нами случалось по дороге, всякие приключения. То немец нас остановил, а мама двоих нас на санках везла. И вот немец ногами в канаву, у меня нос разбил, мама плачет, закрывает нас спиной своей, чтоб мы не видели. А второй немец вышел из машины, заругался по своему, и вынес буханку хлеба нам, и говорит, киндрикам отдай. Я пока ехали уже и немецкий то выучила. Ночевали где придется, на снегу, у мамы две перины взято с собой, расстелем на снегу, так и спали, а то где-то в стогу. Мать выпросилась на ночлег ей разрешили, женщина и говорит, вези. Мама кинулась к санкам — санки пустые, я вывалилась с санок, я бы уже не проснулась наверное бы, я замерзать стала, я поднимала голову, кричала, меня никто не слышал. Хозяин говорит, не переживай, сейчас поищем, так меня даже хозяева не пустили, на печку оставили меня ночевать, я замороженная вся. Приехали мы в свой дом к маме. Приехали, мать и говорит откуда ты будешь? Она даже и не узнала мою мать. «Мама ты что ж не узнаешь меня», как сцепились плакать, бабка засуетилась, слава Богу на месте. Там было много всего, но мне не упомнить. К нам пришли немцы, нашу деревню сожгли, сначала тихо жили, нас не обижали. Иногда остается что-то в котлах, они ребятишкам отдавали. Когда они отступали, а там в деревне много партизан, то они взорвали печки, а потом сожгли, дома подожгли. Только наш дом уцелел, потому что на краю был и нам пришлось уехать в Прибалтику».

    Мария Саханенок

    Значение печально известной короткой столовой, или ничего нет

    «

    Столовая, или Ничего нет» — печально известный вирусный короткометражный фильм, появившийся в сети в 2006 году, но вот смысл этого загадочного фильма.

    Столовая или ничего нет — ранний пример вирусного хита, но в чем смысл этого жуткого короткометражного фильма? Dining Room Or There Is Nothing — один из тех ранних короткометражных фильмов, таких как Killer Bean 2: The Party , который взлетел до того, как YouTube действительно стал чем-то особенным, но он в некотором роде обязан работам Дэвида Линча.Несмотря на то, что технически он никогда не снимал фильмов, которые можно было бы определить исключительно по тегу ужасов — такие, как « Малхолланд Драйв » или « Шоссе в никуда », больше похожие на нуар-триллеры, — он все же создал одни из самых ужасающих образов за последние несколько десятилетий. .

    С момента первого появления B.OB в сериале Твин Пикс или телефонном звонке Таинственного человека с Шоссе в никуда Линч — режиссер с уникальным пониманием того, как создавать кошмарные сцены. Одна из его самых жутких сцен на самом деле может быть кошмаром из Малхолланд Драйв , где мужчина описывает сон об ужасающей фигуре за закусочной, которую играет Монахиня Бонни Ааронс, прежде чем на самом деле проверить переулок и столкнуться с указанной фигурой. .

    Связанный: Что владеет Сарой Палмер в Твин Пикс: Возвращение (это Джуди?)

    Нет большей похвалы для Столовая, или Нет ничего , чем назвать его «Линчианским», в данном случае.Короткометражный фильм «Столовая, или нет ничего» вышел в 2006 году от режиссера Дэвида Б. Эрла и играет Леа Порсагер в роли «Женщины», которая находится одна в столовой, а за окном бушует огонь. «Женщина» устрашающе похожа на куклу и что-то бормочет в обратном направлении, когда камера отъезжает назад, и ее голова падает в чашу. Затем сцена переворачивается сама по себе, и «Женщина» снова поднимает голову и повторяет свою фразу, которая теперь понятна: « Нет ничего », что является заявлением режиссера о загробной жизни.

    Смотрите оригинальное видео здесь

    Столовая, или Нет ничего серьезно напугал людей в 2006 году и продолжает это делать.Использование обратного разговора — опять же, впервые впервые использованное в « Твин Пикс » Дэвида Линча — еще один элемент, который выбивает из колеи, как и сочетание грима «Женщины» и использования музыки в короткометражке. На веб-сайте режиссера Дэвида Б. Эрла он рассказывает о том, как Столовая, или ничего не происходит, в середине переворачивается назад, предполагая, что нет настоящего начала или конца. Эрл также описывает намерение короткометражки, которое представляет собой личное желание получить конкретное доказательство того, что «по ту сторону смерти ничего нет».

    В случае символизма Столовая или ничего нет Эрл заявил: « Я хотел стереть различие между двумя состояниями и сформулировать парадокс, показав кого-то, кто возвращается из жизни (или смерти) , и отрицает его существование, выполняя тем самым парадокс .«Это захватывающая идея, которая только усиливает впечатление от видео, но это не объяснение, которое позволит зрителям почувствовать себя менее нервными».

    Далее: Новый короткометражный фильм «Годзилла против Хедоры» доступен для просмотра на YouTube

    Синий жук DC: Шэрон Стоун ведет переговоры о роли злодейки

    Об авторе Падрайг Коттер (опубликовано 3469 статей)

    Произносится как Паурик, а не Падрейг.Теперь это из пути, краткое введение. Падрайг пишет о фильмах в Интернете с 2012 года, когда друг спросил, не хочет ли он время от времени публиковать обзоры или статьи на их сайте. Хобби с частичной занятостью вскоре переросло в карьеру, когда он обнаружил, что действительно любит писать о фильмах, телевидении и видеоиграх — у него даже (возможно) был небольшой талант к этому. На протяжении многих лет он писал тексты для Den of Geek, Collider, The Irish Times и Screen Rant и может обсуждать что угодно, от MCU, где Соколиный Глаз явно является лучшим персонажем, до самых малоизвестных культовых жемчужин B-фильмов и его горячего Для работы с беретами часто требуются термостойкие перчатки.Он также суперсовременен, поэтому его любимыми фильмами являются «Челюсти», «Крепкий орешек», «Нечто», «Охотники за привидениями» и «Бэтмен». Его можно найти как i_Padds в Твиттере, который делает плохие каламбуры.

    Другие работы Падрайга Коттера

    Ничто (Стэнфордская философская энциклопедия)

    А почему бы не? Почему ничего не ожидать, а что-то? Нет эксперимента может подтвердить гипотезу «Ничего нет», потому что любое наблюдение, очевидно, подразумевает существование наблюдателя.

    Есть ли поддержка априори для ‘Есть ничего’? Можно было бы ответить методологическим принципом, что выдвигает пустой мир на первое место в повестке дня. Например, многие чувствовать, что тот, кто утверждает существование чего-либо, несет бремя доказательство. Если астроном говорит, что на южном полюсе Земли есть вода. Луны, то он должен предоставить данные в поддержку лунного вода. Если бы нам не требовалось иметь доказательства, подтверждающие нашу экзистенциальные утверждения, то теоретик, полностью объяснивший явления к одному набору вещей можно было безвозмездно добавить дополнительную сущность, скажем, камешек за пределами нашего светового конуса.Мы шарахаемся от таких дополнений. Предотвращать вторжение лишних сущностей, можно было бы потребовать, чтобы метафизики начинают с пустого мира и признают только те объекты, имеющие учетные данные. Это вступительное требование, установленное Рене Декарт. Он очищает все, а затем только позволяет назад в том, что может быть , доказано, что существует.

    У святого Августина был более консервативный совет: мы не должны начинать с ни в начале, ни в конце, а там, где мы находимся, в середине. Мы вынести вердикт о существовании спорных вещей путем оценка того, насколько хорошо эти сущности будут гармонировать с существованием из более устоявшихся вещей.Если мы начинаем с нуля, нам не хватает подшипники, необходимые для движения вперед. консерваторы, когерентисты и все ученые градуалисты бросают подозрительный взгляд на вопрос: «Почему есть что-то, а не ничего?».

    Большинство современных философов считают себя вправе постулировать любые сущности необходимы для наилучшего объяснения общепринятых явления. Они считают, что презумпция несуществования всего лишь правдоподобно для конкретных утверждений о существовании. Поскольку только презумпция применяется в каждом конкретном случае, нет никакого общего методологического предпочтение пустому миру.Кроме того, отсутствует бремя доказательство, когда все соглашаются с обсуждаемым предложением. Даже солипсист согласен есть хоть что-то!

    Более популярный способ построить презумпцию в пользу ничтожности: ассоциировать ничто с простотой, а простоту с вероятность. Первая часть этого оправдания правдоподобна. «Ничего не существует» просто в том смысле, что запомнить обобщение. Рассмотрим тест, вопросы которого имеют форма «Существует ли x ?».Правило «Всегда ответьте нет!» непревзойденно краток и исчерпывающ.

    В «Отверженных» Виктор Гюго противопоставляет универсальному отрицание с универсальным утверждением:

    Все дороги заблокированы философии, сводящей все к слово «нет». На «нет» есть только один ответ и это «да». Нигилизм не имеет субстанции. Здесь нет такая вещь, как ничто, и ноль не существует. Все что-то. Ничего ничего. Человек живет больше утверждением, чем хлеб.(1862, 439).

    Что касается простоты, то существует связь между нигилистическое правило «Всегда отвечай нет!» и инфляционное правило «Всегда отвечай да!». Ни одно из правил не является серьезным метафизика.

    Даже если бы «Ничто не существует» было бы однозначно самым простым возможность (измеряемая запоминаемостью), почему мы должны ожидать, что возможность быть актуальным? В честной лотерее мы назначаем одинаковые вероятность выигрыша билета с незапоминающимся обозначением 4 169 681 Что касается билета с памятным номером 1 111 111.

    Действительно, аналогия с лотереей, по-видимому, кардинально меняет презумпция отсутствия. Если есть только один пустой мир и много населенных миров, то случайный выбор заставил бы нас ожидать населенный мир.

    Питер ван Инваген (1996) выдвинул этот статистический аргумент. В бесконечная лотерея, шанс того, что данный билет окажется выигрышным, равен 0. Ван Инваген считает, что, поскольку населенных пунктов бесконечно много. миров, вероятность населенного мира равна 1.Несмотря на то что Пустой мир не невозможен, он настолько невероятен, насколько вообще возможно быть!

    Ради сбалансированной отчетности ван Инваген должен признать что, по его рассуждениям, действительный мир так же невероятен, как и все может быть. Что действительно имеет значение здесь, так это вероятность «Есть что-то» в отличие от «Есть что-то». ничего’.

    Является ли это статистическое объяснение научным? Ученые стереотипно предложить причинно-следственные объяснения. Это невыполнимо, учитывая исчерпывающее чтение «Почему есть что-то, а не ничего?’.Однако ученые также принимают равновесие объяснения (Сперри-Тейлор, 2019). Они объясняют реальную ситуацию как результат большинства или всех возможных начальных состояний. Есть никаких попыток проследить путь, по которому фактическое начальное состояние переросла в нынешнюю ситуацию. Достаточно, чтобы результат был инвариант. Почему у меня достаточно кислорода, чтобы дышать, хотя все молекулы кислорода могли собраться в одном углу моей комнаты? То физик объясняет, что хотя это конкретное расположение так же вероятно, как и любые другие, подавляющее большинство договоренностей не выделять кислород.

    Большинство философов согласились бы с предположением Питера ван Инвагена о том, что существует не более одного пустого мира. Они обучены моделировать пустой мир на пустом множестве. Может быть не более одного пустого установить, потому что разные множества требуют различия в своих элементах.

    Однако средневековые философы различали пустые миры по сила мест в этих мирах (Грант, 1981). Осуждение 1277 г. вынудил аристотелевских философов признать возможность пустоты (уважать всемогущество Бога и христианское учение о творении из ничего).Большинство мыслителей сохранили Предположение Аристотеля о существовании единого центра вселенная. Если бы в такой мир попали камни, они бы все направляйтесь к своему естественному местоположению в центре вселенной. (Аристотель использовал этот момент, чтобы дать эффектное объяснение того, почему нет двух земель; столкнулись бы!) Впрочем, Николь Орем представлял себе мир без какого-либо центра. Он предсказал скалы направились бы друг к другу. Поскольку воздух, огонь, земля и вода каждый занимали свое место в физике Аристотеля четырнадцатого века философы могли вообразить миры, различающиеся тем, какой из этих места для удержания.Пустота редко изображалась однородной.

    Аристотелевский мир самоуправляем. Объекты обладают способностями, которые коллективно объяснить порядок Вселенной. Мыслители в. Авраамическая традиция заменила невидимую руку Аристотеля объяснение скрытой рукой Бога. Бог продиктовал законы природы которые Он периодически корректировал (подобно часовщикам, которые регулярно обслуживали свои творения, исправляя накопившиеся ошибки). Фокус на совершенстве Бога сделал атрибуты божественного вмешательства напоминают лестные комплименты Божественному Разуму.После атрибуты чудес были отозваны, Сам Бог ушел в отставку. Остались реликтовые «законы природы». Поскольку Необходимое Будучи уже не руководствуясь законодательством, реальный мир оказался весьма условным. На первый взгляд, это оправдывает фургон. Вероятностный аргумент Инвагена. Но случайность законов также поднимает возможность индивидуализации пустых миров по их законов (Кэрролл 1994, 64). Например, первый закон Исаака Ньютона. движения говорит, что невозмущенный объект будет продолжать движение в прямая линия.Некоторые предыдущие физики предположили, что такой объект будет замедляться и стремиться двигаться по кругу. Этот пустой мир отличается от ньютоновского пустого мира, потому что отличается контрфактуальные утверждения верны.

    Если вариации в пустых мирах могут поддерживаться различиями в законов, применимых к ним, будет бесконечно много пустых миров. Гравитационная постоянная пустого мира может равняться любому действительному числу между 0 и 1, так что существует более чем счетное количество пустых миров.В самом деле, любой порядок бесконечности, достигаемый набором населенных возможным мирам будет соответствовать множество пустых миров.

