Арбитражный управляющий банкротство: Как юрлицу выбрать арбитражного управляющего: инструкция

Содержание

Замена арбитражного управляющего. — Аналитика

25 июля 2004

Замена арбитражного управляющего.

Одним из способов замены арбитражного управляющего в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) предприятия является добровольное сложение им полномочий и назначение судом нового управляющего. Ряд правил такой замены установлен ст. 24, 45, 60 в главе «Общие положения» Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»1. Нормы, регулирующие данный вопрос, содержатся также в главах Закона «Финансовое оздоровление», «Внешнее управление», «Конкурсное производство» (ст. 83, 97, 144), а вот глава «Наблюдение» обходит его вниманием.

Регулирование замены арбитражного управляющего в Законе о банкротстве имеет определенные пробелы, что создает проблемы не только для процедуры наблюдения, но и других процедур банкротства. Об этих проблемах и возможных путях их разрешения и пойдет речь в данной статье.

Изучение ст. 83, 97, 144 Закона показывает, что для финансового оздоровления, внешнего управления и конкурсного производства предусмотрены одинаковые правила освобождения арбитражного управляющего в случае его добровольной отставки, которые сводятся к следующему. Арбитражный управляющий подает в суд заявление об освобождении его от исполнения обязанностей. Своим определением суд может удовлетворить заявление управляющего. Такое определение подлежит немедленному исполнению и может быть обжаловано. Освобожденный от исполнения обязанностей арбитражный управляющий обязан обеспечить передачу бухгалтерской и иной документации должника, печатей и штампов, материальных и иных ценностей в течение трех дней вновь утвержденному внешнему управляющему. В отношении назначения нового управляющего ст. 83, 97, 144 Закона о банкротстве содержат ссылку на ст. 45 «Порядок утверждения арбитражного управляющего».

Теперь перейдем к вопросам, возникающим по причине отсутствия в главе «Наблюдение» правил замены временного управляющего. Рассмотрим вопрос о самой возможности добровольной отставки временного управляющего. Основанием для сомнения служит то обстоятельство, что в главе «Наблюдение», в отличие от глав «Финансовое оздоровление», «Внешнее управление», «Конкурсное производство», об этом не говорится ни слова.

Сгласно ст. 24 «Права и обязанности арбитражного управляющего» арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом, имеет право подать в арбитражный суд заявление о досрочном прекращении исполнения своих обязанностей. Эта статья расположена в главе «Общие положения» и, значит, как имеющая общий характер, должна применяться во всех процедурах банкротства. Из этого следует, что принципиально Закон закрепляет возможность отставки временного управляющего по собственному желанию. Если такая возможность существует, то в каком порядке должно осуществляться освобождение? Отсутствие каких-либо указаний по данному вопросу в главе «Наблюдение» создает необходимость применения общих правил.

Статья 60 Закона устанавливает общие правила для рассмотрения любых заявлений, ходатайств арбитражных управляющих. Поэтому рассмотрение заявления арбитражного управляющего о добровольной отставке подлежит регулированию именно этой статьей с учетом специальных норм отдельных глав Закона, а также нормами АПК РФ, устанавливающими правила проведения судебного заседания (ст. 154, 155 и др.):

 рассмотрение заявления арбитражного управляющего осуществляется судьей единолично;
 вопрос должен быть рассмотрен не позднее чем через месяц с даты получения заявления управляющего;

 в судебном заседании ведется протокол;
 по результатам рассмотрения заявления арбитражного управляющего выносится определение.

Подробнее стоит остановиться на проблемах, вызванных тем, что добровольная отставка временного управляющего регулируется только нормами общих положений Закона в отличие от отставки других арбитражных управляющих.
1. В ст. 60 Закона не сказано о моменте исполнения определения суда. Зато согласно ст. 83, 97, 144 определение об освобождении соответственно административного, внешнего, конкурсного управляющего подлежит немедленному исполнению.

Отсутствие подобного указания в главе «Наблюдение» приводит к необходимости применения общего правила арбитражного процессуального законодательства. Такое правило установлено ст. 187 АПК РФ «Исполнение определения»: определение, вынесенное арбитражным судом, исполняется немедленно, если иное не установлено АПК РФ или арбитражным судом2. Из этого можно заключить, что у суда есть возможность отсрочить срок исполнения определения об освобождении от исполнения обязанностей временного управляющего. Это абсолютно нелогично, так как смысл освобождения управляющего от исполнения обязанностей заключается в реальном исключении возможности управляющего реализовывать права и обязанности, закрепленные за ним Законом. Представляется, что в данном вопросе в процедуре наблюдения регулирование должно быть таким же, как при других процедурах банкротства.