    Джон Хейл (2013) ошеломлен этой Войной возможных миров. Имея без Законодателя мы должны отвергнуть Законы Природы. Как только мы вернемся в самоуправляемый мир, не будет беспокойства о мир как счастливая случайность. Как подчеркивал Иммануил Кант в своей объяснение того, почему наука не может установить необходимые истины, мы делаем не воспринимать фактические положения дел как случайные, а чем необходимо.Случайность, в отличие от цвета или формы, не ощутимый. Не существует также презумпции в отношении состояний дела как контингент.

    Субъективной случайности недостаточно для объективной случайности. К продемонстрировать невозможность долгосрочного предсказания, Дэниел Канеман, Оливер Сибони и Касс Санстейн приглашают читателя «Учитывайте тот факт, что в момент зачатия было равный шанс, что каждая значительная фигура в истории (а также незначительные разы) родились бы с другим полом».(2021, 141) Те, кто верят в необходимость происхождения, не согласен. Согласно Солу Крипке (1990, 112–113), Сократ не могло произойти от комбинации сперматозоида и яйцеклетки, кроме тот, из которого он на самом деле произошел. Поскольку Y-хромосома его отец продиктовал биологический пол Сократа, Сократ такой же по сути мужчина, поскольку он по сути человек. Когда мы представляем Софрониск зачал дочь от Фенареты в 469 г. до н.э., мы воображая, что Сократа не существует. Метафизика Крипке также исключает утешение, которое Ричард Докинз предлагает в году. Радуга: «Мы умрем, и это делает нас счастливчиками. те.Большинство людей никогда не умрут, потому что они никогда не быть рожденным. Потенциальные люди, которые могли бы быть здесь на моем месте превосходят численностью песчинки Аравии». (1998, 1). От С точки зрения Крипке, число несуществующих людей равно нулю. Когда мы говорим о тех, кто никогда не был зачат, мы воображаем возможный мир с населением, происходящим из альтернативных комбинации сперма-яйцеклетка. Они бы существовали, но их нет.

    Известно, что модальный реалист Дэвид Льюис (1986) утверждает, что люди в других возможных мирах существуют точно так же, как и реальные люди.Эти у людей не больше причин завидовать нам, чем у нас есть завидовать им. По отношению к миру этих потенциальных людей мы являемся ненастоящие люди. «Актуальный» — индексальный термин наравне с «здесь» и «сейчас». Я могу пожалеть о своем замерзании друзей в Канаде за то, что их нет здесь сейчас, в мягкую зиму Остина, Техас. Но это потому, что канадцы могли поехать в Остин. Там это не путешествие между возможными мирами. По словам Льюиса, нет объекта существует более чем в одном возможном мире.Когда ты представляешь себя не существующих, вы думаете о возможном мире, напоминающем реальный мир, за исключением того, что нет вашего двойника. Ваш существование в реальном мире не зависит от удачи. Чувство что тот, кто выиграл в лотерею на существование, возникает из-за поразительного сходство между реальным миром и возможным миром, в котором какой-то другой ребенок зачат двойниками ваших родителей.

    Удивление тому, что что-то существует, столь же метафизически нагружено, как и удивление, что ты существуешь.Согласно Хайлю, «Почему существует что-то, а не ничего?» обязана своей безотлагательностью партизанскому фоновая теория, а не нейтральный арбитр, такой как восприятие или методология.

    Хотя возможные миры стали популярными среди аналитических философов после революционных достижений в модальной логике в 1960-х годах возможно миры получают мало внимания от экзистенциалистов. Их обсуждение объектов больше соответствует онтологии полномочий, которую отстаивает Хайль. Действительно, некоторые экзистенциалисты изображают ничто как своего рода силу. что препятствует существованию каждого объекта.Так как есть что-то а не ничего, никакая такая нигилизирующая сила не может иметь на самом деле ушел без проверки. Что могло его заблокировать? Роберт Нозик (1981, 123) игрушки с интерпретацией Хайдеггера, в которой это сила саморазрушительна. Этот вид двойного отрицания изображен в фильм Битлз Желтая подводная лодка . Eсть существо, которое летает вокруг, как пылесос, опустошая все вокруг на своем пути. Когда эта угроза, наконец, обращается сама на себя, богато Населенный мир появляется.

    В некоторых культурах есть мифы о сотворении, напоминающие Yellow. Подводная лодка . Хайдеггер отверг бы их как неуместные. исторический. «Почему есть что-то, а не ничего?» не о происхождении мира. Повышение научного респектабельность истории сотворения мира (как в случае с гипотезой Большого взрыва) все равно оставил бы Хайдеггера возражение, что ставится неправильный вопрос. на имя.

    Некоторые не согласны с предположением Питера ван Инвагена о том, что каждый возможный мир столь же вероятен, как и любой другой (Kotzen 2013).Там есть метафизические системы, отдающие предпочтение менее населенным мирам.

    Действительно, первоначальный поставщик возможных миров Готфрид Лейбниц, изображал возможные вещи как рыбалку, чтобы стать реальными. Чем больше вещь конкурирует с другими вещами, тем больше вероятность того, что что-то, что мешает ему стать реальностью. Победители в Прижатие Лейбница к существованию носит кооперативный характер. Они однозначно вписаться в нишу, образованную другими вещами. Эта ключевая дыра в существовании неявно передает информацию обо всем.Немного, что нет, рассказывает нам обо всем, что есть.

    С одной стороны, этот метафизический уклон в пользу простоты обнадеживает, потому что предполагает, что реальный мир не слишком сложный для понимания человека. Ученые проникли глубоко в физический мир с принципами, которые подчеркивают экономию и единообразие: бритва Оккама, принцип наименьших усилий, антропный принцип и др.

    С другой стороны, Лейбниц опасался, что метафизическая предвзятость простота, доведенная до логического завершения, дает неловкое предсказание, что нет ничего.Ведь пустое мир был бы свободен от объектов, пытающихся вытеснить друг друга. это мир, который требует наименьших усилий для производства (Просто ничего не делайте!) и поддерживать (Продолжать ничего не делать!). Так почему есть что-то а не ничего? Даже если раньше что-то было, почему там еще что-то? Почему так много еще происходит? К избежать ответа, который отводит нам особое место в истории, мы пришлось бы моделировать вселенную как вечный двигатель.

    Обеспокоенный предубеждением в пользу простоты, Лейбниц изображает каждую кандидат на существование как в подвешенном состоянии между бытием и небытием.То Наименее сложные выборы — это когда ни один из кандидатов не получает пост. Любые другие выборы являются произвольными. Но эти выборы излишни, если нет степеней бытия. Учитывая, что существование дискретно, существует нет границы между несуществующими вещами и существующими вещами.

    Подвешенное состояние Лейбница иллюстрирует объяснительную ловушку. Чтобы объяснить, почему что-то существует, мы стандартно апеллируем к существованию чего-либо еще. На Земле есть горные хребты, потому что на них есть плиты. его поверхности, которые медленно сталкиваются и сминаются друг против друга.Вокруг Сатурна есть кольца, потому что существует огромное количество щебень на орбите этой планеты. Эта схема объяснения не возможно для ‘Почему есть что-то, а не ничего?’. Например, если мы ответим: «Есть что-то потому что Универсальный Дизайнер хотел, чтобы что-то было», тогда наше объяснение принимает как должное существование Вселенского Дизайнер. Тот, кто комплексно ставит вопрос, не допускать существования Универсального Дизайнера в качестве исходного точка.

    Если объяснение не может начаться с какой-то сущности, то трудно увидеть, насколько возможно любое объяснение. Некоторые философы делают вывод «Почему есть что-то, а не ничего?» безответный. Они думают, что вопрос ставит нас в тупик, навязывая невозможное объяснительное требование, а именно, Сделать вывод о существовании что-то без использования каких-либо экзистенциальных предпосылок. Логики должны больше не стыдиться своей неспособности выполнить это дедукции, чем геометрам должно быть стыдно за то, что они не могут возвести в квадрат круг.

    Дэвид Хьюм предлагает утешительный приз: мы все еще можем объяснить существование каждого события, даже если это невозможно объяснить все вместе. Предположим, что Вселенная заполнен бесконечным рядом костяшек домино. Падение каждого домино можно объяснить падением своего предшественника.

    Но что отвечает за аранжировку для начала? Почему есть что-нибудь в нашей области дискурса? Такой всеобъемлющий уже давно считается, что допрос совершает ошибку сочинение.Вопросы, которые можно задать элементам внутри системы не обязательно должны быть вопросы, которые можно задать самой системе. Принимая шаг назад к большей картине в порядке. Но когда философ делает шаг назад, чтобы получить большую картину, он теряет равновесие. Согласно Для Иммануила Канта падение ошибочно принимается за глубокое исследование.

    В двадцатом веке установленный Расселом парадокс породил еще один испытание. Если есть набор для каждого свойства, должен быть набор содержащее все только те множества, которые не содержат себя как член.Но существование такого множества означало бы противоречие. Таким образом, теория множеств должна была исключить это универсальное множество. Это поднимает забота о других тотальностях. Вселенная, ну, универсальна. Когда монист говорит, что есть ровно одно, он навязывает эндогенное спрос на эту вещь (Не будь двух вещей!) и экзогенный спрос на все остальное (Не существует!). Этот экзогенный спрос включает абсолютная общность. Обычно количественная оценка ограничивается область дискурса. Если эта нормальная относительность действительно обязательна, мы не можем задать вопрос, на который пытается ответить монист: сколько вещи есть? Любое число, включая ноль, потребует неограниченная количественная оценка.

    «Сколько там вещей?» тоже кажется злобным Аннотация. Сортали, такие как КОТЕНОК, говорят нам о природе вещи, тем самым предоставляя критерии для подсчета и постоянства. ВЕЩЬ — это фиктивный сортал. Сколько вещей у вас есть, когда у вас есть ручка с колпачком? На вопрос нельзя ответить, потому что вам не дали критерии, определяющие, считаются ли колпачок и ручка отдельными предметами объекты. Все вопросы о существовании должны быть относительными. Следовательно, вопрос о том, почему существует нечто, а не ничего не завершено.Как только мы исправим неполноту с помощью В общем, на этот вопрос ответит наука.

    Эмпирики, такие как Юм, отрицают, что существование чего бы то ни было доказано только разумом. Рационалисты были более оптимистичны. Много предложили априорных доказательств существования Бога. Такой доказательство удвоилось бы как объяснение того, почему что-то существует. Если Бог существует, значит что-то существует. Ведь Бог это нечто.

    Но будет ли Бог чем-то правильным? Если мы только ищем априори доказательство чего-то ( что угодно вообще!), тогда почему бы не удовольствоваться математической демонстрацией того, что существует ли целое число между квадратом и кубом? Должен существовать такое целое число, потому что 25 — это квадрат, а 27 — куб, и только один целое число может быть между 25 и 27.Следовательно, что-то существует. Почему это выглядит как математическая шутка?

    Ответ Ван Инвагена заключается в том, что нас на самом деле интересует бетона вещей. Песчинка, верблюд и оазис каждого конкретного субъекта. Каждый является частью причинного порядка. Напротив, абстрактные сущности (числа, множества, возможные миры) не вызывают что-нибудь. Те, кто принимает принцип, что реальны только причины, стать номиналистами; все конкретно.

    Вторая характеристика конкретных сущностей состоит в том, что локализация; конкретный объект имеет положение в пространстве или времени.С расположены конкретные объекты, они имеют границы со своими окружающая обстановка. (Единственным исключением будет сущность, которая займет все пространство или все время, скажем, совершенное животное, описанное Платоном. Тимей.)

    По общему признанию, точки в пространстве и времени имеют местонахождение. Но бетон сущности лишь случайно находятся там, где и когда они есть. Все бетонные объекты обладают внутренними свойствами (которые делают их границы естественным, а не обычным, говорят Эфирд и Стоунхэм (2005, 314)). Их природа не исчерпывается их отношениями с другими вещи.Макс Блэк представляет две железные сферы в пустом пространстве. вселенная. Сферы различны, но имеют одинаковые отношения и одни и те же внутренние свойства.

    Все материальные вещи конкретны, но некоторые конкретные вещи могут быть несущественный. Тени и дыры имеют местонахождение и продолжительность, но они не сделаны ни из чего материального. Есть посторонний свет в тени и посторонние вещества в отверстиях; но это загрязнения а не избиратели. Трещины могут распространяться, подсчитываться и скрытый.Как только мы признаем существование трещин, мы получаем неожиданное трансцендентное объяснение, почему есть что-то: Если ничего нет, значит ничего нет. Следовательно, существует что-то (либо положительное конкретное существо или отсутствие).

    Онтологический плюралист не отвергает это доказательство как софистику. Крис Макдэниел (2013, 277) считает, что доказательство тривиально верно. Адресовать более интересный вопрос, Макдэниел следует за Аристотелем. принцип существования многих способов.Из точки зрения плюралиста, споры о том, существуют ли дыры, двусмысленный. Друзья отсутствий используют широкий смысл ‘существование’. Враги дыр говорят из высшего звена в цепь бытия. С этой высоты дыры зависят от своих хозяев и поэтому не может быть таким же реальным. Разговор Алексиуса Мейнонга о пропитании намекает на низший уровень бытия. «Почему что-либо существовать? вполне закономерный вопрос, согласно Макдэниел.

    Если есть души или картезианские разумы, то их также можно квалифицировать как нематериальные, конкретные объекты.Хотя места они не занимают, они отнимают время. Такой идеалист, как Джордж Беркли, мог бы спросить «Почему есть что-то, а не ничего?» он был убежден, что материальные вещи невозможны.