2. В. ст. 83, 97, 144 Закона установлено, что определение об освобождении административного, внешнего, конкурсного управляющего от исполнения обязанностей может быть обжаловано. Такое указание обязывает применять ч. 3 ст. 223 АПК РФ, где установлено, что определения, которые выносятся арбитражным судом при рассмотрении дел о несостоятельности (банкротстве) и обжалование которых предусмотрено АПК РФ и иными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства), отдельно от судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, могут быть обжалованы в арбитражный суд апелляционной инстанции в течение десяти дней со дня их вынесения.

Таким образом, имеется возможность апелляционного обжалования определения об освобождении от исполнения обязанностей административного, внешнего, конкурсного управляющего со специальным, десятидневным сроком обжалования, а затем и обжалования в кассационном порядке.

Отсутствие в главе «Наблюдение» указания на возможность обжалования определения об освобождении от исполнения обязанностей временного управляющего приводит к необходимости применять общую норму абз. 4 п. 1 ст. 60 Закона, где предусмотрено, что определение, вынесенное по заявлению арбитражного управляющего, может быть обжаловано в порядке и в сроки, установленные Законом.

Порядок пересмотра определений, вынесенных в деле о банкротстве, регулируется в общем виде ст. 61 Закона. Эта статья допускает только два варианта обжалования определений. Для определений, касающихся установления размеров требований кредиторов, обжалование осуществляется в соответствии с АПК РФ (п. 2 ст. 61 Закона), то есть по ст. 223 АПК РФ. Для иных определений арбитражного суда, которые приняты в рамках дела о банкротстве, но не предусмотрены АПК РФ и в отношении которых не установлено, что они подлежат обжалованию, обжалование осуществляется только в апелляционном порядке не позднее чем через четырнадцать дней со дня принятия определения (п. 3 ст. 61 Закона)3.

Норма абз. 4 п. 1 ст. 60 Закона требует применения порядка, установленного именно Законом о банкротстве. Однако Закон в отношении рассматриваемых определений не устанавливает никакого порядка обжалования. Это, конечно, не позволяет делать вывод о том, что Закон не закрепляет в принципе возможность обжалования: Закон отсылает к другим своим нормам, которые, к сожалению, отсутствуют, что создает некоторую неопределенность в рассматриваемом вопросе.

Представляется, что в отношении определения об освобождении временного управляющего от исполнения обязанностей в связи с добровольной отставкой нужно применять ч. 3 ст. 223 АПК РФ несмотря на указание ст. 60 Закона об обжаловании в порядке, предусмотренном самим Законом. Обоснованием такого вывода служит следующее обстоятельство. Только закрепление в Законе порядка и сроков обжалования определения, вынесенного по ст. 60 Закона о банкротстве, можно признать установлением в Законе особенностей, которые исключали бы применение правил ч. 3 ст. 223 АПК РФ, — ведь согласно п. 1 ст. 32 Закона о банкротстве дела о банкротстве рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным АПК РФ, с особенностями, установленными Законом. Таким образом, поскольку особенностей обжалования определения, вынесенного по ст. 60, Закон не установил, применению подлежит АПК РФ.

Существующая неопределенность была бы снята включением в главу «Наблюдение» нормы, аналогичной содержащейся в главах, которые регулируют другие процедуры банкротства, которая закрепляла бы возможность обжалования определения, что автоматически влекло бы применение ст.

223 АПК РФ.

3. Отсутствие в данной главе указания на обязанность освобожденного временного управляющего обеспечить передачу документации, печатей, ценностей вновь утвержденному управляющему может привести к соответствующим злоупотреблениям и серьезным неблагоприятным последствиям для процедуры банкротства предприятия в целом. Поэтому, по моему мнению, необходимо дополнить главу «Наблюдение» нормой, аналогичной тем, что содержатся в ст. 83, 97, 144 Закона.

Представляется, что в Законе о банкротстве недостаточно полно урегулировано добровольное сложение полномочий управляющим в других процедурах банкротства.