    Уильям Джеймс отрицал, что его защита парапсихологии ресурс для ответа на вопрос: «Каким образом мир вообще оказался здесь? вместо небытия, которое можно было бы вообразить на его месте? Философия, будь она естественной или сверхъестественной, не может продвинуться вперед в этот вопрос «ибо из ничего к бытию нет логического мост» (1911, 40).Джеймс заключает: «Вопрос о бытие есть самое темное во всей философии. Все мы здесь нищие, и ни одна школа не может пренебрежительно отзываться о другой или отдавать себя превосходный воздух» (1911, 46).

    Хотя все конкретные вещи находятся в пространстве или во времени, ни пространство, ни время — конкретные вещи. Где будет космос? Когда наступит время? На эти вопросы можно ответить только в том случае, если пространство содержится в другое более высокое пространство. Время будет датировано другим временем. С те же вопросы могут быть поставлены для пространства более высокого порядка и более высокого порядок времени, мы столкнулись бы с бесконечным регрессом.

    Нет традиции задаваться вопросом: «Почему существует пространство и время?’. Одна из причин заключается в том, что пространство и время кажутся рамками. ибо есть какие-то случайные вещи.

    Абсолютисты считают, что структура существует независимо от того, что это кадры. Например, Ньютон характеризовал пространство как вечное, однородный трехмерный контейнер бесконечной протяженности. Он считал, что мир был пуст от объектов в течение бесконечного периода времени до творения (не считая вездесущего Бога).Пустой мир было бы просто продолжением того, что творение прервало.

    Другие думают, что структура зависит от того, что она создает. Подобно Лейбницу, Альберт Эйнштейн изображал (или «изобразил») пространство как абстракция от отношений между объектами. Следовательно, пространство может быть описываются теми же метафорами, которые мы используем для родословных. Может быть, космос становится больше. Может быть, пространство искривлено, искривлено или имеет дыры. Есть много места, чтобы задаться вопросом, почему у пространства есть свойства, которыми оно обладает. Но так как пространство это абстракция от объектов, ответы на любые загадки о пространстве сводятся к вопросам о предметах.Можно задаться вопросом, почему есть место. Но это только для того, чтобы задаться вопросом, почему существуют объекты.

    Земля не существовала бы, если бы материя, которая сейчас составляет нашу Солнечная система образовалась, как обычно, двумя звездами вместо одной. Если нет конкретная вещь есть необходимое существо, то никакая конкретная вещь не может объяснить существование конкретных вещей.

    Даже если Бог не конкретен, доказательство Его существования вселило бы надежду объяснения существования конкретных вещей. Например, История создания книги Бытие предполагает, что Бог создал все не полагаясь на какие-либо предшествующие ингредиенты.История также предполагает что у Бога была причина для создания. Если бы этот счет мог быть подтвержден у нас было бы объяснение, почему существуют некоторые конкретные вещи.

    Это божественное объяснение угрожает чрезмерным объяснением данных. Учитывая, что Бог — необходимое существо, и существование Бога требует существования Земли, то Земля была бы скорее необходимым существом чем условное существо.

    Дилемма была обобщена Уильямом Роу (1975). Учитывайте все условные истины.Сочетание всех этих истин само по себе условная истина. С одной стороны, это соединение не может быть объясняется любой случайной истиной, потому что союз уже содержит все случайные истины; объяснение будет круговым. На с другой стороны, это соединение не может быть объяснено необходимым истина, потому что необходимая истина может только подразумевать другие необходимые истины. Эта дилемма предполагает, что «Почему существует контингент существа?» ответить невозможно.

    Роу предполагает, что ответ должен быть дедуктивным объяснение.Если есть «выводы о лучшем объяснения» или индуктивных объяснений, то может быть путь через рога дилеммы Роу.

    Остается также надежда, что дилемму Роу удастся обойти путем показывая, что пустой мир не является реальной возможностью. Затем Ответ на вопрос «Почему существует что-то, а не ничто?» «Нет альтернативы тому, чтобы быть чем-то!».

    «Может быть, ничего и не будет» ложно при эпистемическом прочтении. (Грубо говоря, предложение эпистемически возможно, если оно непротиворечиво со всем, что известно.) Ибо мы знаем, что что-то на самом деле существует и знание действительности исключает всякое конкурирующие эпистемологические возможности. Но если читать метафизически, «Может быть, ничего и не будет» кажется правдой. Итак, «Почему есть что-то, а не ничего?» вопрос.

    Вопрос не подрывается априорным статусом знание того, что нечто существует. (я знаю априори что что-то существует, потому что я знаю априори , что я существую и знать, что это влечет за собой «Что-то существует».) Знание, даже априорное знание, что что-то на самом деле верно, это совместимо с неведением относительно того, как это может быть правдой.

    Остаточное любопытство возможно даже тогда, когда предложение известно всем. быть необходимой правдой. reductio ad absurdum доказательство того, что 1 − 1/3 + 1/5 − 1/7 + … сходится к π/4 может убедить человека, что альтернативы нет, не разъясняя, как она может быть правдой. Ибо этот грубый стиль доказательства не объясняет, как π углубился в решение.( Reductio ad absurdum просто показывает противоречие последовало бы, если бы заключение было неверным.) Это повышает вероятность того, что даже логическая демонстрация метафизическая необходимость «Нечто существует» все еще может оставьте нас спрашивать, почему есть что-то, а не ничего (хотя не было бы больше удивления по поводу случайности там быть чем-то). Это заставляет Эндрю Бреннера (2016) отрицать, что «Почему есть что-то, а не ничего?» ограничено условными субъектами.Бреннер утверждает, что вопрос весьма неоднозначно. В лучшем случае есть только фамильное сходство между обсуждаемые вопросы. То, что кажется несогласием, слишком часто словесный спор.

    Анри Бергсон утверждал, что позитивная природа реальности предвосхищает ничто (Sorensen 2022, 283). Отсутствие зеленых млекопитающих не грубый факт. «Зеленых млекопитающих не существует» подтверждается положительный факт, что все млекопитающие волосатые и есть только два пигменты для волос — один производит черные или каштановые волосы, другой желтый или красновато-оранжевый.Никакая смесь этих пигментов не дает зеленого цвета. Когда у нас есть положительные факты и понятие отрицания, мы можем вывести все отрицательные факты. «Нет ничего» будет случайный, отрицательный факт. Но тогда это должно быть основано на какая-то позитивная реальность. Эта позитивная реальность гарантирует, что это нечто, а не ничто.

    У людей есть сильная интуиция, что положительные истины, такие как «Слоны огромны» более фундаментальны, чем негативны такие истины, как «Слоны не прыгают».Надежность эта тенденция превращает отрицательные вещи в объекты для развлечения. Рассмотрим Замечание профессора во время его холодного банкета в Льюисе Кэрролл Сильвия и Бруно заключили .

    — Надеюсь, вам понравится обед — такой, какой он есть; а также что вы не будете возражать против жары — такой, как она нет».

    Предложение звучало хорошо, но как-то не совсем понять это… (глава 22)

    Как мы можем воспринимать отсутствие? Они кажутся причинно-инертными и поэтому не то, что мы могли бы проверить эмпирически.Отрицательные истины кажутся избыточный; истин не больше, чем вытекающих из соединение всех положительных истин. Отрицательные истины кажутся психологический; мы только утверждаем отрицательные истины, чтобы выразить неудовлетворенность ожидание. Когда Жан-Поль Сартр (1969, 41) опаздывает на свидание с Пьером в кафе, он видит отсутствие Пьера, но не отсутствие герцога Веллингтона.

    Философы столкнулись с большими трудностями при подтверждении любого из этих интуиция. Они по-прежнему стараются сохранить как можно больше позитива. они могут.Например, Стивен Мамфорд (2021) характеризует себя как «мягкий парменидеец». Его готовность в 21 веке терпеть некоторый негатив сообщает 20-летие Бертрана Рассела неспособность свести отрицательные истины к положительным истинам. Рассел (1985) попытался перефразировать «Кошка не на коврике» как «Существует положение дел, несовместимое с тем, что кот находится на коврик». Но этот парафраз скрыто отрицателен; оно использует «несовместимый», что означает, что не совместим с . Он пробовал моделировать «Not p » как выражение недоверие что р .Но «неверие» означает веру что-то не случай. Ясно ли, что отсутствия причинно инертны? Попавшие в ловушку майнеры убиты отсутствием кислорода. В конце концов Рассел отказался от своей интуиции, что реальность положительный. В знаменитой лекции в Гарварде Рассел пришел к выводу, что существуют неустранимые негативные факты. Он сообщает, что это чуть не вызвало бунт.

    Если бы не угроза общественному порядку, можно было бы выдержать интуиция с ног на голову: отрицательные истины более фундаментальны, чем позитивные истины.С логической точки зрения больше обещание в сведении положительных истин к отрицательным истинам. Положительный истины могут быть проанализированы как отрицание отрицательных истин или, возможно, как разочарованное неверие. Положительные истины тогда были бы излишними. прихлебатели, поддерживаемые в обращении нашими хорошо задокументированными трудностями в справиться с негативной информацией. Вспомните фотонегативы. Они кажутся менее информативными, чем позитивные отпечатки. Но так как отпечатки изготавливаются из негативов, негативы должны быть просто более нам сложно обработать.

    Каким бы трудным психологически ни было отрицание, его легче работать с альтернативами, предложенными Генри Шеффером. В 1913 г. он продемонстрировал, что все логические связки могут быть определены в термины двойного соединения, теперь известного как И-НЕ (сокращение от НЕ А ТАКЖЕ). Шеффер переводит « p NAND q » как «либо не p , либо не q ». ‘Нет p ’ определяется как ‘ p NAND р ’. Шеффер отмечает, что двойственность дизъюнкции NOR (сокращение от NOT OR), также может определять все связки.Шеффер переводится ‘ p NOR q ’ как ‘ни p или q ’. С логической точки зрения, отрицание необязательна. Это вселяет надежду, что все Парадоксы отрицания Парменида можно перевести.

    Бертран Рассел быстро включил NAND в Principia. Математика . Функции Шеффера также были отличными экономики на сборочную линию символов манипулирования компьютерами (как о чем свидетельствует популярность вентилей NAND и NOR).Однако, у людей возникают проблемы с беглостью речи Шеффера. связки. Даже Шеффер переводит их негативно. Психологически, фразы «либо не p , либо не q » и «ни p , ни q » звучат как двойная доза отрицания, а не альтернатива отрицанию.

    Но мы могли бы позволить компьютерам делать нашу метафизику точно так же, как мы позволяем им это делать. наши налоги. Единственное серьезное возражение состоит в том, что проблемы отрицания действительно не исчезают, когда мы переводим на искусственные языки.Для Например, вызов, создаваемый отрицательными экзистенциальными предложениями, такими поскольку «Пегас не существует» сохраняется при переводе как «Пегас существует» И «Пегас существует». Любое желание сделать «Пегас не существует» оправдывает желание чтобы появилось сообщение «Pegasus exists NAND Pegasus exists» истинный. (Поскольку классическая логика не допускает пустых имен, NAND экзистенциальное предложение не будет истинным.)

    Более общая озабоченность заключается в том, что проблемы, которые естественно выраженные в терминах отрицания, сохраняются, когда они переводятся в разная логическая лексика.Учитывая, что перевод сохраняет смысл философской загадки, она также сохранит свою трудность.

    Мы занимаемся негативным мышлением, чтобы избежать очень сложных позитивных мышление. Какова вероятность получить хотя бы одну решку из десяти бросает монетку? Вместо прямого вычисления вероятности это весьма дизъюнктивное положительное событие, мы переключаемся на отрицательное перспектива. Сначала вычислим вероятность полного отсутствия решка, а затем использовать правило дополнения: вероятность (по крайней мере, один голова) = 1 — Вероятность (нет головы).Подходящая анаграмма НЕГАТИВИЗМА ЭКОНОМИТ ВРЕМЯ.

    Некоторые возможные миры легче рассматривать негативно. Фалес сказал что все это вода. Предположим, он был почти прав, за исключением наличие двух пузырей. Эти два отсутствия воды становятся интересных игроков (как две капли воды в пустом космос стать интересными игроками в дуальной этой вселенной). Как будут ли эти пузыри относиться друг к другу? Будут ли пузыри отталкивать каждый разное? Будут ли пузыри взаимно не затронуты? Глубокие размышления о гравитация приводит к заключению, что пузыри будут притягивать каждый разное! (Эпштейн 1983, 138–139)

    Опасность делать метафизические выводы из психологических предпочтения подчеркиваются карикатурами.Мы знаем, что карикатуры являются преувеличенными представлениями. Несмотря на вопиющее искажение (и собственно из-за этого) мы легче узнаем людей из умеренных карикатуры, а не точные портреты.

    Для целей навигации мы предпочитаем схематические карты метро. которые отдают должное длине и изгибам линий гусеницы. Но это не является основанием для вывода о том, что реальность соответственно схематический.

    Наша склонность к позитивному мышлению может отражать объективную особенность нашего мира (вместо того, чтобы быть простым антропоцентрическим проекция одного стиля мысли).Но если эта цель положительность сама по себе случайна, то она не объясняет, почему существует это нечто, а не ничто. Объяснение Бергсона добиться успеха, позитивная природа реальности должна быть метафизически необходимая функция.

    Томас Болдуин (1996) усиливает возможность существования пустого мира, уточнение следующего мысленного эксперимента: представьте себе мир, в котором существует лишь конечное число объектов. Предположим, что каждый объект исчезает в последовательность. В конце концов вы сведетесь к трем объектам, двум объектам, одному объекта, а затем Пуф! Вот и твой пустой мир.

    То, что можно сделать временно, можно сделать модально. Есть только небольшой разница между возможным миром с сотней объектов и возможный мир всего с девяносто девятью, а оттуда…. хорошо, просто посчитай!

    Можно ли завершить вычитание, если необходимо существует бесконечно много вещей? Пенелопа Мэдди (1990) утверждает, что наборы единиц конкретны. юридические лица, делящиеся местонахождением своих членов. Существование одного конкретная сущность гарантировала бы существование бесконечно многих.Следовательно, не было бы конечных миров.

    Болдуин избегает этого вопроса, используя другое определение. Конкретный сущности являются нарушителями лейбницевского принципа тождества неразличимы. Конкретные вещи могут иметь точные копии. Для Например, у Кэмерон Уинклвосс мог быть близнец, который идеально похож на него (в отличие от его гомозиготного близнеца Тайлера Винклвосса). В Напротив, набор единиц, состоящий из Кэмерона Уинклвосса, не может иметь идеальный близнец. Все множества подчиняются принципу тождества Лейбница. неразличимого, и поэтому Болдуин считает множества абстрактными сущностями.

    Джеральдин Коггинс (2010, глава 4) возражает против того, что Болдуин определение конкретности уступает привычному пространственно-временному определение. Она считает различие между внутренним и внешним свойства как слишком проблематичные, чтобы обосновать различие между конкретные и абстрактные объекты.

    Другая проблема заключается в том, что бесконечное распространение может быть ускорено отношение конституции. Предположим, что каждая часть конкретного объекта сама конкретна. Также предположим, что конкретные объекты бесконечно делимым (что кажется естественным, учитывая плотность пространства).бесконечно сложный объект не может быть откушен каким-либо конечным числом укусы.

    Гонсало Родригес-Перейра (2013) предлагает вместо этого брать большие, бесконечные укусы. Вместо того, чтобы вычитать объект за объектом, вычтите на кусок (бесконечно составных объектов).

    На наши метафизические расчеты подсознательно влияет то, как мы изображать возможные миры (Coggins 2010, глава 3). Если возможны миры предусмотрены как контейнеры, то их можно полностью опорожнить.Точно так же, если возможные миры изображены как истории (скажем, максимально последовательные способы, которыми все могло бы быть), то наша библиотека будет содержать сказка, в которой отсутствуют какие-либо конкретные сущности в качестве персонажей. Но если возможно миры изображаются мереологически, как гигантские конгломераты бетонных объекты (Lewis 1986), наше вычитание останавливается, прежде чем мы достигнем нуля. Точно так же, если возможные миры требуют активной конструкции (скажем, воображаемые перестановки объектов, взятые из реального мира), затем сам процесс строительства гарантирует наличие бетона объекты во всех возможных мирах.

    Нужна какая-то фоновая теория возможных миров. Для без этого существенного руководства аргумент вычитания кажется неверный. Более конкретно, с метафизически нейтральной точки зрения, тот факт, что каждый объект может не существовать, кажется совместимо с необходимостью, чтобы хотя бы один объект существует.

    Основатель модальной логики Аристотель имел особые основания отрицать, что «Необходимо ( p или q )» влечет за собой «Обязательно p или обязательно q ».Аристотель считал, что все абстрактные сущности зависят от конкретных сущности для их существования. Однако он также считал, что существуют необходимые истины. Существование любого конкретного человека контингент, но необходимо, чтобы некоторые индивидуумы существовали.

    Учебники естественных наук изобилуют случайными абстрактными объектами: экватор, Центр тяжести Юпитера, Европейское космическое агентство бюджет и т. д. Математика двадцатого века сделала множества центральными. Наборы определяются с точки зрения их членов.Поэтому любое множество, содержащее контингентная сущность сама является условной сущностью. Любой набор, содержащий Кэмерон Уинклвосс — абстрактная сущность, не имеющая веса и цвета. или электрический заряд. Но она по-прежнему зависит от Кэмерона Уинклвосса. существование.

    Математику можно реконструировать в терминах множеств с учетом предположения что что-то существует. Согласно Кэмерону Уинклвоссу, теоретики множеств могут вывести множество, содержащее его, затем множество, содержащее это множество, затем набор, содержащий этот больший набор, и так далее.Через арахнофилов лукавство, вся математика может быть реконструирована из множеств. Но основать всю математику на Кэмероне Винклвоссе не удалось бы. отражают необходимый статус математической истины. Основание математика на таком необходимом существе, как Бог, оттолкнула бы атеистов. Поэтому экуменические теоретики множества вместо этого раскручивают эту удивительную структуру из только множество, не зависящее от существования чего бы то ни было: пустой набор. Это самое близкое к сотворению математиков из ничего!

    Это не позволяет избежать всех противоречий.Ранние теоретики множеств и массив современных метафизиков отвергают пустое множество. Тем не менее красота конструкции заставляет многих их коллег восприимчивы к онтологическому аргументу Уэсли Сэлмона: глупец говорит в сердце своем, что нет пустого множества. Но если бы это было поэтому множество всех таких множеств было бы пустым и, следовательно, вместо будет пустым набором». (Гарднер 1977, 32).

    Э. Дж. Лоу (2013, 192) рассуждает от имени дурака: два набора идентичны в точности, если они имеют одни и те же члены.Таким образом, личность множество основано на условиях тождества его членов. в отсутствие членов, множество плохо определено. Математики могут владеть это как полезная фантастика. Но полезность не следует путать с истиной. Поскольку такие математические утверждения, как «Первое простое число после 1 000 000 будет 1 000 003’, являются необходимыми истинами и могут только быть истинным благодаря существованию условного существа, такого как Кэмерон Уинклвосс, Лоу заключает, что обязательно существует хотя бы одно условное существо.Следовательно, пустой мир невозможно, даже если нет необходимых существ.

    Существуют и другие метафизические системы, которые делают существование некоторых конкретные объекты, необходимые, не подразумевая, что существуют какие-либо обязательно существующие конкретные вещи. В его фазе Tractatus , Людвиг Витгенштейн рассматривает мир как совокупность фактов. Факт состоит из одного или нескольких объектов, связанных друг с другом определенным способ. С помощью акта избирательного внимания мы концентрируемся только на объекты или просто отношения.Но объекты и отношения всегда неразрывно связаны друг с другом. Поскольку каждый факт требует в хотя бы один объект, мир без объектов был бы миром без факты. Но лишенный фактов мир — это противоречие в терминах. Следовательно, пустой мир невозможен.

    Тем не менее, убедительность аргумента вычитания не полностью заложник фоновых теорий о природе возможного миры. Даже те, у кого есть метафизические системы, гарантирующие существование некоторых конкретных субъектов ощущают давление, чтобы пересмотреть эти системы, чтобы приспособиться к пустому миру или, по крайней мере, искать какие-то лазейка, которая сделала бы их систему совместимой с системой Болдуина. мысленный эксперимент.

    Возьмем комбинатора Дэвида Армстронга. В конце концов он смирился с пустым миром, ослабив свой счет правдотворцев. Создатель истины — это часть реальности, которая делает утверждение верным. Армстронг считает, что каждая случайная истина становится истинной благодаря создатель истины и решительно использовал этот принцип против аналитического бихевиористов, феноменалистов, номиналистов и презентистов. С для пустого мира не может быть правды, кажется, Армстронг есть второе возражение против пустого мира (дополняющее возражение, основанное на его комбинаторной концепции возможного мира).Однако вместо этого Армстронг (2004, 91) утверждает, что пустой мир может заимствовать создателей истины из реального мира. Его идея заключается в том, что творцы истины для возможностей являются реальными объектами, и что эти действительные объекты могут служить создателями истины для пустого мира. Дэйвид Эфирд и Том Стоунхэм (2009) возражают против того, чтобы был бы одинаково удобен для аналитических бихевиористов, феноменалистов и им подобные. Противоречил ли Армстронг себе или нет, он продемонстрировал убедительность аргумента вычитания.

    Аристотель предполагает, что универсальные обобщения имеют экзистенциальную импорт; «Все боги бессмертны» подразумевает, что существуют боги. Современные логики согласны с тем, что кванторы всеобщности экзистенциальный смысл: пантеизм, «Все есть Бог», влечет за собой теизм, «Бог есть». Однако современные логики отличаются от Аристотеля в анализе универсальных обобщений как условности. Они думают, что «Все боги бессмертны». форма «Для каждой вещи, если она бог, то она бессмертный». Итак, если богов нет, то условное бессодержательно истинный.Это объясняет, почему атеист может последовательно утверждать: все боги бессмертны. Бессмертие невозможно. Следовательно, нет боги.

    На современных логиков также производит впечатление интуитивная эквивалентность между «Все люди смертны» и его противоположностью «Все бессмертные — не люди». Эта эквивалентность предсказывается гипотезой о том, что универсальные обобщения являются условными.

    Терпимость к бессодержательно верным обобщениям не мешает современным классическая логика от исключения пустого мира.Поскольку его универсальный квантор имеет экзистенциальное значение, каждый из его логических законов подразумевает, что что-то существует. Например, принцип тождества, Все тождественно самому себе влечет за собой Существует что-то, что идентично самому себе . Много привлекательных выводов подвергается опасности из-за пустого мира.

    Логики не рассматривают свою нетерпимость к пустому миру как ресурс для метафизиков. Они не хотят вмешиваться в метафизические споры.Они считают, что логика должна быть нейтральной по отношению к отношение к существованию чего бы то ни было. Они жаждут исправить это «дефект логической чистоты» (Russell 1919, 203).

    Идеал онтологической нейтральности привел некоторых философов к отказаться от классической логики. Прямым ответом было бы оспаривание экзистенциальный импорт классических кванторов.

    Сторонники «свободной логики» предпочитают оспаривать экзистенциальная предпосылка единичных терминов (Lambert 2003, 124). В по классической логике имена должны иметь носителей.В свободной логике этого нет ограничения и поэтому допускает пустые имена, как в «Шерлоке». Холмс — детектив», а негативные экзистенциалы, такие как «Пегаса не существует». Сторонники свободной логики предлагают что эти отъезды являются необходимым условием не банально подразумевает экзистенциальное предложение. Ян Хейлен (2017) соглашается, но утверждает, что свободная логика тривиально подразумевает другие экзистенциальные предложения. Он заключает, что любой дедуктивный ответ на этот вопрос умоляю вопрос. Фоновая логика всегда будет вмешиваться.

    Во всяком случае, изменения, рекомендованные свободными логиками, безусловно, подрывают популярный критерий У. В. О. Куайна (1953a) для онтологическое обязательство. Куайн говорит, что мы можем читать нашу онтологию из экзистенциально квантифицированных утверждений, составляющих нашу общепризнанные теории. Например, если эволюционная теория говорит, что есть некоторые виды, которые произошли от других видов, и если мы невозможно перефразировать это утверждение, то биологи привержены существование видов.Поскольку философы не могут улучшить полномочия научной приверженности, метафизики также были бы обязаны принимать виды.

    Так как же Куайн защищает свой критерий онтологической приверженности от угроза, исходящая от пустого домена? По компромиссу. Обычно один рассматривает логическую теорему как утверждение, справедливое во всех домены. Куайн (1953b, 162) предлагает ослабить требование это хранение во всех непустых доменах. В редких случаях в которую следует рассматривать как пустую вселенную, есть простой способ проверка, какие теоремы применимы: посчитайте все универсальные квантификации как истинные, а все экзистенциальные квантификации как false, а затем вычислить оставшиеся теоремы.

    Является ли Куайн ad hoc ? Может быть. Но исключения часты для понятия в том же семействе, что и пустой домен. Например, преподаватели останавливают естественный образ мышления своих студентов о разделении, чтобы предотвратить катастрофу, которая возникает из-за разрешения деление на ноль. Если бы числа были словами, ноль был бы неправильным глагол.

    Многие из принципов, используемых для исключения полной пустоты, также исключают небольшие очаги пустоты. Лейбниц говорит, что действительный мир должен иметь что-то, а не ничего, потому что реальный мир должен быть лучший из всех возможных миров, и что-то лучше, чем ничего.Но по тому же принципу Лейбниц заключает, что в природе нет вакуума. реальный мир: лучше больше, чем меньше.

    Лейбниц также нацелен на возможность существования более чем одного пустота. Если может быть более одной пустоты, то их может быть две. пустоты точно такой же формы и размера. Эти две пустоты будут идеальные близнецы; все, что верно для одной пустоты, было бы верно и для другой. Этому препятствует принцип тождества неразличимых: если все, что верно для x , верно и для y , то x идентично y .

    Вторая проблема с множественными пустотами возникает из-за попыток перефразировать их от. Со времен Мелисса были споры против возможности существования пустоты таким образом, что объект существует: «И нет никакой пустоты, ибо пустота есть ничто, и ничего не может быть». (Guthrie 1965, 104) Если вы говорите, что есть вакуум в колбе, то вы утверждаете существование чего-то в колбе — вакуум. Но поскольку «вакуум» означает отсутствие чего-либо, вы также отрицаете, что что-то есть в колба.Следовательно, «В колбе вакуум» противоречие.

    Некоторые реагируют на аргумент Мелисса, анализируя вакуум как свойства вещей, а не вещи сами по себе. Согласно C. J. F. Williams (1984, 383), «В flask» следует отображать как «The flask noths». Он делает это в том же духе, что и «В тумане Винчестер» как «Винчестер в тумане» и «В подвале пахнет» как «В подвале пахнет».

    Если эта стратегия перефразирования работает для вакуума, она должна работать и для тем более прозаичный случай с дырками.Может ли материалист поверить, что существует дырки в его швейцарском сыре? Дырки там, где материи нет. Таким образом, признать существование дыр — значит признать существование нематериальные объекты!

    Один из ответов состоит в том, чтобы перефразировать: «Есть дыра в сыр» как «дырки от сыра» или, если быть немного проще на ухе, как «Сыр продырявлен». Что появилось быть диким экзистенциальным требованием было одомашнено в комментарий к форма сыра.

    Но как отличить сыр с двумя дырками от против одного? (Льюис и Льюис 1983, 4) Ну, некоторые сыры отдельно перфорированы, некоторые сыры имеют двойную перфорацию, а другие сыры n — перфорированные, где n равно количеству отверстий в сыр.