 В ст. 60 Закона ничего не сказано о лицах, которые должны быть извещены о заседании по рассмотрению заявлений, ходатайств арбитражного управляющего. Нет и какой-либо иной статьи общего характера, которая определяла бы, какие лица должны быть извещены о судебном заседании по делу о банкротстве.
В отсутствие специальных норм Закона должны применяться нормы АПК РФ (ч. 1 ст. 223). О любом судебном заседании извещаются лица, участвующие в деле (ч. 1 ст. 153). Следовательно, и о заседании по вопросу об освобождении арбитражного управляющего необходимо извещать лиц, участвующих в деле о банкротстве. Данный вывод косвенно подтверждается также следующим. О судебном извещении Закон упоминает всего в шести статьях — ст. 42, 48, 69, 88, 158, 165. Анализ этих статей показывает, что указание на необходимость судебного извещения связано, как правило, с ситуациями, когда в перечне лиц, подлежащих извещению, названы не только те, которые согласно ст. 34 Закона являются лицами, участвующими в деле о банкротстве. Следовательно, Закон умалчивает о том, какие лица должны быть извещены о заседании, именно тогда, когда извещаться должны только лица, участвующие в деле (ст. 34).

 Нельзя не отметить пробелы в регулировании порядка назначения нового арбитражного управляющего. Статьи 83, 97, 144 Закона по этому вопросу дают лишь ссылку на ст. 45, устанавливающую общий порядок утверждения арбитражного управляющего. Глава «Наблюдение» и такой ссылки не содержит, но вопрос о том, применяется ли ст. 45 Закона для утверждения временного управляющего, не должен возникать, ибо статья эта имеет общий характер, соответственно применяется и в наблюдении. Чтобы снять возможные вопросы, желательно главу «Наблюдение» дополнить ссылкой на указанную статью.

Однако само по себе применение ст. 45 не решает всех проблем, поскольку эта статья, как, впрочем, и другие статьи Закона, не определяет, возможно ли временное, до назначения нового арбитражного управляющего, исполнение обязанностей освобожденным управляющим, нет упоминания и о сроках назначения нового управляющего.
Если попытаться ответить на поставленные вопросы, первое, на что следует обратить внимание, — отсутствие в Законе фигуры «временно действующего арбитражного управляющего» наподобие «временных исполнительных органов», которые предусмотрены ст. 69 ФЗ «Об акционерных обществах». Из этого можно сделать заключение об отсутствии законной возможности назначения временно исполняющего обязанности арбитражного управляющего. Данный вывод подтверждается и рядом статей Закона.

Так, содержание ст. 24 «Права и обязанности арбитражного управляющего» и ст. 34 «Лица, участвующие в деле о банкротстве» позволяет сделать вывод о том, что проводить процедуры банкротства может только законно утвержденный судом арбитражный управляющий. Например, согласно п. 3 ст. 24 арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом, имеет право: созывать собрание кредиторов, комитет кредиторов и т. д. Кроме того, в соответствии с п. 9 ст. 20 Закона только утвержденные арбитражным судом арбитражные управляющие являются процессуальными правопреемниками предыдущих арбитражных управляющих. А утвержден арбитражный управляющий может быть только в порядке ст. 45 Закона.

Лишь в исчерпывающем перечне случаев Закон прямо говорит о временном исполнении обязанностей арбитражным управляющим, а именно в ст. 75, 83, 123. И все эти ситуации связаны с переходом из одной процедуры банкротства в другую. Например, согласно п. 3 ст. 123 в случае, если арбитражный суд принял решение о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства и утвердил конкурсным управляющим другое лицо или если невозможно утвердить конкурсного управляющего одновременно с принятием такого решения, внешний управляющий исполняет обязанности конкурсного управляющего до даты утверждения конкурсного управляющего.
Но в отношении случаев освобождения арбитражных управляющих от исполнения обязанностей Закон не предусматривает возможности временно возложить исполнение обязанностей на освобожденного арбитражного управляющего или на какое-либо иное лицо. Следовательно, можно сделать вывод о том, что освобождение арбитражного управляющего предполагает одновременно его замену на нового управляющего.

Данный вывод подтверждается также следующим.