    Вау! Мы должны быть осторожны, чтобы не определить ‘ n -перфорация’ в пересчете на отверстия; Это было повторно введите отверстия, которые мы намеревались избежать.

    Можно ли избежать дыр, ограничившись процессом перфорация? Перфораторы с одним отверстием отличаются от перфораторов с тремя отверстиями: как они действуют; в одиночку, а не втрое.

    Трудность с этим ориентированным на процесс предложением заключается в том, что продукт, отверстие, необходимо, чтобы различать успешные и просто попытки перфорация.Кроме того, перефразирование является неполным, поскольку оно не распространяться на дыры, возникающие в результате таких процессов, как зацикливание. Если Вселенная возникла пять минут назад, затем большинство дыр формируется без каких-либо процессов.

    Можем ли мы просто оставить выражения вида « n — перфорированные» как примитивная, неанализированная форма предикаты? Дэвид и Стефани Льюис (1983) отмечают, что это ставит нас в тупик. с бесконечным списком примитивных терминов. Такой список никогда не мог быть был запомнен. Льюисы не видят, как ‘ n -perforated’ может быть рекурсивно определен без намекая на дырки.

    Перспективы перефразирования кажутся столь же мрачными, поскольку ‘ n – вакуумированный’. Крупные метеориты пролетают над атмосферы примерно за одну секунду, оставляя дыру в атмосфера — вакуум в «разреженном воздухе». Воздух не может спешить достаточно быстро, чтобы заполнить пробел. Это объясняет, почему каменный пар от удара выбрасывается обратно в атмосферу, а затем идет дождь широко вниз по поверхности. Во время метеоритного дождя атмосфера многократно пылесосится. Но это только к тому, что их много вакуумы в атмосфере.

    Проблемы с поддержанием множественных пустот могут довести нас до крайности. ответ на вопрос «Почему существует что-то, а не ничего?», а именно: «Должно быть не только что-то, но и не должно быть никакой пустоты!

    Парменид утверждал, что утверждение, что нечто не существует. Лингвистическая интерпретация этого прозрения проблема негативных экзистенциалов: «Атлантида не существуют» об Атлантиде. Заявление может быть о чем-то только если это что-то существует.Нет отношения без отношения! Следовательно, «Атлантиды не существует» не может быть правдой. Парменид и его ученики превратили концептуальные трудности с отрицанием в невероятный метафизический монолит.

    Парменидцам противостояли атомисты. Атомщики сказали, что мир состоит из простых, неделимых вещей, движущихся в пустом пространство. Они сознательно поддерживали пустоту для объяснения эмпирических явления, такие как движение, сжатие и поглощение.

    Ученик Парменида, Зенон Элейский, уже накопил удивительная батарея аргументов, чтобы показать движение невозможно.Поскольку эти подразумевают, что сжатие и поглощение также невозможны, Зенон отвергает данные атомистов так же, как физики отвергают данные парапсихологи.

    Менее радикальные противники вакуума, такие как Аристотель, заново объяснили данных в рамках пленизма: хотя вселенная полна, объекты могут двигаться, потому что другие объекты уходят с дороги. Сжатие и поглощение можно приспособить, выталкивая вещи из путь, когда другие вещи протискиваются внутрь.

    В « Тимее » учитель Аристотеля Платон попытался сочетать атомизм с пленизмом как «вероятную историю». То атомы — это Платоновые тела (правильные, выпуклые многогранники), каждое из которых имеет особую роль в композиции предметов. Аристотель объекты что Платоновые тела не могут заполнить пространство. Каждая аранжировка Платоновые тела дают такие промежутки, которые легче предсказывают во Вселенной, состоящей исключительно из сферических атомов.

    Аристотель соглашается с тем, что атомы могли бы заполнить пространство, если бы все они были кубами.Испытав удачу, Аристотель продолжает утверждать, что тетраэдры также могут полное пространство. Это свидетельство последующей деятельности Аристотеля. власти, что это требование было принято за тысячу семьсот лет — несмотря на то, что это легко опровергнуть любому, кто пытается уютно объединять тетраэдрические блоки. Практически любой выбор форм гарантирует интерстициальный вакуум. Это геометрическое давление для крошечного вакуума создает прецедент космической пустоты (окружающей материальный космос) и промежуточные пустые места, которые дают многообещающее объяснение как возможно движение.

    Однако Аристотель отрицал, что пустота может объяснить движение вещей. Движение требуется движитель, который толкает или тянет объект. Объект в вакуум ни с чем не контактирует. Если объект двигался, ничто не мешало бы его движению. Поэтому любое движение в вакуум будет иметь неограниченную скорость. Это противоречит Принцип, согласно которому ни один объект не может находиться в двух разных местах одновременно время.

    Опровержение Аристотелем пустоты убедило большинство комментаторов на следующие 1500 лет.Было два ограниченных несогласных с его Тезис о том, что вакуум невозможен. Стоики соглашались с тем, что земное вакуум невозможен, но считается, что должна быть пустота, окружающая космос. Герой Александрийский согласился, что естественно нет возникающие вакуумы, но считали, что они могут образовываться искусственно. Он цитирует насосы и сифоны как доказательство того, что пустоты могут быть созданы. Герой считал, что тела имеют естественный ужас перед вакуумом и изо всех сил пытаются предотвратить их образование. Вы можете почувствовать антипатию, пытаясь открыть сильфон, у которого забито воздушное отверстие.Как ни старайся, ты нельзя разделить стороны. Однако, в отличие от Аристотеля, Герой считал что если бы вы и мехи были невероятно сильны, вы могли бы отделите стороны и создайте вакуум.

    Взгляды Героя стали обсуждаться после того, как Церковь антиаристотелевское осуждение 1277 г., которое требовало христианского ученые допускают возможность существования вакуума. Немедленное мотивом было сохранить всемогущество Бога. Бог мог выбрать создать мир в другом месте.Он мог бы сделать это больше или меньше. Бог мог бы также сделать вселенную разная форма. Эти возможности влекут за собой возможность вакуум.

    Второй мотив — это буквальное прочтение Бытия 1:1. Это открытие Библейский отрывок описывает Бога как сотворившего мир из ничего. Такая конструкция кажется логически невозможной. Приверженность нелогичное чудо поставило под угрозу всеобъемлющее христианское обязательство избегать откровенной иррациональности. Если создание из ничего были действительно доказуемой невозможностью, то вера была бы вынуждена отвергнуть ответ, данный разумом, а не просто ответить на вопрос о какой причине молчит.

    Вся греческая философия предполагала сотворение из чего-то большего. примитивно, не иначе. Последовательно греки предполагали уничтожение была разборка на более основные узлы. (Если разрушение в небытие были возможны, процесс можно было обратить вспять, чтобы получить творение из ничего.) Христиане были предоставлены сами себе, когда пытались чтобы понять творение из ничего. (Древнекитайские философы иногда переводятся как параллельные верующие в творение из ничего. Джилу Лю (2014) предупреждает, что и даос, и Конфуцианцы говорят о бесформенности, а не ничто.)

    Творение из ничего предполагает возможность тотального ничто. Это, в свою очередь, подразумевает, что может быть некое ничто. Таким образом, у христиан был мотив сначала установить возможность маленькое ничтожество. Их стратегия заключалась в том, чтобы начать с малого и масштабировать вверх. Соответственно, ученые, писавшие после осуждения из 1277 предложили различные рецепты создания вакуума (Schmitt 1967). Одна из схем заключалась в том, чтобы заморозить сферу, наполненную водой. После воды сжавшись в лед, наверху образовался вакуум.аристотелианцы ответил, что сфера согнется в самом слабом месте. Когда вакуумисты оговаривали, что сфера идеальна, возражение было что это просто предотвратит превращение воды в лед.

    Похоже, что ни одна из сторон не опробовала рецепт. Если бы они были, то они бы обнаружили, что замерзающая вода расширяется, а не контракты. Для современных мыслителей этот недостаток эмпирической проверки странно. Загадка усугубляется тем фактом, что средневековые эмпирически проверил многие гипотезы, особенно в оптике.

    В конце концов Герой был опровергнут экспериментами, проведенными Евангелистой. Торричелли и Блез Паскаль. По сути, они создали барометр состоит из трубки, частично погруженной вверх дном в чашу с Меркурий. Что удерживает ртуть во взвешенном состоянии в трубке? Есть неестественный вакуум, из-за которого окружающее стекло втягивает жидкость вверх? Или это вовсе не вакуум, а какая-то разреженная и невидимая материя в «пустом пространстве»? Паскаль ответил что на самом деле ничто не удерживало ртуть.ртуть поднимается и опускается из-за изменения веса атмосферы. То ртуть проталкивается вверх по трубе, а не вытягивается что-нибудь.

    Когда Паскаль предложил это объяснение, Декарт написал «Христианское Гюйгенс (8 декабря 1647 г.), что у поспешного молодого человека тоже был вакуум. многое у него на уме. (Более забавный перевод письма Декарт жалуется, что у Паскаля слишком много пустоты в голове; увы, сочинение Декарта кое-что теряет в оригинале.) Декарт отождествлял тела с протяженностью и поэтому не имел места для пылесосы.Если бы между двумя предметами не было ничего, то они были бы касаясь друг друга. И если они касаются друг друга, нет зазор между ними.

    Что ж, может быть, кажущаяся брешь — это просто слабо занятая область пространство. В этой модели распределения нет промежуточных «пустой объект», который разделяет два объекта. Есть просто неравномерно распределенное вещество. Эта модель очень хорошо устраняет вакуумы в смысле пустых объектов. Тем не менее, это также довольно хорошо при уничтожении обычных предметов.То, что мы называем объектами, было бы просто относительно толстые отложения вещества. Будет только один естественный Объект: вся Вселенная. Возможно, в этом был смысл Атака Спинозы на вакуум (Bennett 1980). (индийские философы связывать ничто с отсутствием дифференциации. Они могут предпочесть описывать мир Спинозы как царство небытия, в котором господствует единое всеобъемлющее единство.)

    Декарт был частью традиции, отрицавшей действие на расстоянии. Эта ортодоксия включала Галилея.Он был огорчен Йоханнесом Гипотеза Кеплера о том, что Луна влияет на приливы, потому что гипотеза, кажется, требует причинно-следственных цепочек в пустом пространстве. Как мог ли великий Кеплер поверить в такую ​​глупость? После Исаака Ньютона возродил гипотезу Кеплера, перед которой он в конце концов капитулировал. ортодоксии и заполнили пространство между Луной и Землей эфир.

    Действительно, универсальность ньютоновского закона тяготения кажется требуют, чтобы вся вселенная была наполнена тонкой субстанцией.Как иначе могла ли Вселенная быть связана причинно-следственными цепями? Голод для эфир усиливался по мере того, как волнообразные особенности света становились учредил. То, что волна должна иметь среду, тавтологична.

    Или это? По мере того как теоретическая роль эфира росла, физики начали сомневаться, что может быть что-то, что достигло бы такие разные подвиги. Эти сомнения в существовании эфира были усилилось с появлением теории относительности Эйнштейна. Он представил свою теорию как реляционное объяснение пространства; если там не было бы объектов, не было бы и пространства.Пространство просто полезно абстракция.

    Даже те физики, которые хотели сохранить субстанциональное пространство, нарушили с атомистической традицией практически не приписывать свойств пустота. Они перекладывают большую часть обязанностей эфира на космос. сам. Вместо распространения гравитационных сил через эфир они предполагают, что пространство искривлено массой. Объяснить как пространство может быть конечным и в то же время неограниченным, они характеризуют пространство как сферический. Когда Эдвин Хаббл обнаружил, что небесные тела удаляясь друг от друга (подобно муравьям, отдыхающим на расширяющемся воздушный шар), космологи поспешили предположить, что космос может быть расширение.«Расширение во что?» недоумевал миряне, «Как пространство может искривляться?», «Как пространство может иметь форма?», ….

    Историки науки задаются вопросом, был ли эфир, который громко толкали из парадной двери физики тихо возвращается через заднюю дверь под видом «пространства» (Kuhn 1962, 109). квант теория поля дает особенно благодатную почву для таких рассуждений. Частицы создаются с помощью энергии, присутствующей в «пылесосы». Сказать, что вакуумы обладают энергией и энергией, конвертируемое в массу, значит отрицать пустоту вакуума.Много физики упиваются открытием, что вакуум далеко не пуст.

    Фрэнк Вильчек (1980), Стивен Хокинг и Леонард Млодинов (2010, 180) а также Лоуренс Краусс (2012) прямо утверждают, что это отвечает вопрос о том, почему есть что-то, а не ничего. Базовый идея восходит к проблеме, поднятой симметрией материи и антиматерия. Учитывая, что симметрия подразумевает равенство, материя и антиматерия должна была уничтожить друг друга. Создание должно иметь был прерван.Почему СЕЙЧАС есть что-то (частицы), а не ничего (просто энергия в квантовом поле)? На этот вопрос был дан ответ по расчетам, предполагающим, что было примерно на одну миллиардную больше материя, чем антиматерия. Хотя все еще возможно для Вселенной без частиц, небольшой числовой дисбаланс смещает Вселенной к состояниям, в которых есть много частиц. Маленький случайное изменение может вызвать фазовый переход, аналогичный превращение очень холодного жидкого пива в твердое при закрытии крышки бутылка хлопает (внезапно снижая давление в бутылка).

    Гордый физик испытывает естественное искушение объявить об этих открытиях через мегафон метафизики. Но философы, интересующиеся логика вопросов обратит внимание на роль акцента в оформление запросов на разъяснения. «Почему Ева съела яблоко?», «Почему Ева съела яблоко?» и «Почему Ева съела яблоко ?» вопросы, потому что они определяют разные классы контраста (ван Фраассен 1980, 127–130). Философы читают «Почему существует что-то, а не ничего?», напряженно, как в «Почему π иррациональное число?».Философы тоже читают «что-то» как квантор любого конкретного организация. Квантовый вакуум — это конкретная сущность (в смысле описан в разделах 4 и 7) и то же самое в философии философа. область дискурса. Но для риторического эффекта физики анахронически отодвинули свою область дискурса к вещам физики девятнадцатого века. Таким образом, физики обращаются к «Почему — это , — это , а не ничего?’.