Во-первых, в соответствии со ст. 83, 97, 144 Закона определение об освобождении арбитражного управляющего подлежит немедленному исполнению. Странно было бы при существовании такого требования признать основанной на законе возможность для арбитражного управляющего, освобожденного от исполнения обязанностей, продолжать работу на предприятии-должнике в качестве арбитражного управляющего. В процедуре финансового оздоровления это противоречило бы также п. 2 ст. 83 Закона, согласно которому административный управляющий действует с даты его утверждения арбитражным судом до прекращения финансового оздоровления либо до его отстранения или освобождения арбитражным судом4.

Во-вторых, согласно требованиям ст. 83, 97, 144 Закона освобожденный арбитражный управляющий обязан обеспечить передачу бухгалтерской и иной документации должника, печатей и штампов, материальных и иных ценностей в течение трех дней вновь утвержденному внешнему управляющему5.

Если при освобождении арбитражного управляющего не происходит назначение нового, возникает вопрос: кому же должен передавать документацию освобожденный управляющий?

Логичным представляется следующий вывод: в заседании необходимо рассматривать два вопроса одновременно: об освобождении арбитражного управляющего, и о назначении нового. В таком случае следует предположить, что после принятия заявления арбитражного управляющего о досрочном прекращении исполнения своих обязанностей суд должен направить запрос в саморегулируемую организацию арбитражных управляющих о предоставлении списка кандидатов управляющих. Затем нужно назначить заседание по рассмотрению вопросов об освобождении действующего и назначении нового арбитражного управляющего. При определении даты заседания суду необходимо учесть, что согласно п. 3 ст. 45 Закона саморегулируемой организации предоставлен пятидневный срок для ответа на запрос суда. Потребуется также разумное время на получение списка этой организации должником и представителем собрания кредиторов и на то, чтобы как должник, так и представитель собрания кредиторов воспользовались своим правом на отвод одного из кандидатов, указанных в списке.

Если же на дату заседания отсутствует возможность рассмотрения обоих вопросов, заседание, полагаю, должно быть отложено. Косвенное подтверждение этому выводу также можно найти в Законе. В соответствии с п. 3 ст. 49 в случае, если при вынесении определения о введении наблюдения невозможно определить кандидатуру временного управляющего, арбитражный суд выносит определение об отложении рассмотрения вопроса об утверждении временного управляющего на срок не более пятнадцати дней с даты вынесения определения о введении наблюдения. Данная статья Закона регулирует вопросы введения наблюдения. Разумность процитированного правила не вызывает сомнений: ясно, что при отсутствии лица, ответственного за вводимую процедуру, процедура не может быть введена по той простой причине, что ею некому заведовать.

Аналогичная логика, полагаю, может быть применена к вопросу о замене управляющего. Как уже было отмечено, Закон исключает возможность продолжения работы арбитражного управляющего, освобожденного от исполнения обязанностей. Следовательно, если в момент вынесения соответствующего определения нет кандидата на назначение, отсутствует лицо, которое приступило бы к управлению на предприятии-должнике. Представляется, что данная ситуация аналогична описанной. Именно поэтому в случае отсутствия кандидата на должность нового арбитражного управляющего заседание по рассмотрению вопроса об освобождении действующего управляющего должно быть отложено6.

Изложенный вывод основан исключительно на анализе норм действующего Закона о банкротстве и означает лишь то, что неправомерно назначение «временно исполняющего обязанности арбитражного управляющего» в случае освобождения от исполнения обязанностей управляющего в связи с его добровольной отставкой.
По моему мнению, в зависимости от конкретных обстоятельств дела можно было бы признать разумным временное возложение обязанностей арбитражного управляющего на освобожденного определением суда управляющего (в отличие от случая с отстранением арбитражного управляющего). Однако для этого необходимо внесение соответствующих изменений в Закон.

Отсутствие в Законе статьи, устанавливающей порядок освобождения от исполнения обязанностей и назначения нового временного управляющего, а также статей общего характера, исчерпывающим образом регулирующих порядок замены арбитражного управляющего во всех процедурах банкротства, следует признать упущением законодателя. Думается, что данный пробел во избежание сложностей на практике необходимо как можно скорее восполнить.

Арбитражный управляющий превращен в человека-функцию

В результате проделанной работы нами был выявлен вывод активов на сумму свыше 736 млн рублей, подготовлены экспертное заключение и заявление о возбуждении уголовного дела по ч. 1 ст. 195 УК РФ, ст. 196 УК РФ. По нашим материалам возбудили уголовное дело. В конце декабря 2019 г. уголовное дело по обвинению главы крестьянско-фермерского хозяйства в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 195 УК РФ, ст. 196 УК РФ, направили в суд. На незаконно отчужденные активы был наложен обеспечительный арест.