    Философы жалуются на вводящую в заблуждение рекламу.Они спросили одного вопрос, и гордые физики ответили на другой вопрос. Лоуренс Краусс защищает переключатель как улучшение. Часто ученые добиться прогресса, изменив значение ключевых терминов. Зачем придерживаться неразрешимый (и, возможно, бессмысленный) вопрос? Мы должны извиваться освободиться от мертвой руки прошлого и омолодить наше любопытство Словарь современной космологии.

    Физик, ставший философом, Рудольф Карнап (1950) вспоминает, как термодинамики объяснили «тепло» более точные понятия температуры, тепловой энергии и теплопередачи.Хотя новые термины не являются синонимами старых, они имеют достаточно сходства, чтобы обезоружить возражение, что физики просто сменить тему. Наши вопросы, как и наши дети, могут взрослеют, не теряя своей идентичности с течением времени. (Идея там в Carroll 2012 рассматривается вопрос о том, что задаются два разных вопроса. Другие интернет-ресурсы.)

    Дэвид Альберт открыт для возможности обсуждения старых вопросов. совершенствуется новыми интересами и открытиями. Однако он отрицает, что Конкретное изменение смысла у Лоуренса Краусса представляет собой улучшение (2012 г., другие интернет-ресурсы):

    Релятивистско-квантово-теоретико-полевые вакуумные состояния — не менее чем жирафы, холодильники или солнечные батареи — особенные расположение элементарных физических вещей.Верно релятивистско-квантово-теоретический эквивалент того, что не существует любой физический материал вообще не является тем или иным конкретным расположение полей — какое оно (очевидно, и неизбежно и наоборот) есть простое отсутствие поля! Тот факт, что некоторые расположения полей случаются соответствуют существованию частиц, а некоторые нет ничуть не загадочнее, чем тот факт, что некоторые из возможных расположение моих пальцев соответствует существованию кулак, а некоторые нет.И тот факт, что частицы могут лопаться и исчезновение со временем, когда эти поля перестраиваются, ничуть не загадочнее, чем тот факт, что кулаки могут входить и выходить существования, с течением времени, когда мои пальцы перестраиваются. И никто этих хлопков — если вы правильно на них посмотрите — составляет ничего, даже отдаленно близкого к творению из ничего.

    После мистического опыта в 1654 году интерес Блеза Паскаля к ничто перешло от своего значения для науки к значение небытия для человеческого существования.Паскаль думает у людей есть уникальная точка зрения на свою конечность. Его Pensées — это аттракцион на американских горках, исследующий человека. много. Паскаль возвышает нас до уровня ангелов, превознося в нас постижение бесконечности, а затем опускает нас ниже зверей для сознательно предпочитая зло добру. Из этой долины разврата Паскаль снова поднимает нас, восхищаясь тем, как люди возвышаются над микроскопическое царство, только чтобы повергнуть нас в ничтожество заставив нас остановиться на бескрайности пространства и необъятности вечность.

    Тот, кто смотрит на себя в этом свете, будет бояться самого себя, и наблюдая, как он поддерживается в теле, данном ему природой между эти две бездны Бесконечности и Ничто будут дрожать при вид этих чудес; и я думаю, что по мере того, как его любопытство меняется в восхищение, он будет более склонен созерцать их в молчание, чем исследовать их с самонадеянностью.

    Ведь что такое человек в природе? Ничто по сравнению с Бесконечность, Все по сравнению с Ничто, среднее между ничего и все.Поскольку он бесконечно удален от постижение крайностей, конец вещей и их начало безнадежно сокрыта от него в непроницаемой тайне; он одинаково неспособный видеть Ничто, из которого он был создан, и Бесконечное, в котором он поглощен. ( Pensées сек. II, 72)

    Паскаль связывает небытие с незначительностью и бессмысленность была усилена романтиками. Их поэзия преуменьшает значение спасения, стремясь погрузить читателя в сырое постижение природы, не опосредованное разумом.Кант еще больше затуманил Бога, низвергнув Его в ноуменальную бездну, доступную только через практическая вера, а не теоретический разум.

    Как один из первых откровенных атеистов, Артур Шопенгауэр столкнулся с полную силу «Почему есть что-то, а не ничего?’. По Шопенгауэру, религия и рационализм стремятся убедить нас в том, что у Вселенной есть замысел. Наше удивление что есть что-либо выдает осознание того, что все это бессмысленно авария.

    Читателям Шопенгауэра представилась ужасная случайность, как реальность, а не ужасная возможность.Опыт привлек внимание Уильяма Джеймса (который экспериментировал с закисью окись для понимания океанической философии Георга Гегеля и, в 1882 г., опубликовал это феноменологическое исследование в Mind ). Джеймс предлагает простой рецепт, как вызвать эмоции:

    .

    Стоит только запереться в каморке и начать думать о факте своего пребывания там, своего странного телосложения в тьма… своего фантастического характера и все такое, иметь удивление подкрадывается к деталям так же, как и к общему факту быть, и видеть, что это только фамильярность, которая притупляет его.Не только что что-нибудь должно быть, но что это самое то должно быть, загадочно! (1911, 39)

    Другой эмоциональный читатель Шопенгауэра, Людвиг Витгенштейн, характеризует эту тревожную феноменологию как исчерпывающую загадки бытия. Вместо выражения хорошо сформированного Вопрос: «Почему существует нечто, а не ничто?» грубое выражение благоговения.

    6.44 Мистично не то, как обстоят дела в мире, а то, что это существует.

    6.45 Рассматривать мир sub specie aeterni означает рассматривать его как целое — как ограниченное целое. Ощущение мира как ограниченного целое — вот что мистическое.

    6.5 Когда ответ не может быть выражен словами, то и вопрос — загадки не существует. (из трактата Логико-философский)

    Эта висцеральная характеристика сохраняется в витгенштейновском более поздняя философия. В лекциях по этике Витгенштейн использует язык видения-как.«Почему есть что-то, а не ничего?» — это подсказка увидеть мир как чудо. Этот переключение гештальта не является ошибкой. И это не прозрение. Даже Логические позитивисты были готовы допустить, что вопрос имеет эмоциональный характер. смысл (только не когнитивный смысл).

    Характерная феноменология вопроса также была предлагается в качестве ресурса для объяснения того, почему мы не в состоянии распознать радикальная неясность вопроса. Эндрю Бреннер (2016, 1319) предполагает, что множественность интерпретаций маскируется эмоциональное единство.

    Мыслители в традиции феноменологии сохранили Убеждение Шопенгауэра в том, что эмоция таит в себе метафизическое понимание. Вместо того, чтобы закинуть вопрос в эмотивистская мусорная корзина, подобно логическим позитивистам, или впадение в квиетизму, подобно Витгенштейну, экзистенциалисты дают подробные трактовка благоговения, выраженного конечным вопросом. Они построили о литературном подходе Шопенгауэра к философии, изображающем эмоции в пьесах и романах, таких как Жан-Поль Сартр. Тошнота .Подобно архипессимисту Шопенгауэру, Сартр главный герой воспринимает наш переполненный мир как de trop , перенасыщен случайными существами. Сам Сартр после неприятный эксперимент с мескалином, был хронически напуган сельская растительность, окаймляющая Париж.

    In The Concept of Dread , Сёрен Кьеркегор (1844) утверждает, что ничто пробивается в наше сознание через настроение и эмоции. Эмоции — это намеренные состояния; они направлены на что-то.Если злится, я злюсь на что-то. Если позабавиться, есть кое-что, что я нахожу забавным. Свободно плавающая тревога часто приводится в качестве контрпримера. Но Кьеркегор говорит, что в этом случае эмоция направлена ​​на ничто.

    Согласно Хайдеггеру, у нас есть несколько мотивов избегать значение наших эмоциональных встреч с ничто. Они есть предчувствия небытия смерти. Они повторяют беспочвенность человеческого существования.

    Некоторые надеялись, что наше признание нашей безродности спасет смысл из хаоса ничего.Но Хайдеггер отказывает нам в этом. утешение.

    Хайдеггер действительно считает, что свобода коренится в ничто. Он также говорит, что мы вывести наше понятие логического отрицания из этого опыта ничего. Это предполагает привилегированную перспективу для людей. Мы ничем не отличаются от животных.

    Поскольку Хайдеггер считает, что животные не испытывают ничего, он привержен скептицизму в отношении животных рассуждений, включающих отрицание. Рассмотрим стоический пример собаки, идущей по следу.Собака доходит до развилки, нюхает одну дорогу, а потом без дальше нюхать, идет по единственной оставшейся дороге. Стоики взяли это как свидетельство того, что собака представила дизъюнктивный силлогизм: «Либо моя добыча шла по этой дороге, либо по той. Фыркни — он , а не прошел по этой дороге. Поэтому он пошел по той дороге». Хайдеггер должен отбрасывать это как антропоморфизм.

    Многие биологи и психологи поддерживают точку зрения стоиков. о нашей преемственности с животными.Они отрицают, что у человека есть монополия на ничто. Классическая аномалия стимул-реакция. бихевиористом была лабораторная крыса, реагирующая на отсутствие стимул:

    Один довольно загадочный класс ситуаций, вызывающих страх, — это ситуации, которые состоят из отсутствия стимуляции. Некоторые члены этого класс может быть особым экземпляром новизны. Шимпанзе под наркозом можно было бы описать как обычного шимпанзе с добавленной новизной «нет движения»; одиночество может быть новинкой «нет компаньоны».Это не просто словесная перепалка; для там является очень хорошим доказательством (см. главу 13) того, что отказ от стимула происходить в момент времени или пространства, где это обычно происходит, действует как любой другой вид нового стимула. Однако сила страха вызванное видом мертвого или изуродованного тела, гораздо сильнее чем то, что вызвано более обычными формами новизны, которые мы, возможно, следует искать альтернативное объяснение последствий этого стимул. Страх темноты также трудно объяснить с точки зрения новизны, так как к тому времени, когда этот страх созреет, тьма не менее привычнее, чем свет.(Грей 1987, 22)

    Эти аномалии бихевиоризма вызывают у рационалистов смешанные чувства. С одной стороны, эксперименты опровергают эмпирический принцип, согласно которому все, что известно о мире, познается из опыта. На с другой стороны, эксперименты также представляют собой предостережение против чрезмерно интеллектуализирующие отсутствия. Правильное объяснение эмоционального Взаимодействие с отсутствием должно быть более общим и менее когнитивным. требовательнее, чем склонны предполагать рационалисты. Даже личинки комаров видеть тени.Сомнения в наличии у них сознания не вызывают мы сомневаемся, что они видят тени. Таким образом, восприятие отсутствия не может зависят от сознания или любого другого развитого психического состояния. Возможно самая ранняя форма видения заключалась в отсутствии света. Так вместо этого быть вершиной интеллектуальной изощренности, познания отсутствие может быть первичным.

    Экзистенциалисты поддерживают высокие стандарты, принятые рационалистами. Их разногласия с рационалистами касаются того, которые встретились.Экзистенциалистов разочаровывает контраст между наши ожидания того, как должна вести себя реальность и как она на самом деле выполняет.

    Это чувство абсурда делает экзистенциалистов более восприимчивыми к парадоксы, чем рационалисты. В то время как рационалисты нервно смотрят парадоксы как вызов авторитету разума, экзистенциалисты приветствуйте их как возможность исправить нереалистичные надежды. Экзистенциалисты любят иронию и не отстраняются рефлекторно. от боли противоречия.Они стоически исследуют непоследовательность в надежде на достижение справедливого решения к трехмерности глубоких философских проблем. Для Например, Хайдеггер чувствителен к опасности сказать, что ничто существует. Как электрик, который должен скрутить и согнуть провод, чтобы сделать его пройти через запутанную дыру, метафизик должен крутить и согните предложение, чтобы глубоко проникнуть в природу бытия.

    Рудольф Карнап считает искаженные предложения Хайдеггера неисправность.Для иллюстрации Карнап цитирует отрывки из Хайдеггера Что такое метафизика? :

    То, что подлежит исследованию, есть только бытие и — ничто иное; существование один и дальше — ничего; исключительно бытие и за его пределами бытие-ничто. Как насчет этого Ничто? … ничего не делает существуют только потому, что существует Не, т. е. Отрицание? Или это наоборот? Существует ли Отрицание и Не только потому, что Ничего не существует? … Мы утверждаем: Ничто предшествует Не и Отрицание…. Где мы ищем Ничто? Как мы находим ничто….Мы знаем Ничто…. Тревога раскрывает Ничего…. То, за что и из-за чего мы волновались, было «на самом деле» — ничем. Действительно: Ничто сам — как таковой — присутствовал… Что насчет этого Ничто? Ничто само по себе ничто. (Хайдеггер как «цитируется» Карнапом 1932, 69)

    Этот абзац, особенно последнее предложение, стал известен как Образец метафизической чепухи.

    Путаница, вызванная лингвистическими искажениями Хайдеггера, усугубляется отделением их от исходного текста и стадным их в переполненный загон.Есть разница между неспособностью понимание и понимание неудачи. Настоящий тест на то, Предложения Хайдеггера бессмысленны, чтобы увидеть, что можно сделать из них в действии, применительно к вопросам, для решения которых они были предназначены отвечать.

    Карнапу также необходимо учитывать возможность того, что хайдеггеровское предложения освещают бессмыслицу. Ведь Карнап был терпелив с загадочным Витгенштейном. В Tractatus Витгенштейн говорит как оракул. Он даже охарактеризовал свои тщательно перечисленные предложения как ступени лестницы, которые нужно отбросить после того, как мы совершил восхождение и достиг невыразимого прозрения.И Витгенштейн имел в виду, бросил философию, чтобы служить скромным школьным учителем в сельская деревня.

    Другие критики отрицают, что Что такое метафизика? страдает от отсутствие смысла. Как раз наоборот: они думают, что Хайдеггер пассажи ни о чем содержат слишком много значений. Когда Хайдеггер связывает отрицание с небытием и смертью. логики вспоминают эпитафию, играющую с принципом из исключенного среднего: Миссис Нотт была Нотт Жива и Нотт Мертва .По мнению этих критиков, сочинения Хайдеггера могут быть только понимается так, как мы понимаем решение двусмысленных загадки:

    Что человек любит больше жизни?
    Ненавидеть больше, чем смерть или смертную борьбу?
    То, чего желают довольные люди,
    Бедные имеют, богатые требуют,
    Скупой тратит, расточительный экономит,
    И всех мужиков в могилу унести?

    (Лиминг, 1953, 201)

    Ответ Ничего можно увидеть только в калейдоскоп двусмысленностей.

    Некоторые попытки ответить на вопрос «Почему есть что-то скорее чем ничего?» двусмысленность или впадение в бессмысленность. То комедийный эффект таких ошибок усиливается фундаментальностью вопрос. Ошибка здесь выглядит как претенциозная ошибка.

    Те, кто задают вопрос: «Почему существует что-то, а не ничего?» обычно путаются. Но возникает сам вопрос чтобы пережить тесты на то, что это всего лишь словесная путаница.

    В любом случае вопрос (или псевдовопрос) помог отточить диагностические инструменты, которые были применены к нему.По мере поступления проблемы формировались и переформировывались прогрессом в нашем понимании «есть», количественные и объяснительные стандарты, становится Очевидно, что ценность этих диагностических инструментов не исчерпывается их услуга в разоблачении псевдовопросов. По искренним вопросам лучше понять, когда мы сможем отличить их от их ложные двойники.

    Определение Я ничего не могу с этим поделать

    Протестируйте наши языковые онлайн-курсы бесплатно в течение 7 дней и получите бесплатную оценку личного уровня.

    CountryAFGHANISTANÅLAND ISLANDSALBANIAALGERIAAMERICAN SAMOAANDORRAANGOLAANGUILLAANTARCTICAANTIGUA И BARBUDAARGENTINAARMENIAARUBAAUSTRALIAAUSTRIAAZERBAIJANBAHAMASBAHRAINBANGLADESHBARBADOSBELARUSBELGIUMBELIZEBENINBERMUDABHUTANBOLIVIA, Многонациональном СОСТОЯНИЕ OFBOSNIA И HERZEGOVINABOTSWANABOUVET ISLANDBRAZILBRITISH ИНДИЙСКИЙ ОКЕАН TERRITORYBRUNEI DARUSSALAMBULGARIABURKINA FASOBURUNDICABO VERDECAMBODIACAMEROONCANADACANARY ISLANDSCAYMAN ISLANDSCENTRAL АФРИКАНСКИЕ REPUBLICCHADCHILECHINACHRISTMAS ISLANDCOCOS (Keeling) ISLANDSCOLOMBIACOMOROSCONGOCONGO, ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ РЕСПУБЛИКА THECOOK ISLANDSCOSTA RICACÔTE D’IVOIRECROATIACUBACYPRUSCZECHIADENMARKDJIBOUTIDOMINICADOMINICAN REPUBLICECUADOREGYPTEL SALVADOREQUATORIAL GUINEAERITREAESTONIAESWATINIETHIOPIAFALKLAND (Мальвинские) острова ФАРЕРСКИЕ ISLANDSFIJIFINLANDFRANCEFRENCH GUIANAFRENCH POLYNESIAFRENCH ЮЖНОЕ ТЕРРИТОРИИГАБОНГАМБИАГЕРГЕРМАНИЯГАНАГИБРАЛТАРГРЕЦИЯГРЕНЛАНДИЯГРЕНАДАГУАДЕЛУПЕГУАМГУАТЕМАЛАГВИНЕАГВИНЕЯ-БИССАУГЯНАХАИТИ ОСТРОВ ХЕРД И МАКДОНАЛЬД ОСТРОВ ANDSHOLY SEE (ВАТИКАН STATE) HONDURASHONG KONGHUNGARYICELANDINDIAINDONESIAIRAN, Исламская Республика OFIRAQIRELANDISRAELITALYJAMAICAJAPANJERSEYJORDANKAZAKHSTANKENYAKIRIBATIKOREA ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ НАРОДНАЯ РЕСПУБЛИКА OFKOREA, РЕСПУБЛИКА OFKUWAITKYRGYZSTANLAO НАРОДНАЯ ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ REPUBLICLATVIALEBANONLESOTHOLIBERIALIBYALIECHTENSTEINLITHUANIALUXEMBOURGMACAOMADAGASCARMALAWIMALAYSIAMALDIVESMALIMALTAMARSHALL ISLANDSMARTINIQUEMAURITANIAMAURITIUSMAYOTTEMEXICOMICRONESIA, Федеративные Штаты OFMOLDOVA, РЕСПУБЛИКА OFMONACOMONGOLIAMONTENEGROMONTSERRATMOROCCOMOZAMBIQUEMYANMARNAMIBIANAURUNEPALNETHERLANDSNETHERLANDS ANTILLESNEW CALEDONIANEW ZEALANDNICARAGUANIGERNIGERIANIUENORFOLK ISLANDNORTH MACEDONIANORTHERN MARIANA ISLANDSNORWAYOMANPAKISTANPALAUPALESTINE, ГОСУДАРСТВЕННАЯ OFPANAMAPAPUA NEW GUINEAPARAGUAYPERUPHILIPPINESPITCAIRNPOLANDPORTUGALPUERTO RICOQATARRÉUNIONROMANIARUSSIAN FEDERATIONRWANDASAINT ЕЛЕНЫ, ВОЗНЕСЕНИЯ И ТРИСТАН ДА КУНАСЕНТ КИТС И НЕВИССАН ЛЮЧИСАН ПЬЕР И МИКЕЛЬОНСЕНТ ВИНСЕНТ И ГРЕНАДИНЕСА AMOASAN MARINOSAO ТОМ И PRINCIPESAUDI ARABIASENEGALSERBIASEYCHELLESSIERRA LEONESINGAPORESLOVAKIASLOVENIASOLOMON ISLANDSSOMALIASOUTH AFRICASOUTH ГРУЗИЯ И Южные Сандвичевы ISLANDSSPAINSRI LANKASUDANSURINAMESVALBARD И ЯН MAYENSWEDENSWITZERLANDSYRIAN АРАБ REPUBLICTAIWAN, провинция CHINATAJIKISTANTANZANIA, Объединенная Республика OFTHAILANDTIMOR-LESTETOGOTOKELAUTONGATRINIDAD И TOBAGOTUNISIATURKEYTURKMENISTANTURKS И КАЙКОС ISLANDSTUVALUUGANDAUKRAINEUNITED АРАБ EMIRATESUNITED KINGDOMUNITED STATESUNITED Внешних малые ISLANDSURUGUAYUZBEKISTANVANUATUVENEZUELA, Боливарианской Республика OFVIET NAMVIRGIN ОСТРОВА , БРИТАНСКИЕ ОСТРОВА, Ю.С.УОЛЛИС И ФУТУНАВЕСТЕРН САХАРАЙЕМЕНЗАМБИАЗИМБАБВЕ

    Какой курс вы хотели бы протестировать? —————🇷🇺 Английский — Gymglish🇪🇸 Испанский — Hotel Borbollón🇩🇪 Немецкий — Wunderbla🇮🇹 Итальянский — Saga Baldoria🇫🇷 Французский — Frantastique

    Все (полное погружение в английский язык)носители китайского языканосители французского языка говорящие на немецком языкеговорящие на португальском языкеговорящие на испанском языкеговорящие на вьетнамском языкеговорящие на арабском языке (педагогика на английском языке)носители голландского языка (педагогика на английском языке)носители греческого языка (педагогика на английском языке)носители иврита (педагогика на английском языке)носители итальянского языка (педагогика на английском языке)говорящие на японском языке ( Педагогика на английском языке)Корейцы (Педагогика на английском языке)Норвежские носители (Педагогика на английском языке)Русскоязычные (Педагогика на английском языке)Шведоязычные (Педагогика на английском языке)

    Попробуй бесплатно

    «Здесь для вас ничего нет» Фионы Хилл, обзор – больше, чем мемуары Белого дома | Биографические книги

    Когда Дональд Трамп услышал, что Фиона Хилл публикует мемуары, он, как обычно, попытался нанести упреждающий удар, назвав своего бывшего советника по России «жестким госсекретарем с приятным акцентом».Что касается трамповских оскорблений, то одному из друзей Хилла хватило двусмысленного комплимента, чтобы он напечатал его на футболке в качестве подарка.

    Многое произошло после слушаний по импичменту Дональда Трампа в конце 2019 года, на которых Хилл дал показания, не в последнюю очередь о лобовой атаке на американскую демократию со стороны его сторонников. Но люди до сих пор помнят ее акцент. В плоских гласных графства Дарем, произнесенных Хиллом, было что-то такое спокойное и деловитое, что было полной противоположностью запугивающей браваде Трампа. Ее голос, голос дочери шахтера из северной Англии, описывающей суматоху и коррупцию в Белом доме, мгновенно поднял вопрос: «Как она туда попала?»

    Книга Хилла «Здесь для вас ничего нет» — длинный и вдумчивый ответ на этот вопрос.В нем рассказывается история промышленной и политической гнили в трех странах: Великобритании, стране ее рождения; США, страна по ее выбору; и Россия, цель ее пожизненного призвания.

    Мощные течения, движущие современной историей этих трех государств, несли ее по замечательному жизненному пути. Государственная эвтаназия британской угольной промышленности в начале 80-х выгнала ее из родного города Бишоп-Окленд, где ее семья работала шахтерами на протяжении нескольких поколений.

    Название книги было предупреждением ее отца, Альфа, чтобы она убиралась, пока она может.Он впервые спустился в яму в возрасте 14 лет, но к тому времени, когда Фиона подросла, единственная работа, которую он мог найти, была санитаром в больнице, на дне кучи, без пути вверх. Семья Хилл была архетипической жертвой постиндустриального упадка, которую она продолжила изучать. «Мы были живыми точками данных», — поняла она.

    По совету отца она выучилась, учась. Она поступила в Сент-Эндрюсский университет, а затем в Советский Союз, как раз вовремя, чтобы наблюдать его последние кульминационные годы.Полученный ею опыт привел ее в США и Гарвард в качестве исследователя России с растущей репутацией, которая в конечном итоге привела ее в Белый дом.

    Перед публикацией Трамп выстрелил в Хилл, потому что он, естественно, предполагал, что ее книга, как и полки, заполненные другими книгами бывших сотрудников, будет посвящена ему. Но для Хилла экс-президент — это всего лишь симптом более глубокой, хронической дисфункции. Здесь много о безумии жизни в администрации Трампа, и Хилл умеет запечатлеть абсурдность двора короля Дональда.Она описывает попытки привлечь его внимание (он понятия не имел, кто она такая, и однажды принял ее за секретаршу), безжалостные издевательства (ее «коллеги» называли ее «российской стервой») и всеобщий страх. президент повернется против них.

    В то время как другие мемуары эпохи Трампа были сосредоточены почти исключительно на карнавале, Хилл распространяется на раненую страну, которая привела его к власти, а затем еще шире, через Атлантику в Великобританию, а затем через Европу в Россию.

    Всех их объединяет стремительная, катастрофическая деиндустриализация. В России это произошло в результате хаотического распада Советского Союза. В США и Великобритании это было вызвано политическим руководством и их гуру-экономистами.

    «Маргарет Тэтчер и Рональд Рейган помогли забить гвоздь в гроб промышленности двадцатого века, обеспечив при этом, чтобы те, кто оказался в гробу, не смогли открыть крышку», — отмечает Хилл. Погребенные заживо, если использовать эту памятную метафору, утратили чувство общности и самости.Для Альфа Хилла и его современников быть горняком было больше, чем работа, это была личность.

    Вот тут-то и появляется политический популизм, предлагающий заполнить дыру утешительными иллюзиями. Хилл отмечает, что 61% избирателей в епископском Окленде выбрали Brexit, хотя это означало отключение структурных фондов ЕС, жизненно важных для его попыток возрождения. Именно поэтому американские избиратели ржавого пояса убедили себя, что Трамп их понимает.

    Это анализ, который был изложен другими ранее, но что делает его особенно убедительным здесь, так это то, что он переплетается с уникальной историей жизни англичанки из рабочего класса, которая в конечном итоге села напротив и хладнокровно наблюдала, прихорашивающиеся «силачи» нашего века.

    В чем Хилл наиболее провокационна, так это в ее предупреждениях о том, что многовековой демократический опыт не обязательно защитит нас от судьбы России. «Россия — это призрак рождественского будущего для Америки, — утверждает она, — предвестник того, что произойдет, если мы не сможем приспособиться и исцелить нашу политическую поляризацию». Что, если следующий Трамп «будет менее неуверенным в себе и более способным»? А что, если следующая повстанческая толпа, которая вторгнется в Капитолий США, будет лучше подготовлена, спрашивает Хилл в этой увлекательной книге.Ответ? — Возможно, им удастся просто удержать его.

    Здесь для вас ничего нет: поиск возможностей в двадцать первом веке опубликовано Mariner (28,99 фунтов стерлингов) . Чтобы поддержать Guardian и Observer, закажите свой экземпляр на guardianbookshop.com. Может взиматься плата за доставку.

    В этом нет ничего (значение и примеры)

    Значение

    Идиома:  в этом нет ничего

    Примеры предложений

    — Не беспокойтесь о поездке на автобусе в Нью-Йорк, в этом нет ничего особенного , кроме того, что вы приходите вовремя к отправлению.