— Как вы относитесь к идее замены процедуры наблюдения реструктуризацией?

— Полностью согласен с бесполезностью процедуры наблюдения и считаю идею реструктуризации правильной. Однако у меня есть опасения по поводу того, что все будет гладко лишь на бумаге, а на практике мы встретим сплошные препоны. Ключевой вопрос: кто будет руководить бизнесом при реструктуризации? Арбитражный управляющий, стараниями Минэкономразвития и ФНС превращенный в человека-функцию, статиста, озадаченного порой бессмысленными публикациями в ЕФРСБ, квазименеджера, лишенного права на ошибку?

С таким анамнезом от арбитражных управляющих в рамках реструктуризации можно ждать лишь максимально консервативного поведения, уклонения от рисков, формального следования букве закона, а не экономической логике. Уверен, что формализм не способен вдохнуть жизнь в загибающийся бизнес. Для успеха нужны предпринимательский тип мышления, соответствующие ресурсы, рыночная мотивация и право на ошибку. Ничего этого в арбитражном управлении, увы, нет. Мне кажется, что реструктуризация окажется тем же «предбанником кладбища» (конкурсного производства), каковым сейчас является наблюдение.

— Завершая наш разговор, вернемся к тому, с чего мы его начинали. Как вы думаете, почему в отношении деятельности арбитражного управляющего имеется так много негативных оценок, и что способно изменить ситуацию?

— Банкротство — это всегда конфликт, борьба за деньги должника, которых на всех не хватает. Борьба идет между кредиторами, между должником и кредиторами, а также иными участниками процесса банкротства, интересы которых порой прямо перпендикулярны, и всегда в эту борьбу вовлечен арбитражный управляющий. Когда его действия идут вразрез с чьими-то целями, в Росреестр и арбитражный суд начинают поступать жалобы, иски об убытках, не редкость и уголовно-правовое давление, преступления против жизни, здоровья и имущества арбитражного управляющего. Его работой обычно возмущаются громко и публично, а вот благодарность, если и случается, то до публики, как правило, не доходит. Отсюда и складывается негативный имидж арбитражного управляющего в глазах широкой общественности.

У нас нет идеальных управляющих, как нет и безупречной судебной системы или адвокатуры. И в обозримом будущем создания кардинально нового и по-платоновски идеального профессионального сообщества арбитражных управляющих не предвидится. Поэтому нужно конструктивно работать с теми, кто занят в данной профессии, и не стремиться «лечить зубную боль отдельных пациентов путем введения в медицинскую кому» всего сообщества арбитражных управляющих.

Как сделать арбитражных управляющих по-настоящему независимыми

Процедура банкротства в России сегодня неэффективна: процент удовлетворения требований кредиторов у нас чрезвычайно мал. При этом в реальности практически все банкротства контролируемые, потому что арбитражные управляющие действуют фактически как лица, нанятые участниками процедуры. И эти два факта, безусловно, тесно связаны.

Закон о банкротстве декларирует, что арбитражный управляющий независим и действует в интересах «должника, кредиторов и общества». Его кандидатура во всех процедурах банкротства, кроме наблюдения, утверждается большинством голосов кредиторов. На первый взгляд это выглядит справедливо, но на самом деле все не совсем так. Во многих случаях у должников есть профессиональные кредиторы (прежде всего банки), размер требований которых зачастую дает возможность назначать «своего» управляющего. Который, соответственно, может ориентироваться в первую очередь на интересы кредитора-«заказчика» и не особенно стремиться удовлетворить интересы всех остальных.

Банки обычно жестко контролируют процедуру банкротств, и зачастую они (разумеется, исключительно по совпадению) оказываются единственными кредиторами, получающими в них удовлетворение. Нередки войны за контроль над собранием кредиторов, когда заинтересованные стороны добиваются включения в реестр своих требований и невключения чужих. Победитель получает возможность назначить «своего» управляющего и беспрепятственно проводить через собрание кредиторов любое решение. Такая ситуация выглядит дико. Стороны ведь не выбирают судью – тогда почему они выбирают арбитражного управляющего?