    — Ты полюбишь йогу — ничего .

    — Просто поместите сюда капсулу с кофе и нажмите кнопку. Видишь ли, в этом нет ничего .

    — Боулинг? Ничего страшного ! Вам понравится, я обещаю.

    — Я никогда ничего не покупаю в ИКЕА. Моя жена думает, что ничего не значит , но я никак не могу разобраться в инструкции.

    — Не беспокойтесь о поездках за границу — в этом нет ничего особенного .

    — Боялась переезжать за границу, но нечего было . Люди везде говорят по-английски.

    — А: «Как прыжки с парашютом?» Б: «Фантастика! В этом нет ничего, , кроме веры в то, что с тобой все будет в порядке.»

    — Вчера я сделала свой первый торт с нуля. В этом нет ничего .

    — Моя мама так нервничала из-за использования Instagram, но через неделю она поняла, что в этом нет ничего , и начала сама публиковать фотографии.

    Синонимы

    • (как) просто как пирог
    • будь проще простого
    • без проблем
    • с закрытыми глазами
    • (это) как отобрать конфету у ребенка

    Получите нашу бесплатную электронную книгу «Идиомы в картинках»


    Вам могут понравиться эти идиомы

    В будущем будет добавлено больше идиом, поэтому заходите почаще или подпишитесь на мою бесплатную рассылку, чтобы узнавать о новых обновлениях на моем веб-сайте.

    1. Домашняя страница
    2. Список идиом
    3. Идиома: в этом нет ничего

    Рецензия на книгу Фионы Хилл «Здесь для вас ничего нет: поиск возможностей в 21 веке»

    Продолжение истории ниже рекламного объявления

    Это была своего рода вдохновляющая преамбула, которую легко забыть среди показаний Хилла о вмешательстве России в выборы и «политической миссии». », которую сторонники Трампа вели с Украиной.Хилл, которая ранее была соавтором проницательной биографии Владимира Путина, теперь написала мемуары, которые, в традициях бывших чиновников Белого дома, дают ей возможность больше рассказать о беспределе времен Трампа.

    К счастью, это не та книга, которую решил написать этот бывший чиновник.

    Как оказалось, нам стоило уделить больше внимания истории жизни Хилла. Хотя в ее книге есть рассказы о Трампе и его ближайшем окружении от первого лица, «Здесь для вас ничего нет» — это более амбициозная и личная попытка.Преамбула превратилась в суть. Хилл связывает свой опыт с Англией, Россией и Соединенными Штатами, чтобы доказать, что страны страдают от одной и той же болезни: неуклонный постиндустриальный спад, который разжигает культурное отчаяние и ведет к поляризованной политике, в которой процветают популисты. «С конца 1980-х по 2020-е годы в самом сердце России и Соединенных Штатов я видела мрачные отражения упадка моего родного города, — пишет она. «По мере того, как распространяется чувство безнадежности, распространяется и гнев — и вероятность того, что страхи и разочарования людей вырвутся на политическую арену.

    Аргумент не совсем новый — мы слышали о бедственном положении избирателя Трампа — но взгляды Хилла на три общества показывают, как экономическая и политическая борьба угрожает сделать американский эксперимент обыкновенным. «Демократия не восстанавливается сама по себе», — предупреждает Хилл, и, хотя ее беспокоит разрыв между имущими и неимущими, она понимает, что боль привыкших к имущим может представлять опасность для выживания демократии.

    История продолжается ниже объявления

    Хилл стала свидетельницей этих разочарований в своей общине епископа Окленда в английском графстве Дарем.Эта книга посвящена ее родителям, и Хилл вспоминает уныние ее отца, когда он потерял работу в шахте и был вынужден устроиться на низкооплачиваемую работу санитаром в больнице. Неважно, сколько десятилетий он провел на новой работе, «он раз и навсегда остался шахтером», — пишет Хилл. «Это была его основная личность». Исчезли не только рабочие места, но и социальные связи, составляющие жизнь сообщества, — все клубы, спортивные команды и праздничные торжества, окружающие рабочее место. «То же самое было и в У.Ю., Великобритания и СССР», — пишет Хилл. «Когда шахта или фабрика закрывались, не было работы, нечего было делать и некуда было идти».

    Отец убеждал ее искать возможности в другом месте. — Здесь тебе делать нечего, детка, — сказал он одновременно и советом, и предупреждением. Северо-восток Англии превратился в «пустыню возможностей», заключил Хилл. Она ушла.

    В этом повествовании экономические реформы эпохи Тэтчер в Британии, годы Рейгана в США и постсоветская «шоковая терапия» в России — одна история.Во всех трех местах «инфраструктура возможностей исчезла», пишет Хилл. Сроки были разными, но сокращение занятости, расходы на высшее образование и разрушительное злоупотребление психоактивными веществами были устрашающе похожими. В первые годы своего пребывания в Соединенных Штатах Хилл поняла, что некоторые части страны нуждаются в экономическом возрождении так же, как и бывший Восточный блок. «Идея о том, что Запад победил в холодной войне и капитализм победил коммунизм, отвлекла внимание от проблем старых производственных центров Америки», — пишет Хилл.«Но в конце 1980-х годов «Ржавый пояс» был гораздо больше похож на Советский Союз и северо-восток Англии, чем представлялось большинству американцев».

    Продолжение истории ниже объявления

    Хилл служил старшим офицером разведки по России при администрациях Джорджа Буша-младшего и Обамы, а также старшим директором по России и Европе в аппарате Совета национальной безопасности Трампа; она понимает попытки Путина подорвать демократию Америки и глобальное положение. Тем не менее, она считает, что вмешательство России в выборы 2016 года отвлекает внимание от беспорядков в Америке.«Избиратели, которые проголосовали за Дональда Трампа в критически важных округах Висконсина, Пенсильвании и Мичигана, были склонны учитывать свои личные, семейные и общественные обстоятельства, а не фальшивые интернет-персоны, придуманные российскими спецслужбами», — сказала она. утверждает.

    Эти социально-экономические условия и их политические последствия являются ключевой связью с Россией, утверждает Хилл. «Популизм замкнул российскую представительную демократию, и теперь он приближался к Великобритании и США.С. тоже. Хилл рассматривает Трампа и британских сторонников Брексита как путинских популистов, предлагающих сеющие разногласия лозунги, а не практическую политику. И вместо того, чтобы интерпретировать фиаско Трампа на саммите в Хельсинки в 2018 году — когда президент поддержал опровержение Путиным вмешательства в выборы, а не выводы американских спецслужб — как свидетельство гнусных сделок, Хилл видит в этом еще один пример «зависти к самодержцам» Трампа. Трамп восхищался путинским управлением Россией, объясняет Хилл, и считал иностранных лидеров более надежными, чем скромные США.С. специалисты администрации. Результатом стал смущающий президентский «туман слов», который американцы наблюдали на протяжении всего времени пребывания Трампа у власти.

    Встречи автора с Трампом иллюстрируют его стиль и характер, особенно его случайный сексизм. Когда Хилла представили президенту как его нового эксперта по России, Трамп ответил ледяной фразой: «Рекс занимается Россией», имея в виду госсекретаря Рекса Тиллерсона. На встрече, когда Хилл сделал паузу после того, как президент принял ее за секретаршу, он продолжил унизительно: «Эй, дорогая, ты слушаешь?» Женщина-высокопоставленный чиновник позже посоветовала Хиллу никогда не надевать один и тот же наряд на встречу с Трампом, потому что он «всегда замечал, во что одеты женщины.И Хилл даже узнала, что некоторые коллеги из Белого дома — если их можно так назвать — пренебрежительно называли ее «российской стервой».

    В целом, однако, взгляды Хилла на Белый дом Трампа — он был одержим своим телевизионным освещением, он управлял этим местом как семейным бизнесом — подтверждают больше, чем показывают. Сама Хилл не питала на него иллюзий. Незадолго до своего официального интервью в Совете национальной безопасности она приняла участие в Женском марше 2017 года. «В один прекрасный день я прошла путь от женщины, марширующей по периметру Белого дома, до того, как на следующий день вошла через ворота для посетителей в Западное крыло», — вспоминает она.Тем не менее, она никогда не может полностью понять, почему она пошла работать на администрацию, против которой открыто протестовала. Возможно, завершение пути «от угольного дома до Белого дома», как она выразилась, было заманчиво — кульминация ее карьеры или способ доказать, что она преодолела дискриминацию в детстве.

    История продолжается под рекламой

    Будучи советником Белого дома, Хилл беспокоился о серьезном невежестве Трампа. «Проблема в том, что президент ничего об этом не знает», — прошептал ей глава аппарата Белого дома Джон Келли на саммите «Большой двадцатки» в Буэнос-Айресе, когда они оба поняли, что президент не в себе.«Он вообще не знает истории». Ее также беспокоили его авторитарные порывы, и она даже размышляла о том, что Трамп хотел превратить офис в «избранную монархию». Но ее главное опасение заключалось в том, что недовольство и упадок, ставшие причиной прихода Трампа к власти, усугубятся и еще больше усугубят экстремистскую политику, тенденцию, из-за которой «травмы четырех лет с 2016 по 2020 год могут показаться предисловием, а не постскриптумом к Демократическая гибель Соединенных Штатов».

    Вечный болван, Хилл предлагает национальные программы, усилия частного сектора и благотворительные инициативы по укреплению школьных систем, преодолению цифрового разрыва, устранению расовых барьеров и сокращению разрыва в заработной плате мужчин и женщин.(Она очень хорошо осведомлена в этом последнем вопросе, пережив неравенство в оплате труда в академических кругах, фондах, аналитических центрах и на государственной службе). в собственный лозунг. «Вместо того, чтобы строить лучше, чем было, — призывает она, — Америка должна строить вперед вместе». (Курсив автора, стон рецензента). »появляется.

    Хотя Хилл и не новаторская в своих рецептах, она по-прежнему проницательна в своих диагнозах. «Не должно быть такого понятия, как неподходящее место для жизни», — заключает она ближе к концу книги. Такие простые отрывки, основанные на опыте, запоминаются. Это своего рода понимание, которое иногда можно почерпнуть из свидетельских показаний Конгресса, если мы прислушаемся достаточно внимательно.

    История продолжается под рекламой

    Что, если с тобой все в порядке? |

    Джордан Аван

    Хотя этот вопрос не изменит вашу жизнь, он может помочь приостановить вашего внутреннего критика и создать пространство для возможностей, говорит психотерапевт Сьюзен Хенкельс.

    Этот пост является частью серии TED «Как стать лучше», каждый из которых содержит полезные советы от кого-то из сообщества TED; просмотреть все сообщения здесь.

    Сьюзен Хенкельс работает психотерапевтом более 45 лет. Это означает, что она провела десятилетия, улыбаясь и кивая, десятилетия передавая салфетки в нужный момент — и десятилетия слушая, как люди рассказывают ей о себе все, что нужно исправить.

    Однажды, когда она слушала, как пациент рассказывал ей «весь список того, что с ней было не так», — говорит Хенкельс, — я подумал посреди этой литании: «Что? На самом деле с ней все в порядке».

    С этого момента она осознала, что есть удивительная сила, побуждающая людей спрашивать себя: «А что, если со мной все в порядке?»

    Это не значит, что мы идеальны. Например, большинство из нас могли бы лучше есть и сидеть прямо.Но мы можем перестать тратить столько времени на размышления о своих личных недостатках и воображать, как наша жизнь станет лучше, когда мы наконец-то наконец! — победить их. «Мы создаем целый список того, что считаем неправильным, а затем создаем вокруг него всю жизнь», — говорит Хенкельс из Флагстаффа, штат Аризона.

    На самом деле качества, которые мы считаем проблемами, могут быть нашими сильными сторонами. Хенкельс рассказывает эту историю. Однажды она болтала с режиссером после показа на кинофестивале, и он спросил ее, чем она зарабатывает на жизнь.Она сказала, что работает над книгой под названием Что, если с тобой все в порядке?

    Хенкельс вспоминает: «Он посмотрел на меня и сказал: «Я могу сказать вам прямо сейчас восемь вещей, которые со мной не в порядке». оппозиционное вызывающее расстройство». Я сказал ему: «Что в этом плохого?» Он сказал: «Ну, я всегда бросал бы вызов своим родителям и учителям». Я спросил: «Ну, что в этом плохого?» «Я бы не стал. соблюдать какие-либо правила в школе, и я не делал ничего, что мне велели делать дома.«Что в этом плохого?» Он сказал: «Ну, я всегда был в плохом настроении, я все время спорил с родителями, у меня никогда не было друзей, и я любил быть один». что-то не так?» У нас было несколько подобных взаимодействий, и в какой-то момент… он сказал мне: «Хмм, знаешь, на самом деле мне очень нравилось быть одному, и я мог писать истории, писать сценарии фильмов в своей голове. Если подумать, оппозиционно-вызывающее расстройство сделало меня тем, кто я есть».

    На следующий день «он подошел ко мне и сказал: «Впервые за много лет я проспал всю ночь.Мне не нужно было ошибаться и решать, что мне следует делать, а что не следует делать», — говорит Хенкельс. «Он сказал: «Знаешь, я посмотрю на те семь других вещей, в которых я был уверен, что со мной что-то не так».

    «Что, если с тобой все в порядке?» речь идет о развитии навыка принятия. Принятие — это ключевой аспект буддизма (где он известен как «невозмутимость») и качество, которое ученые начинают изучать. В ходе одного эксперимента исследователи из Университета Карнеги-Меллона обнаружили, что приложение для осознанности, которое включало в себя принятие как часть обучения, уменьшало воздействие стресса на испытуемых.В более позднем эксперименте, проведенном той же исследовательской группой, испытуемые, которые использовали приложение, показали повышенное чувство общительности и снижение чувства одиночества.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.