Простор для злоупотреблений

По закону о банкротстве расчеты с кредиторами производятся пропорционально в рамках одной очереди – и управляющие не могут изменить этот порядок, но пространство для злоупотреблений остается. От управляющего во многом зависит то, как реализуется имущество должника: например, он может помочь залоговому кредитору оставить за собой предмет залога и при этом минимизировать обязательные перечисления с его стороны в конкурсную массу. В еще более одиозных случаях управляющий обеспечивает реализацию имущества должника по заниженной цене в пользу компании, контролируемой заказчиком.

Недобросовестный управляющий также может по указанию заказчика оспорить или не оспорить определенные сделки должника, подать или не подать заявление о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц компании и т.  д. Такие тактики, конечно, стоят на грани (а зачастую и за гранью) уголовного закона, но правоохранительные органы на такие случаи реагируют крайне неохотно. Поэтому даже для добросовестного кредитора основной инструментарий в борьбе за имущество должника – назначение «своего» управляющего.

По воле случая

Кандидатура арбитражного управляющего даже в рамках закона не всегда избирается большинством кредиторов. В наблюдении – упрощенной процедуре – действует другой порядок. При банкротстве по инициативе кредитора суд утверждает кандидатуру, которую предлагает первый заявитель. Раньше это мог делать даже сам должник. Но с 2015 г. в случае упрощенной процедуры, инициированной должником, управляющего случайным образом выбирает электронная система. Введение этого правила показало, что государство понимает наличие проблемы контролируемого назначения арбитражных управляющих. Однако дальше власти не пошли – на другие процедуры банкротства эта норма не распространилась, хотя объективных препятствий нет.

Система случайного выбора уже много лет действует в арбитражном суде – так происходит распределение дел между судьями, и в целом она зарекомендовала себя как эффективная. На мой взгляд, ее можно придерживаться и при выборе арбитражного управляющего.

Речь может идти и о назначении случайного менеджера из предложенной кредитором СРО, и о рейтинговании управляющих с дальнейшим случайным выбором среди кандидатов с одинаковым рейтингом, и о случайном выборе управляющих, аккредитованных при суде. Главное – чтобы ни один из участников дела не имел возможности повлиять на выбор конкретного управляющего в своей процедуре.

Выбор решает не все

Банки выступают против изменения существующей системы. Официально они ссылаются на повальную некомпетентность и недобросовестность арбитражных управляющих, и причины для такой оценки есть. Но как может сформироваться цивилизованный рынок услуг управляющих, если большая часть их доходов складывается из неофициального вознаграждения за лояльность? И должна ли одна проблема создавать другую?

Возражения банков могут быть учтены при законодательном закреплении новой системы назначения управляющих. Существует много способов обеспечить необходимую компетентность специалистов. Например, судья, слушающий дело о банкротстве, может проверить соответствие опыта управляющего сложности конкретной процедуры, на которую он назначается. Очевидно, что для этого нужно будет законодательно закрепить соответствующие критерии, а возможно, и систему рейтингов в целом. Но сути это не меняет – кандидатуры управляющих должны быть представлены суду на основе случайного выбора.

Другой процент

Правда, надо признать, что порядок назначения управляющих не единственная причина проблем с процедурами банкротства. Представители профессионального сообщества, например, часто ссылаются на низкий размер фиксированного вознаграждения. Сейчас он компенсируется правом управляющего на процент от средств, направленных на расчеты с кредиторами. Но ждать окончания процедуры банкротства для получения своих процентов мало кто хочет, поэтому многие управляющие ищут заказчика, который мог бы финансировать их деятельность с самого начала. Очевидно, что без изменения процента вознаграждения выбранные случайным образом специалисты вряд ли станут более независимыми финансово.

Разумеется, кредиторы никогда не получат больше, чем стоят активы должника. Поэтому не стоит ожидать полного расчета со всеми кредиторами в каждой процедуре банкротства – если бы это было возможным, банкротов в принципе не было бы. Но независимый и компетентный арбитражный управляющий может выступить в качестве гарантии эффективности формирования конкурсной массы и ее справедливого и равного распределения.

На мой взгляд, реформа порядка назначения арбитражных управляющих в нашей стране назрела. Нет никакого смысла ужесточать ответственность за формальные нарушения и одновременно принуждать управляющих работать на одного из участников банкротного процесса. Когда назначение менеджера и его материальное благополучие зависит от кредитора или должника, он будет рассматривать такого спонсора как заказчика, а иногда даже нарушать закон в его интересах. Единственный выход из этой ситуации – обеспечить назначение объективно независимых управляющих, которые не связаны с участниками процедуры банкротства.-

Автор — руководитель практики банкротства и финансовой реструктуризации «Ильяшев и партнеры

Арбитражный (финансовый) управляющий для физических лиц при банкротстве

Зачем обращаться к финансовому управляющему?

Действия финансового управляющего при банкротстве физического лица направлены на защиту интересов и прав должника, а также на удовлетворение требований кредиторов.

Кандидатура арбитражного управляющего устанавливается судом на основе предложения стороны, инициирующей процедуру несостоятельности.

При подаче заявления в суд необходимо указать саморегулируемую организацию (СРО) арбитражных управляющих, из числа которых будет избираться кандидатура.

НЦБ предлагает своим клиентам услуги двух авторитетных СРО:

Подробнее о СРО, регламенте их работы можно узнать из отдельного материала.

НП АУ «ОРИОН» и Саморегулируемой организацией арбитражных управляющих Центрального федерального округа.

Права и обязанности финансового управляющего согласно законодательству

  • Публикация сведений по банкротному делу на сайте ЕФРСБ и в газете «Коммерсант».

    Первую публикацию арбитражный управляющий делает после вынесения судом решения о признании гражданина банкротом. Цель — оповестить всех кредиторов должника, чтобы они успели встать в соответствующий реестр требований. Для постановки в реестр кредиторам дается два месяца. Пропустившие установленные законом сроки займодатели теряют ряд своих прав по истребованию долгов, а после завершения процедуры банкротства удовлетворение претензий кредиторов становится невозможным.

  • Проверка финансового и имущественного состояния должника.

    В период проведения процедуры банкротства управляющий координирует и анализирует финансовые и материальные активы должника. Финансовый управляющий вправе снимать со счетов и передавать должнику сумму, равную прожиточному минимуму и покрывающую расходы на коммунальные услуги, аренду жилья, выплату алиментов и т.п.

  • Проверка сделок, совершенных в течение последних трех лет.

    Арбитражный управляющий может ходатайствовать о необходимости оспаривания неблагонадежных сделок (сделки, совершенные между родственниками, по цене соответствующей рыночной и т. п.).

  • Контроль требований кредиторов, проведение собрания кредиторов.

    Вместе с признанием должника банкротом суд вводит одну из процедур банкротства — реструктуризацию задолженности или реализацию имущества.

    При назначении первой — арбитражный управляющий предоставляет на собрании кредиторов план реструктуризации. В случае его согласования стороны заключают мировое соглашение.

Дмитрий Токарев Генеральный директор НЦБ «Исходя из имеющейся практики, процедура реструктуризации не выгодна ни одной из сторон процесса. Растягивание до трех лет непосильных платежей — такие перспективы вряд ли обрадуют должника. Банкам же не нужны безнадежные долги. Банкротство гарантирует должникам начало новой жизни: без долгов, а банкам дает возможность «отбелиться» перед ЦБ и дальше перекредитовываться.

При этом договориться кредиторам с должником непросто. Поэтому в судах все реже встречаются случаи введения процедуры реструктуризации, сразу назначают реализацию имущества».

О нюансах процедуры реализации имущества можно детальнее ознакомиться в соответствующей статье.

  • Предоставление арбитражному суду финансового отчета.

    По завершении процедуры банкротства арбитражный управляющий составляет отчет, где отражает выводы о результатах проверки финансового положения должника и продажи его имущества. В отчете управляющий также высказывает свое мнение о наличии (отсутствии) в действиях гражданина признаков фиктивного или преднамеренного банкротства.

    Ознакомившись с доводами управляющего, суд назначает итоговое заседание, на котором рассматривается вопрос об освобождении должника от дальнейшего исполнения требований кредиторов.

 

Арбитражный управляющий в Москве | Услуги арбитражного управляющего в Москве

Арбитражный (финансовый) управляющий — лицо, назначенное арбитражным судом, для проведения процедуры банкротства несостоятельного должника. Это независимый специалист, задача которого — обеспечить баланс интересов должника и кредитора.

Интервью с нашим арбитражным управляющим Антоном Серебряковым: